Читать онлайн Оплаченные долги, автора - Дансер Лэйси, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оплаченные долги - Дансер Лэйси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оплаченные долги - Дансер Лэйси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оплаченные долги - Дансер Лэйси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дансер Лэйси

Оплаченные долги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

Элегантно обставленная комната была наполнена солнцем. Городской шум не проникал за узорчатые чугунные ворота с гербом Сент-Джеймсов, охранявшие окружавший дом участок. По пологим пенсильванским холмам, поросшим травой, были разбросаны вековые тенистые деревья. Озеро, по которому весной скользили в сопровождении своих птенцов царственные лебеди, придавало участку вид парка, чьи извилистые тропинки предлагали множество безмятежно-мирных видов. Но как бы ни великолепен был участок, настоящей его жемчужиной являлся сам дом. Он был построен еще до Гражданской войны и пережил финансовые взлеты и падения, крах 1929 года и всю боль и трагедии, выпавшие на долю семьи Сент-Джеймсов за всю их историю. Сейчас домом владели Лоррейн Дейтон Сент-Джеймс и ее муж Джеффри. Обоим было под семьдесят, и оба славились своей благотворительностью и необыкновенным обаянием. Одной из главных филантропических организаций, примерно сорок пять лет тому назад основанной Лоррейн Дейтон Сент-Джеймс, был Детский приют Дейтон Сент-Джеймсов, расположенный на противоположной стороне города.
Этот приют принес Лоррейн и ее мужу некоторую долю умиротворения, ощущение того, что их жизнь прошла не напрасно. Это оказалось для них особенно ценно после опустошенности тех первых лет, последовавших за известием о том, что у них никогда не будет детей, которые продолжили бы историю двух старинных семейств. И Лоррейн, и Джеффри являлись последними представителями своих фамилий. Но в отличие от многих своих современников они не сочли это соображение главным. Среди преобладавших в то время браков по расчету, заключавшихся между детьми из богатых семей, они отличались тем, что поженились по любви и, конечно же, хотели, чтобы эта любовь нашла свое выражение в детях. Несмотря на то, что Лоррейн росла в довольстве и неге, она была полна здравого смысла. Медицина не успела найти решения ее проблемы, но она решила ее сама, с помощью Джеффри, конечно. Сначала они основали приют, а позднее приняли в свой дом и свое сердце четырех девочек. Все они были очень разными, но у всех позади были трагедии, так что они отчаянно нуждались в том, что не могли бы им предоставить семьи среднего достатка. Лоррейн и Джеффри любили своих приемных дочерей, избранниц своего сердца, вели их к зрелости, переживали их ошибки, радовались их успехам и ждали. Ждали, чтобы каждая из них нашла'себе избранника и полностью раскрылась. Но ждали они напрасно. Джеффри рекомендовал терпение. Лоррейн напоминала своему супругу, что Каприс и Силк, двум старшим дочерям, уже скоро тридцать и необходимо что-то делать. После месяца сомнений, споров и трудных решений Лоррейн составила План. И сегодня она намеревалась начать его осуществление.
— Дорогая, ты уверена, что не передумаешь? — встревоженно спросил Джеффри. В лучах солнца, врывавшегося в окна уютной гостиной, благородные черты хозяина дома казались еще более аристократическими. Но никто не смог бы не заметить, насколько властен и полон сил этот стареющий воин бизнеса.
— Мы потребуем от них очень многого: отдать нам год своей жизни, переехать в другой город, начать все с нуля. Хоть мы и свели опасность к минимуму, поручив компании Киллиана приставить к каждой из них личную охрану, в твоем плане все равно остается элемент риска. Я же знаю тебя, дорогая. Если что-то случится, ты будешь винить во всем себя. Я не хочу, чтобы ты страдала.
Лоррейн не стала оспаривать очевидное. Они слишком хорошо знали и понимали друг друга, чтобы между ними могла существовать ложь.
— Мне жаль, что мы не придумали какого-то другого способа. Я знаю, что мой план отчаянный и рискованный. Но мы же не можем оставаться в стороне и смотреть, как каждая из них губит свою жизнь. Репутация Силк погублена. Сплетники не оставляют ее в покое. Газеты зарабатывают состояние на каждой статье, где фигурирует ее имя. Каприс становится агрессивной, все дальше отходя от женского рода. Она одевается так, словно презирает свой пол, и поглощена исключительно карьерой! У Леоры стойкости не больше, чем у мокрого полотенца — она все время отстраняется от окружающих и от самой себя. А Ноэль словно вообще не подозревает о существовании реальности. И ни одна из них, сколько я с ними за этот месяц ни разговаривала, не готова признать, что ее жизнь и ее выбор ошибочны. Мы предоставили им материальное благополучие и спокойную и теплую атмосферу, полную любви. Но, возможно, именно это не дает им реализовать свой потенциал. Может быть, имея такое прошлое, они нуждались в настоящих трудностях, чтобы перестать замыкаться на себе и выйти в реальный мир. — Она заглянула мужу в глаза, нуждаясь в его поддержке и зная, что всегда ее найдет. — Мне невыносимо думать, что наше вмешательство в их жизнь не дало им полностью проявить свои способности.
Джеффри взял жену за руку и крепко ее сжал. В его глазах ясно отразилась тревога за нее и за их дочерей.
— Ты связала со своим планом очень много надежд. А что, если они не согласятся? Ты сможешь оставить их в покое и наблюдать за ними со стороны?
— Не знаю, — со вздохом призналась Лоррейн. — Я молюсь так, как не молилась уже давно. Мы все перепробовали! Мы пригласили для Леоры и Ноэль лучших психотерапевтов. И для Силк и Каприс тоже, хотя обе отказывались с ними работать, только отмалчивались. Мы дали им образование, любили их, но мы не дали им свободы от нас и нашего влияния. Мне мучительно больно требовать от них отказаться от привычного им образа жизни, но я не могу этого не сделать. Я верю в них, в их возможности, их мужество, волю, находчивость. Их только надо подтолкнуть к тому, чтобы они справились со своим прошлым, настоящим и будущим.
Джеффри поднес ее руку к губам, продолжая наблюдать за ней, пока целовал ее пальцы.
— Тогда все получится, дорогая. Я тоже в них верю. — Стук в дверь заставил его обернуться. — Это, должно быть, Граймс — доложить, что наши птенчики прибыли. — Он встал, не выпуская ее руки. — Ну, начнем кампанию?
Лоррейн еще раз пожала ему руку, а потом грациозно встала, по-прежнему стройная, как тростинка — годы ее не согнули. Глаза у нее были теплого зеленовато-коричневого цвета, мягкие русые волосы она стригла коротко, подчеркивая контуры лица. Она казалась нежной, необычайно женственной — но под изящной внешностью скрывалась сталь. Лоррейн была из тех женщин, которые одним движением бровей добиваются большего, чем другие руганью и истериками.
— Ты пойдешь со мной?
Джеффри покачал головой.
— Нет. Пока ты будешь их уговаривать, я лучше развлеку Киллиана и его людей.
Она мягко рассмеялась.
— Хочешь сказать, что попытаешься убедить их в том, что я не сошлас ума? Глаза Джеффри заискрились смехом.
— Ласточка моя, никто из тех, кто знает меня или тебя, никогда не сделает такой ошибки. Ты выбираешь необычные способы для осуществления своих целей, но ты их достигаешь.
Супруги вместе вышли из комнаты, кивнув Граймсу, дворецкому. В холле они расстались, и каждый пошел выполнять свою миссию в той непростой задаче, которую им предстояло решить ради любви к своим детям.


— Интересно, что нужно маме, — рассеянно пробормотала Ноэль.
Она была стройной, длинноногой молодой женщиной с огромными лиловыми глазами и прямыми черными волосами, спускавшимися до талии. Ноэль казалась хрупкой, и у людей создавалось впечатление, что достаточно одного громкого звука, и ее ненадежное равновесие нарушится. Несмотря на свою удивительную внешность, Ноэль всегда казалась несобранной. В ее облике всегда было что-то неопрятное: незакрепленная прядь волос, размазанная по щеке тень для век… Вот и сегодня у сиреневого платья, облегавшего ее фигуру, в ряду пуговичек, тянувшихся от горловины до подола, внизу не хватало двух, а волосы были чуть растрепаны.
Силк обратила внимание на внешний вид Ноэль, но не стала ничего говорить по этому поводу. Откинувшись на спинку кресла, она покуривала тонкую сигарету. Как и все остальные члены семьи, она давно махнула рукой на странные привычки Ноэль. Взглянув на дверь гостиной матери, Силк в сотый раз пожалела о том, что Лоррейн созвала это собрание в столь ранний час. После такой ночи, как вчерашняя, единственное, чему бы она сейчас обрадовалась — это возможности проспать часов шесть кряду. Или хотя бы четыре. Она снова поднесла сигарету к губам, мысленно проклиная дурную привычку, к которой возвращалась лишь в ситуациях, когда ей необходимо было оставаться начеку, производя при этом впечатление полной невозмутимости. Заложив ногу на ногу, Силк полюбовалась тонкими нейлоновыми чулками и узенькими белыми туфлями на высоченном каблуке, благодаря которым она прибавляла немало сантиметров к своим ста шестидесяти. Покрой ее белого платья был очаровательно прост, но на ней оно смотрелось невероятно сексуально. И в отличие от Ноэль каждый волосок и каждая пуговичка у нее были на своем месте, а макияж выглядел безупречно, несмотря на поспешность, с которой она его накладывала.
— Что бы это ни было, надеюсь, это окажется важнее, чем моя встреча с Мартеллом. От этого контракта зависит очень многое, — откликнулась Каприс, глядя на свои простые часы на узеньком ремешке.
Между бровями молодой женщины пролегла тонкая морщинка раздражения, но больше она своего настроения ничем не выдавала. На ней был ее обычный серый костюм: строгий, пригнанный по фигуре, консервативный. Только маленькие сережки в мочках ушей немного смягчали эффект делового стиля.
Прежде чем успела заговорить Леора, четвертая дочь Сент-Джеймсов, Граймс открыл дверь гостиной, и в комнату легкой походкой вошла Лоррейн.
— Доброе утро, дорогие мои, — сказала она, усаживаясь в кресло за письменный стол.
Ее гостиную на самом деле правильнее было бы назвать кабинетом: здесь она вела свою огромную работу в области благотворительности. Лоррейн сложила руки перед собой и посмотрела на дочерей. Каждая была по-своему необыкновенной. Силк
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
с ее странным именем, как нельзя более подходившим к шелковистым прядям ее волос и нежной молочно-белой коже. Эти огненные пряди говорили о вспыльчивости, но в золотых глазах таилась нежность, которую она показывала только тем, кто умел добиться ее любви. Из всех ее дочерей труднее всего было понять Силк, а еще труднее было с ней сблизиться. Лоррейн тешила себя надеждой, что последнее ей удалось, но в то же время она сознавала, что в какой-то мере это — самообман. Как бы Силк ни любила своих приемных родителей, в ней оставалась какая-то скрытность, отстраненность. Даже ее прошлое оставалось тайной, ключом к которой владела лишь она сама.
— Мама, скажи, пожалуйста, зачем тебе понадобилось собирать нас всех вместе? — спросила Каприс, пользуясь своей давно отведенной ей ролью спикера всей четверки.
Кивнув, Лоррейн повернулась к Каприс. Серый костюм заставил ее мысленно поморщиться. Лоррейн еще помнила яркие цвета, которые нравились Каприс, когда она впервые появилась у них в доме. Как и Силк, Каприс была вспыльчива, но эта вспыльчивость теперь проявлялась крайне редко. Глубоко вздохнув, Лоррейн заставила себя оставить воспоминания.
— Пожалуйста. — Она взяла со стола четыре пухлых запечатанных конверта, на каждом из которых стояло имя одной из девушек. — Как вы знаете, на будущий год мне исполняется семьдесят. Вопреки обычаям, я сама выбрала для себя подарок. Я хотела бы, чтобы каждая из вас подарила мне год своей жизни.
С этими словами она вгляделась в лица дочерей, пытаясь определить их реакцию.
Это заявление сделало то, чего не смогли добиться ни природа, ни рука закона. У всех четырех дочерей Лоррейн вдруг появилось нечто общее, помимо их приемных родителей. На их лицах возникло одинаковое изумление и растерянность.
Силк стремительно соображала. Когда Лоррейн считала, что приняла верное решение, то была способна на все, добиваясь своего. Чуть больше месяца тому назад Силк выслушала от нее очень резкую критику по поводу ее образа жизни. Тогда она закончила этот разговор, понимая, что мать крайне встревожена, но не могла ничего рассказать: ее связывали обещания и опасность, которая могла угрожать другим. Силк ожидала, что Лоррейн будет настаивать на том, чтобы она изменилась, и была готова постараться успокоить эту женщину, давшую ей гораздо больше, чем просто материальные преимущества, связанные с именем Сент-Джеймсов. Но Лоррейн молчала, и, поглощенная трудностями своей жизни, как реальными, так и воображаемыми, Силк забыла о том разговоре.
— Чтобы сделать — что? — спросила Силк, пока остальные продолжали молчать.
Лоррейн улыбнулась, как всегда радуясь возможности убедить другого, а в данном случае четырех других.
— Чтобы исправить ошибки, которые сделали ваш отец и я.
Силк нахмурилась: изумление сменилось смятением.
— Какие ошибки?
— Дело в том, милочка, что мы явно оказались плохими родителями, иначе вы не превратились бы в четырех очень красивых молодых женщин, каждая из которых игнорирует любую возможность серьезных отношений и создания собственной семьи, не пытаясь заняться ничем, кроме каждодневнойрутины.
— Но, мама! — не выдержав, запротестовала Леора, которая была очень робкой и почти никогда ни на чем не настаивала. Как ни странно, сегодня она даже не заикалась.
Лоррейн устремила теплый взгляд на младшую дочь и стала терпеливо ждать. Напрасный труд — как только на Леору обратилось всеобщее внимание, она мгновенно замолчала, забыв то, что собиралась сказать. Лоррейн со вздохом уронила конверты обратно на стол.
— Я надеялась, что, поговорив с каждой из вас по отдельности (что я и сделала примерно месяц назад), я смогу хоть немного изменить избранный вами путь. Каприс намерена стремительно подниматься по служебной лестнице, делая карьеру и исключив из своей жизни все, что к этому не относится. Леора пытается стать невидимкой. Ноэль целые дни проводит в облаках, так что остается только удивляться, как это она все еще не покинула землю. А ты, Силк, явно намерена поставить рекорд по части помолвок. Какой у тебя сейчас счет? Пять или шесть за последние три года?
В каждом ее слове, произнесенном мягким И звучным голосом, слышался сарказм.
Все четыре дочери сели прямее. Лоррейн редко давала волю гневу, и ни одной из них еще не приходилось почувствовать весьма ощутимые уколы, на которые был способен ее острый язычок.
— Поэтому я взяла все в свои руки. Вы, разумеется, можете не принять мой вызов, но я бы очень просила, чтобы вы этого не делали — ради вас же самих. — Встав, Лоррейн снова взяла конверты и вручила их своим дочерям. — Внутри вы найдете билет на самолет — каждой в разный город, — ключи от подержанной недорогой машины и три тысячи наличными. Послезавтра, если вы согласитесь на мои условия, вы должны будете вручить мне все свои кредитные карточки, ключи от ваших квартир и машин и все до последнего цента наличные деньги, которые окажутся у вас сверх оговоренных трех тысяч. Вы захватите с собой только по два чемодана, в которые уложите любую одежду и предметы личной гигиены — но ничего сверх этого. После чего сядете на соответствующие самолеты, по прилете получите свои машины и начнете учиться жить самостоятельно, не рассчитывая на то, что имя или деньги Сент-Джеймсов сгладят ваши трудности. Вы найдете способ зарабатывать деньги, снимете квартиры, в которых будете жить, и обзаведетесь собственными друзьями — тоже самостоятельно. — Облокотившись на крышку стола, Лоррейн пристально наблюдала за лицами своих дочерей. — Я прошу от каждой из вас очень многого. Но если бы я не была уверена в том, что поступаю правильно, если бы вы не поставили меня в безвыходное положение, мне не понадобилось бы прибегать к столь крайним мерам. Джеффри мое решение поддерживает. Когда мы выбирали каждую из вас для того, чтобы сделать членом нашей семьи, то поставили себе целью создать для вас обеспеченную жизнь, предоставить шанс на счастливое будущее. Мы не хотели, чтобы вы воспользовались теми материальными благами, которые мы можем вам предоставить, превращая их в щиты, барьеры, убежища. Мы слишком сильно вас любим, чтобы допустить такое, не попытавшись ничего изменить. Поэтому я прошу вас… мы оба умоляем вас посмотреть этим утром на свою жизнь, увидеть то, что видим мы, попытаться понять и подарить нам — и вам самим — этот год.
— А если за этот год ничего не изменится? — осведомилась Каприс.
С ее точки зрения, осуществить просьбу Лоррейн было невозможно. Из-за причуды родителей вся ее жизнь пойдет прахом! Все инстинкты Каприс требовали, чтобы она сопротивлялась. Единственное, что помешало ей немедленно ответить отказом, была любовь к стоявшей перед ней женщине. Она не смотрела на сестер, не сомневаясь в том, что они разделяют ее чувства.
Лоррейн вздохнула, внезапно став намного старше своих лет.
— Тогда мы с Джеффри больше ничего не скажем о вашем образе жизни.
— Но ведь тогда у нас не останется жизни, к которой можно будет вернуться, — с горечью отозвалась Каприс. — Или, по крайней мере, у меня не останется. Я же не могу взять и бросить все посредине важнейших переговоров. Вы просите, чтобы я отказалась от всего, чего мне удалось достичь.
— Я прошу тебя только на время сойти с избранного тобой пути, а не отказываться от чего-то навсегда. Когда вы вернетесь, у вас будет все то же самое, что и сейчас, или что-то лучшее. Мы с вашим отцом позаботимся, чтобы в ваших квартирах все было в порядке, будем оплачивать ваши кредитные взносы и счета. А в твоем случае, Каприс, Джеффри оставит за тобой твое место. Короче, мы с Джеффри не допустим, чтобы вы потеряли из-за моего плана что-то, кроме времени.
Каприс сердито вздохнула, понимая, что ей не удастся найти новых возражений материального порядка. Лоррейн очень предусмотрительно перекрыла ей этот путь.
Силк рассматривала конверт, оказавшийся у нее в руках. План ее матери был странным — и это еще мягко сказано, — но Лоррейн часто поступала непредсказуемо, если верила, что это к лучшему. Силк подняла голову и обвела взглядом своих сестер. Характеризуя каждую, мать не сделала ни малейшей ошибки. Все они, включая и ее саму, пользовались именем и богатством Сент-Джеймсов, чтобы скрывать свои недостатки, — даже столь идеальная Каприс. Что до нее самой, ее отсутствия никто не заметит — кроме Джеффри, Лоррейн и сестер. Из них четверых ей придется потерять меньше всего, а выиграть больше. Рики облегченно вздохнет, а Холландер будет спокойно спать по ночам, хоть она по-прежнему не сможет сомкнуть глаз до самого рассвета.
— Я поеду, — проговорила она медленно и внятно, наблюдая за тем, как отреагирует Лоррейн. Промелькнувшее на лице матери изумление заставило ее разозлиться, хоть она и понимала, что заслужила подобную реакцию.
Лоррейн мгновенье смотрела ей в глаза, а потом шелестящий голос Ноэль заставил ее отвлечься.
— Я тоже.
Лоррейн посмотрела на Леору. Леора дрожащими пальцами крутила и мяла конверт.
— Я п-поеду, — заикаясь, вымолвила она.
Все посмотрели на Каприс. Некоторое время она не уступала, нервно водя пальцем по острому краю конверта.
— Ладно. Будь я проклята, если я единственная стану сопротивляться. Но прошу запомнить: мое мнение — это сумасшедшая идея. Что до меня, я считаю, что правильно выбрала систему ценностей. Я знаю, чего хочу и куда стремлюсь.
Лоррейн не стала отвечать на этот вызов. Она сказала все, что собиралась. Теперь наступило время действий.
— Вскройте свои конверты, милочки, и мы с вами обговорим все детали.


Киллиан пристроил лодыжку одной ноги на колено другой и попытался расслабиться, хотя ему меньше всего этого хотелось. Он предпочел бы оказаться в кабинете у зубного врача (что он страстно ненавидел), чем сидеть напротив Лоррейн и Джеффри Сент-Джеймсов, выслушивая подробности сумасшедшего плана, придуманного Лоррейн. Но работа есть работа. Его компания специализировалась на предоставлении необычных услуг, а его люди были прекрасно обученными агентами и элитными сторожевыми псами. При нормальном стечении обстоятельств ему и в голову бы не пришло брать задание самому. Дни утомительной работы остались далеко в прошлом. Но эпидемия гриппа сократила ряды свободных агентов, а Сент-Джеймсы были не только его клиентами, но и друзьями. И вот он будет нянькой для молодой особы, у которой денег больше, чем здравого смысла, красоты — больше, чем скромности, а вспыльчивости — больше, чем сдержанности. Силк Браун Сент-Джеймс оказалась не по зубам человеку, которого он сменяет. По его мнению, эта девица — непростой объект, чтобы скрытно за ней наблюдать, защищать ее, а в случае необходимости — помочь ей наладить жизнь в реальном мире. Но хотя он считал, что план Лоррейн просто безумен, чета Сент-Джеймсов требует, чтобы их дочери не чувствовали себя беспомощными в реальном мире. Рядом с Киллианом сидели трое его лучших людей, которые станут личными охранниками остальных девушек.
— Вас этот план действительно тревожит? — спросил Джеффри, подавая Киллиану чашку кофе. Откинувшись на спинку дивана, тот пристально наблюдал за человеком, который уже давно ему нравился.
— Если вы спрашиваете, тревожусь ли я за безопасность девушек — то нет. — Киллиан сделал небольшой глоток, продолжая смотреть своему собеседнику прямо в глаза. — Они будут в такой же безопасности, как и здесь, а возможно, даже в большей, ведь за ними каждую минуту будет присматривать один из нас.
— Но?
Киллиан вздохнул. Джеффри был проницателен и привык задавать невозможные вопросы, получая при этом все возможные ответы.
— Я просто считаю, что ваш план заранее обречен на неудачу. Ведь ни одной из них никогда не придется действительно зарабатывать себе на жизнь. Они устроят себе годовой отпуск, во время которого немного поработают. Короче, просто будут играть в реальную жизнь. Не думаю, что это могло бы заставить их поменять образ мыслей.
— Так что же, по-вашему, они могут превратиться в хорошо воспитанных трутней? — откликнулась Лоррейн, которая как раз в эту минуту вошла в кабинет и услышала его последние слова.
Киллиан повернулся к ней.
— Множество их сверстников живут именно так, и никого это не тревожит. Никто не заставляет их на год расстаться с близкими, чтобы наставить их заблудшие души на путь истинный.
Лоррейн негромко рассмеялась, ничуть не обидевшись на его едкие слова.
— Вы говорите точь-в-точь, как Каприс.
Киллиан с трудом удержался, чтобы не поморщиться. Акулы из делового мира женского пола ему никогда не нравились.
— Вам это не нравится. — Лоррейн уселась на диван рядом с мужем. — Которую из них вы будете охранять?
— Силк.
Лоррейн кивнула. Ее не удивил его выбор, и втайне она осталась им довольна. Из всех четырех ее дочерей Силк была наиболее склонна к тому, чтобы попадать в неприятные переделки, а Киллиан, хоть и отошел от активной работы, все равно оставался лучшим. По крайней мере, так считал Джеффри.
— Они все дали согласие? — спросил Киллиан, переходя к существу дела. Если он надолго покинет офис, ему предстоит о многом позаботиться. К счастью, Силк славилась тем, что никогда и ничего не доводила до конца, поэтому вероятность того, что ему придется оставаться ее тенью в течение всего года, очень невелика. Не то чтобы он не мог передать ее кому-то из своих людей, когда эпидемия закончится, но в отличие от Силк он любил доводить каждое дело до конца.
Лоррейн снова негромко засмеялась, и по ее глазам было видно, что ей искренне весело.
— Как ни странно, Силк согласилась первой. Это меня удивило. Я считала, что она и Каприс сдадутся последними. Думаю, главная причина — утреннее похмелье.
Мысленно помянув несколько отборных выражений, Киллиан постарался не думать о сексапильной красавице, из-за которой этой ночью он никак не мог заснуть. Эта чертова вечеринка, где она вчера веселилась, не заслуживала приличного названия, но ее это, похоже, не волновало. Она танцевала с каждым, кто ее приглашал, не выпускала из руки рюмку и оставалась в центре внимания, несмотря на присутствие еще нескольких красавиц. Короче, она была там сенсацией, сплошным блеском без всякого тепла. Именно с такими женщинами спят, не испытывая к ним ни малейшего уважения. Из всех четырех именно Силк заставила его считать, что план Лоррейн не лишен смысла.
— Я позабочусь о вашей дочери. — Он взглянул на своих нанимателей, на секунду удержав взгляд каждого, а потом добавил: — Мы все вам это обещаем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Оплаченные долги - Дансер Лэйси

Разделы:
Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Оплаченные долги - Дансер Лэйси



Отличный автор.Роман понравился
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиДжулия
4.07.2011, 21.22





очень понравился роман!!!10 балов!
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиДи
16.02.2012, 7.11





Вполне не плохо. Читается легко и увлекательно.
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиКира 33
12.05.2012, 23.38





Очень интересный сюжет. Обязательно прочту всю серию про сестер Сент-Джеймс: "В погоне за миражами", "Мы так недоговаривались" и "Рыцарь для принцессы". Люблю "семейные" романы, сплетения судеб и т. д.Спасибо Л. Дансер за приятно проведенные минуты с интернет-книгой!
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиН@т@лья
30.06.2012, 10.40





Мне понравился-РЕКОМЕНДУЮ!!!!
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиСветланка
29.10.2012, 12.28





действительно все хорошо,но второй раз не прочту.
Оплаченные долги - Дансер Лэйсианна
30.10.2012, 15.12





замечательный роман
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиМарго
27.12.2012, 20.42





как много слов ..и они на каждом шагу "потрясают героев до глубины души")))я уже прям устала от того,что на каждой странице по десять потрясений)))rnкстати,этот роман первый из серии про 4х сестер.
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиТанита
16.07.2013, 23.25





Мило.
Оплаченные долги - Дансер Лэйсиирчик
26.05.2014, 0.59





Интересный сюжет. Ггерой вообще молодец. Какая любовь!
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиКристина
26.05.2014, 12.25





Не шедевр, но разок почитать очень даже можно. 8 из 10
Оплаченные долги - Дансер ЛэйсиВарёна
13.10.2014, 18.45





поинтересовалась у мужа, какое платье он бы мне выбрал... это бы было белое мини, естественно в обтяжку. мама дорогая, хорошо, что свадебное платье я выбирала себе сама)))rnrnааа. нормальный романчик. читать можно)))
Оплаченные долги - Дансер Лэйсинемочка
18.12.2014, 20.47





поинтересовалась у мужа, какое платье он бы мне выбрал... это бы было белое мини, естественно в обтяжку. мама дорогая, хорошо, что свадебное платье я выбирала себе сама)))rnrnааа. нормальный романчик. читать можно)))
Оплаченные долги - Дансер Лэйсинемочка
18.12.2014, 20.47





Гг-й просто сказка, ух и в платьях разбирается. Я бы своему не доверила. Читайте, советую.
Оплаченные долги - Дансер Лэйсииришка
12.03.2016, 22.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100