Читать онлайн Свет и тени, автора - Дансер Лэйси, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свет и тени - Дансер Лэйси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свет и тени - Дансер Лэйси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свет и тени - Дансер Лэйси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дансер Лэйси

Свет и тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Миранда лениво пошевелилась.
— Я не знала, что это может быть так прекрасно, — проронила она, уткнувшись Мэтту в грудь.
Он крепче прижал ее к себе.
— Мы творим чудеса, красавица.
Она подняла голову и с любопытством взглянула на него.
— Правда?
Мэтт тихонько засмеялся, убирая ей за уши разметавшиеся по шее шелковистые завитки.
— Правда. Если хочешь знать, со мной тоже никогда не было ничего похожего.
— Я рада, — улыбнулась она. Мэтт обнял ее.
— Я тоже, любимая, я тоже.
Он поднялся и привлек ее на колени.
— Мы на славу позабавились, но теперь нам пора двигаться. Этот пол жестковат для моих старых косточек.
Миранда усмехнулась и провела руками по его якобы старым косточкам, удивляясь в который раз мощи его мускулов.
— Пора на свалку? — поддразнила она. Он легонько шлепнул ее по бедру.
— Ты это брось, женщина, не то я забуду свои благие намерения.
— Может быть, я хочу, чтобы ты перестал строить из себя святого. Мне больше нравится грешить. — Она легонько провела языком по его шее, чувствуя себя защищенной, любимой и желанной.
Мэтт сделал глубокий вдох, подавляя естественное желание еще раз вкусить небесное блаженство в ее объятиях.
— Миранда, ты опасная женщина.
Он усадил ее рядом с собой, поднял с ковра купальник и бросил ей на колени, прикрывая этим жалким лоскутком интимное место. Ничто не могло изгладить из памяти прикосновение ее тела, его опаляющий жар.
Миранда, удивленная и обрадованная своей способностью вести любовную игру, не испытывала ни малейшего желания одеваться и покидать их маленький уединенный мирок. Ей хотелось исследовать свои сексуальные возможности, взяв Мэтта в проводники.
— Я хочу быть опасной, — прошептала она, — соблазнительной, желанной…
Мэтт мягко поцеловал ее.
— Не переоценивай своих возможностей, дорогая. Ты давно не была с мужчиной и не пытайся так сразу восполнить пробел. Нам было хорошо в первый раз, а дальше будет все лучше и лучше. Мы же договаривались не торопиться, правда? Мы собирались устроить пикник на солнышке, так идем на пляж. Будем загорать, купаться, говорить друг с другом. Но не станем портить удовольствие излишней торопливостью.
Миранда нахмурилась, досадуя на себя за невежество в самых элементарных вещах. Мэтту и так приходится думать за них обоих, а она еще доставляет ему лишние заботы. Она открыла было рот, чтобы извиниться, но вспомнила его категорический запрет.
— Мне пора научиться тому, что большинство женщин знает с юного возраста, — пробормотала она, натягивая купальник.
Мэтт, уже одетый, поднялся и подал ей руку.
— Наверное, твоя мать почти не говорила с тобой о таких вещах?
— Нет. Моя семья была крайне религиозна. Думаю, мать ложилась с отцом в постель только ради того, чтобы зачать детей. И уж, конечно, они не занимались любовными играми. Между ними не было нежности. Наверное, отчасти поэтому я так сильно привязалась к Тому. В самом начале он дал мне почувствовать вкус другой жизни, и я с жадностью заглотила наживку. Я не задумывалась о мотивах его поступков, не пыталась вникнуть в суть.
Мэтт привлек ее к себе.
— Если тебе станет от этого легче, вот что я скажу: я сомневаюсь, чтобы ты сумела его раскусить. Судя по твоим рассказам, этот парень был мастер пудрить мозги. Сомневаюсь, чтобы собственная мать хорошо его знала.
Миранда даже съежилась под волной неприятных воспоминаний. Она-то знала, на какой пьедестал Кларисса возвела единственного сыночка. В глазах матери Том был само совершенство.
— Да, это так, — согласилась она.
На миг в памяти воскресли события, предшествовавшие разводу. Разговор со свекровью, требование, которое та выдвинула, угроза, в конечном итоге вынудившая Миранду уступить. Потом эта уступка слишком дорого ей обошлась, не оставив иного выбора, кроме как бежать куда глаза глядят.
Мэтт почувствовал, как она напряглась, и мысленно обругал себя. Черт его дернул вспоминать о прошлом.
— Забудь их. С этим покончено.
— Нет, — возразила Миранда, — я живу под этим гнетом уже несколько лет…
Ей внезапно захотелось рассказать Мэтту об одной небольшой, но существенной детали, которую она опустила в своем рассказе. Мэтт повернул ее лицом к себе.
— Покончено, Миранда. Тебе больно оглядываться назад, и не надо этого делать, ведь изменить ничего нельзя. Выбрось из головы. Забудь. Живи настоящим и думай о будущем. Оно в твоих руках.
— Но, Мэтт… — начала она.
Он не знает, что она сделала. Она должна ему во всем признаться, чтобы в их отношениях не было ничего недосказанного.
Мэтт прервал ее слова поцелуем.
— Я здесь. Ты рядом. Остальное не имеет значения.
Миранда обмякла от его прикосновения. Она была еще слишком неискушенной, чтобы противостоять страсти, которую он умел пробуждать одним поцелуем. Но самое главное — она не хотела ни в чем ему отказывать. Возможно, он прав. С прошлым покончено. Она дорого заплатила за свободу — так дорого, что это едва ее не сломило.
Обвив Мэтта руками, Миранда доверчиво прильнула к нему. Она хочет жить настоящим и будущим. Потратить попусту хоть один миг будет преступлением.
Миранда блаженно растянулась на песке. Волны прибоя мягко набегали на берег и, пенясь, отступали, маня птичью мелюзгу выброшенным на берег кормом. Миранда с улыбкой наблюдала за стремительно носящимися взад-вперед куликами, поклевывающими копошащихся в водорослях насекомых.
— Блаженствуете, леди? — заметил Мэтт, опускаясь рядом с ней на колени. — Да будет вам известно, я таскался к машине исключительно ради вас. Для кого другого нипочем не стал бы.
Он нахлобучил на голову Миранды огромную пляжную шляпу, повернув ее наискосок, так чтобы поля заслоняли от солнца, но не скрывали ее лицо.
— Мне не нужна шляпа. Я никогда не обгораю на солнце.
— Ты поражаешь меня своей наивностью. В полдень на пляже здорово припекает, даже в тени. От блеска воды и раскаленного песка не меньше вреда, чем от прямых солнечных лучей. Мне твоя кожа нравится такой, какая есть.
У Миранды в глазах заискрилось лукавство.
— Да, папочка, — с усмешкой поддразнила она и, вскочив, помчалась к воде. Шляпа слетела и осталась лежать на песке.
Мэтт кинулся следом, быстро нагоняя ее широкими шагами. Все же она первой добежала до воды и нырнула, стремительно рассекая волны, словно оказалась в родной стихии.
Мэтт нырнул следом. Несмотря на массивное тело, он не уступал ей в гибкости. Двумя взмахами он нагнал ее. Миранда вынырнула на поверхность, слегка запыхавшись.
— Где ты научилась так плавать?
— В ручьях, речках, прудах. Я плавала везде, где попадалась вода. В Алабаме летом жарко, как в пекле. Воздух раскален — и ни ветерка. Мы жили в жалких хибарах без ванной. Умывальник да туалет — вот и все удобства. Купание было роскошью, особенно когда воду приходилось таскать вручную — да еще под вечер, когда уже наработаешься до одури. Поневоле научишься изворачиваться. — Миранда улыбнулась, радуясь яркому солнечному дню, в котором горечь воспоминаний растворилась без остатка. — Я плавала при каждом удобном случае. Обожаю воду. Она дает такое ощущение свободы. Даже сравнить не с чем. Мэтт подплыл вплотную и, провоцируя, легонько толкнул ее.
— Неужели? — поддразнил он. Изменившийся голос выдавал затаенную страсть. Глаза у Миранды потемнели. Желание в крови еще не остыло. Она обхватила Мэтта руками, подтянулась ближе и уютно устроилась в его объятиях, не раздумывая, сможет ли он поддерживать их обоих на плаву.
— Это было похоже на полет, — тихонько призналась она, дотрагиваясь губами до его шеи. К ее вящему удовольствию по его телу мгновенно пробежала дрожь.
— Я рад. Я хотел, чтобы было так и еще лучше. — Мэтту хотелось куснуть ее, но он лишь слегка захватил кожу губами. Ее аромат, смешанный с запахом моря, возбуждал в нем первобытные инстинкты пещерного человека. Купальные костюмы служили жалким камуфляжем для нараставшего в обоих сексуального возбуждения.
— Как тебе нравятся заброшенные пляжи? — осведомился Мэтт, испытывая невероятное желание снова овладеть этой женщиной.
— Я их обожаю, — шепотом отозвалась она. Мэтт лег на спину, привлек ее к себе на грудь и начал энергично отталкиваться ногами, гребя к берегу. Всю дорогу он не сводил глаз с Миранды. В ее взгляде пылал такой огонь, что можно было вскипятить океан. Никогда еще он так остро не ощущал свое мужское естество и прирожденную женственность Миранды. Он мог раздавить ее одной рукой, но ей достаточно было шевельнуть бровью, чтобы поставить его на колени. «Кто сказал, что мужчины — сильный пол? До такого мог додуматься только слепец и последний кретин», — решил Мэтт.
Он вышел из моря, держа Миранду на руках. Вода стекала с их разгоряченных тел. Мэтт размашистым шагом двинулся к небольшой рощице кокосовых пальм, находившейся сразу за отметкой прилива. Под деревьями влажные тела обдало прохладой. Неожиданно оказавшись в тени, Миранда зябко поежилась и прильнула к Мэтту, стараясь согреться. Он остановился и посмотрел на нее.
— Не знал, что я такой неотразимый. Ты действительно этого хочешь?
Она дотронулась до его лица, провела пальцами по губам.
— Я хочу тебя. Здесь. В моей постели. В кабинке для переодевания. В палатке посреди пустыни. Мне все равно где. — Она улыбнулась, глаза ее блестели от непролитых слез. — С тобой я чувствую себя красивой, молодой, желанной. Как же я могу тебя не хотеть?
Она подняла голову и прижалась губами к его губам. Этот человек вызывал у нее столько чувств, что она не в состоянии была вьщелить самое главное. Прошлое, настоящее и будущее сплелось в запутанный клубок желаний, воспоминаний и надежд.
А Мэтт… Мэтт внезапно почувствовал, что его страсть дала трещину, и с каждым словом, срывавшимся с ее губ, эта трещина неумолимо расширялась, грозя превратиться в пропасть.
Благодарность! Эта мысль пронзила острым клинком, оставив после себя такую боль, что ему захотелось оставить Миранду на белом песке и уйти прочь, скрыться в густых зарослях, опоясывавших поляну, спрятаться от ее красоты. Впервые в жизни он поддался голым эмоциям, отбросив логику и здравый смысл, впервые в жизни действовал, не рассуждая и не просчитывая наперед. И вот к чему это привело.
Руки непроизвольно стиснули Миранду. Он продолжал неподвижно стоять, глядя ей в глаза. Меньше всего на свете ему нужна ее благодарность. Любовь! Это слово обрушилось на него, как яростный удар кулака. Он хотел ее любви. Если богини судьбы, сидя где-нибудь на облаке, задумали поджарить его сердце на адском огне, они не могли бы придумать ничего лучшего. Миранда недвусмысленно дала ему понять, как мало ценит любовь. Для нее любовь воплощала в себе боль, страдание, унижение и пренебрежение. В ней не было ни радости, ни свободы, ни будущего. Страсть раскрепощала. Любовь влекла за собой страх и оковы, которые невозможно разорвать.
Миранда чутко уловила возникшее напряжение.
— Что случилось, Мэтт? — спросила она, проводя рукой по его лицу.
Его глаза выдавали страдание, это напугало ее. Мэтт не может так смотреть! Где улыбка, огонь желания в глазах?
Мэтт медленно опустил Миранду наземь. Заметив ее смятение, он обнял ее и сделал над собой усилие. Он должен создать для нее тот мир, который она хочет. Мягко проведя руками по гибкой спине, он наклонился и поцеловал ее в губы. Жестко, настойчиво. Ему необходимо было почувствовать ее вкус, чтобы изгнать одолевавших его демонов. Бремя, которое он необдуманно взвалил на себя, — это его бремя, и он должен нести его в одиночестве.
— Все в порядке, — прошептал он, отрываясь от ее губ.
Выражение замешательства на ее лице исчезло, мягкое тело податливо откликалось на его движения. Мэтт увлек ее глубже в тень, укрывая от солнечного света.
— Пойдем займемся любовью.
Миранда улыбнулась и с готовностью шагнула в укромное местечко, которое он выбрал.
Мэтт бесцельно ходил взад-вперед по спальне. В пустом доме раздавался только звук его шагов. Ночь тянулась мучительно долго.
Он ушел от Миранды всего два часа назад, а казалось, прошла целая вечность. Он хотел остаться и жадно выискивал хоть малейший намек, что она тоже этого хочет. Но нашел только готовность подчиниться любому его желанию. В сексе Миранда была инициатором, он сам без колебаний уступил ей это право. Но, когда в их отношения вторгалась реальность, Миранда тушевалась, предоставляя выбор ему. Она ничего не требовала — ни словом, ни намеком. Никогда в жизни Мэтт не чувствовал себя таким обескураженным и беспомощным, совершенно запутавшимся в своих эмоциях.
Бросившись в кресло, он уставился на залитый лунным светом ландшафт за окном. Считается, что безмолвие океана приносит успокоение. Сегодня оно действовало удручающе. Мэтт раздраженно нахмурился и отвернулся, не зная, как обрести душевный покой.
Внезапный телефонный звонок заставил его вздрогнуть. Он потянулся к телефону, и (луомне души надеясь, что это не Миранда.
— Кейс, какого черта ты звонишь за полночь? — осведомился он, услышав в трубке голос друга. — Что-нибудь с Лайлой? Уже рожает?
— Нет, но это не от недостатка старания с ее стороны, — Кейс тяжело вздохнул. — Не возражаешь, если напрошусь к тебе в гости?
В голосе Кейса сквозила непривычная нотка тревоги, и Мэтт на миг забыл о собственных проблемах.
— Откровенно говоря, мне и самому чертовски нужно отвлечься, — признался он. — У меня припасена бутылка бренди. Вали ко мне, поможешь с ней разделаться.
Отхлебнув изрядный глоток бренди, Кейс откинул голову на спинку дивана и закрыл глаза.
— Мне нужно было выпить.
Мэтт изучающе посмотрел на друга. Теперь, разглядев его получше, он обеспокоился всерьез. С Кейсом явно было что-то неладно, глубоко залегшие складки у рта выдавали тревогу.
— Что стряслось?
В судьбе Кейса было много общего с Мирандой. Ему нелегко пришлось в жизни, но пережитые трудности закалили его, и обычно он был молчалив и невозмутим, как скала.
— Лайла пролежит в больнице несколько дней, — наконец мрачно сказал он. — У нее подскочило давление, и врачи боятся, что ребенка не удастся сохранить. Сегодня ночью у нее чуть не случился выкидыш.
Он открыл глаза. В них отражалась бессильная ярость.
— Она хочет этого ребенка, а я ничем не могу ей помочь. Я не в силах что-нибудь сделать. Мне даже не разрешают сидеть у нее в палате. Я хочу быть рядом с ней, держать ее за руку, разделить с ней все, что может случиться, а в этой чертовой больнице мне не разрешают побыть с ней. — Он судорожно стиснул массивный стакан, словно желая раздавить его.
— Врачи делают все, что могут. Если бы ты мог чем-нибудь помочь, тебе разрешили бы быть с ней рядом. А больницы — ты же знаешь, у них свои правила.
Мэтт потягивал бренди, подыскивая нужные слова. Что он смыслит в младенцах, беременности, выкидышах?
Кейс рывком поднялся с кресла и со стуком поставил стакан на стол.
— Что ты пичкаешь меня прописными истинами? Речь идет о Лайле. Моей жене. И о моем ребенке.
Он с отчаянием запустил пятерню в волосы. Мучительный страх за жену и неродившегося ребенка не давал покоя, отравляя все вокруг.
— Бывает, что женщины умирают при родах. Жизнь Лайлы под угрозой. Не настолько уж я хотел этого ребенка, чтобы рисковать ее жизнью. Будь моя воля, я бы велел этому докторишке пожертвовать ребенком, лишь бы спасти Лайлу. Но я даже этого не могу сделать. Она ни за что бы мне этого не простила. Лайла никогда не поймет, что она для меня значит.
Кейс отвернулся, его плечи обреченно поникли.
— Ей кажется, что этот ребенок вознаградит меня за прошлое.
Мэтт встал. Такой боли он не испытывал с тех пор, как слушал страшные воспоминания Миранды, изливавшей душу в его объятиях.
— Она тебя любит, — просто сказал он, — поэтому и хочет иметь от тебя ребенка. — ;
Впервые ему приоткрылась вся глубина взаимоотношений, связывавших этих двух, казалось бы, совсем не подходящих друг другу людей. Зная, что Кейс сторонится открытого проявления чувств, он лишь положил ему руку на плечо.
— Однажды она сказала мне, что ты для нее важнее всего в этом мире — и в любом другом тоже.
Кейс резко обернулся, глаза его сверкали.
— Тогда зачем она рискует собой? В ней — вся моя жизнь. Если она умрет, этот проклятый док — торишка может спокойно перерезать мне горло, потому что без нее мне не жить.
Мужчины в упор уставились друг на друга. Мэтт старался переварить обрушившийся на него шквал эмоций. Кто бы мог предположить, что этого человека, которого он всегда считал холодным и недоверчивым, вдруг так прорвет? А Кейс безуспешно пытался примириться с тем единственным, что было не в его власти.
— Я знаю, тебе трудно понять, — слегка обмякнув, произнес он. Бренди начинало делать свое дело. — У тебя была другая жизнь. Тебя всегда окружали люди, которым ты был нужен, для которых ты был на первом месте, которые любили тебя, а не просто терпели.
Настала очередь Мэтта разоткровенничаться.
— Ты не единственный, с кем жизнь сыграла злую шутку, — пробормотал он.
Кейс взял свой стакан, допил остатки бренди и снова потянулся за бутылкой.
— Что ты имеешь в виду? — осведомился он, до краев наполняя оба стакана.
Мэтт покачал головой, глядя на океан, плескавшийся за окном.
— Сейчас главное — Лайла. Мои проблемы могут подождать, — заметил он, отхлебнув бренди.
— Лайле я ничем не смогу помочь. Может быть, мы сумеем помочь тебе.
Мэтт бросил взгляд через плечо. Общение с Мирандой научило его читать между строк. Раньше он не замечал за собой таких способностей. С Мирандой постоянно приходилось угадывать недосказанное. Сейчас Кейс был выбит из седла, и ему нужно было за что-то уцепиться. Ему во что бы то ни стало нужно было выйти победителем, почувствовать, что он еще в силах что-то сделать — хотя бы помочь другу. Мэтт не мог вернуть его жизнь в привычную колею, но он мог переключить его гнев и отчаяние на что-нибудь другое.
— Я увлекся женщиной, — признался Мэтт, возвращаясь к креслу.
Кейс изучающе посмотрел на него — сдерживаемая ярость, сверкавшая в глазах, уступила место любопытству.
— И это для тебя проблема? Не верю. У тебя женщин перебывало — навалом. Ты любишь разнообразие. Неужели все так серьезно? — Кейс покачал головой. — Черт, я думал, тебе на роду написано оставаться холостяком.
— Может, раньше так и было. Но теперь — нет. — Мэтт уставился на недопитый стакан, наблюдая за игрой света в янтарной жидкости. — Как стереть жуткие воспоминания? Как вырвать из памяти прошлое, чтобы начать с чистого листа? Как помочь человеку сбросить непосильное бремя и при этом не вызвать у него чувства благодарности? — с мукой в голосе произнес он.
Кейс всегда считал Мэтта толстокожим. Сейчас он был настолько потрясен глубиной его чувств, что не сразу нашелся с ответом. — Ты не преувеличиваешь? — спросил он наконец и тут же мысленно обругал себя идиотом, когда Мэтт поднял голову и Кейс встретился взглядом с другом. Наверное, такое же выражение появлялось у него самого при мысли о страданиях Лайлы.
Мэтт криво улыбнулся.
— Ты думал, я заговоренный? Черт возьми, почти все так считают. — Он отхлебнул большой глоток бренди. — Я и сам так думал еще несколько дней назад. Да будет тебе известно, что если судьба тебя бьет, то и про меня она не забыла. Миранда — это лабиринт проблем, с которыми мне никогда не приходилось сталкиваться. О ее чувствах я могу только догадываться, мне приходится все время двигаться на ощупь. Я готов душу за нее положить, она меня притягивает как магнит, но о некоторых вещах я даже думать не смею.
Он сделал паузу и отпил еще глоток.
— Ее семья прозябала в нищете. В этой семейке только мужчин считали за людей, а женщин ни во что не ставили. Им отводилась роль стирально — кормильных и детородных агрегатов. Сказочный принц, ставший ее мужем, оказался отъявленным мерзавцем и нанес ей такие раны, которые не зарубцевались до сих пор. Мне нужно ее доверие, и, как ни странно, отчасти мне удалось его завоевать. Но этого недостаточно. Я хочу ее всю — целиком. А просить ни о чем не могу, потому что другие так часто и так много от нее требовали, что ей больше нечего отдать. Поэтому отдаю я. А награда за это — благодарность, — последнее слово он выплюнул с глубоким презрением к этому унизительному чувству, на которое невольно себя обрек.
Кейс хорошо понимал, что такое благодарность. Кому, как не ему, было знать, что это палка о двух концах.
— Тебе нужно больше?
— Мне нужна ее любовь.
— Зачем?
Мэтт поднял голову, удивившись неожиданному вопросу.
— То есть как это — зачем?
— Я задал простой вопрос. И мне нужен простой ответ. Зачем тебе ее любовь? Ты ни словом не обмолвился, что сам любишь ее.
— Откуда мне, черт возьми, знать, люблю я ее или нет? Эта женщина вошла в мою жизнь, и мне никуда от этого не деться. У нее тьма проблем, и я хочу ей помочь. Хочу, чтобы она улыбалась, смеялась, шутила. Мне невыносимо видеть в ее глазах боль, когда она вспоминает о прошлом, которое вцепилось в нее когтями и не отпускает ее.
— Если дело только в этом, оставь ее в покое. И ей, и мне, и другим людям, вроде нас, меньше всего нужны благодетели. Мы по горло сыты крохами с чужого стола, которыми нам всю жизнь приходилось довольствоваться, потому что за нами не признавали права на кусок от общего пирога.
Мэтт в упор посмотрел на Кейса, ошеломленный его реакцией.
— Я и не строю из себя благодетеля.
— Разве? — Кейс угрюмо пожал плечами. — А мне сдается так. Ответь мне, только честно. Ты бы хотел Миранду, если бы она не была женщиной с такой сложной, исковерканной судьбой?
Жалость — дьявольское чувство. Еще почище благодарности.
Этот неожиданный выпад попал в точку, безжалостно обнажив притаившееся в глубине души сомнение.
— Нет, — медленно произнес Мэтт, не в силах кривить душой перед самим собой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свет и тени - Дансер Лэйси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Свет и тени - Дансер Лэйси



роман отличныи интересныи сюжет читается легко гг адекватные с юмором
Свет и тени - Дансер Лэйсиольга
27.07.2013, 23.11





Незамысловато, но разок почитать можно: 6/10.
Свет и тени - Дансер Лэйсиязвочка
29.07.2013, 10.09





Прелесть
Свет и тени - Дансер Лэйсиводопад
3.08.2013, 23.27





наконец-то роман с вполне настоящими чувствами, переживаниями и событиями, а не просто сказочка для сентиментальных теток! есть ощущение реальности происходящего
Свет и тени - Дансер ЛэйсиНаталия
28.05.2014, 0.21





Хороший роман. Особенно смеялась на фразе про оргию педерастов (с) :-)
Свет и тени - Дансер Лэйсизлой критик
20.05.2015, 10.14





На один раз
Свет и тени - Дансер ЛэйсиЕ
7.05.2016, 22.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100