Читать онлайн Пятеро и бэби, автора - Дансер Лэйси, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пятеро и бэби - Дансер Лэйси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пятеро и бэби - Дансер Лэйси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пятеро и бэби - Дансер Лэйси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дансер Лэйси

Пятеро и бэби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

— Вот это и есть обитель Бэби. — Кейт открыла дверь в свою рабочую комнату и отступила, пропуская Роберта вперед.
Он шагнул через порог и замер, переводя взгляд с одного компьютера на другой. Панорама за окнами, где разбушевавшаяся стихия взяла горы в свои тиски, бледнела перед чудесными творениями ума и рук человека, а в данном случае одной-единственной женщины — Кейт.
— Не могу поверить, — пробормотал Роберт, проходя, наконец, дальше в комнату.
Кейт не отставала от него, смотрела, как он одно за другим изучает ее детища. Вопросов Роберт не задавал, но глаза его горели любопытством. Потребуй он от нее объяснений, Кейт ему отказала бы. Но он уступил инициативу ей, он просто ждал, что она сама захочет ему рассказать, и Кейт вдруг поняла — ей будет приятно показать ему результаты своего труда.
— Насколько хорошо ты разбираешься в компьютерах? — быстро спросила она. — Много языков программирования знаешь?
— Очень мало. Я умею использовать систему для поиска файлов и еще нескольких несложных операций, но тонкости устройства компьютера и новейшие программы выше моей компетенции. — Он обернулся к Кейт. — А что, боишься, что я узнаю все твои секреты, только лишь взглянув на все это? — Промелькнувшая, но поспешно спрятанная боль в ее глазах подсказала ему, что он совершил ошибку. Кейт тут же отвернулась, но Роберт успел поймать ее руку: — Не отгораживайся от меня. Прости, я не хотел.
Как ему удалось почувствовать ее обиду? — гадала Кейт, вглядываясь в его лицо в поисках ответа. Но важнее другое — почему он извинился?
— Извинения излишни.
Роберт скривился, злясь насамого себя за то, что невольно обидел Кейт.
— Нисколько. Я не должен был этого говорить. Так же, как и тебе, мне нелегко кому-нибудь довериться; и нам обоим известно, что мое влечение к тебе слишком сильно. Ни ты, ни я к этому не готовы. Я не отличаюсь неуклюжестью, но в твоем присутствии у меня почему-то обе не только руки, но и обе ноги левые, а язык не хочет слушаться.
Роберт выжидающе замолчал. Сейчас его снова интересовала в Кейт в первую очередь женщина, а не гениальный ученый, интеллект которого был необходим его фирме.
Кейт тихонько вздохнула, плечи ее поникли, напряжение покинуло тело.
— Извинения приняты, — проговорила она.
В улыбке Роберта сквозило такое облегчение, в каком он даже самому себе не рискнул
бы признаться.
— Ну что ж. А теперь, если можно, представь меня Бэби. — Сплетя ее пальцы со своими, он шагнул туда, где, как ему казалось, находился основной пульт системы.
— Рука мне понадобится.
Он выпустил ее ладонь.
— Извини. Мне так нравится к тебе прикасаться.
Кейт, не найдясь с ответом, молча опустилась в свое кресло перед монитором. У нее было такое чувство, словно она очутилась в совершенно незнакомом месте, а не в собственном рабочем кабинете, где проходила основная часть ее жизни. Никогда еще ей не было так трудно сосредоточиться на работе.
— Как я уже упоминала, Бэби — это компьютерный мозговой центр всех систем в доме. Домашние роботы действуют через систему Бэби, но, помимо того, они обладают и собственными программами для выполнения специальных функций. В Бэби встроена программа четкого выполнения ежедневных задач. А все поступающие сведения хранятся вот здесь.
Обернувшись, Кейт взмахнула рукой в сторону оборудования у другой стены.
— Иногда мне кажется, что лично для меня это самая важная часть программы. Резервирование ежедневных данных происходит автоматически. Ну а что касается продуктов… их закупаю либо я сама, либо моя подруга, которая живет у подножия горы.
— Та самая, чьи дети стали твоими крестниками.
Она оглянулась на него через плечо, чуть-чуть улыбнулась.
— Я и забыла о том досье, которое ты, без всякого сомнения, собрал на меня. — Уголки ее губ опустились. — Но мне и в голову не могло прийти, что в этом досье будет и такая информация.
— Ее там и не было. Я просто догадался. Должен признаться, что я здорово удивился, услышав от Мэри о твоих крестниках.
— Может, я и не в восторге от взрослых, но это вовсе не значит, что я не люблю детей, — с заметным раздражением запротестовала Кейт.
Роберт хмыкнул.
— Похоже, я затронул больную струнку.
Она натянуто рассмеялась.
— Разве что самую малость. — Кейт, вернувшись к компьютерам, продолжила свои объяснения.
Роберт слушал ее вполуха. В другое время он был бы поглощен интереснейшей информацией. Но сейчас его куда больше занимала женщина, отказавшаяся от общества людей, чтобы жить затворницей на вершине холма, затерянного среди горных гряд Теннесси. Почему она сделала столь решительный шаг? Этот вопрос постепенно занял все мысли Роберта. Принять ее предыдущее объяснение он никак не мог.
— Ты не слушаешь, — с укором сказала Кейт.
— Слушаю-слушаю, — заверил он ее и тут же доказал это, слово в слово повторив ее последнее предложение.
— Ладно. Скажу по-другому. Ты слушаешь невнимательно. Что тебя беспокоит? Я тебя утомила своими объяснениями? Или надоела?
Она отвернулась, устремила невидящий взгляд на монитор, в душе проклиная себя за то, что снова чересчур увлеклась. Уроки прошлого должны были научить ее, что не стоит ждать от людей особого интереса к ее любимой теме, делу всей ее жизни.
— Надоела? — повторил он удивленно. Как она могла даже предположить такое? Кейт по-прежнему не смотрела на него.
— Мало кому компьютеры кажутся столь же захватывающим предметом, как и мне.
Роберт развернул ее кресло так, чтобы видеть лицо Кейт.
— Как бы мне хотелось понять тебя. — Он опустился на одно колено, обняв руками сиденье кресла. — Ты здесь прячешься, это ясно. Но от чего? Или от кого?
— Я не прячусь.
Его взгляд не отрывался от ее лица. Он не принимал этот ответ, он требовал правды.
И слова его, и этот взгляд бередили в ней старые раны, его вопросы проникали к самой сердцевине жившей в ней боли. Ни один человек в мире прежде не задавал ей подобных вопросов, никому она не была интересна настолько, чтобы попытаться понять в ней человека, женщину.
— Да что ты можешь знать об этом? Ты имеешь хоть малейшее представление о том, как это невыносимо тяжело — попасть в мир взрослых слишком юной, когда ты еще не в состоянии в нем жить? Мне исполнилось четырнадцать, когда я поступила в колледж. А выглядела я тогда почти так же, как и сейчас. Какая легкая добыча. Жизненного опыта — ноль. Я оказалась среди сексуально озабоченных студентов, для которых важнее всего количество побед в постели и которым казалось весьма забавным «раскрутить» подростка. Преподаватели с готовностью приняли под свое крылышко юного гения, ведь благодаря моим первым работам по программированию колледж получил известность. Деньги потекли рекой отовсюду, изо всех возможных источников. Мне завидовали сначала однокашники, а потом и коллеги.
С потоком воспоминаний хлынули и слезы.
— Вот ты спрашивал о моей матери. В три года она отвела меня в специальное учреждение, где тестируют детей с высокими интеллектуальными данными. В тот день для меня перестали существовать такие понятия, как дом или семья. Заботу обо мне поручили людям, которые были способны развивать мой интеллект. Этой семье платили за мое содержание и за работу со мной. Все предметы для изучения для меня выбирали они. Никто никогда не поинтересовался, чего я сама хотела от жизни.
Кейт запнулась, потрясенная собственной откровенностью. Никто в целом свете до сих пор не слышал от нее жалоб, никому не было дела до того, что она испытывала, что переживала. Устыдившись собственных слов, она уперлась ладонями в плечи Роберта, чтобы оттолкнуть его, чтобы сбежать, исчезнуть.
Роберт ее удержал. От боли Кейт он страдал как от своей собственной.
— Нет, Кейтлэнд. Не убегай. Все уже позади. Так постарайся просто забыть.
— Ты сам не понимаешь, о чем говоришь. Я не могу отсюда уехать. Я не в силах выносить тот мир. Я устала отражать домогательства мужчин, которым плевать на меня как на личность. Они просто-напросто не видят во мне человека, а если и видят, то мой ум заставляет их как страусов прятать голову в песок. Мне противно вечно оглядываться, опасаясь за собственную жизнь, потому что какой-нибудь чертов гений мечтает занять мое место. Я не умею себя вести на светских приемах. Мне некогда было этому научиться. Игры, возня на кухне, домашние хлопоты — все, что любой человек воспринимает как само собой разумеющееся, было напрочь исключено из моего распорядка. За всю жизнь я ни разу не была ни в цирке, ни в ночном клубе. Ни разу по-человечески не отмечала свой день рождения. Тебя заинтересовала моя библиотека. Черт побери, да ведь это было единственное место, куда мне позволялось сбежать из своей интеллектуальной тюрьмы!
Роберт смотрел на нее во все глаза. Только сейчас до него начинал доходить весь ужас ее прошлого существования. Неудивительно, что она предпочла жизнь среди механизмов, неудивительно, что ее отзывы о внешнем мире дышат цинизмом. Удивляться можно только тому, как она вообще выжила. И то, что ей это удалось, говорило о силе ее характера.
— И я стал одним из тех, кто пытается тебя использовать, — пробормотал он, неожиданно для самого себя обнаружив причину ее упорного отказа.
Кейт заглянула в его глаза. Сейчас она была далеко не так уверена в своей оценке Роберта, как это было вначале.
— Ты ведь тоже предлагал мне работать на свою фирму… и тоже не принял моего отказа. — В душе она не в силах была обвинять его, как и всех остальных, ставить его в один ряд со всеми теми, кто возникал и исчезал из ее жизни прежде. Разве стал бы человек, на уме у которого лишь интересы фирмы… разве стал бы он так говорить с ней, считаться с ее чувствами, интересоваться ее прошлым?
Роберт поднял руку к ее лицу, погладил нежную кожу.
— Я все равно не жалею о том, что забрался в твое ласточкино гнездо. И я не перестану мечтать о том, чтобы твой необыкновенный талант работал на мою фирму. Но я обещаю тебе, что не стану добиваться силой или обманом твоего согласия. Признаюсь, поначалу такое было в моих планах. В этом я ничем не отличался от всех остальных, и тут мне гордиться нечем.
Его взгляд был прямым и честным, в тихом голосе звучали сожаление и искренность. Кейт вслушивалась в этот голос и чувствовала, как первые робкие ростки доверия пробиваются сквозь броню цинизма, за которым она привыкла укрываться от людской лжи.
— Вообще-то я могла бы у тебя работать, — призналась она. — Мое время принадлежит только мне, я сама составляю график. Одно из положительных качеств моей так называемой гениальности — это возможность заставить клиентов дожидаться столько, сколько мне нужно.
Роберт уловил безжалостную насмешку в этом ее язвительном замечании.
— Когда дело касается моей работы, я думаю исключительно о своем удовольствии..
— Зачем ты мне это говоришь?
— Откровенность за откровенность.
— В таком случае будь откровенной до конца. Почему ты не хочешь мне помочь?
— Чтобы получить наилучшие результаты, мне необходимо разобраться в том, как работает ваша компания. А из ваших нынешних компьютерных программ, если они так плохи, как ты утверждаешь, я не выужу всю нужную информацию. Следовательно, мне бы пришлось покинуть дом и ехать разбираться на месте.
— Сколько ты уже живешь здесь безвыездно, если не считать поездок в соседний город за продуктами?
— Семь лет.
— Значит, когда ты поселилась на этом холме, тебе было двадцать четыре?
Кейт кивнула. Ее разбирало любопытство — какой вывод он сделает из всех этих сведений?
— Совсем девчонка.
— Подобной роскоши я была лишена.
— И что же? Факт остается фактом.
— Да, наверное. Тебе что, пришла в голову мысль стать моим защитником в большом и страшном мире? — Теперь Кейт уже поддразнивала его.
Он не отвел взгляда.
— Тебе не удастся оттолкнуть меня своим острым язычком, прелестная насмешница. Меня не страшишь ни ты сама, ни твоя знаменитая логика. Ты, конечно, чертовски красива, но красота в тебе далеко не главное. Так что даже не пытайся примерить на меня одежки подонков из твоего прошлого.
Кейт смешалась. С чувством вины, столь же неожиданным, сколь и глубоким, было непросто справиться.
— Тонкостям вежливой беседы меня тоже не научили, — пробормотала она.
Роберт пропустил мимо ушей ее неловкое извинение.
— У меня к тебе предложение.
Она вопросительно вскинула брови, но смолчала.
— Не согласилась бы ты хотя бы слетать со мной в Нью-Йорк и оценить обстановку? Я прошу у тебя всего лишь два дня. Если в первую же секунду третьих суток ты захочешь вернуться домой, я не скажу ни слова и тут же привезу тебя сюда. Я приму любой ответ, который ты мне дашь по истечении этих двух дней.
Кейт уже открыла рот, чтобы отказаться. Его ладонь легла на ее губы прежде, чем она успела произнести хотя бы звук.
— Сначала подумай, а уж потом говори «нет». Тебе никто еще не предлагал того, что предлагаю я. Я не обманываю тебя, не пытаюсь подставить. Вне своего поместья ты будешь точно так же контролировать ситуацию, как и здесь. Захочешь — мы и шагу не ступим в сторону от пути из твоей спальни в офис. А если решишь пойти еще куда-нибудь, я буду тебя сопровождать. Я не стану пытаться поймать тебя врасплох в темном углу и никому другому не позволю этого сделать. Короче говоря, на все время твоего пребывания в Нью-Йорке я стану твоим телохранителем.
Кейт не сразу призналась самой себе, что его предложение выглядит заманчиво. И чем дольше она над ним размышляла, тем больше оно привлекало ее.
— И ровно через два дня, как только я попрошу, ты привезешь меня обратно? — спросила она, отводя его руку от своих губ.
Роберт кивнул с серьезным видом.
— В ту же минуту, как только ты попросишь.
Голос его звучал уверенно, но в душе он гадал, хватит ли его силы воли на то, чтобы сдержать свое обещание после двух дней, проведенных в ее обществе. Кроме того, он сомневался, осознает ли Кейт, что в роли ее личного телохранителя ему придется оставаться рядом с ней даже ночью. Из чего следует, что ей придется поселиться у него дома. Или она предпочтет безликую роскошь гостиничного «люкса»? Нет, вряд ли, решил Роберт. Подобный выбор не в ее вкусе.
— Ладно. Я согласна, — раздался наконец ее ответ. Кейт произносила эти слова с таким ощущением, словно перед ней разверзлась пропасть неведомого будущего и ей предстоит прыгнуть туда с закрытыми глазами. — Но только без фокусов.
Он улыбнулся, изнывая от желания заключить ее в объятия. Такое мужество заслуживало награды, но он опасался хоть чем-то ее отпугнуть. Изменить прошлое Кейт он не мог, но зато в его силах было осветить ее ближайшее будущее радостью и надеждой. Прошлая боль и недоверчивость все еще жили в ее глазах, но в них уже зажегся едва заметный огонек радостного предвкушения. Если ему хватит сил и умения, возможно, недоверчивость и боль потеряют свою власть над ней, и то счастье, что он видел на ее лице в компьютерной комнате, заполнит всю ее жизнь. Роберта удивила глубина его интереса к Кейт и собственная непреодолимая потребность стать для нее тем человеком, ради которого она сделает выбор между одиночеством и миром людей.


Кейт, задумавшись, невидящим взглядом смотрела на экран монитора. Роберт отправился на первый этаж звонить к себе в офис, оставив ее одну, чтобы она могла продолжить работу. Непрекращающийся ливень и гроза замуровали их в стенах этого дома, тем самым дав ей время завершить последнюю программу. И получше узнать Роберта, добавил внутренний голос. Ее пальцы застыли над клавиатурой, легкая улыбка тронула губы. Кейт перевела взгляд на панораму за окном, где бушевала стихия. Похоже, она начинает радоваться тому, что проведет несколько часов наедине с ним!
— Будешь продолжать? — раздался голос Бэби. Экран мигал в ожидании ввода очередной команды.
Кейт вздрогнула от неожиданности, но улыбка так и не сошла с ее лица. Даже Бэби не выдерживает ее рассеянности!
— Нужно сосредоточиться, иначе я никогда не закончу, — пробормотала она себе под нос.
Кейт автоматически набрала код доступа. Бэби подключила систему, и Кейт предложила для решения гипотетическую проблему, чтобы проверить свою новую программу в действии, но мыслями ее вновь завладел Роберт. Наконец она поняла, что бесполезно тратит время, и, обзывая себя последними словами, вышла из программы. К раздражению примешивалась и изрядная доля удивления. Кто бы мог предположить в ней подобную чувствительность!
— У меня явно что-то не в порядке с головой, — буркнула она.
— Нужен внеочередной осмотр? — поинтересовалась Бэби.
— Нет, внеочередной осмотр мне не нужен. Если мне что-то и нужно, так это компьютер, который бы не воспринимал каждое мое слово буквально. — И, продолжая на ходу ругаться, она вышла из комнаты.


Роберт прошел в кухню, обследовал ее с той же тщательностью, что и остальные комнаты в доме. Теперь, когда ему вернули наконец одежду, он чувствовал себя уверенней, словно вместе с одеждой получил и недостающую частичку своего «я». Любопытство заставило его искать ответы на загадку по имени Кейт в доме, созданном ее умом и логикой.
Он узнал и больше, и меньше, чем рассчитывал. Отрицать ее талант архитектора было невозможно. Каждая стена, каждый уголок в доме дышали красотой, которую только слепой бы не заметил. Из каждой комнаты, просторной и наверняка залитой светом в ясные дни, открывался восхитительный вид на окружающий ландшафт, и в то же время они создавали впечатление абсолютно изолированных помещений. Роскошная мебель не давила громоздкостью, а цвета словно подарила сама природа, рассыпав после грозы радужные мазки. Короче говоря, дом был настоящим произведением искусства. Кроме того, как и предупреждала Кейт, абсолютно все здесь было автоматизировано. Из любого угла можно было связаться с Бэби. Можно было спросить, что где находится — и получить моментальный ответ.
Роберт стоял посреди кухни, следил за тем, как роботы и их менее сложные механические собратья готовят ужин, — и восхищался интеллектом, придумавшим и создавшим этот небольшой, но вполне независимый мир.
На пороге появилась Кейт. Предварительно справившись у Бэби, она знала, что найдет Роберта здесь.
— Что-то случилось? — спросила она при виде морщинки, перерезавшей его лоб.
Он повернул голову, охватил всю ее взглядом, отметил и напряженную позу, и недовольный блеск в глазах.
— Кажется, это я должен задать такой вопрос, — приближаясь к ней, сказал он. — Что случилось? — Его руки легли ей на плечи. Кейт застыла, но он сделал вид, что не заметил, и развернул ее к себе спиной.
— Что ты делаешь? — выдавила она. И вздрогнула, почувствовав его пальцы на своей шее.
— Массаж. Надеюсь, тебе станет лучше. — Пальцы легко прошлись по обнаженной коже, разминая застывшие мышцы.
От изумления Кейт лишилась дара речи и способности двигаться, не в силах ни возразить, ни хотя бы отстраниться. К тому времени, когда она сумела как-то справиться с растерянностью, ее тело уже таяло под его руками. Плечи и шея расслабились. В голове просветлело. Она чуть наклонилась вперед, с замиранием сердца ожидая, что это чудо сейчас закончится. Из груди вырвался тихий, протяжный вздох облегчения.
Роберт, не прекращая массаж, улыбнулся.
— Ну, теперь можешь ответить, что же случилось?
Вопрос прозвучал так мягко и участливо, что Кейт отозвалась не раздумывая:
— Я никак не могу сосредоточиться.
— Почему? — Он очень надеялся, что ответ ему известен, но хотел услышать эти слова от нее.
— Я не привыкла, что в доме кто-то есть.
Его улыбка стала шире, глаза удовлетворенно и радостно заблестели.
— Я не хотел мешать.
— Мне обязательно нужно закончить работу над последней программой, прежде чем мы уедем в твой Нью-Йорк.
— Я постараюсь тебя не отвлекать. Кейт рассмеялась, нехотя поднимая голову, и через плечо оглянулась на Роберта. Он по-прежнему улыбался, но его взгляд был острым и испытующим.
— Мне следовало бы разозлиться.
— Почему же ты не злишься?
Шутливый тон… но не вопрос.
— Ты мне нравишься.
— Не стоит так уж сильно удивляться. Я нравлюсь большинству людей, за исключением конкурентов по бизнесу.
Кейт хихикнула. Никогда, кажется, она не чувствовала себя ребенком, проказливым и смешливым.
— Держу пари, это самое большинство — в основном женщины.
Его брови взлетели вверх.
— С чего вдруг такое заявление? — Роберт развернул ее к себе, притянул поближе. Но не слишком близко. Ему хотелось, чтобы она сама сделала шаг к нему. Ему необходимо было знать, что он сам вызывает в ней не меньший интерес, чем она — в нем.
Захваченная врасплох, в ловушке собственного влечения, Кейт медленно подняла к нему лицо.
— Мне поведал об этом твой массаж. Работа мастера.
— Пустая отговорка, радость моя.
Кейт попыталась изобразить возмущение, но ничего у нее не вышло. Она опустила ладони ему на грудь. Казалось, нет ничего естественнее на свете, чем вот так стоять рядом с ним, прикасаться к нему, ощущать, как его тепло обволакивает ее тело, проникает в глубину.
— Есть в тебе что-то такое…
— Ни дать ни взять припев из эстрадной песенки. — Он прикоснулся пальцем к ее губам, оставил дразнящий след на их изгибах. — Я хочу поцеловать тебя.
Она придвинулась, потянулась к нему.
— Я тоже.
Их губы встретились, задержались, прильнули. Тишину нарушил сигнал, зовущий ужинать, но ни один из них его не услышал. Весь огромный мир сжался до размеров скульптуры мужчины и женщины, познающих себя и друг друга. Роберт поднял голову и медленно отстранил от себя Кейт.
— На мой взгляд, это не самая лучшая наша идея, малышка. Я так хочу тебя, что долго мне такие игры не выдержать.
Это грубоватое признание, нисколько не смутив Кейт, прозвучало в ее ушах лестным
комплиментом.
— И что ты предлагаешь?
— Если твое предсказание погоды сбудется, то впереди у нас еще пара дней. Давай не будем спешить и подталкивать друг друга.
Роберт не верил собственным ушам. Неужто это он сам предлагает не торопиться? Вся его жизнь была построена на моментальных решениях, принятых в миг озарения. Все инстинкты твердили, что Кейт стала чем-то очень важным в его жизни, но ведь он уже дважды обжегся. На этот раз он хотел знать наверняка, что поступает правильно.
Кейт не сводила глаз с его лица, прислушиваясь к шепоту сомнения в своей душе, к мучительным отголоскам прошлого. Что, если он дурачит ее, ведет свою игру только ради того, чтобы она согласилась у него работать?
Роберт уловил ее колебания.
— Доверять человеку не так-то легко, верно?
Она кивнула.
— Но я хочу попробовать.
— Я тоже.
— И пока нам этого достаточно.
Он улыбнулся, но больше не привлек ее к себе.
— Я тоже так думаю.


Кейт смотрела в окно, вспоминая четыре дня, проведенные наедине с Робертом. Они беседовали часами. Она узнала о его двух женах, о детях, о том, как волнует его их будущее, и, конечно, о проблемах с компьютерной системой у него на фирме. Он ничего не скрывал от нее, и Кейт отвечала ему тем же. Теперь он знал такие Подробности из ее жизни, которыми она больше ни с кем не делилась. Он обзывал ее знакомых мужчин недоумками, и Кейт подтрунивала над его горячностью. Они играли в шахматы, и она неизменно выигрывала. Они вместе молчали, сидя у окна и слушая яростный вой грозы, бушующей над горами. Вчера ночью она уснула в его объятиях, а проснулась в собственной постели.
— Хочешь ввести данные для обработки? — Вопрос Бэби вырвал ее из раздумий.
Повернув кресло от окна к компьютеру, Кейт постаралась сосредоточиться на экране монитора. Программу необходимо закончить. Вчера вечером гроза поутихла. Возможно, что к концу этого дня, но уж точно не позднее завтрашнего, дорога подсохнет достаточно, чтобы можно было проехать. Время общения с Робертом быстро убывало, и не в ее силах было его остановить. Желание проникло в ее сердце, завладело им, с каждым часом становясь все сильнее. Теперь он все время был с ней, в
ее мыслях.
— Хочешь, чтобы я повторила информацию? — поинтересовалась Бэби.
Кейт раздраженным жестом смахнула со лба волосы, злясь на Бэби за ее настырность, но больше на себя саму — за неспособность сосредоточиться, наконец, на работе.
— Нет, не нужно ничего повторять. Я тебя отлично слышала, — пробурчала она.
Бэби замолчала в терпеливом ожидании. Кейт так же молча смотрела на экран и понимала, что вся работа на сегодня пошла прахом. Сначала она впустую потратила утро, а теперь вот и послеобеденные часы.
— Ну и дура же я!
После долгой паузы Бэби произнесла:
— Неверный ввод данных. Повтори, пожалуйста.
Кейт со вздохом выпрямила затекшие плечи, откинулась на спинку, пытаясь расслабиться.
— Пустяки. Забудь, Бэби.
— Ты хочешь стереть мою память?
— Да нет же, о Господи! — Растирая шею, она сначала сосчитала до десяти и только потом ответила: — Я неважно себя чувствую. Ни осмотр, ни медицинская помощь мне не нужны. Все, что мне нужно, — это тишина и одиночество.
Недоумение длилось дольше, чем в первый раз.
— Одиночество. Уточни, пожалуйста.
Кейт подскочила с кресла.
— Ну все, мое терпение кончилось! — заорала она. — Выключить все системы до семи часов вечера!
Бэби подчинилась нелогичному, но вполне определенному приказу, а Кейт тем временем выскочила из комнаты. И ее тут же окутал сероватый полумрак. Гроза прошла, но свинцовые тучи все еще не давали пробиться солнцу.
— Кейт? С тобой все в порядке? Что случилось со светом? Это из-за грозы? — спросил, поднимаясь по лестнице, Роберт. Впотьмах он двигался осторожно, нащупывая каждую ступеньку.
— Нет. Я сама отключила Бэби.
— Почему?
— Просто устала от ее болтовни и бесконечных вопросов. — Кейт легонько потерла виски, где все сильнее нарастала боль.
Нотка раздражения в ее голосе не укрылась от Роберта, и он хотел бы узнать, откуда она появилась, но спрашивать не стал. Он предпочел действовать. Чуть наклонившись, подхватил ее на руки и двинулся обратно.
— Что ты делаешь? — воскликнула Кейт, обхватив его за плечи, чтобы сохранить равновесие. — Я же не ребенок, нечего меня на руках носить!
— Я, видишь ли, боюсь темноты, и мне нужно за кого-нибудь держаться, — ответил он, даже не пытаясь скрыть смешок. — Кроме того, эта лестница прямо создана для того, чтобы по ней мужчина носил женщину на руках, в духе Ретта и Скарлетт.
— Сумасшедший! Я слишком тяжелая для таких романтических жестов! Поставь меня сейчас же, пока не сломал себе что-нибудь.
— Перестань клеветать на мои годы и здоровье. Я тебе докажу, что еще не превратился в немощного старика! — парировал он, не отпуская ее и не замедляя движения.
Глаза Кейт постепенно привыкли к темноте, и она смогла рассмотреть его лицо. Несмотря на беззаботный тон, взгляд Роберта был абсолютно серьезен.
— Куда ты меня несешь? — внезапно насторожилась Кейт.
Он остановился, заглянул в ее глаза, прочитал в них неуверенность и опаску.
— К камину, на тот белый коврик, которым, на мой взгляд, никто никогда не пользовался. Я разведу огонь, поищу на кухне выпивку — желательно бы найти бутылочку хорошего вина, — и мы будем сидеть рядышком перед камином и любоваться пламенем. Я буду молчать, не стану ни о чем тебя спрашивать. Не стану и нападать на тебя исподтишка.
— Это было бы замечательно, — тихонько отозвалась она.
— Вот и отлично. Я очень рад, — пробормотал он, слегка наклоняя к ней голову. — Да, я забыл упомянуть еще кое о чем. Мне бы очень хотелось получить поцелуй.
— Честное слово? — Шутка незаметно превращалась в интимную игру.
Он кивнул.
Кейт улыбнулась. Она чувствовала себя такой деланной, полной жизни! На этот раз она не была трофеем или еще одним очком в сексуальном марафоне. В объятиях Роберта она была просто женщиной. Кейт потянулась к нему, приоткрыв губы, готовая разделить с ним радость поцелуя… потому что он и сам не брал, а только просил.
Роберт накрыл ее губы своими. Он не торопился, позволяя ей привыкнуть к нему. Их первый поцелуй вышел случайно, как-то сам собой. Не слишком задумываясь над тем, что происходит, Роберт просто потянулся к этой женщине. Каждый следующий превратился для него в нечто невероятно ценное, в сокровище, которого он добивался, а получив, испытывал настоящее наслаждение. Кейт ни о чем не догадывалась, и он не хотел, чтобы она узнала о происходящих в нем переменах. О том, что если в ее уединенное жилище его привела одна причина, то остался он здесь уже совсем по другой.
Губы Кейт приоткрылись. Прикосновения его губ ей было мало. Она жаждала большего. Его язык влажным теплом обласкал нежную внутреннюю поверхность рта. Кейт вздохнула. Страсть разгоралась, угрожая спалить ее дотла. Закинув руки ему за шею, Кейт прижалась к нему всем телом. Его объятия дарили чувство безопасности, которого она прежде не знала с мужчиной.
Роберт приподнял голову. Еще чуть-чуть, и выдержка могла ему отказать.
— Ты создана для любви, малышка, — прошептал он, пытаясь хоть как-то охладить несвоевременный пыл. — Не может быть, чтобы недоумки из твоей прошлой жизни видели в тебе только красивое тело.
— Правда? Ты так думаешь?
Он чмокнул ее в нос.
— Правда, красавица. В тебе все сочетается… интеллект и душа в одной роскошной сексуальной упаковке.
Кейт расхохоталась, сама удивляясь, что способна смеяться в такой миг.
— До сих пор еще никто не сравнивал меня с упаковкой!
Роберт продолжил путь по коридору.
— Я ж и говорю — недоумки, — удовлетворенно заявил он. — Я рад, что тебе хватило ума забраться на свою гору и дать им всем отставку. — Он остановился на белоснежном коврике у камина, опустился на одно колено и уложил на коврик Кейт.
Она подняла к нему лицо и улыбнулась,
любуясь им.
— Забыла спросить — а ты камин умеешь
разжигать? Лично мне это тоже не дано.
— Я был в свое время бойскаутом. Мама настояла. Отец утверждал, что она сошла с ума, но она в том споре победила. Я поехал в лагерь и даже получил за разведение костра значок.
— Очень хорошо. Мне совсем не хочется
спалить дом.
— Обещаю, что этого не случится.
«Но чудо по имени Кейт точно вспыхнет в пламени моей любви!» С этой безмолвной клятвой Роберт повернулся к холодному очагу, дожидающемуся, когда он вызовет к жизни огонь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пятеро и бэби - Дансер Лэйси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Пятеро и бэби - Дансер Лэйси



Прикольный романчик,читала с удовольствием.
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиЛана
3.09.2012, 10.37





Душевненько,всё так легко без страстей)))
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиСветлана
30.10.2012, 12.08





Миленько))))))))
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсигость
30.10.2012, 15.03





интересная идея, неугомонные близнецы и оригинальная Бейби подарит умиротворение и покой на один вечер. 9
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиРита
23.12.2012, 21.59





Миленько, но нюансик - Гг-й не мог уехать- дорогу развезло . А дети после бури на такси прикатили. Вот такие нюансы нормально лично мне читать не дают. Сюжет интересный, сказочный.
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсииришка
6.09.2013, 21.50





Миленько, но нюансик - Гг-й не мог уехать- дорогу развезло . А дети после бури на такси прикатили. Вот такие нюансы нормально лично мне читать не дают. Сюжет интересный, сказочный.
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсииришка
6.09.2013, 21.50





Название - бред!прежде всего недоумение, почему пятеро?rnглавный герой+героиня+2 детей = 4! А кто же пятый? с бэби все понятно. А, может , у меня с математикой плохо?
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиНаталия
28.05.2014, 0.31





ДЛЯ НАТАЛИИ--Последний абзац,,..три крошечные девочки..''И ТАК -ТРОЙНЯТА И ПЛЮС ДВОЙНЯТА ИТОГО ПЯТЬ''?Все правильно!А роман нормальный.
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсилюси
4.09.2015, 12.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100