Читать онлайн Пятеро и бэби, автора - Дансер Лэйси, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пятеро и бэби - Дансер Лэйси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пятеро и бэби - Дансер Лэйси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пятеро и бэби - Дансер Лэйси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дансер Лэйси

Пятеро и бэби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

Роберт следил за тем, как роботы подают еду и убирают тарелки. Он твердо решил сосредоточиться на чем-нибудь постороннем и не реагировать на чары Кейт. До сих пор он действовал, полагаясь не на четкий план, а скорее на удачу. Пора бы укротить столь нежданно возникшее желание и вернуться к делу, ради которого он сюда приехал.
— А кто тебе готовит?
— Робот и несколько кухонных устройств типа механических рук. В доме абсолютно все взаимодействует с главным компьютером — тем, что я зову Бэби-один. Если хочешь, я кое-что покажу тебе после ленча.
Он удивленно вскинул брови.
— Неужто ты передумала и готова открыть мне секреты своего дома?
На лице Кейт было написано недоумение.
— Ты ведь приказала компьютеру не отвечать на мои вопросы об электронных устройствах, помнишь?
Лицо ее прояснилось; Кейт слегка пожала плечами.
— В противном случае Бэби выдала бы тебе всю информацию о своей программе.
— Довольно рискованно. На мой взгляд, тебе следовало бы снабдить свою программу системой защиты.
— Система защиты есть, просто ты первый, кого я представила Бэби. В этом все дело. — Кейт следила за выражением лица, когда он обдумывал информацию, и молча ждала очередного вопроса. Интеллект Роберта был созвучен ее собственному. И его логика была ей близка.
Но Роберт, похоже, решил не форсировать вопросы бизнеса и просто сменил тему:
— Надеюсь, эта гроза ненадолго.
— Напрасно надеешься.
— Почему?
— Синоптики обещали дожди. Проливные дожди и грозы, так что вчерашний дождь — это еще цветочки.
— Когда я сюда ехал, небо было затянуто тучами, но и солнце пробивалось, так что я решил, что синоптики в очередной раз ошиблись.
Роберт поднял глаза к выпуклому стеклянному своду и поморщился. Молния вновь расколола пополам небо, а следом прогремел злобный рокот близкого грома. Погода была и проклятием его, и благословением.
— Похоже, прогноз все-таки оказался верным, — сказал Роберт, снова переводя взгляд, на Кейт.
— Боюсь, все немного сложнее, чем ты думаешь. Уже знакомая тебе дорога станет еще хуже, а если обещанный грозовой фронт до нас все-таки дойдет, то мост через ручей просто-напросто смоет. Я бы отвезла тебя в город прямо сейчас, пока еще не поздно, но мой пикап в мастерской на ежегодной профилактике. Лошадей я не держу, так что и этот выход из положения исключен.
— А нельзя позвонить в город, чтобы меня кто-нибудь отсюда вызволил?
— Можно, конечно, но, во-первых, счет за такси будет умопомрачительный, а во-вторых, вряд ли какой-нибудь таксист вообще рискнет сюда забираться по такой погоде. Вот если бы это был срочный вызов к больному — тогда другое дело.
Кейт замолчала. Она просто смотрела на него, словно его предложение и ее отказ не стояли между ними. О чем она думает? — гадал Роберт. Рада она или нет, что он вынужден остаться у нее в доме?
— Гостю, пожалуй, приличнее быть одетым, — осторожно закинул он удочку.
Кейт хитро улыбнулась, напоминая ему о его недавнем позоре.
— Это запросто. — Она обернулась к безмолвно ожидающей указаний Бэби-два. — Принеси одежду Роберта.
Робот развернулся и выплыл из комнаты.
— Но у меня есть одна проблема.
— А именно?
— Мне необходимо связаться с офисом. Да, кстати, я позволил себе воспользоваться телефоном еще утром, пока ты работала.
— Знаю. Бэби обратилась ко мне за инструкциями. Я слышала ее отчет. Роберт насторожился.
— Что ты подразумеваешь под словом «отчет»?
— Не то, о чем ты подумал, уверяю тебя. Дело в том, что все происходящие в доме события записываются в память Бэби. Она отметила факт звонка, дату и время — но не сам разговор. Я включила этот пункт в ее программу. Так мне удобнее.
— Могу понять. — Поколебавшись, Роберт все же высказал еще одну просьбу, впрочем, заранее подозревая, что получит отказ. — Если я застряну тут из-за дождя, то мне, возможно, понадобится связаться с офисом через компьютер. Ты позволишь?
— Никто, кроме меня, до сих пор не пользовался Бэби, — пробормотала Кейт. Ей прежде казалось, что подобная вещь вообще немыслима, но сейчас почему-то это ее мало волновало. Удивленная несвойственной себе самой уступчивостью, Кейт просто уклонилась от прямого ответа.
— Так что?
Кейт колебалась, чувствуя, что ее загнали в угол.
— Это не блажь, Кейт. И я не пытаюсь тобой манипулировать.
Кейт готова была проклинать ситуацию, которую создала собственными руками. Нужно было настоять, чтобы он уехал. Что она, в конце концов, разорилась бы, заплатив за такси? Правда заключалась в том, что ей одиноко. Нужно признать это если и не перед ним, то хотя бы перед самой собой. Появление Мэри Линли было приятным исключением, но это был лишь мимолетный эпизод.
Другое дело — Роберт. Он затронул ее интерес, пробудил любопытство, как не удавалось никому другому. Он был ей чем-то близок и приятен. Поначалу ей хотелось его проучить, одержать верх над его напористостью, но теперь борьба с ним обернулась борьбой против себя самой. Эмоции, которые она считала давно умершими, вдруг выплыли на поверхность. Растерянность — нечто совершенно новое для нее, против чего у Кейт еще не было защиты, — заставляла ее совершать поступки, о которых она прежде и не помышляла.
— Кейт, ты меня слышишь? — нетерпеливо повторил Роберт.
Вздрогнув, она кивнула.
— Да, слышу.
— Ну и?
— Ладно, я согласна, но при одном условии.
— Каком? — Сейчас он готов был пообещать ей что угодно, лишь бы перекинуть мостик между горами Теннесси и Нью-Йорком.
— Ты не станешь делать из этого вывод, что я готова изменить свое решение насчет работы.
— Боже, Кейт, да неужто я, по-твоему, настолько глуп? Вся эта ситуация скорее укрепит тебя в решении отказаться от работы со мной. — Радостное облегчение неожиданно обернулось такой искренностью, которую он себе никогда не позволял с другими людьми. — Со мной не так-то легко иметь дело даже при обычных обстоятельствах, а сейчас я, наверное, вообще буду невыносим. Я прошу только об одном — помочь мне, пока погода не позволит уехать. Только и всего. Больше я от твоей Бэби ничего не потребую.
Кейт рассмеялась, удивляясь, с какой легкостью ему постоянно удается поддевать ее.
— В таком случае мы квиты. Со мной тоже не просто, когда я работаю. Во-первых, я страшно рассеянна — вот почему у меня в доме все так устроено. Я так погружаюсь в работу, что забываю обо всем на свете. Беспорядок я терпеть не могу, а готовить не умею. Честно говоря, все продукты, к которым я прикасаюсь, превращаются в уголья. Чтобы научиться водить, мне понадобилась целая вечность, но, боюсь, даже сейчас, когда я появляюсь на дорогах соседних городов, власти заранее предупреждают всех жителей об опасности.
— Приятно услышать, что у тебя есть парочка недостатков, а то, прочитав твое резюме, я почувствовал себя ущербным. — Голод вновь дал о себе знать, и Роберт взялся за вилку.
— Ха! — Кейт проглотила кусочек рыбы. — Скажешь тоже!
— А что? Как, по-твоему, должен себя чувствовать человек, сравнивая себя с женщиной, которая в четырнадцать лет окончила среднюю школу, а доктором наук стала еще до двадцати?
— Согласна, что кто-то и может почувствовать свою ущербность, но только не ты. Ты ведь и сам преуспел в жизни. Твоя фирма стоит миллиарды, и твои акции не скачут то вверх, то вниз, как у большинства твоих конкурентов. Даже во время спада экономики тебе удается держаться на плаву. Подобный результат говорит; о руководящей жилке, глубине интеллекта и дерзости, достойной игрока.
Роберт, пропустив мимо ушей комплименты, ухватился за суть ее комментариев.
— Ты неплохо осведомлена. Похоже, специально интересовалась нашей компанией, Это странно — учитывая твое решительное нежелание у нас работать.
— Мэри так упорствовала, что я не сомневалась — появится еще какой-нибудь посланец. А своих противников нужно знать.
— Может, ты все-таки объяснишь, почему решила отказаться от моего предложения?
Пока Кейт размышляла над его вопросом, роботы убрали пустые тарелки и принесли десерт.
— Я уже все объяснила Мэри, — наконец отозвалась она.
— Имеешь в виду ту трескотню насчет идиотизма окружающего мира и бестолковых людей, которые тебя раздражают? — Роберт со скептическим выражением покачал головой. — Меня на это не купишь. Есть другое объяснение?
На Кейт нахлынули воспоминания о том, почему она на самом деле решила укрыться вдали от всех. Долгие годы смятения и душевной боли вынырнули из самых отдаленных уголков сознания, выпустили ядовитые жала, готовые вновь нанести мучительные, незаживающие раны. Уже много лет она вела уединенную жизнь, и потому никто не мог заглянуть в ее душу так глубоко, как это удалось Роберту… а у нее больше не было наготове приличных случаю объяснений.
От неожиданного и резкого телефонного звонка она подпрыгнула на стуле. Господи, какое счастье! Более удачного момента звонивший, кто бы это ни был, выбрать не мог.
— Я не жду никаких звонков.
— Может, это из офиса?
— Номер два, принеси, пожалуйста, телефон, — приказала Кейт. — Бэби, ответь на звонок и сообщи данные абонента.
— Мэри Линли, «Торнтон Интернешнл». Ждет ответа, — секунду спустя отозвалась Бэби.
Бэби-два вернулась с телефоном и опустила его на стол рядом с Робертом.
— Ну, в чем дело, Мэри? — произнес в трубку Роберт. Он постепенно привыкал к механической прислуге.
— Возникла проблема, патрон. Точнее, две проблемы, похожие как две капли воды.
Роберт поморщился, догадываясь, о чем пойдет речь.
— И что случилось?
— Твоя вторая бывшая получила вызов на операцию раньше, чем планировалось. Она отправила твою парочку нам. А насчет того, где они… В твоем кабинете. Я взяла с них обещание, что они будут вести себя прилично, если я разрешу им туда войти.
— Сейчас же выведи их оттуда! — рявкнул Роберт. Воображение услужливо подсказало ему, что могут натворить его отпрыски в кабинете.
— Сам выводи! — воскликнула Мэри. — Когда я в последний раз пыталась ими командовать и погналась за одним из этих дьяволят, то оказалась в час пик в центре Манхэттена с вывихнутой лодыжкой! Угробила свои лучшие итальянские «шпильки», подарила, можно сказать, свою сумочку грабителю, а второй из твоих крошек-ангелов тем временем так вопил, что его похищают, что меня арестовали, и тебе лично пришлось за меня поручиться, внести залог и вызволять своих детей из приюта для отпрысков неблагополучных родителей!
К концу этой тирады Мэри чуть ли не визжала. Эту женщину в обычных обстоятельствах трудно было вывести из себя, но если дело касалось наследников Торнтона, она мгновенно передавала бразды правления в руки одиннадцатилетних буянов.
— Ты должен вернуться. Немедленно! Мне эту осаду не выдержать. И мне плевать, даже если ты решишь меня уволить.
— Да не могу я вернуться! — заорал Роберт в ответ. — Застрял здесь, понимаешь? Проливные дожди размыли эту проклятую дорогу. Подумай, что можно предпринять!
— Не хочу думать. Хочу одного — быть отсюда подальше! — Грохот чего-то разбитого, преодолев расстояние между двумя городами, не стал от этого менее чудовищным. Гроза нависла над домом, обрушивая на него всю свою ярость.
— Узнай, что там такое. Ну давай же, Мэри! Роберт, барабаня пальцами по столу, бормотал все известные ему приличные определения в адрес своих детей. Вскоре Мэри снова возникла на линии, тяжело дыша.
— Твоя коллекция, — в ужасе выдохнула она.
Роберт побледнел и скрипнул зубами, пытаясь унять ярость. Он много лет коллекционировал хрусталь, привозил оригинальные экземпляры из деловых поездок. Большинство произведений искусства были единственными в своем роде.
— Сколько они разбили? — сквозь зубы процедил он.
Молчание в трубке говорило о многом.
— Так сколько, Мэри?
— Все. Ничего не осталось, — выдавила она наконец голосом таким же разбитым, как несчастный хрусталь. — Мне очень жаль, Роберт.
Роберт устремил взгляд на Кейт — но не видел ее. Гнев, казалось, помутил его разум.
— Ты уверена, что агентства по найму нянь больше не захотят с ними связываться?
— Во всяком случае, ни одно из сколько-нибудь приличных не станет. Твои близнецы уже обрели дурную славу во всем городе.
Роберт тяжело вздохнул.
— В таком случае тебе самой Придется последить за ними до моего возвращения. Даю тебе добро на любые действия — кроме криминальных, разумеется, — чтобы с ними как-то справиться. Попробуй подкуп, может сработать. При первой же возможности я постараюсь отсюда выбраться. Даю слово. — Предвидя возражения, Роберт говорил очень быстро. Ни близнецов, ни Мэри в сложившейся ситуации он не винил — скорее себя самого и свою бывшую жену Люси. — За каждый проведенный с ними день обещаю тебе неделю оплаченного отпуска в любой точке мира.
— За каждого в отдельности?
— Да.
— Ладно, но в офисе меня не будет. Я не в состоянии здесь с ними справиться. Если буду нужна, звони мне домой.
— Я твой должник, Мэри. Передай Нику, что я не забуду, как вы меня выручили.
— А он и не позволит тебе об этом забыть, — напрямик заявила она. — Тот последний случай ему тоже до сих пор снится.
— А мне, думаешь, нет? — уже кладя трубку, буркнул Роберт.
Кейт молча смотрела на него, жалея, что звонок так его расстроил. Исходя из всего услышанного, она поняла, что в личной жизни Роберта творится настоящий кавардак.
— Жаль, что не в моих силах прекратить дождь.
Он поднял голову, слабо улыбнулся.
— Боюсь, что на такое даже Бэби пока не способна.
— А что, твои дети в самом деле настолько ужасны?
— И даже хуже. Моя бывшая жена не верит ни в какую дисциплину, так что дети растут своевольными до предела. Для них не существует никаких авторитетов. Боюсь, в меня пошли. Я стараюсь видеться с ними так часто, как только могу, но этого недостаточно. В любом случае я, наверное, пытаюсь одурачить самого себя. Детям ведь необходимо нечто большее, чем временные родители. Любящую семью ничем не заменить. К сожалению, мы с Люси не слишком преуспели в создании детям достойного окружения — ни тогда, когда еще были женаты, ни после развода. Она вышла замуж во второй раз, но ее муж близнецов не любит. Он сразу предлагал передать опекунство над ними мне, но Люси возражает. — Роберт и прежде не скрывал своих противоречий с женой, но ни с кем не обсуждал того, как его разрыв с Люси повлиял на детей.
— Но ты ведь мог настоять на своем и попытаться забрать близнецов.
Интерес Кейт казался искренним, да и особенных причин что-то от нее скрывать у него не было.
— Конечно, мог, — честно признал он, — но в суде Люси бы меня переиграла. Она замужем, а я не женат. Ее нельзя обвинить в плохом обращении с детьми, в аморальности или финансовой несостоятельности. К тому же Люси ведь понимает, что пока близнецы с ней, она всегда будет иметь гарантированный доход в виде алиментов, даже если разойдется и с этим мужем.
Кейт невольно заморгала от этого бесстрастного признания. Она и сама сталкивалась с эгоистичными людьми, прекрасно знала, как они могут ранить, и ей было больно за Роберта.
— По тебе не скажешь, что ты способен попасть в капкан к такой женщине.
— Я всего лишь человек, и ничто человеческое мне не чуждо. В том числе и дурацкие поступки, — поднимаясь из-за стола, отозвался Роберт. Забыв, что на нем лишь простыня, и не замечая, как она хлопает по ногам, он двинулся к двери.
Кейт тоже встала и вслед за ним прошла в холл — центральное и самое большое помещение на первом этаже. Сидя на краю фонтана, Роберт разглядывал рыбок. Его поникший вид до глубины души тронул Кейт.
Она подошла к нему, пристроилась рядышком на прохладном камне. Утешать кого-нибудь было для нее абсолютно непривычно, и она заколебалась, не зная, с чего начать, как и того, стоит ли ей лезть в чужие дела.
— Может, она их любит потому, что дети — это часть тебя?
Роберт обернулся. Цинизм в его глазах был созвучен тому, что жил в ее сердце и в котором она сама не решалась себе признаться.
— Нет. Любовь Люси — это нечто такое, о чем и вспоминать-то не хочется. Моя чековая книжка — вот что было основным связующим звеном между нами. Я совершил в жизни две ошибки, и оба раза с женщинами одного типа. Мне казалось, что мой первый брак был ужасным, но второй оказался куда хуже. Люси родила мне детей, о которых я мечтал… но только от любимой женщины. Твоя идея, наверное, не так уж плоха. Может, и мне стоит подумать о том, чтобы стать затворником?
Кейт улыбнулась неожиданной мысли.
— Не выйдет. У тебя не тот характер. Не могу себе представить, чтобы ты выдержал хоть несколько дней, слушая лишь собственный голос. И еще не могу представить тебя без борьбы с кем-то или чем-нибудь.
Он приложил ладонь к ее щеке, ощутил шелковистое тепло кожи. Все верно. Так и есть. В своем определении она попала в точку.
— Значит, вот каким я тебе кажусь?
Женщина в Кейт наслаждалась его лаской, а мозг ученого в то же время анализировал странную потребность в этой ласке.
— Конечно. Вспомни, как ты отреагировал на то, что я имела смелость тебе отказать, — медленно произнесла она, не отводя взгляда от его лица. С каждой минутой, проведенной в его обществе, Кейт обнаруживала в нем все больше и больше приятных ей черт. С каждой минутой он все больше нравился ей.
— В моем положении так поступил бы любой.
— Ну не знаю. Кто-нибудь другой, возможно, просто пригласил бы менее строптивого специалиста.
Он обвел кончиком большого пальца губы Кейт, и она с трудом сдержала чувственную дрожь. По телу разлился жар, вызвав непреодолимое, почти мучительное желание оказаться в его объятиях. Кейт слегка придвинулась в надежде, что этот жест пройдет незамеченным. Его запах дразнил ее обещаниями всего того, в чем она себе так долго отказывала.
— У тебя черные глаза. По-моему, я никогда не встречал женщины с черными глазами, — глубоким, грудным голосом пробормотал он.
— Гены. Наследство от матери.
— Правда? — Роберт вдруг обнаружил удивительную, необъяснимую вещь: просто слушать ее голос, просто прикасаться к ней… уже этого было достаточно, чтобы усмирить его гнев, утешить, принести облегчение душе. Он поднял и вторую руку, мечтая о большем… не зная, позволит ли она что-то большее. — Ты похожа на нее?
— Насколько я помню — да, — тихо отозвалась Кейт.
— Она умерла?
— Меня у нее забрали.
Ответ честный, но если Кейт и осознала это, то весьма смутно. Она перестала быть собой. Нежность его прикосновения разрушила барьеры, охраняющие тайны ее прошлого. На какой-то миг она стала просто женщиной, и у нее не было причин что-то скрывать или приукрашивать себя и свои чувства. Кейт утонула в его ласке. Никогда в жизни в ней не звучала такая животрепещущая струнка, такое желание слиться с мужчиной в единое целое.
Роберт недоуменно свел брови, пораженный неожиданным ответом, но еще больше — искренностью ее реакции. Этой женщине были неведомы любовные хитрости. Ее взгляд откровенно выдавал вспыхнувшее желание, прильнувшее к нему тело было мягким и податливым. Никогда не испытывавший потребности кого-то защитить — за исключением собственных детей, — он вдруг понял, что не рискует идти дальше осторожных прикосновений пальцев к ее лицу и взгляда, впитывающего написанные в ее глазах дивные чувства. Да, он ее хочет. Желание мягким, но настойчивым огоньком мерцало глубоко внутри. Но… он не подчинится этому желанию. Не может он взять то, что бессознательно идет к нему в руки. Только не от Кейт!
— Ты хмуришься. Почему? — пробормотала она, легко прикасаясь к его лбу, чтобы разгладить морщинки.
— Ты девственница?
Кейт рассмеялась. Сама привыкшая задавать прямые вопросы, она не посчитала этот за дерзость.
— Нет. А по-твоему, должна? — Ее губы прошлись по его губам.
Роберт поймал ее за плечи, удержал, отодвинув как можно дальше от своего изнывающего от страсти тела. Аромат Кейт окутывал его безмолвной тайной, словно уговаривая и возмущаясь его упорным отстранением.
— Что за черт! Впервые в жизни я из кожи вон лезу, стараясь быть благородным. Нет чтобы помочь мне, а ты только мешаешь.
— А что, я должна помогать? Ты не хочешь любви со мной?
Роберт не ожидал услышать подобного. Хрипотца в ее голосе, как и прежде, говорила о желании, но в ней появилась нотка любопытства, которую он и не заметил бы, если бы чувства Кейт не интересовали его сейчас больше, чем собственное влечение к ней.
— Хочу, — всматриваясь в ее лицо, протянул он. — Но не собираюсь тут же тащить тебя в постель. И не позволю тебе подтолкнуть меня.
Кейт, глядя прямо ему в глаза, читала в них искреннее признание так же, как прочитала бы и ложь. Ложь она распознавала мгновенно, она стала настоящим экспертом по лжи еще с тех пор, как поняла, что человечество редко использует слова в их прямом значении.
— Я хочу тебя. — Его честность взывала к такой же откровенности с ее стороны.
— Я вижу, но мне хотелось бы знать — почему.
Кейт нашла ответ, который, как ей казалось, будет ему понятен:
— Мне одиноко.
— Это твой собственный выбор, и тебе ничего не стоит все изменить. Один шаг с этого холма — и любой мужчина падет к твоим ногам, стоит тебе только появиться в обществе. Есть другое объяснение? — Его пальцы сжались на ее плечах, требуя ответа.
Кейт улыбнулась. Туман желания постепенно рассеивался, уступая место спортивному азарту игрока в схватке с достойным противником.
— Нет. А у тебя есть?
— Да. Это экзамен. — С другой женщиной подобное объяснение разъярило бы его. Но ведь это Кейт… Ему казалось само собой разумеющимся, что он не получит ее, не пройдя хотя бы одного-двух испытаний.
— Похоже, это тебя не смущает.
— А должно было бы.
— И все-таки не смущает. — Ее губы дрогнули в циничной усмешке, которая обычно отталкивала от нее людей. — Почему?
— Потому что упади ты так легко в мои объятия, я был бы разочарован, — без обиняков отозвался Роберт. Он любовался и этой ее усмешкой, и ее веселым вызовом, и ее искренней радостью от общения с ним. Та настороженность, которую он уловил в Кейт раньше, но которую даже не успел объяснить, исчезла без следа. Если утром, когда он вторгся в ее владения, Кейт и пыталась укрыться за стенами своей крепости, то теперь эти стены рухнули.
— А я никогда не падаю.
Он вскинул брови.
— Неужели? Так-таки и никогда?
— Именно. Вообще-то нет ничего плохого в том, чтобы упасть, вот только разрыв причиняет адскую муку. А я ненавижу боль.
— Значит, у нас с тобой много общего.
— Все может быть, — пожала она плечами. Роберт всегда тонко чувствовал, когда стоит надавить, а когда лучше сдержаться. И сейчас он отпустил Кейт.
— Я не ставлю на этом точку.
— Будь это так, ты бы меня разочаровал. — Она шагнула в сторону коридора. — Ты, кажется, хотел увидеть Бэби. Если не передумал, то это можно сделать сейчас.
Роберт направился следом.
— Ты ведь работаешь. Мне бы не хотелось тебе мешать.
Она с задорной улыбкой взглянула на него.
— Не родился еще человек, которому бы удалось мне помешать.
Роберт на миг оторопел, а потом расхохотался, вскинув голову:
— Да уж, леди, вы и в самом деле мастер испытывать терпение. Смотрите, поосторожней! Лучше не будить спящего зверя. Не дай Бог проснется — вам может не понравиться его рев!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пятеро и бэби - Дансер Лэйси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Пятеро и бэби - Дансер Лэйси



Прикольный романчик,читала с удовольствием.
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиЛана
3.09.2012, 10.37





Душевненько,всё так легко без страстей)))
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиСветлана
30.10.2012, 12.08





Миленько))))))))
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсигость
30.10.2012, 15.03





интересная идея, неугомонные близнецы и оригинальная Бейби подарит умиротворение и покой на один вечер. 9
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиРита
23.12.2012, 21.59





Миленько, но нюансик - Гг-й не мог уехать- дорогу развезло . А дети после бури на такси прикатили. Вот такие нюансы нормально лично мне читать не дают. Сюжет интересный, сказочный.
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсииришка
6.09.2013, 21.50





Миленько, но нюансик - Гг-й не мог уехать- дорогу развезло . А дети после бури на такси прикатили. Вот такие нюансы нормально лично мне читать не дают. Сюжет интересный, сказочный.
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсииришка
6.09.2013, 21.50





Название - бред!прежде всего недоумение, почему пятеро?rnглавный герой+героиня+2 детей = 4! А кто же пятый? с бэби все понятно. А, может , у меня с математикой плохо?
Пятеро и бэби - Дансер ЛэйсиНаталия
28.05.2014, 0.31





ДЛЯ НАТАЛИИ--Последний абзац,,..три крошечные девочки..''И ТАК -ТРОЙНЯТА И ПЛЮС ДВОЙНЯТА ИТОГО ПЯТЬ''?Все правильно!А роман нормальный.
Пятеро и бэби - Дансер Лэйсилюси
4.09.2015, 12.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100