Читать онлайн Трикси Трейдер, автора - Данн Хелен, Раздел - Пятница, 13 октября в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трикси Трейдер - Данн Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трикси Трейдер - Данн Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трикси Трейдер - Данн Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Данн Хелен

Трикси Трейдер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Пятница, 13 октября
(до «Дня X» 32 дня — никогда не связывайся с детьми и горничными)

Гости прибудут через полчаса. Лили стоит у плиты, вооруженная деревянной ложкой, помешивая в кастрюле. На ней только лифчик, черная юбка и фартук с утенком Дональдом на груди.
— Это еще что такое? — кричу я.
— Соус — Она поддевает пальцем немного жидкости с деревянной ложки. — Ммм. — Кажется, она вполне довольна своими кулинарными талантами. — Пожалуй, нужно добавить соли. — И тянется к кухонному шкафчику.
— Да нет же. Где твоя блузка?
— Висит на двери столовой. А что? — Она рассеянно смотрит на меня и принимается резать хлеб. — У нас будут отличные гренки.
— А почему ты ее не надела? — не сдаюсь я. Девять служащих Сити вот-вот придут ко мне на ужин, а Лили в белье. Надо было пригласить Дэвида Аттенборо: он бы поднабрал материала для своего сериала о дикой природе.
— Боюсь испачкать, — отзывается Лили недовольным тоном. — Знаешь, каково это — отстирывать оливковое масло с вискозы? Что бы там ни говорили во всех этих рекламах порошков и отбеливателей, невозможно отстирать вещь до первоначального состояния. Самое разумное — это их не пачкать. Надену, надену, дорогуша, как только закончу вот с этим. Я даже купила новый белый передник — специально для этого вечера. Так что я буду на уровне. — Она смотрит на меня. — Как и ты, дорогуша. — Она подходит поближе, осматривая мой новый наряд: темно-коричневый шелковый верх и легинсы табачного цвета от Николь Фари. Я поспешно отскакиваю подальше от ее жирных пальцев. — Великолепно выглядишь. Твои друзья будут в восторге.
— У тебя новые серьги? — спрашиваю я, приметив взблеск в районе ее уха.
— Да. Друг подарил. Симпатичные, правда? — Она откидывает волосы, чтобы продемонстрировать мне обновку.
— Они совсем как у Тиффани.
— Вовсе нет. Это мои. — Она отворачивается обратно к своей кастрюле.
Я заливаю в себя стакан розового шампанского и отправляюсь в столовую — инспектировать сервировку. Белоснежная скатерть, алые льняные салфетки с золотыми кисточками, прозрачнейшее стекло и блестящие приборы. Может быть, не стоит так выпендриваться, может, надо обставить все попроще? А то, чего доброго, коллеги подумают, будто я кичусь своим богатством — а ведь мне нужно завоевать их симпатию. Ах, ну да, и дружбу.
Я проверяю, красиво ли расставлены в гостиной тарелочки с крекерами и чипсами, и долго медитирую над дисками — какой вставить в CD-проигрыватель. Потом возвращаюсь в кухню, где Лили сражается с пуговицами на своей блузке. Ей было бы легче, если бы она предварительно сняла перчатки.
— Кстати, что у нас сегодня в меню? Ты ходила к мяснику, как я тебя просила?
— Само собой. И купила отличный кусок свинины. Он в духовке. Суховат, правда, но за такую цену другого не купишь. — Она пожимает плечами. — Я нашпиговала его черносливом. Взяла рецепт из той замечательной книжки Реймонда Бланка. Странное дело, там в конце написано, что он — Леонардо да Винчи среди поваров. А я думала, что этот парень был художником. — Секунду она молчит, видно, над чем-то раздумывая. — Я подам мясо с картофелем, красной капустой и фасолью. Ну и, разумеется, соус. Слушай, знаешь что, — она хихикает, — я, пожалуй, могу составить конкуренцию этому суперповару. Может, твоим друзьям захочется начать с супа? Он, правда, совсем остыл. Похоже, сегодня ночью будут заморозки. О, чуть не забыла, я купила тебе антифриз для машины. Так что я приготовила луковый суп с картофелем, надо только его разогреть.
— Вишисуаз.
— Вишь — чего? Такого я не готовила.
— Вишисуаз. Это название лукового супа с картофелем. Не забудь это, когда будешь его подавать, ладно?
— Разумеется. — Она широко мне улыбается и надевает новый фартук поверх своей белой блузки. — Вишь и суя. Уж не забуду. А что до десерта…
— Третьей перемены блюд, — перебиваю я.
— Извини. Третьей перемены блюд… — Она делает многозначительную паузу. Полагаю, она приготовила свои фирменные пирожки, а может статься, и торт. — У нас будет мороженое.
— Мороженое! — Выражение моего лица с трудом поддается описанию.
— Да. С малиновым наполнителем и неаполитанское.
— Что, «Бен и Джерри»? Я не знала, что они делают такие сорта.
— «Бен и Джерри»? Что-то я не видела такого фургона.
— У них и нет фургона. — Просто поверить не могу. — Это же один из самых знаменитых производителей мороженого. Из Америки. Вроде «Хаген даз».
— Да нет, я не могла заказать мороженое из Америки. Представляешь, сколько это стоит? Я получила его напрямую от одного из лондонских производителей, — гордо прибавляет она.
Скажите мне, что это сон. Пожалуйста. Я в отчаянии озираю кухню в поисках успокоительных признаков ее бурной деятельности — сахарного песка или яичных скорлупок, чтобы убедиться, что Лили шутит.
— И это все, Лили? Мороженое — и только?
— Нет. — Она улыбается, а я жадно приникаю к бокалу с шампанским. Сейчас мне это просто необходимо. — Разумеется, нет. Еще малиновый сироп и слоеные пирожные.
Я единым духом опрокидываю в себя остаток шампанского и тут слышу дверной звонок.
— Открой, пожалуйста, Лили. — И зачем я только доверила ей готовить? Я могла нанять профессионального повара или просто сходить в старый добрый магазин «Харви Николз».
— Это Джулия. — Голос Лили эхом разносится по обширному холлу — И… раз, два… трое молодых людей.
Она ведет их в гостиную, бормоча себе под нос что-то насчет Джулии, которая погрязла в беспорядочных половых связях.
— Кто это? — Киаран смотрится очень сексуально.
Он стоит возле кофейного столика и закидывает в рот чипсы. На нем черный шерстяной пиджак — без сомнения, от Николь Фари — и кремовый кашемировый свитер. Боже, я бы многое отдала, чтобы увидеть его вообще без ничего. Остынь.
— Лили, моя горничная, — отвечаю я, игнорируя взгляд Джулии. — Не хотите ли выпить? Привет, Джулия. — Я целую ее в щеку. Она сногсшибательно смотрится в своем маленьком черном платье. Пока мы целовались, она не преминула шепнуть мне на ухо, что это Армани. На ногах — туфли от Джимми Чо. — Киаран. — Он наклоняется, чтобы поцеловать меня, и мне стоит великого труда держать себя в руках и тут же на месте не впиться в его губы. — Бладхаунд. — Он тоже наклоняется для поцелуя, и я поспешно пожимаю ему руку. Мне нужна дружба моих коллег, а не их бациллы. По крайней мере, он мог бы одеться поприличнее. Джинсы «Левис» — это же позавчерашний день. — И… — Я замираю на полуфразе, в ужасе взирая на четвертого из гостей. Друг Бладхаунда — нерд. Он привел в мой дом нерда. Сюда, на мою свободную от нердов территорию.
— Трикси, это Натан, — представляет Бладхаунд. — Я тебе о нем рассказывал. Мы все трое вместе учились в университете.
Я во все глаза смотрю на высокого парня, смущенно переминающегося с ноги на ногу. Его волосы свисают сальными прядями, но окончательно добили меня очки. Линзы такие толстые, что на одну леденящую кровь секунду мне мерещится, что у него четыре глаза. Натан — нерд классический — протягивает мне руку.
— Рад познакомиться, — говорит он. — Когда его липкие пальцы касаются моей ладони, я чувствую, как внутри у меня все сжимается. — Крис столько о вас рассказывал.
Я любезно улыбаюсь и поскорее отдергиваю руку.
— Ну что ж, отлично. Всем шампанского! — Я иду в сторону кухни, а Киаран кричит мне вслед:
— Мадам, вы нас избалуете.
Я как раз заканчиваю разливать шампанское, когда снова слышу звонок. На пороге стоит Кейт; в руках — четыре пакета воздушной кукурузы.
— Ты сказала, что вино приносить не нужно, но я решила, что попкорна никогда не бывает много. — Она сует пакеты мне в руки и начинает снимать пальто. — Как насчет ужина?
О, господи! На ней длинная бархатная юбка (оценить по десятибалльной шкале? Шесть) и облегающая блистающая люрексом футболка с вышитой божьей коровкой на груди (по десятибалльной шкале? Минус четыре).
— Ишь ты! Что за божественный запах? — Кейт принюхивается к ароматам, плывущим из кухни. — Ты не против, если я взгляну? — Иона отправляется туда, ведомая своим обонянием, как Ганс и Гретель, идущие по следу из крошек.
Пока я разливаю напитки, подтягиваются и оставшиеся гости. Манфред, по-моему, переборщил с бриолином. Он чуть ли не стекает у него с головы. Мне хочется накрыть полотенцем его стул в столовой, но, боюсь, это не лучший способ заслужить расположение Манфреда. А то еще он, чего доброго, решит, что стул занят и садиться на него ни в коем случае не надо. У немцев это принято. Лиз лучится энтузиазмом и едва не сбивает Киарана с ног, кинувшись здороваться. А я думала, французы целуют друг друга в щеки. Чуть не забыла: еще Нэнси и Леон. На Нэнси розовая кофта, а на Леоне коричневые замшевые ботинки. Я представляю Джулию и Натана своим коллегам.
— Отличный наряд, Трикси, — говорит Лиз, чокаясь со мной бокалом. — Я сама носила что-то подобное несколько лет назад. А как тебе мое платье? — Она вертится во все стороны, всячески демонстрируя, как плотно платье облегает ее. Я с отвращением смотрю на ее тонкие ноги. Боже, как же я ее ненавижу! — Мне купил его Сэм. Сказал, что я заслужила. Вот это мужчина! Я диву даюсь, как ты умудрилась его упустить. (Как? Да очень просто. Надо было еще дать пинка, чтобы улетел подальше.) — Она оглядывает комнату. — Так здорово обставить такую маленькую квартирку — это надо ухитриться…
Кейт возвращается из кухни. В руке у нее горсть попкорна.
— Лили говорит, что мы можем садиться за стол в любой момент. Она собирается подать суп из какой-то сои. Я его продегустировала. Очень неплохо. Вообще, по вкусу похож на луковый суп с картофелем. Соей там и не пахнет. — Она оглядывает комнату. — Джулия! Сто лет тебя не видела. Где ты пряталась? Ну и как работается в американском банке? — Она берет Джулию за руку и ведет в столовую, по дороге засовывая в рот горсть попкорна.
Я провожаю гостей туда же и мчусь на кухню — к Лили, которая переливает суп из кастрюли в супницу.
— Вишисуаз. Не соя. Запомни. А это что такое? — Я указываю на тарелку шоколадных конфет в золотых обертках.
— «Ферреро Роше». Моя подруга Элси говорит, что их подают в лучших заведениях. Даже в посольствах. Как ты думаешь, отнести супницу целиком или разлить по тарелкам?
— Как хочешь. Не в этом основная проблема, — бурчу я себе под нос — Ладно, я пошла. — Я подхватываю три бутылки «Флери».
— Выглядит просто великолепно, — говорит Киаран, когда Лили ставит перед ним супницу. — Что это?
— Вишисуаз, — отзывается Лили. Слава тебе, Господи.
— А, никакой сои, — говорит Кейт немного смущенно. Она улыбается Леону, который сидит по правую руку от нее. С другой стороны Джулия — возле образины нерда.
— Как вас… Лили. — Лиз с презрением глядит на ее передник. — Не хочу показаться привередливой, но я вегетарианка. Разве Трикси не сказала?
— Нет, — отвечает Лили. — Трикси — женщина приличная и таких слов не употребляет. (Лили, я тебя люблю.) — Как вы сказали? Венери… — Лиз бледнеет. — Что вы имели в виду?
— Я не употребляю животных жиров. — Лиз косится на Киарана. Она уселась рядом с ним, проигнорировав карточки с именами.
— Что, и свинину? — спрашивает Лили.
Лиз трясет головой.
— Свинина? — взвизгивает Леон. — Я этого не ем.
— Почему? — спрашивает Лили, уже порядком раздраженная. — Что с ней не так? Я нашпиговала ее черносливом. Я мариновала ее в коньяке шесть часов, как сказано в рецепте. Она отлично пахнет. Чего еще надо?!
— Но я иудей.
— Вы не можете быть иудеем, — возмущается Лили. — Во-первых, вы блондин…
Я понимаю, что настала пора вмешаться.
— Прости, Леон. Я не знала, что ты иудей. Ты никогда об этом не говорил. Как неудобно получилось.
— Ну, учитывая, что мы с тобой общаемся третий раз в жизни… (Черт! Это совсем не та атмосфера, которую я пыталась создать. Бладхаунд и Киаран хихикают. Кейт уже прикончила свою порцию и тянется за очередным куском хлеба.) Но, — продолжает Леон, — поскольку моя фамилия Лейбовиц, ты могла бы и сама догадаться.
Да? Откуда мне было знать?
— Тогда, может, что-нибудь другое, Леон? Например, сварганить тебе омлет? Лили, что там у нас в холодильнике?
— Ветчина. — Леон смотрит на нее как на суккуба. В общем-то, его можно понять. — Или, может, сосиски?
— А как насчет меня? — пищит Лиз. — Я не хотела никого обидеть, но я и в самом деле не могу есть этот суп. Там же сливки. А что на десерт?
— Мороженое, — отвечает Лили.
Я слышу, как Кейт бормочет себе под нос: «Просто отлично. Обожаю мороженое».
— Как насчет зеленого салата — для начала? — спрашиваю я Лиз. — А потом мы найдем что-нибудь еще.
Леон встает.
— Я думаю, мне лучше уйти, — говорит он. — Я не могу смотреть, как человек ест свинью.
Спасибо за шампанское. — Он снимает свой пиджак со спинки стула и направляется к двери. — Всего хорошего. Увидимся на следующей неделе. — И захлопывает за собой дверь.
Quelle horreur! Интересно, какие еще неприятности готовит мне сегодняшний вечер? Ну да, ну да, пятница, тринадцатое.
— А я останусь. — Лиз завлекательно улыбается Киарану, которого все это, кажется, здорово веселит. Она отодвигает тарелку с супом и поворачивается к Кейт: — Не беспокойтесь, я с удовольствием поем салату.
— С майонезом? — спрашивает Лили, направляясь в сторону кухни.
— Ну а вы? С вами все в порядке? — спрашиваю я, обводя взглядом остальных и истово молясь про себя. — Манфред? (Он кивает.) Нэнси?
— В полном. Спасибо.
— Мне нравится твой наряд, — лгу я, глядя на черные брюки Нэнси и розовую бархатную кофту. — Где ты такой достала?
— «Оксфам». Не бывала там?
— Нет. До сих пор нет. Но теперь, пожалуй, посещу. — Черт! Любезничать с людьми гораздо сложнее, чем я думала. — Натан? — Я поворачиваюсь к нерду, сидящему справа от меня. — Каким видом бизнеса вы занимаетесь?
— Компьютеры.
— Давай, Натан, — говорит Киаран. — Не скромничай. Он занимался компьютерами, да, но сейчас его бизнес — Интернет. Он организовал свою компанию, и она неплохо держится на плаву. Последний раз, когда я видел этого человека, у него в кармане не было и двух пенни, а сейчас он мультимиллионер, представляешь себе?
Я отмечаю, что Лиз тоже переключила внимание на Натана. Вот зараза. Натан смотрит на меня:
— Я хочу извиниться за свой внешний вид. Я буквально только что с самолета. Прилетел из Гонконга. Не успел даже вставить контактные линзы. (Извиниться? Да я едва это заметила.) Я только что начал серьезное дело.
— В самом деле? — Я навострила уши. — Может, расскажете?
— Извините. Пока это секрет. Я пытаюсь раскрутить свою компанию, и, возможно, мне понадобятся немалые деньги, чтобы эта система заработала.
— О, прошу прощения. Вернусь через минуту.
Я бегу в свою спальню, хватаю со столика записную книжку и запираюсь с ней в ванной. Пишу: «Натану нужны деньги. Вытянуть из Бладхаунда все, что о нем известно», — просто на тот случай, если, проснувшись завтра поутру, решу, что мне все это приснилось.
Возвращаюсь в столовую.
— Может, еще вина?
Лили уже унесла суповые тарелки, подала свинину и целое блюдо каких-то невразумительных овощей. Лиз ковыряется в своем салате. Проклятая сучка.
— Ну а ты, Манфред? Чем занимался в последнее время? Дела идут?
Он поправляет очки на носу и отзывается: — Да. Все отлично. Я недавно был во Франкфурте. (Мне наплевать, где он был, но я гляжу на него с неподдельным интересом.) Немецкие компании остро нуждаются в займах. Я думаю, вашей команде предстоит много работы. — Он улыбается Киарану. — Так что в конце года всех ждут неплохие премии.
Лиз отрывается от своего силоса.
— Сэм говорил, ходят слухи о сокращении штата. Вроде бы даже кое-кого уже предупредили, что скоро их попросят вон.
Я обеспокоенно смотрю на Бладхаунда и Киарана, но оба они сохраняют каменное выражение на физиономиях.
— Я тоже слышала, — прибавляет Кейт. — Лили, можно еще кусочек? — Она пододвигает свою тарелку. — Там ведь должна была остаться порция Леона. Как тебе, Трикси?
— Пожалуй, мне достаточно.
— Да нет, я насчет сокращения. Слыхала об этом? Ты ж всегда в курсе всех сплетен.
— Нет!
Все подскакивают на стульях от моего вопля. У меня горят щеки.
— Ничего я не слышала! Я слишком занята, чтобы собирать слухи. — Я судорожно хватаю бутылку и принимаюсь разливать вино, чтобы отвлечь внимание. — Мне совершенно не до того.
— А я слышала, — говорит Нэнси. — Но думаю, лично я в безопасности. У меня много клиентов во Франции.
Кто? Кто это? Поименно!
— А какие компании нуждаются в деньгах? — обращаюсь я к Манфреду.
— О, думаю, ты и сама знаешь. Все как обычно. Свинина просто великолепна, и красную капусту я обожаю. Она похожа на белую квашеную. Вы должны дать мне рецепт. — Он улыбается Лили.
Та гордо подбоченивается, протягивая Лиз тарелку фасоли.
— Это все из-за тмина. Секрет в том, чтобы ни в коем случае не класть туда кориандр. Тмин, только тмин. — И она стряхивает воображаемую пылинку со своего передника.
— Ну да, ну да. Все как обычно. — Я гну свою линию. — Вот инженерные, например. Им вечно не хватает денег. Просто бездонная бочка какая-то.
— Я говорю не об инженерных компаниях. Я имел в виду скорее область мультимедиа. Вроде того, чем занимается Натан. Или телекоммуникации. Сколько ни дай, им все мало.
— Прошу прощения, я на минуточку. — И я снова устремляюсь в ванную. Кажется, грядет насыщенная неделя.
Когда я возвращаюсь в комнату, выясняется, что Киаран сменил тему, уведя ее в сторону от работы. Вот черт! А я только-только обрадовалась: сроду не слышала столько полезной информации в такой короткий промежуток времени. Теперь они говорят о футбольной команде, в которую он недавно вошел. Вроде бы завтра они играют второй матч. Джулия с интересом расспрашивает его о правилах. Бессовестная! Она же в жизни не интересовалась футболом.
— Кто-нибудь претендует на остатки картошки? — интересуется Кейт. Все трясут головами. Лиз даже и не подумала притронуться к своей тарелке. — Что ж, на нет и суда нет. — Она перекладывает к себе на тарелку дожившую до сей поры картошку и присовокупляет остатки капусты. — Объедение.
Три часа спустя я уже знаю буквально все о тайной страсти Бладхаунда к тропическим рыбам. На прошлой неделе у него случилось несчастье: он посадил двух рыб-ангелов в один аквариум, не учтя их аппетитов. Манфред, оказывается, член танцевального клуба. Представляете себе? Приличный, уважающий себя банковский служащий вне работы превращается в кретина, который занимается рукомашеством и дрыгоножеством. Правда, не уверена, что он оценил мою шутку, когда я посоветовала ему купить балетные тапочки. Потом Нэнси неожиданно вспоминает о производителях этих самых тапочек и подобных же аксессуаров, которым тоже вечно недостает денег, и я снова улетаю в ванную. М-да, гости подумают, что у меня проблемы с мочевым пузырем…
Я понимаю, что мы уже надрались, когда Кейт принимается рассказывать нам историю своей жизни и о том, что делать, когда холодеют ноги… Одна только трезвенница Нэнси не растерялась, когда я пристала с расспросами об ее увлечениях помимо работы. Она просто ответила: «Моя кошка», как будто это — нечто само собой разумеющееся. Неудивительно, что я утратила интерес к своей работе. Достаточно взглянуть на коллег, с которыми мне приходится иметь дело.
Ну да, и еще была Лиз. Перед десертом я предложила всем поменяться стульями — просто для разнообразия, и была немало раздосадована, когда эта стерва снова уселась рядом с Киараном. Не понимаю, почему это меня так тревожит. Я хочу сказать, вчера мы с Киараном не так уж и тесно общались, да и сегодня он явно не претендует на должность души компании. Просто сидит с нейтральным выражением лица и слегка оживляется лишь при общении с Джулией. Та со всеми одинаково любезна — даже с Натаном; впрочем, это для Джулии абсолютно нормально. Она мила, общительна, остроумна и хороша собой. Неудивительно, что мужчины бомбардируют ее вопросами… Нет-нет, я ничуть не ревную. Не подумайте плохого.
По крайней мере, десерт прошел на ура. Ну, разумеется, это не касается Лиз. Взамен Лили принесла ей бисквитов и сыра. Я не могу отделаться от ощущения, что она сделала это нарочно.
Лили чуть не лопается от гордости, когда Киаран принимается нахваливать неаполитанское мороженое. Можно подумать, она сама его сделала. С этой минуты она смотрит на Киарана весьма благосклонно.
Я только-только начинаю расслабляться, когда Лиз вдруг подскакивает на стуле, глядя на часы.
— Уже два! Мне нужно идти. Сэм собирался позвонить мне в полночь, чтобы пожелать спокойной ночи. Он будет беспокоиться, если меня не окажется дома. Ты же знаешь, Трикси… Он такой заботливый. — Она одаряет меня ослепительной улыбкой.
— Хм, — отзываюсь я, не разжимая зубов. — Кстати, если вы по-прежнему вместе, как сюда вписываются полоски и звездочки?
— О, он не хочет, чтобы люди знали, как у нас все серьезно. Не желает, чтобы другие женщины в банке сочли наши отношения угрозой для себя. Пусть знают, что могут приходить в любое время.
Ну-ну…
Гости начинают подниматься. Джулия целует меня в щечку и напоминает, что мы собирались завтра отправиться по магазинам. Пардон: уже сегодня, просто попозже.
— Встретимся у «Джо» в «Фенвике», — говорит она и отправляется прощаться с Лили, которая сидит тихонько в кухне, почитывая журнал и ожидая, когда придет пора загружать оставшиеся бокалы в посудомоечную машину.
— Пока, дорогуша. Не забудь, что я тебе сказала насчет туалетной бумаги в пупырышек. Она подойдет тебе гораздо лучше! — кричит в ответ Лили. — По крайней мере, не царапает задницу.
Джулия пулей вылетает в дверь. Манфред жмет мне руку.
— Большое спасибо за все. Было очень мило. Ты прекрасная хозяйка.
Почему он всегда разговаривает так, как будто опасается, что ему сейчас дадут в зубы?..
— Спокойной ночи, Нэнси, — любезно говорю я. — Кейт, тебе вернуть твои пакеты? Киаран, Натан, Бладхаунд, спасибо, что пришли. Надеюсь, скоро увидимся, Натан, — прибавляю я, с энтузиазмом пожимая ему руку.
Киаран целует меня на прощание и шепчет на ушко, что все было отлично.
— Так держать. Они все у тебя в руках. Ну, и я тоже — стой самой минуты, когда мы столкнулись…
Я бросаю на него быстрый взгляд, но по его лицу невозможно ничего прочитать.
— Желаю удачи, — говорю я. — Увидимся.
— Уж я надеюсь.
Он улыбается и целует в щечки женскую половину компании. Лиз направляется к выходу, но в дверях останавливается и поворачивается ко мне:
— Надеюсь, ты не в обиде, что я помянула Сэма?
— С какой стати? Сэм давно в прошлом.
— Да, конечно. Просто я слышала о грустном окончании этой истории. Он рассказал мне отвоем женихе из Гонконга, но я тебя не осуждаю, честно. Просто интересно, не жалеешь ли, что все так закончилось. — Она пристально изучает мое лицо. — Может, тебе хотелось бы все вернуть?
— Нет, — честно отвечаю я. Хотя вообще-то ложь я грехом не считаю. Особенно когда встречаются две сучки. — У меня не было жениха в Гонконге, и порвала я с ним совсем по другой причине. — Я заговорщически понижаю голос: — Дело в том, что у него был триппер.
Ого! Никогда не видела, чтобы человек так стремительно бледнел. Я дружески машу ей рукой, пока она на подгибающихся ногах идет к такси, а потом аккуратно закрываю входную дверь.
Один — ноль, я полагаю…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трикси Трейдер - Данн Хелен



трикси эгоистичная стерва и пьяница,но друзья у неё настоящие
Трикси Трейдер - Данн Хеленириша
21.06.2011, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100