Читать онлайн Трикси Трейдер, автора - Данн Хелен, Раздел - Пятница, 3 ноября в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трикси Трейдер - Данн Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трикси Трейдер - Данн Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трикси Трейдер - Данн Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Данн Хелен

Трикси Трейдер

Читать онлайн


Предыдущая страница

Пятница, 3 ноября
(«День X» настал — но… последнее желание приговоренного исполняется)

Вчера я целый день, как автомат, обзванивала агентов по найму и разных знакомых, которые могли что-то знать о вакансиях. О работе для человека, который утратил карьеру и теперь готов на все, чтобы вернуть ее назад. Все, как один, были со мной неизменно вежливы, но все, как один, уже знали омоем провале. В Сити слухи расходятся быстро — от улицы к улице, из банка в банк. Так, водном банке мне сообщили, что не могут меня принять, поскольку у них существует правило не употреблять спиртного во время ланча, а я известна как человек, это правило злостно нарушающий. В другом сообщили, что я, оказывается, спала с Джимом и сам управляющий застал нас в самом что ни на есть двусмысленном положении. Не знаю даже, что меня больше возмутило: такое пятно на моей репутации или такое предположение относительно моего вкуса. Я имею в виду Джима.
Я очень люблю всяческие китайские вещи, особенно эти короткие жакетики, которые были в моде несколько лет назад, но я ненавижу сплетни. То, как ловко искажаются любые факты, странное убеждение — как моих сослуживцев, так и коллег из других банков, — что они знают буквально все, в том числе и обо мне, и о причинах моего провала. Разумеется, каждый воспринимает события в меру своей испорченности, но передавать все эти слухи и сплетни — это просто-напросто мерзко.
Утром пришла Лили, чтобы достойно проводить меня. Мы убили кучу времени, исследуя мой гардероб и выбирая подходящий наряд — нечто такое, что показывало бы: может, и уволена, но не повержена. Но вот подойти к дверям помахать мне на прощание — на это ее уже не хватило.
Джулия прислала цветы и записку. С советом не вешать носа и с предложением вечером выпить шампанского. Я уходила на работу в начале седьмого, но она ухитрилась успеть. Я была твердо намерена явиться на работу пораньше и предстать перед Джимом на утреннем собрании.
От Ларри и Джимми вестей не было, но, вероятно, они знают, что произошло. Бладхаунд наверняка им сообщил, коль скоро он теперь с ними работает. Да и, зная Лили, могу предположить, что она вряд ли хоть на минуту закрыла рот за последние тридцать шесть часов. Я рассказала ей, что заключила сделку (не уточняя, с кем именно), но уже не успеваю получить официальное подтверждение. Бедный Ларри. Похоже, мне надо бы купить ему затычки для ушей в качестве свадебного подарка.
Я вхожу в банк в шесть тридцать, мило улыбаюсь охранникам. Они встревоженно глядят на меня. Само собой, они тоже в курсе. Надо думать, они уже наготове и только ждут сигнала, чтобы вторгнуться в офис и препроводить приговоренных на выход вместе со всеми вещичками.
Бладхаунд через силу улыбается мне, а я усаживаюсь за стол и принимаюсь выдвигать ящики, вынимая свое имущество. Обнаружив нашу с Сэмом фотографию — тех дней, когда мы еще были счастливы, — я машинально перевожу взгляд на его стол. Сэма нет на месте, но стол его украшен яркими лентами и мишурой. Неужели он соблазнил группу поддержки?
Впрочем, сегодня моя последняя акция демонстративного протеста, адресованная Джиму, совершенно бесполезна. Джим не пришел на утреннее собрание — очевидно, уехал на очередные переговоры с какими-нибудь новыми клиентами, — и председательствует Киаран, так что мое раннее появление может оказаться кстати. Он, не осмеливаясь взглянуть мне в глаза, пытается узнать мое мнение о положении на рынках на будущей неделе, и я отвечаю, что рынки проживут и без меня.
Мы с Бладхаундом выпиваем по последней чашечке кофе, и не успела я выпить последнюю каплю, как приходит Джимова секретарша Мэри и просит меня проследовать к Джиму. Я поднимаюсь на ноги, прошу Бладхаунда присмотреть за моими вещами — дабы охрана их не повыкидывала. Он клятвенно обещает, что мое имущество останется в целости и сохранности.
Я иду вслед за Мэри: в лифт и на четвертый этаж, где располагаются начальственные кабинеты. Несколько лет назад банк оборудовал эти кабинеты кнопками тревоги, на тот случай, если кто-нибудь из работников банка, узнав о своем увольнении, впадет в ярость. Но сегодня кнопка им не понадобится. Я абсолютна спокойна. Я смирилась. Я не собираюсь им возражать.
От лифта Мэри сворачивает направо, и мне приходится ее окликнуть, дабы сообщить, что идет она не туда. Мэри не обращает внимания. Она шагает по коридору — его стены украшены картинами с видами лондонского Сити в разные эпохи. И останавливается возле комнаты Фитцвиллиама, названной именем бывшего директора банка, который стяжал неувядаемую славу тем, что установил женские туалеты на том этаже, где располагался зал для заседаний правления. Положив тем самым конец сопротивлению старых скряг продвижению женщин вправление банка.
Мэри стучится в дверь, и голос Джима отвечает: «Войдите». Что я и делаю. Ах, быть бы мне раньше такой же послушной — в те времена, когда ничего еще не случилось. Джим сидит за широким дубовым столом, наливает кофе из серебристого кофейника в китайскую чашку и передает ее…
— Ларри? — восклицаю я.
Он поднимает глаза и улыбается. Джимми Монро тоже здесь. Он уплетает датское пирожное.
— Трикси. — Ларри поднимается и пожимает мне руку. Потом он отодвигает одно из кресел и жестом приглашает меня сесть.
— Ларри, — повторяю я как попугай, — что вы здесь делаете?
— Ладно тебе, Трикси, — перебивает Джим. — Ты отлично знаешь, что Ларри и Джимми приехали подписать документы, чтобы ты запустила уже эту сделку.
— Что?
Я припоминаю сегодняшнее утро — до того самого момента, как вошла в эту комнату. Нет. Я уверена, что в рот не брала спиртного. Тогда что это Джим такое болтает? Может, если немного помолчать и дать ему закончить, я что-нибудь пойму?
— Отличная работа, Трикси, — продолжает Джим. (Нет. Пока не понимаю.) — Должен признаться, я даже не думал, что у тебя получится.
Но Ларри рассказал мне, какое великолепное предложение ты сделала ему вереду и что вы оба быстро поняли, как можно достичь оптимального результата… — А затем он произносит что-то очень знакомое. — Эта твоя идея… (Потрясающе знакомое.) Это было вдохновляющее начинание.
Джим извлекает бумаги, те самые, что я передала Бладхаунду, после того как Джим сообщил мне, что у меня нет шансов сохранить работу…
— Итак. — Джим передает Ларри ручку и придвигает к нему бумаги. — Подпишите, пожалуйста, здесь. И вот здесь. И, Джимми, не могли бы вы также поставить подпись?.. Прекрасно, — говорит Джим и поворачивается ко мне: — Трикси, похоже, все готово к тому, чтобы заставить другие банки лопнуть от зависти. Я думаю, мы можем им сообщить… ого. — Он бросает взгляд на часы. — Уже половина девятого?
Я молча киваю, боясь раскрыть рот. Поскольку, если только я это сделаю, оттуда вырвется что-то вроде: «Что, черт побери, здесь происходит?»
Джим вновь обращается к новоприобретенным клиентам:
— Надеюсь, вы оба присоединитесь ко мне в полдень, чтобы выпить по бокалу шампанского. А ты, Трикси, — он переводит на меня взгляд смеющихся глаз, — думаю, предпочтешь бутылку? (Что ж, нынешним утром его предложение, пожалуй, имеет смысл.) Вперед, Трикси. Работай. Ларри и Джимми специально для этого приехали…
Лишь в тот момент, когда я вхожу в лифт и начинаю подниматься на свой этаж, до меня доходит, что в комнате имени Фитцвиллиама я так и не сказала ни слова. Я выскакиваю из лифта и мчусь к своему столу. Бладхаунд болтает по телефону. Впрочем, при моем приближении он поспешно вешает трубку. Не иначе разговаривал с Джулией. Может, она знает, что происходит? И будь я проклята, если я хоть что-нибудь понимаю!
— Ты можешь объяснить мне, что это значит? — накидываюсь я на Бладхаунда. — Я только что была в фитцвиллиамовской комнате, и там Джим, мой будущий отчим и Мистер Ешь-Сколько-Влезет сказали, что мне дано добро на сделку с «Трипл фудз». Честно тебе скажу, у меня бывали провалы в памяти, но чтобы вот так…
Бладхаунд глубоко вздыхает и достает из ящика блокнот.
— Погляди, — говорит он. Это похоже на конспект нашей беседы — в среду, когда я разъясняла ему, что к чему со сделкой «Трипл фудз». — Я записал все это и понял, что ты права. Все очень просто. Простая сделка. Почему же она должна была занять столько времени? Ты заключила ее. В чем проблема?
— Ну, например, в том, что я, оказывается, передала документацию в отдел продаж, в отдел кредитов, организовала обменные операции — и все это, не пошевелив ни единым пальцем. Более того: я этого вообще не помню, чтобы я это делала.
— Ты сделала самую трудную часть. Ты нашла клиента и разработала структуру. А несколько твоих друзей, — он медлит и понижает голос, — доделали оставшуюся часть. — Я молча смотрю на него, и Бладхаунд прибавляет: — Поскольку они решили, что будет несправедливо, если из-за такой малости ты потеряешь работу. Ты сделала то, чего требовал Джим, но он оказался мерзавцем и изменил правила игры.
— Так что случилось?
— Ну… — Он явно колеблется. — Я поговорил с Киараном и объяснил ему ситуацию. Он согласился переговорить с торговыми агентами и с инвесторами. И что ты думаешь?.. (Если Бладхаунд полагает, что я сейчас способна думать, то он большой оптимист: я словно живу в параллельной вселенной.) Им понравилась эта идея и эта компания. Так что ты сможешь даже увеличить размеры сделки. А потом он навел шухер в отделе кредитов.
— Как это?
Ну, у отдела кредитов было слишком много работы, и они сказали ему, что смогут рассмотреть твой запрос не раньше понедельника. Но он не отступился и выяснил, что они работают над шестью сделками Манфреда. Тогда надавил на нашего немца, и твою сделку пропустили вне очереди.
— Как ему это удалось?
— Он договорился с нашим рестораном, и они изъяли из меню квашеную капусту. А потом сказал Манфреду, что его команда не может пропустить ни одну из шести сделок, поскольку инвесторы не доверяют немецким компаниям.
— А это правда?
— Не знаю, но Киаран был весьма убедителен. Манфред согласился отсрочить свои сделки, и у департамента кредитов образовалось время, чтобы разобраться с «Трипл фудз». У них все оказалось более чем хорошо. Никаких проблем не возникло. Киаран даже переправил им некоторые отчеты, которые Ларри забыл тебе дать.
— Кажется, Киаран серьезно во всем этом поучаствовал.
— О, да. Мы ничего не смогли бы сделать без его помощи — также, как и без Джулии. Она пришла сегодня в два часа утра, когда мы отлаживали последние детали, и принесла нам пиццу. Мы усадили ее печатать и рассылать факсы другим банкам. Это заняло уйму времени; она до сих пор не может понять, как ей это удалось.
— И?
— Мы позвонили Ларри около полуночи, рассказали, что мы делаем, и примерно к двум приехали юристы. Так что… — он смотрит на меня и улыбается, — когда ты оказалась здесь, сделка для «Трипл фудз» была готова.
Я просто не могу в это поверить! Киаран, Бладхаунд и Джулия трудились, чтобы спасти мою карьеру. Вдалеке я вижу Киарана, он что-то объясняет своей команде. Выглядит, разумеется, великолепно: в черных брюках и кремовой рубашке, строен, как тополь. Он оборачивается, ловит мой взгляд и усмехается.
— А как же сокращение штатов? Джим ведь должен был кого-то выставить. Если не я… тогда кто же?
Бладхаунд неторопливо поднимает руку и указывает в направлении Сэмова стола. Ленты и мишура… Это не обозначение новой победы или очередной ночи страсти. Коллеги украсили таким образом стол в ознаменование его исчезновения.
— Сэм? — Я недоуменно смотрю на Бладхаунда. — Он действительно ушел? Но почему?
— Он зарвался, — объясняет Бладхаунд. — Банк начал серьезно опасаться предъявления иска по поводу сексуальных домогательств, и потом: когда разошлись слухи насчет триппера, руководство окончательно впало в панику.
— Но он приносил банку доход. Неужели это никого не волновало?
— На самом-то деле не приносил.
— Как это так?
— Он сделал несколько серьезных ошибок относительно валютных рынков. Оказывается, одна из его любовниц — астролог, и она предсказала, что он сможет сделать верный расчет и наилучшим образом использовать деньги банка в тот момент, когда солнце будет находиться под влиянием чего-то там — и все в таком духе. Знаешь эту шутку про Уран? Так вот, он на это повелся. Киаран случайно узнал правду. Он недавно был на вечеринке и поговорил с одной девушкой, которая оказалась бывшей любовницей Сэма…
Киаран говорил с какой-то девицей?! Слова Бладхаунда вонзились мне в сердце, словно кинжал. Впрочем, сам он этого не заметил и с увлечением продолжает рассказывать, как сегодня сутра пораньше Сэма препроводили из банка. Еще до того, как я пришла. Он был так зол и ошарашен, что схватил ключи от служебного «Порше» и прямо перед носом охранника швырнул их в канализационную решетку.
— Так или иначе, — говорит Бладхаунд, — это мы обсудим позже. Вечером я расскажу все в подробностях, когда прихватим Джулию и пойдем куда-нибудь. А сейчас лучше взяться за работу, если мы хотим управиться с этой сделкой в срок. Вперед. За работу!
Он ободряюще сжимает мою руку, а я наклоняюсь и целую его в щеку.
— Джулия очень счастливая женщина, — говорю я ему. А потом отхожу от Бладхаунда и направляюсь к столу Киарана.
Он заметил меня и идет мне навстречу, так что мы встречаемся вдалеке от любопытных ушей его команды.
— Кажется, я должна тебя поблагодарить.
Он смотрит на меня, но в глазах нет обычного озорного блеска. Он выглядит усталым. Вымотанным вконец.
— Не за что, — вежливо отвечает он. — Полагаю, теперь мы квиты — вот и все.
Квиты. Почему это звучит так ужасно? Как приговор. Что-то закончилось, не успев начаться.
— Возможно. Но все равно спасибо тебе.
Я отворачиваюсь и иду обратно, повторяя про себя слово «квиты», принуждая мысли снова вернуться к сделке, оставляя свою личную жизнь за спиной… Внезапно я слышу свое имя. Я оборачиваюсь. Киаран стоит там, где я его оставила, и что-то говорит, но я не могу расслышать. Я делаю шаг к нему.
— Прости? Что ты сказал?
— Я спросил, не дашь ли ты мне еще один шанс. Пожалуйста, Трикси. Я так виноват перед тобой…
А я вспоминаю, как часто мне случалось обижать друзей едкими словами. И как пренебрежительно я относилась к маме. О своих амбициях и резкостях. И я понимаю, что не вправе осуждать Киарана.
— Может быть. Но только если между нами больше не будет лжи.
— Я обещаю.
— Очень хорошо! Поскольку я собираюсь кое-что тебе сказать. Откровенно.
— Что?
— Я ненавижу латте!


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Трикси Трейдер - Данн Хелен



трикси эгоистичная стерва и пьяница,но друзья у неё настоящие
Трикси Трейдер - Данн Хеленириша
21.06.2011, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100