Читать онлайн Трикси Трейдер, автора - Данн Хелен, Раздел - Воскресенье, 15 октября в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трикси Трейдер - Данн Хелен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трикси Трейдер - Данн Хелен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трикси Трейдер - Данн Хелен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Данн Хелен

Трикси Трейдер

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Воскресенье, 15 октября
(до «Дня X» 30 дней — к дьяволу «Боевую стратегию»!)

К восьми часам я уже успела три раза сменить наряд и дважды проверить, не застрял ли между зубов шпинат, хотя не ела этот зеленый ужас уже сто лет. И вот сижу в кресле, расположенном в стратегически правильном месте — возле окна, и жду Киарана. Будто бы я вновь превратилась в подростка. В животе урчит от волнения, и, когда внезапно звонит телефон, у меня замирает сердце. Я совершенно уверена: звонит Киаран, чтобы все отменить. Воспоминания о безответной первой любви всплывают на поверхность из глубины времен моей ранней юности…
Оказывается, нет. Это Джулия хочет пожелать мне удачи. Затем звонит Лили — сообщает, что забыла у меня свой проездной на автобус, и просит положить его куда-нибудь, где он не затеряется.
Надеюсь, мы не пойдем в заведение с кожаными сиденьями. Потому что соприкосновение их поверхности с моими кожаными же брюками может быть чревато забавными звуками… А переодеться нет никакой возможности, поскольку именно в этих штанах я выгляжу Действительно Сногсшибательно. Оба слова с большой буквы. Сотни наклонов и приседаний, которые мой тренер принуждал меня делать в последние полгода, не прошли впустую. Киаран будет сражен наповал.
Я бросаю взгляд в зеркало, дабы убедиться, что макияж безупречен. Все: я готова. И что же мне теперь делать? Открыть бутылку вина? Или, может, послушать музыку? Я должна выглядеть естественно. Ни единого намека на все эти часы судорожных сборов, сумасшедших переодеваний и всего такого прочего… Я останавливаюсь на вине — а собственно, почему бы нет? — и усаживаюсь в кресло возле окна. Тупо смотрю в телевизор, безуспешно пытаюсь следить за развитием событий в «Бэлликисэйнджел». Нужно же мне приобрести какие-нибудь навыки общения с ирландцами…
Боже мой! К дому плавно подкатывается «Ягуар XKR». Безделушка стоимостью семьдесят тысяч фунтов. Это же не может быть его машина, верно? И тут он выбирается наружу. Вот это да! Мне нравится. Моя «Тойота» выглядит несколько потертой, ей ведь больше года… Черт! В «Ягуаре» кожаные сиденья. Хорошенькое начало…
Киаран одет несколько небрежно. Черные джинсы и коричневый замшевый пиджак очень мило смотрятся, но он мог бы приложить и побольше усилий. Проклятие! Он заметил меня в окне и машет рукой. В такие вот моменты я жалею, что не прислушалась к совету Лили и не поставила себе «эти замечательные затененные стекла», которые «так чудесно подошли бы этим окнам». Я салютую ему бокалом вина, поднимаюсь из кресла и иду к входной двери. Глубокий вдох… Ой! Бегу обратно, чтобы выключить телевизор и положить на подлокотник кресла раскрытые на середине «Большие надежды». Пусть не думает, что я необразованна!
— Привет, — говорю я, когда он вступает в холл и целует меня в щеку. — Извини, не могла вспомнить в точности, на какое время мы договорились. — Лгунья! Лгунишка! Но что же поделаешь?.. — Ну, и решила выпить бокал совиньона. Не желаешь?
— Спасибо, Трикси, но у меня железное правило: по воскресеньям не пью. Даю своему истерзанному желудку маленький выходной. (Надо же, какая сознательность! Хм, сегодняшний вечер, похоже, окажется еще веселее, чем я думала.) Впрочем, это не должно тебя останавливать. — Он улыбается, морщинки разбегаются от уголков глаз. — Но не отправиться ли нам в путь? Признаться, я голоден.
— Веди. — Я подхватываю сумочку, ключи и новоприобретенный жакет. — Куда пойдем?
— Сюрприз. Я приметил здесь одно местечко. По-моему, оно подходит для сегодняшнего вечера. (Итак, в машину мы не садимся. Даже не знаю, рада я или разочарована.) Мне нравится твой жакет, — восхищенно говорит он, когда я надеваю обновку. — Недавно купила?
— Это старье? Да ему уже несколько лет. Мы шагаем по моей улице, болтая о пустяках.
Я вдохновенно вру, как мне понравился Натан, но Киарану, кажется, неохота обсуждать эту тему. Переходим улицу, Киаран сворачивает направо. Хм-м. Мы явно идем не в «Граниту» и не в«Эфориум». Минуем Камденский пассаж сего антикварными лавочками. Проходим мимо «Фредерика» — старого ислингтонского ресторана, который путеводитель описывает как «идеальное место для особенных случаев». Я начинаю опасаться, что Киаран просто-напросто заблудился.
— Мы на месте, — внезапно провозглашает он.
— Да? Где? — Я лихорадочно оглядываюсь по сторонам в поисках чего-нибудь мало-мальски похожего на ресторан.
Он указывает на широкое окно сбоку от нас. Через стекло я вижу людей, сидящих на аляповатых деревянных стульях и поедающих… о, господи! Пиццу!
— «Пицца-экспресс!» — гордо сообщает Киаран. — Сказать невозможно, как я скучал по пицце «Флоренция», пока жил в Нью-Йорке. Как раз приметил это местечко, когда ехал к тебе. — Он шагает к двери. — Пошли, чего мы ждем?
Чего? Подвоха. Ждем, когда он скажет «шутка» и отведет меня в один из чудных ислингтонских ресторанов. Но нет, он распахивает дверь.
— Единственное место, где мне случалось есть пиццу, — чудесная маленькая траттория в предместье Флоренции, — лгу я, а перед глазами у меня встает груда пицц с ветчиной, которыми забит мой холодильник. Лили принесла их на прошлой неделе. «Так удачно вышло, дорогуша. Все вместе — по цене одной, потому что сегодня у них выходит срок годности. Но мы положим их в морозильник, и ничего с ними не случится. И каждая всего-то четыреста калорий»…
— Правда? А где именно во Флоренции? — Киаран подзывает официанта и требует столик на двоих. — Я всегда думал, что пицца там не так популярна, как в других итальянских городах. Конечно, не буду утверждать, что знаю все пиццерии Флоренции, хотя одна из них точно находится на Борго Сан-Лоренцо. Да? Ты имела ввиду Фьезоле? Или эту милую тратторию в Майано, всего в трех километрах от Фьезоле…
Боже! В следующий раз он покажет мне их на карте.
— О, полагаю, ты ее не знаешь. — Что-то подсказывает мне, что я иду по скользкой дорожке. Но отступать уже поздно.
— Ты так думаешь? Давай попробуем. Я три месяца работал официантом во Флоренции — еще в студенческие годы. Поэтому неплохо там ориентируюсь. — Похоже, Киаран завелся.
— Слушай, я не могу тебе сказать, — вдохновенно вру я. — Не хочу, чтобы ее разрекламировали. Я люблю ее как раз за уединенность. За то, что там нет никаких туристов. И вообще, не пора ли решить, что мы будем есть? — Я гляжу вменю, изо всех сил надеясь, что мое лицо не покраснело, как помидор, за время нашей непростой беседы.
Мы заказываем «Флоренцию», один салат, бутылку минеральной воды и один большой бокал «Фраскати» — для меня. Надо было сразу заказывать бутылку. Если долго сидеть — выходит дешевле.
Наконец Киаран сосредотачивает на мне пристальный взгляд синих глаз испрашивает, не могу ли я рассказать побольше о себе.
— Да что рассказывать? Мне двадцать восемь лет. Поступила в банк после того, как закончила университет. Изучала антропологию в Бирмингеме. Люблю вечеринки, стильную одежду и шампанское. Моя лучшая подруга-Джулия, ты видел ее в пятниц). Точка, конец истории.
— Да, она приятная девушка. А твои родители? — спрашивает Киаран. — Я, например, очень люблю свою мамочку, хотя, полагаю, она никогда не простит мне того, что я уехал из Ирландии.
Пора сменить тему. И побыстрее!
— А почему ты уехал? Я думала, Ирландия-сердце кельтской цивилизации. Движок Европейского союза. Там все хотят жить, и никто не желает ее покидать…
— Да как сказать… Я люблю Ирландию. Это же моя родина. Но когда я поступил в Бристольский университет, я внезапно понял, что мне нужно уехать. Я хочу сказать, в Ирландии были перспективы, но не на поприще финансов. И, по правде сказать, я не мог больше выносить этой клаустрофобии. Дублин очень тому способствует, понимаешь ли. Стоит пройтись по О'Коннелл-стрит, как столкнешься нос к носу с кучей знакомых. И некуда деться от всего этого…
— И от чего ты хотел бы куда-то деться? — Боже, Трикси. Снова скользкая тропка. Когда ж ты научишься думать прежде, чем раскрывать рот? Видно, никогда.
— Да не важно. Мы говорили о тебе. Где ты отыскала Лили? Она просто клад. (Святая правда. И этот клад стоило бы закопать… Почему он так вцепился в мою биографию?) Ты знаешь, она рассказала мне, как свести с ковра свечной воск. Промокательная бумага и утюг — проще пареной репы. Кто бы мог подумать, а?
— В этом вся Лили. Я полагаю, она вырезает все эти полезные советы из воскресных газет.
Честно говоря, уже не припомню, как мы с ней познакомились. — Я вынимаю из своей пиццы анчоус и аккуратно кладу на край тарелки. — Кажется, я знала ее всегда. Она прибирает квартиру, готовит еду и все такое. Я думаю, ей просто хочется чувствовать себя нужной… Ну и деньги, конечно. Она очень одинока, видишь ли. Муж сбежал от нее несколько лет назад.
— Что ж, кажется, она тебя очень любит. — Киаран вгрызается в свою пиццу. Надеюсь, в ней нет чеснока…
— Похоже на то.
— Бладхаунд сказал, что твои родители живут в Глостершире. (К вопросу о досье. Должно быть, он пустил по моему следу парочку агентов национальной безопасности.) Иначе сказать, тебе с самого рождения было предопределено работать в Сити.
— Что-то в этом роде, — бурчу я себе под нос.
— И готов поспорить, твоя мама состоит в «Женском институте».
— Да, не без того. Я все опасаюсь, как бы они в своем «Женском институте» не начали делать благотворительные календари. Знаешь, эти — с обнаженной натурой, у которой все, что положено, прикрыто цветами подсолнуха.
— Знаю. Ну и что такого? Хорошее дело. — Киаран запихивает в рот остатки пиццы и удовлетворенно похлопывает себя по животу. — Вот и славно. Не хочешь ли еще выпить?
Я киваю с большим энтузиазмом. Знала же я, что надо было заказывать бутылку.
— А то, что у нее аллергия на подсолнухи.
— Прости? — Киаран непонимающе глядит на меня.
— Ну, если она не сможет использовать подсолнухи, ей придется подыскать другой цветок, чтобы замаскировать все, что требуется. А на свете не так уж много цветов подходящего размера.
— Да ладно, как-нибудь обойдется. — Киаран оборачивается и делает знак официанту. — Зачем волноваться о том, чего, может быть, никогда не случится? Можно использовать хвойные породы или, скажем, лавр — ветки у них довольно-таки развесистые… Поговорим лучше о тебе. Надо полагать, детство твое сопровождалось наличием пони, балетной школы и гувернантки?
— Вроде того.
— Недостижимые высоты для бедного мальчишки из Рингсенда вроде меня. — Киаран выглядит несколько огорченным, хотя, может быть, это все из-за шпината, который он только что уронил себе на пиджак…
— Да брось! Что такое этот Рингсенд?
— Когда-то это были доки, хотя теперь, я полагаю, в Ирландии это склонны называть «строящейся гаванью». Так или иначе, жить там было непросто. Именно поэтому я так хорошо понимаю Лили. У нас много общего.
— Если бы она была здесь, она посоветовала бы тебе смыть этот шпинат холодной водой, чтоб пятна не осталось. — Я наблюдаю, как он обмакивает салфетку в стакан с минералкой и тщательно трет пиджак. — А как ты попал в Бристольский университет?
— Во всем виноваты Христианские братья. Они утверждали, что у меня гибкий ум… — Киаран отодвигает пустую тарелку. Боже милостивый! Он съел даже корки. Вот что значит настоящий мужчина. — Ладно, теперь, когда мы поели, хочу сообщить тебе одну новость. Яду-маю, ты останешься довольна.
Ура! Сейчас он признается мне в любви. Я улыбаюсь, хотя внутри нервы натянулись как струны. Он засовывает руку во внутренний карман пиджака и достает… листок бумаги.
— Я составил список потенциальных клиентов, которые могут заинтересоваться сделками. Некоторых я знаю еще с тех пор, как работал на Уолл-стрит и слышал, что им нужны займы.
Он замолкает и глядит на меня, широко улыбаясь. А я улыбаюсь в ответ. Полагаю, я должна быть чертовски ему благодарна, но отчего-то мне грустно. Итак, никакое это не свидание. Просто он решил меня облагодетельствовать. Хотя в настоящее время подобное развитие событий как нельзя более кстати. Я буду думать о работе, вместо того чтобы постоянно проверять автоответчик и проводить бессонные ночи, раздумывая, почему он не позвонил…
— Я думаю, тебе стоит съездить в Нью-Йорк, — прибавляет он, — и пообщаться с этими ребятами лично…
Внезапно я чувствую, как настроение начинает подниматься. Не знаю, как там «эти ребята», но я смогу собственными глазами увидеть магазины Пятой авеню, «Барнис», «Кальвин Кляйн», «Донна Каран»… Зачем нужен мужик, когда есть платяной шкаф и пустой чемодан?..
Тем временем Киаран указывает на одно из имен списка. Этот парень работает в Рокфеллеровском центре. Ну уж нет! Ни за что туда не пойду. Там снаружи слишком много флагов разных стран. Пробуждает неприятные ассоциации… Ладно, какие там магазины вокруг? Всем известно: то, что здесь стоит фунт, там — всего-навсего доллар. Банковские менеджеры будут потрясены моей бережливостью. Все в выигрыше.
— Ты меня слушаешь? — Киаран перебивает мои мысленные подсчеты. Он все еще тычет пальцем в чье-то имя. — Ему нужно полмиллиарда долларов. (А кому ж не нужно?) Но он не доверяет банкам. Если ты сумеешь его уломать, полагаю, перед вами обоими откроются недурственные перспективы. — Он подмигивает и указывает на следующее имя. — Вот глянь. Только сегодня утром получил от него письмо. Ему нужно три миллиона долларов… (Еще какое-то имя.) А она просто фонтанирует новаторскими идеями… (Она? Интересно, какого рода идеями она фонтанирует? Что это вообще за люди?)
— Хм. Думаю, здесь есть перспективы. — Я перечитываю имена, стараясь вычислить новаторскую леди. — Завтра начну им звонить.
— Отлично. Если вдуматься, мне не следовало всего этого делать, но я просто хотел тебе помочь… (Помочь. Мне. Интересно, с какой стати? Из чисто дружеской симпатии или…) Да, что касается этих людей, — прибавляет он, — они не из тех клиентов, каких описывал в пятницу Манфред. Их обхаживает столько банков, что они могут позволить себе выбор. Так что не стоит расстраиваться, если у тебя с ними не сложится… (С какой стати мне расстраиваться? У меня вечно что-то где-то не складывается. Я уже привыкла.)
Киаран смотрит на часы.
— Черт! Сколько, оказывается, времени! Мне нужно идти. Я взял себе за правило рано ложиться спать хотя бы раз в неделю. Я рассчитывал на это воскресенье… (М-да. Я тоже…)
Я беру листок и засовываю в сумку.
— Большое спасибо за все, — говорю я со всей возможной искренностью. Не то чтобы я не испытывала к нему благодарности, просто я немного разочарована. Соберись, Трикси. Сосредоточься. Никаких душевных терзаний! Заключи проклятую сделку, а тогда уж терзайся сколько влезет. — Завтра поговорю с Джимом насчет командировки. Не исключено, что он согласится. Полагаю, до него дойдет, что я наконец-то взялась за ум.
Киаран оставляет на столе деньги и отметает мои попытки внести свою лепту, бормоча что-то насчет юбки и чистки. Мы выходим из «Пиццы-экспресс» и шагаем обратно к моему дому. В ответ на мое предложение выпить чашечку кофе он отрицательно качает головой.
— Давай в другой раз. Сегодня я и впрямь хочу лечь пораньше. Удачи в твоем начинании. — Он целует меня в щеку. Точно так же, как я могла бы поцеловать кого-нибудь из своих клиентов: слишком чопорно и ничуточки не романтично. — Увидимся завтра. Я принесу тебе кофе.
Киаран садится в машину и отъезжает. Сигналит и машет мне из окошка — ну прямо как в кино. И мне неожиданно становится очень и очень грустно — невзирая на все открывающиеся перспективы…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трикси Трейдер - Данн Хелен



трикси эгоистичная стерва и пьяница,но друзья у неё настоящие
Трикси Трейдер - Данн Хеленириша
21.06.2011, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100