Читать онлайн Строптивая, автора - Данн Доминик, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая - Данн Доминик бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая - Данн Доминик - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая - Данн Доминик - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Данн Доминик

Строптивая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Фло Марч. Фло Марч. Фло Марч. С появлением ее фотографии на обложке «Малхоллэнда» Фло Марч прославилась. О ней говорили везде. Журналы называли ее «бесчестная любовница обесчещенного миллиардера». «Вы слышали? Она явилась без приглашения на похороны Жюля, и между Паулиной и этой ужасной женщиной произошла такая сцена, вы не поверите». Ее имя стало так же хорошо известно на фешенебельных приемах, как в кафе «Вайсрой», где она когда-то работала и где все посетители хотели побольше узнать о ней. Керли и Белль, защищавшие ее, стали важными персонами из-за близкого знакомства с ней. В баре «Мисс Гарбо» Мэннинг Эйнсдорф и Джоэль Циркон рассказывали о ней разные истории. Женщины, сидевшие обычно рядом с ней под фенами в салоне Пуки и не замечавшие ее, тем более не разговаривавшие с ней, теперь заявляли, что хорошо с ней знакомы. Даже близкие друзья Паулины не могли устоять и обменивались между собой информацией о женщине, в доме которой у Жюля Мендельсона случился сердечный приступ. «Она приходила на похороны Гектора Парадизо. Протиснулась прямо к гробу», – говорили одни. «Конечно, вы видели ее. Она делает прически у Пуки. Очень миленькая, но заурядная, разодетая в «Шанель», – подхватывали другие. «Мэдж Уайт действительно встречала ее, в ресторане в Вэлли, где она обедала с Жюлем, – сообщали третьи и добавляли: «Она задавила собаку Фей Конверс. Убила ее. Малышку Астрид, которая принадлежала когда-то Гектору».
В течение двух недель, пока ее фотография красовалась на обложке журнала «Малхоллэнд», Фло Марч, стыдясь вызванных ею пересудов, прекратила всякие контакты со всеми, кого знала. Она перестала отвечать на телефонные звонки и не прослушивала автоответчик. Друзья приходили к ее дому и звонили в дверь, но она не открывала. Пуки оставлял ей записку за запиской на стекле ее машины, в которых писал, что будет счастлив приходить к ней по утрам до открытия своего салона, чтобы делать ей прическу, но она не отвечала. Даже Глицерия, горничная Фей Конверс, не смогла проникнуть в дом, хотя каждый день приходила и приносила еду, которую оставляла у двери, ведущей в плавательный бассейн. Иногда Фло даже не вставала с постели. Она начала пить вино и принимать «валиум».
На Симса Лорда была возложена обязанность сообщить Фло, что финансовые распоряжения, сделанные Жюлем в отношении ее в день его смерти, комиссия по наследству собирается оспаривать. Он пришел к ней в дом по поручению Паулины Мендельсон, чтобы лично переговорить, поскольку она не отвечала на его звонки.
– Что это в сущности значит? – спросила Фло, потрясенная его заявлением.
– Что вы ничего не получите, Фло. Кроме того, что Жюль подарил вам.
– Но почему? – спросила Фло.
– Комиссия по наследству считает, что имело место злоупотребление влиянием на Жюля, когда он был слишком болен, чтобы отдавать себе отчет в том, что он подписывает, – ответил Симс.
– Чьим влиянием? – спросила Фло. Симс не ответил.
– Моим? Вы это хотите сказать?
– Я всего лишь передаю то, что мне поручено, Фло.
– Нет, Симс, вы не просто передаете, вы участвуете в этом. Ваша подпись как свидетеля стоит на тех документах.
– Я действую в интересах комиссии по наследству, где выполняю роль душеприказчика, – сказал он.
– Комиссия по наследству, это кто? Паулина? Это Паулина считает, что имело место злоупотребление влиянием на Жюля? Вы ведь знаете, что это неправда, не так ли?
Фло сидела на обитом серым атласом диване. Охваченная чувством паники, она встала, чтобы он не заметил ее трясущихся рук. Она прошла мимо него к бару, взяла бокал и налила белого вина из полупустой бутылки. Симсу нравилось, как она была одета – в брюках и свитере. Ему нравился запах духов «Фракас», исходящий от нее. Ему нравились ее красивые рыжие волосы, завязанные на затылке. Ему нравилось, что она не пользуется косметикой. Он понял, что она ему очень нравится.
Когда она проходила мимо него, возвращаясь на свое место на диване, он взял ее за руку и остановил.
– Вы не предложили мне бокал вина, – сказал он, улыбаясь.
Она поняла его улыбку. Она нередко видела подобную улыбку на лицах пожилых мужчин, желавших ее с тех пор, как ей исполнилось пятнадцать лет. Она кивнула головой в сторону бара.
– Налейте сами, – сказала она.
Он притянул ее к себе и начал целовать. Она стояла, не шевелясь, но не отвечала на поцелуи. Он начал тяжело дышать и приник к ней. Она отодвинулась от него.
– Нет, Симс. Это не для меня, – сказала она, помахав рукой перед собой.
Он продолжал держать ее.
– Послушай меня, Фло. Я мог бы заботиться о тебе. Ты могла бы остаться в этом доме. Я обеспечу тебя.
Она оттолкнула его.
– Вы пришли сюда, чтобы сообщить, что меня лишают законного наследства, и в то же время хотите наскоро покончить с этим, переспав со мной? Это так? – спросила она. – Как я ошиблась, думая, что у вас есть класс.
– Иди сюда, Фло. Ты меня действительно достала. Чувствуешь, какой твердый? – Он взял бокал из ее руки и приложил ее руку к ширинке.
– Уверена, что ваш большой друг Жюль не давал вам понять, что я настолько доступная, не так ли, Симс?
Симс расстегнул ширинку. Он вынул пенис, показывая его Фло, будто вид его мог вызвать у нее порыв желания и страсти.
Фло взглядом, полным презрения, отвергла его.
– Неужели я действительно кажусь такой дешевкой, Симс, что вы посчитали возможным выставить это передо мной? Не думаю, что вы сделали бы это перед Паулиной, прямо в библиотеке в «Облаках». Уберите. Седые волосы на лобке никогда не возбуждали меня.
Она села на диван, взяла журнал и, перелистывая его, ждала, пока Симс Лорд, красный от ярости, убирал свой сникший пенис и застегивал ширинку. Приведя себя в порядок, он направился к двери, поджав губы и приняв холодный вид. Открыл дверь и вышел, не попрощавшись.
* * *
В один из этих дней Филипп Квиннелл приехал к дому Фло и звонил, не переставая, но она не открыла. Он видел, что ее машина стоит в гараже, и знал, что она в доме. Он собирался уже уйти, но, дернув дверь, с удивлением обнаружил, что она открыта.
– Фло! – позвал он, войдя в холл.
На дворе стоял яркий солнечный день, но шторы в гостиной были опущены, и стоял полумрак. Когда глаза привыкли к темноте, он увидел Фло, сидевшую в углу огромного дивана. Перед ней на кофейном столике стояла бутылка вина и стакан воды.
– Опасно оставлять дверь открытой в наши дни, – сказал Филипп, оглядывая комнату. – Каких только хулиганов не бродит вокруг.
– Какая разница, – ответила Фло, взглянув на него.
– Что ты делаешь? – спросил он.
– Я, что называется, немного скисла. Филипп взял бутылку.
– Ты же знаешь, великолепное, с аукциона «Брешани», – сказала она, точно имитируя голос Жюля Мендельсона.
– Это не поможет. Фло поежилась.
– Он ненавидел дешевое вино, которое я покупала в супермаркете, поэтому он прислал несколько ящиков своего лучшего вина на тот случай, когда приходил. Он ненавидел также дешевые бокалы, поэтому заставил меня заказать по дюжине разных размеров бокалов от «Штаубена» в Нью-Йорке. Он ненавидел дешевое постельное белье и заказал несколько наборов от «Портхольта», когда был в Париже. Единственная дешевая вещь, которую он любил, была я.
– Ты не дешевая, Фло, – сказал Филипп.
– Спасибо, Фил К., любезно с твоей стороны говорить так, но ты не знаешь о некоторых вещах, что я проделывала с ним.
– И знать не хочу.
– Не будь чистоплюем, Фил К.
Филипп взял бутылку вина, вошел в туалет рядом с гостиной и вылил остатки в унитаз.
– Звучит так, словно слон писает! – крикнула она ему. Филипп засмеялся. Он вернулся в гостиную и бросил бутылку в корзину для бумаг.
Фло наблюдала за ним.
– У меня его полно, – сказала она, имея в виду вино.
– Хочешь, я возьму тебя на собрание? – спросил он.
– Черт, нет. Я не готова встать посреди зала и выложить все мои беды людям. Я сама могу с этим справиться.
– Это ты называешь «справиться»? Лежа в темной комнате с бутылкой вина?
– Не ругай меня, Фил. – Она зажгла сигарету и оставила ее в уголке губ. Он сел и наблюдал за ней.
– Хочешь, я включу свет? – спросил он.
– Нет. – Она курила, не вынимая сигарету изо рта. Потом начала плакать.
– Я боюсь, Фил, чертовски боюсь.
Она встала и нетвердой походкой направилась к бару. Вынула из холодильника бутылку вина. Воткнула штопор в пробку, но рука соскользнула, и штопор порезал ей палец.
– Открой, пожалуйста, – сказала она, протягивая ему бутылку и штопор.
– Нет.
– Ты должен понять, Филипп, я привыкла так жить. До того, как я встретила Жюля, у меня не было пистолета, чтобы застрелиться, или окна, чтобы выброситься. Я была с парнем пять лет. Это было больше, чем получать в подарок тряпки, драгоценности, машину и дом. Он защищал меня. Он платил мои налоги. Платил за медицинскую страховку, покрывал расходы. Он был добр ко мне. Я не могу вернуться назад. Не могу. А они собираются все у меня отобрать.
– Кто они?
– Паулина и Симс.
– Но о чем ты думала раньше?
– Я думала, что этот вихрь удовольствий никогда не кончится. Вот что я думала, Я думала, что Жюль Мендельсон бессмертен. О, ради Бога, открой эту чертову бутылку, Филипп. Мне надо выпить.
– Послушай, я не могу говорить с тобой, когда ты пьяна. – Я не терплю пьяных. У меня нет к ним жалости. Я пришел помочь тебе, но ты слишком пьяна, чтобы понять то, что я говорю. Придешь в себя – позвони мне. В противном случае, я не буду больше тебя беспокоить.
Он направился к двери.
– Как поживает Камилла? – крикнула вслед ему Фло.
– Прекрасно.
– Передай ей мою благодарность. Филипп остановился и обернулся.
– Благодарность за что?
– Она знает.
– Я тоже хочу знать.
– Она была добра ко мне на похоронах Жюля.
– Она мне ничего не рассказала.
– У девчонки есть класс, Филипп.
* * *
Когда у нее кончалось все необходимое, вроде замороженных продуктов или гигиенических салфеток, она отправлялась за покупками в магазин или аптеку, работавшие по ночам. Выезжала из дома в два часа ночи, зная, что не встретит никого из своих знакомых или тех, кто знает ее. Она обвязывала голову шарфом и надевала большие темные очки. Чаще всего она ездила в супермаркет на пересечении бульвара Беверли и Доухени-Драйв. В одну из вылазок за продуктами, когда Фло шла по проходу между стеллажами с продуктами, толкая перед собой тележку, она увидела Лонни Эджа, с которым не встречалась со времени работы официанткой в кафе «Вайсрой». Лонни, как всегда, одетый в черное, стоял, прислонившись к газетному киоску. Рядом на стенде были выставлены журналы, и среди них красовался журнал с ее фотографией. Лонни держал в руках «Малхоллэнд» и читал статью о ней. Ускорив шаг, она резко повернула тележку и нечаянно задела Лонни. Он взглянул на нее и тотчас узнал, хотя она думала, что в своем наряде неузнаваема.
– Фло! Какое совпадение! Я как раз читаю о тебе.
– Потише, Лонни! – сказала Фло, оглядываясь, чтобы увериться, что никто его не слышал, хотя в это время в супермаркете не было ни души.
– Ты стала настоящей знаменитостью, – сказал Лонни.
– Не такой, как мечтала.
– Поздновато ты.
– Да и ты тоже.
– Ты же знаешь мою жизнь, Фло. Нормальные часы никогда не были подходящими для моего ремесла.
– Ты все еще снимаешься в этих грязных видео? Лонни улыбнулся и пожал плечами.
– Мне все твердят, что я звезда – первый сорт. Фло засмеялась.
– Наслышана я о твоем качестве звезды.
– Приятно видеть тебя веселой, Фло. Хочешь чашечку кофе? Или что-нибудь выпить?
– Нет, мне надо возвращаться, – сказала Фло.
– Понятно.
– Рада была повидать тебя, Лонни.
– Послушай, Фло. Я не знал, что Жюль Мендельсон твой, как это, ну, твой приятель. Пока не услышал о статье в «Малхоллэнде».
– С чего ты должен был знать? Немногие знали. Она повернулась, чтобы уйти.
– Ты когда-нибудь встречала его сына? – спросил Лонни.
– Его сына? – спросила Фло, остановившись. – У Жюля Мендельсона не было сына. Ты, верно, говоришь о другом парне, Лонни.
– Я имел в виду пасынка.
– Не думаю, что у него был пасынок. Я хочу сказать, что мне было бы известно. Я была с парнем пять лет.
– Испорченный малый. Наглый. Зовут не то Биппи, не то Киппи.
Фло, услышав имя Киппи, посмотрела на Лонни вопросительно.
– Многие думают, что это я убил Гектора Парадизо ту ночь, включая недоумка Мэннинга Эйнсдорфа, только потому, что я ушел из «Мисс Гарбо» вместе с Гектором. Я точно пошел к нему домой. Развлекались. Я даже побил его немного, потому что он этого хотел. Но я был не последний, кто видел его в ту ночь. Пасынок Мендельсона пришел, когда я уже уходил, ему нужны были деньги, много денег, и Гектор попросил меня побыстрее убраться.
Фло внимательно смотрела на Лонни.
– Киппи Петуорт? Так его зовут?
– Да, Киппи Петуорт. Наглый маленький мерзавец.
В голове Фло вихрем пронеслись мысли. Она вспомнила молодого парня по имени Киппи. В тот день Жюль приехал к ней до восхода солнца и разбудил.
– Со мной молодой человек, – сказал он. – Позволь ему поспать в гостиной на диване часика два. Я вернусь и увезу его.
– Но кто он, Жюль? – спросила Фло.
– Сын моих друзей.
– Он попал в неприятность? – спросила Фло.
– Ничего серьезного. Ребячьи дела. Фло с тележкой подошла к Лонни.
– Ты хочешь сказать, что Киппи Петуорт убил Гектора Парадизо? – спросила Фло, оглядываясь и понизив голос, хотя других покупателей в супермаркете в это время не было.
– Кто-то же убил. Но не я. И, конечно же, это не было самоубийством, как твой приятель Жюль Мендельсон хотел всех уверить. В себя пять раз не стреляют. Каждый болван знает это.
Фло кивнула.
– Я сама часто задавалась этим вопросом. Послушай, мне надо уходить, Лонни. Как мне найти тебя, если понадобится?
Лонни достал ручку и написал номер своего телефона на обложке «Малхоллэнда», затем оторвал клочок и подал Фло. Переставив журналы на стенде, он засунул номер с ее фотографией подальше, чтобы не было видно порванной обложки.
По дороге на Азалиа Уэй Фло мысленно возвращалась к тому утру, когда Жюль привез парня по имени Киппи в ее дом. До того, как она встретила Лонни в ночном супермаркете, Фло ни разу не вспомнила о Киппи.
– Не запомнил, как тебя зовут, – сказал парень, когда проснулся. В то утро она собиралась пойти на собрание анонимных алкоголиков, но не хотела оставлять незнакомого парня одного в доме.
– Фло, Фло Марч, – ответила она.
– Правильно, Фло Марч, – повторил парень.
– Не уверена, что и я запомнила твое. Киппи? Так, кажется?
– Правильно, Киппи.
– Киппи, а дальше?
– Петуорт. Фло засмеялась.
– Подобные имена я называю экстравагантными. Такие редко услышишь в районе Сильвалейк.
– Да уж. Прямо как в «Голубой книге»,
type="note" l:href="#n_2">[2]
– сказал он и рассмеялся.
Когда он рассмеялся, Фло заметила, что одного переднего зуба у него не хватает.
– Боюсь, что испачкал кровью твой диван.
– О, Боже! – вскрикнула она, хватая одну из подушек на обитом серым атласом диване. Она была в крови. – Это совершенно новый диван. Мне только вчера его привезли. Ты хотя бы представляешь, сколько стоит этот материал? Девяносто пять долларов за ярд.
– Придется заменить, – сказал он. – Жюль оплатит.
– Но еще дня не прошло, как его привезли, – повторила она. – Он совершенно новый.
– В таком случае, положи подушку так, чтобы кровь не было видно, и никто не заметит разницы. – Он перевернул подушку и похлопал по чистой стороне. – Вот видишь? Только ты и твой декоратор могут заметить разницу.
– Да, – ответила она, покачав головой. Она была расстроена тем, что ее красивый новый диван испорчен. Она была сердита на Жюля за то, что он привез к ней этого беспечного незнакомого парня, который, казалось, ничуть не озабочен тем, что испортил диван, словно привык, что другие должны заботиться о подобных вещах.
– Послушай, бессмысленно терять время и расстраиваться из-за таких пустяков, – сказал Киппи, когда понял, что она действительно огорчена.
Фло вынуждена была признать, что у парня есть шарм и изящество, причем, не приобретенные, а врожденные. Она попыталась найти слово, характеризующее его. «Обаятельный», пришло ей на ум. Она хотела бы знать, что он делает в ее доме, почему Жюль привез его к ней в шесть утра и сказал: «Пусть он останется здесь до моего возвращения. Не задавай никаких вопросов».
– Не возражаешь, если я покурю травку? – спросил Киппи, доставая из кармана сигарету с марихуаной. И, не дожидаясь ответа, потянулся за коробкой спичек.
– Нет, возражаю, – ответила она. – Не хочу, чтобы ты курил травку в моем доме.
Он удивленно посмотрел на нее.
– Забавно. Никогда бы не принял тебя за леди, возражающую против этого.
– Было время, когда я не возражала, но теперь возражаю.
– Потому что я испачкал твой новый диван?
– Нет, потому что не хочу, чтобы курили наркотики в моем доме.
Он пожал плечами и положил сигарету обратно в карман.
– Может быть, дашь тогда апельсиновый сок?
– Сейчас выжму.
– А кофе?
– Приготовлю. Но только не надо разговаривать со мной, как со служанкой. Ты находишься в моем доме, и я сделала одолжение, разрешив тебе остаться здесь.
– Разве я таким тоном говорю? Извини. – Он прикрыл рот рукой и улыбнулся. Она поняла, что он привык поступать по-своему, особенно с женщинами.
Она приготовила кофе на кухне. Он схватил «Лос-анджелес трибьюнэл», которую она читала раньше и оставила на столе. Казалось, он проявлял необычный интерес к утренней газете, быстро переворачивал страницы, внимательно просматривая каждую, словно искал что-то важное. Наконец он отбросил газету и начал пить кофе.
– Ты кем приходишься Жюлю Мендельсону? – спросила Фло.
Киппи Петуорт посмотрел на Фло Марч, но не ответил. Он понял, что Жюль ничего ей не рассказал.
– Я задала тебе вопрос.
– Кем ты приходишься Жюлю Мендельсону? – спросил он в ответ.
Оба внимательно посмотрели друг на друга, но промолчали. Киппи Петуорт прекрасно понимал, кто такая Фло Марч, но Фло Марч не догадывалась, кто такой Киппи Петуорт.
Позже Жюль заехал за ним, и они уехали, не обменявшись между собой ни словом. Жюль больше никогда не упоминал его имени. Она тоже. Потом в волнениях по поводу смерти Гектора Парадизо, вызвавшей толки и пересуды людей, она забыла о молодом парне по имени Киппи Петуорт, который провел шесть часов в ее доме, и ни разу ей не приходила мысль связать смерть Гектора с этим парнем.
Когда она сообщила Нелли Поттс, что ей требуется серый атласный материал для нового чехла на подушку от дивана, Нелли сказала, что этого материала временно нет в наличии, но она даст знать, как только он появится.
* * *
На следующее утро Фло проверила записи в своем ежедневнике. Оказалось, что дата, когда Жюль привез к ней в дом Киппи, совпадает с датой, когда Гектор был обнаружен мертвым. Она также вспомнила, что Жюль был недоволен ее появлением на похоронах Гектора. Получалось так, что если бы она не пошла ночью в супермаркет и не встретила Лонни Эджа, то никогда бы не узнала, что в доме ее скрывался сын Паулины Мендельсон от предыдущего брака, в то время пока Жюль делал все возможное, чтобы скрыть совершенное им убийство. Она вспомнила шарм и изящество молодого парня, которые он явно унаследовал от матери. Выводы, сделанные после сопоставления этих фактов, вполне устраивали ее.
– Я хочу попросить вас оказать мне услугу, Симс, – сказала Фло, позвонив Симсу Лорду в тот же день.
– О чем идет речь? – спросил Симс холодным голосом.
– Я хочу встретиться с Паулиной Мендельсон.
– О, не глупи, Фло. Будь разумной. Паулина Мендельсон никогда не встретится с тобой.
– Возможно, вам следует ей сказать, что у меня есть важная информация для нее.
– Забудь о Паулине. Все бесполезно. Она считает, что ты разрушила ее жизнь. Она не хочет иметь дело с тобой.
– Передайте знатной даме, что она очень, очень пожалеет, если не встретится со мной, Симс. – Когда он не ответил, она добавила. – Передайте ей, что это касается Киппи.
– Киппи? При чем здесь Киппи? Что с ним случилось? – спросил он. Многие годы, будучи адвокатом и доверенным лицом Жюля Мендельсона, он не раз принимал участие в спасении Киппи Петуорта от неприятностей.
– Я больше вам ничего не скажу, Симс. Я хочу поговорить с ней.
* * *
– Никогда, ни за что, – сказала Паулина. – Я не встречусь с ней. Это шантаж. От таких людей, как она, ждать можно только этого. Все из-за денег.
– Она сказала… – начал Симс.
– Меня не интересует, что она сказала, – взорвалась Паулина.
– Она сказала, что это касается Киппи, – настойчиво добавил Симс.
Наступила пауза.
– Киппи? – спросила она. Паулина Мендельсон была не из тех женщин, которых бросает в испарину, но ее ладони стали влажными, когда она услышала имя сына да еще в связи с Фло Марч. Она вспомнила, что последнее, что она спросила у мужа перед смертью, было: «Кто-нибудь еще знает, Жюль?», но он умер, не ответив. Она вспомнила телефонный разговор с Киппи после смерти Жюля. «Я все знаю, – сказала она тогда. «О Фло Марч?» – спросил Киппи.
В тот же день в «Облака» приехал преподобный доктор Руфус Броунинг из епископальной церкви «Всех Святых» выпить чашку чая с Паулиной Мендельсон в библиотеке. Она была не в силах рассказать кому бы то ни было о том, что знает о сыне, даже отцу, хотя доверяла ему безгранично, или сестрам, или Камилле Ибери, а тем более Роуз Кливеден. Руфус Броунинг с большим уважением относился к Паулине Мендельсон и выполнял роль ее духовного наставника. Во время его воскресных проповедей в церкви и разговоров с прихожанами она всегда называла его доктор Броунинг. Но в тех случаях, когда он приезжал к ней на чашку чая, она называла его просто Руфус. Ни для Блонделл, ни для Дадли не осталось незамеченным, что миссис Мендельсон проплакала все полтора часа, что она провела за закрытыми дверями библиотеки с доктором Броунингом. После его ухода она позвонила Симсу Лорду в его офис.
– Я встречусь с ней, – сказала Паулина, – но не в моем доме. Я не хочу видеть ее здесь. И, конечно же, я не поеду к ней.
– Мы можем встретиться с ней в офисе Жюля, – сказал Симс.
* * *
– Я пойду в суд, миссис Мендельсон, – сказала Фло. – У меня есть бумаги, подписанные Жюлем. Вы могли заметить, что на этих фотокопиях видны подписи свидетелей – Олафа Педерсона и Маргарет Мейпл, а также Симса Лорда.
– Эти бумаги вы получили за несколько часов до смерти моего мужа, и они не могут быть уликой в суде. Это могут подтвердить лучшие юристы страны, – ответила Паулина. Эти слова ей перед встречей подсказал Симс Лорд, но в них не слышалось властности, которая проявлялась в ее разговоре после смерти Жюля. – Вы принудили моего мужа подписать бумаги. Вы проникли в больницу, вначале представившись его дочерью, потом переодевшись медсестрой. Есть свидетели в больнице, которые могут подтвердить это. Я считаю вас ответственной за смерть моего мужа.
Фло кивнула, сохраняя спокойствие. Две женщины, которых любил Жюль, пристально смотрели друг на друга. Фло поняла, что одержала верх.
– Здоровье Жюля было не в порядке больше года, миссис Мендельсон, – сказала Фло. – Вы не хуже меня знаете об этом. Поэтому не надо обвинять меня в его смерти. Если вам интересно, хотя я очень сомневаюсь, что подобное может вас заинтересовать, то сотрудники «скорой помощи» могут подтвердить, что я спасла его жизнь. И если вы ищете виновного, то это прежде всего Арни Цвиллман, который рассказал Майлсу Крокеру о девушке, погибшей в Чикаго в тысяча девятьсот пятьдесят третьем году, и винить надо также Майлса Крокера за то, что он сообщил Жюлю об отмене его назначения в Брюссель за два часа до сердечного приступа.
Паулина молчала, пораженная тем, что Фло знает о ее муже больше, чем она.
Фло встала, собираясь уходить.
– Я многое знаю о Жюле, миссис Мендельсон, – сказала она Паулине.
– Не обращай на нее внимания, Паулина, – сказал ледяным голосом Симс. – Этой женщине хорошо заплатили за сексуальную благосклонность, а теперь она ищет способ обеспечить себе жизнь.
– Я не с вами разговариваю, Симс, – сказала Фло, не пытаясь скрыть презрения. – Я вижу вас насквозь. Я знаю, что вы из себя представляете, после того, как демонстрировали мне свой пенис после смерти Жюля, решив, что я из тех, кто упадет перед вами на колени.
Симс повернулся к Паулине.
– Вы должны понять, Паулина, что это за человек. Она не остановится ни перед чем.
Паулина прекрасно знала о способности Симса Лорда не краснеть при подобных обстоятельствах. Она лишь кивнула головой.
– Я не верю, что мисс Марч что-нибудь знает, – сказал Симс.
– Мисс Марч знает, кто убил Гектора Парадизо, – проговорила Фло и, не обращая внимания на Симса Лорда, продолжала, обращаясь к Паулине: – Мисс Марч знает, потому что мистер Мендельсон привез убийцу к ней в дом, чтобы спрятать его на шесть часов в то утро, когда было совершено убийство, пока сам ездил обделывать делишки, чтобы скрыть преступление и представить его как самоубийство.
Паулина побледнела, но не сказала ни слова.
– Никто этому не поверит, – сказал Симс.
– Поверят, если возьмут на анализ кровь, оставшуюся на подушке от моего дивана, капли которой попали туда из выбитого переднего зуба, – сказала Фло, не отрывая глаз от лица Паулины. Паулина опустила глаза.
– Я многого не прошу, миссис Мендельсон. Я хочу получить только то, что Жюль мне оставил: дом на Азалиа Уэй и доход от одного из его вкладов, чтобы я могла жить так, как он хотел. Вот и все. Ни цента больше. При всех ваших баксах, это совсем немного. Подумайте. И если вы проявите желание поговорить со мной с глазу на глаз, без Симса, то мисс Мейпл даст вам мой номер телефона.
Она открыла дверь зала для конференций в офисе Жюля и вышла.
Несколько минут Симс и Паулина сидели молча.
– Выплати ей, Симс. Дай ей все, что она просит. Бог свидетель, я могу себе это позволить, – сказала Паулина.
– Это никогда не кончится, если заплатишь хоть раз, ты же знаешь, – возразил Симс.
– Заплати ей, – повторила Паулина.
– Ты делаешь ошибку, Паулина.
– Что ты хочешь сказать? – спросила Паулина, все еще потрясенная разговором с Фло.
– Ты согласишься сейчас, на следующий год она снова придет. Это своеобразная форма шантажа. Я знаю подобные случаи. О чем она говорила? О выбитом зубе? О крови на подушке? Я ничего не понял.
Паулина покачала головой.
– Не знаю.
– Я сделал вывод, что она не только лгунья, но и маньячка, стяжательница, и опасна для тебя и памяти Жюля, – сказал Симс.
– Значит, ты считаешь, что нет необходимости ей платить? – спросила Паулина.
– Разве ты не этого хочешь?
– Но я думала, что ты одобряешь выполнение распоряжений Жюля.
– Теперь нет, – решительно ответил Симс.
Ответ встревожил Паулину. Она боялась продолжать разговор из опасений, что всплывет имя Киппи. Она взяла сумочку и встала. У двери она повернулась к Симсу и спросила:
– Как ты думаешь, что с ней будет?
– Она будет забыта, никто о ней больше ничего не услышит, это несомненно.
Магнитофонная запись рассказа Фло. Кассета № 23.
«Жюль всегда разделял свою семейную жизнь и жизнь со мной; он не любил говорить со мной о Паулине, и я уважала его за это. Но я многое узнала о ней за пять лет, что была любовницей Жюля. Собирала по каплям, а потом соединяла в целое. Ты говоришь о привилегированной жизни. У нее она была, была всегда. Например, когда ей было шестнадцать лет, она училась в лучшей школе для девочек Виргинии, я не помню, как она называется, но там все девочки учатся кататься на лошадях. Она прекрасно ездила на лошади и брала препятствия, поэтому принимала участие в соревнованиях в Мэдисон-Сквер Гарден в Нью-Йорке и получила голубую ленту, или что они дают за первое место. И все в таком роде. Казалось, она все делает правильно. Единственную ошибку она совершила, выйдя замуж за первого мужа, потому что была предназначена для большего, чем этот брак.
Послушай, надо быть реалистом. Она была превосходной женой для Жюля. Плохо, что мы не смогли выработать нечто вроде соглашения между нами тремя, как это делается у европейцев. Я бы согласилась на это не задумываясь. Все говорят, какая она замечательная женщина. Так это и было, пока она не услышала обо мне. Думаю, будь я на ее месте, то возненавидела бы меня тоже».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая - Данн Доминик


Комментарии к роману "Строптивая - Данн Доминик" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100