Читать онлайн Брошь Афродиты, автора - Данлоп Барбара, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брошь Афродиты - Данлоп Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брошь Афродиты - Данлоп Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брошь Афродиты - Данлоп Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Данлоп Барбара

Брошь Афродиты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Коулу очень захотелось поцеловать стоявшую перед ним женщину.
— Ты восхитительна! — произнес он абсолютно искренне, прикоснувшись к ее щеке.
— Ты тоже, — ответила она.
Он улыбнулся и запустил пальцы в ее густые волосы.
К его удивлению, Сидни наклонилась к нему и легко скользнула губами по его груди.
Коул прерывисто вздохнул, и она снова поцеловала его. Только через несколько секунд он осознал, что она целует его шрам, словно заглушая поцелуями боль, успокаивая некогда глубокую рану, стирая те воспоминания, с которыми ему, несомненно, придется жить вечно.
Он поднял голову Сидни, пытаясь заглянуть ей в глаза и понять, почему она прикасается к нему с такой нежностью. И увидел, как блестят эти глаза, подернутые пеленой страсти.
В небе сверкнула молния. Ливень неистово обрушился на крышу и забарабанил в стекла.
Внутри Коула начинал бушевать такой же ураган. Он не мог ждать ни секунды — так ему хотелось поцеловать Сидни. Он наклонился к ней и нашел ее губы, пробуя их на вкус. Они пьянили и были даже более сладкими и податливыми, чем он себе представлял.
Из приоткрытых губ Сидни вырвался легкий стон. Коул медленно отодвинулся от нее.
Ее лицо полыхало, а глаза лихорадочно блестели.
По всей видимости, он выглядел так же.
Сидни потерлась о его грудь и глубоко вздохнула.
— Наверное, зря мы это сделали.
— Поцеловались?
Она кивнула, посмотрев куда-то мимо него.
— Да.
— Знаешь… — Коул отступил назад, взъерошив рукой влажные волосы, — по крайней мере, теперь я знаю, к чему готовиться.
— Я тоже.
— Значит, в итоге это оказалось не такой уж глупой затеей.
— Я думаю, затея была просто великолепна.
— Да, — Коул тяжело вздохнул, — великолепна. Я… гм… — Он неопределенно махнул рукой в направлении спальни, потом быстро ушел туда, схватил с полки шкафа чистую рубашку и начал переодеваться.
Когда он вернулся, Сидни уже сидела в кресле, поджав под себя ноги, с ручкой и бумагой в руках.
— Нам нужно обсудить кое-какие детали, — сказала она.
Коул удивленно покосился на нее.
Какое удивительное самообладание! Разговаривает с ним как ни в чем не бывало. А ему еще нужно хотя бы несколько минут для того, чтобы прийти в себя. Он притворился, что занят застегиванием пуговиц, и только потом опустился рядом с ней на диван и взглянул на нее.
— Ну и что мы имеем на данный момент? — спросил он, стараясь не обращать внимания на то, что на ней была его одежда. А под нею — голое тело!
Сидни заправила рыжие локоны за ухо. Ее волосы, даже мокрые, выглядели изумительно.
— На твой взгляд, как быстро мы сможем все это провернуть? — спросила она.
— А ты спешишь?
Она покачала головой.
— Спешу? Ну как тебе сказать? Мне нужно организовать выставку. А это всегда тянет за собой кучу разных дел. Ты даже представить себе не можешь, какая это морока.
— Я не думаю, что Кэти поверит в любовь с первого взгляда. Надо подождать хотя бы еще немного.
— Ну, я же не имела в виду сегодняшний день. Подготовка выставки займет пару недель.
— Целых две недели?
— Может, даже больше.
Коул попытался справиться с раздражением, которое вызвал в нем ее излишне деловой подход к их затее. Они только что поцеловались, а в их отношениях ничего не изменилось. Обычная сделка. Как может женщина быть такой бесчувственной! Уж кажется, все условия созданы для романтического вечера. Небольшой дом. Ливень за окном. Они оба промокшие. Да нормальная женщина сейчас бы смущалась и лезла в объятия одновременно. А эта схватилась за ручку с бумагой. Нет, она явно к нему совершенно равнодушна. И напрасно он питал себя иллюзиями, будто у нее пробудилась к нему хоть какая-то симпатия.
— В чем дело? — настороженно спросила она.
— Ни в чем, — он попытался произнести это нейтральным тоном.
— Уверен?
— Конечно. А что может быть не так?
Сидни кивнула.
— Ладно. Мне показалось, что ты как-то странно себя ведешь. А где брошь находится сейчас?
— В сейфе моего поверенного в Уичито-Фолсе.
— Мы можем ее достать оттуда?
— До свадьбы — нет. Сидни опять кивнула.
— Понятно. Мне надо будет сделать несколько звонков.
— У Кайла есть телефон в доме. И у бабушки тоже. А вот мобильники в долине не работают.
— А у тебя что, телефона нет?
Коул пожал плечами:
— Я переехал сюда только после свадьбы Кайла и Кэти. Еще не успел обзавестись.
— Ладно! — Сидни перевернула страницу блокнота. — Каковы будут наши дальнейшие действия в отношении Кэти?
— Может, ты не будешь это записывать?
— Почему?
Он многозначительно приподнял бровь.
— А, нуда… Чтобы не оставлять никаких улик…
— Дождь заканчивается, — заметил Коул. — Как ты смотришь на то, чтобы я отвез тебя домой? Там ты сможешь наконец подумать о наших отношениях с романтической точки зрения. А то здесь неподходящая обстановка. Слишком официальная.
Сидни улыбнулась, и Коул впервые с момента их поцелуя почувствовал себя легко и раскованно.
— Глупенький! Мне для этого не нужно оставаться одной. — Молодая женщина начала загибать пальцы. — Во-первых, ты красивый парень. Умный, веселый и… — она загнула четвертый палец и засмеялась: — Эй, ты еще и чертовски сексуальный! Сам сказал.
Коул не знал, как ему реагировать на последнее замечание. Значило ли оно, что Сидни действительно считает его сексуальным или просто захотела ему польстить? Он не мог спросить ее об этом. Это было бы чрезвычайно глупо. И нет ни одной разумной причины, почему его это могло заботить. И все-таки интересно было бы знать, действительно ли она сказала правду.
Когда Кэти узнала, что Сидни до сих пор не выехала из отеля в Уичито-Фолсе, она предложила ей съездить вдвоем и забрать чемодан. Для доставки арендованной машины, судя по всему, придется вызывать эвакуатор. Чрезмерно дорого, но поездка с Кэти представлялась идеальной возможностью всласть посплетничать о Коуле.
Этот мужчина целовался так, будто завтра ожидался конец света. Сидни до сих пор краснела при воспоминании об их поцелуе. По правде говоря, ей очень хотелось надеяться, что он повторится. И скоро.
На следующее утро грузовичок Кэти прыгал по колдобинам дороги, ведущей к ранчо.
— Тот дом на верху холма — бабушкин, — сказала Кэти, сидевшая за рулем. — В нем вырос папа Кайла и Коула. После рождения ребят их отец построил тот дом, в котором мы живем сейчас.
— Коул говорил, что его родители умерли. Кэти кивнула, не отрывая взгляда от дороги.
— Авиакатастрофа.
— О господи! — в груди Сидни защемило. Она невольно вспомнила тот ужасный день, когда ей сообщили, что ее родители погибли при пожаре.
Коул находился с ними в самолете, — продолжала Кэти. — Он единственный из всех пассажиров, кто выжил.
— Сильно поранился?
— Порезы, ушибы, сломанные ребра. Ему несказанно повезло. Он просто в рубашке родился.
— Вряд ли так можно сказать, ведь он потерял родителей. — Сидни была теперь рада, что не спросила Коула, откуда у него шрам.
Кэти снова кивнула.
— Не сомневайся, Сидни! Он хороший парень. Ты будешь с ним как за каменной стеной.
— Я знаю.
— Ему много пришлось пережить.
— Да, — Сидни прекрасно понимала, что такое потерять родителей.
Кэти откашлялась.
— Я нисколько не виню тебя за эту историю с брошью…
— Кэти! Да я бы никогда…
— Погоди оправдываться! Я не осуждаю тебя, поверь. Женщинам постоянно приходится делать выбор. — Кэти взглянула на Сидни, в ее глазах явно читалось смущение. — Мне просто не хочется, чтобы ему опять причинили боль. Ну, ты понимаешь, о чем я…
Сидни неистово замотала головой.
— Я была честна и открыта с Коулом.
— Да. Я заметила, как он на тебя смотрит. Сразу видно, что он к тебе не ровно дышит. Такие вещи сыграть невозможно, это я тебе как женщина женщине говорю.
— И он мне тоже нравится, Кэти. — Сердце Сидни болезненно сжалось от сознания своей вины.
— Похоже, он влюбился в тебя всерьез, — не унималась ее собеседница.
— Может быть. Не знаю. — Сидни пришлось напомнить себе, что она ведет честную игру с Коулом. Она не обманывала его, поэтому не причинит ему боли, когда им придется расстаться.
— Точно, точно…
— Не знаю, к чему приведут наши с ним отношения, — сказала Сидни. — Но лгать ему не собираюсь. Обещаю.
— Он хороший человек, — тихо произнесла Кэти.
— Очень хороший, — согласилась Сидни. — И счастливый, потому что у него есть ты.
Кэти чуть улыбнулась. Сидни дотронулась до ее плеча.
— Правда, Кэти. Ты потрясающая невестка. Аза нас не волнуйся. Коул прекрасно знает, что я хочу получить брошь. И мы оба знаем, на что идем.
Кэти вытерла слезы тыльной стороной руки и слабо улыбнулась Сидни.
— Так ты думаешь, что у вас есть шанс стать мужем и женой?
Сидни тяжело вздохнула и перевела взгляд на приборную панель.
— Я думаю, у нас с ним неординарные отношения. А что касается свадьбы… посмотрим.
Должно быть, ответы Сидни удовлетворили Кэти, потому что в конце дня та предложила ей поужинать у бабушки, объяснив, что субботний вечер по традиции у них проводится в кругу семьи.
От Коула Сидни уже знала, что бабушка — неисправимая сводница, и догадывалась, что та мгновенно возьмет свою гостью в оборот. Так что была готова ко всему.
На самом деле бабушка оказалась остроумной, забавной и приятной в общении женщиной. И дом у нее был старым и очень уютным, с просторным холлом, сводчатыми потолками и пожелтевшими от времени обоями.
— У вас красивый дом, — сказала Сидни бабушке, проходя в гостиную.
Пожилая женщина осмотрелась.
— Никогда не думала, что он красивый.
— Сидни к нам с визитом на несколько дней, — вмешалась в разговор Кэти. — Она интересуется брошью.
Сидни мельком глянула на Кэти, пытаясь понять, не намекает ли та на возможные неблаговидные мотивы ее появления здесь.
— Чтобы получить брошь, нужно обязательно выйти замуж за Коула, — мгновенно отозвалась бабушка.
— Я так и поняла, — кивнула Сидни.
Они прошли во второй восьмиугольный холл, расположенный посередине дома, и оказались на кухне.
— Тебе повезло, сейчас он совершенно свободен, — сказала бабушка.
— Представляете, он мне сам об этом сообщил.
Бабушка оглянулась и подняла голову.
— Неужели? Ну что, тогда бери его под руку и веди под венец. Хватит ему свой мужской эгоизм тешить. Давно пора образумиться и начать семейную жизнь. Да и мне, старухе, охота с правнуками повозиться.
Сидни кивнула:
— Обещаю постараться.
Пожилая женщина улыбнулась. Она достала из расписного кухонного шкафа голубой эмалированный чайник и наполнила его водой.
— Из Нью-Йорка, говоришь?
— Да.
— И как, нравится в Техасе?
— Пока все было замечательно.
— Вот и славно, — довольно кивнула бабушка. — Его мать погибла, знаешь?
— Кэти сказала мне.
— И его отец тоже. Мой Нейл.
— Соболезную.
— А я до сих пор жива. И мне всегда казалось, что я сумею справиться со своенравным внуком.
Сидни усмехнулась, понимая, что ее продолжают обрабатывать. Да, из бабушки действительно вышла бы превосходная сваха.
— Вы имеете в виду Коула или Кайла?
— Коула, конечно же! — Бабушка выдержала паузу. — Поможешь мне? — Она указала на свежесобранную чернику.
— С удовольствием! — ответила Сидни.
— Вот и чудненько! — радостно подмигнула бабушка. — Помой ее получше, а ты, Кэти, пока приготовь посуду, чтоб было где размять ягоды.
Кэти открыла кухонный шкаф и достала керамическую миску.
— Бабушкины булочки славятся на весь Техас.
— Но как они делаются, и не проси, не скажу. Этот рецепт — семейная тайна, — важно проговорила бабушка. — Он передается из поколения в поколение. Вот станешь женой моего старшего внука, тогда другое дело.
Не дождусь, когда смогу их попробовать, — улыбнулась Сидни, закатывая рукава рубашки и принимаясь за ягоды.
— Бабушка… — осторожно произнесла Кэти, — а ты не расскажешь Сидни, почему брошь должна перейти к жене?
— Обязательно расскажу, — кивнула бабушка, насыпая в миску муку. — История эта началась много столетий назад.
Сидни была вся внимание. Она ничего не любила больше, чем семейные предания.
— Старый Хендрик захотел удостовериться, что его сыновья зарабатывают деньги, как и подобает истинным викингам, — начала бабушка, отрезав большой кусок сливочного масла и добавив его в муку, — то есть разбойничьими налетами и грабежами. И не тратят их на вино и девок.
Надо бы взять авторучку, подумала Сидни, и записать этот рассказ для музея.
— Именно поэтому Коул не может получить брошь до женитьбы? Он должен прежде стать настоящим викингом? — Сидни отрывала плодоножки ягод.
— Нет. Я не могу позволить Коулу находить удовольствие в вине и девках, — сказала бабушка, подмигнув и ослепительно улыбнувшись.
— И много вы знаете историй про старого Хендрика и его сыновей? — спросила Сидни.
— Знаю несколько, — ответила бабушка.
— С удовольствием бы их послушала.
— А я с удовольствием их расскажу. Думаю, мы поладим.
Бабушка выдвинула один из ящиков кухонного стола и достала оттуда деревянную скалку.
— Ягоды готовы?
Сидни слила воду и высыпала чернику на чистую бумагу.
— Готовы! Можно начинать.
— А вы с Коулом готовы строить отношения? — неожиданно спросила бабушка.
Хлопнула входная дверь.
— Бабушка, ты здесь? — раздался громкий голос Коула.
Пожилая женщина подмигнула Сидни и принялась скатывать шар из теста.
— Этому парню требуется рядом сильная, умная женщина, — с театральной интонацией прошептала она.
Коул неторопливо вошел в кухню.
— Вот вы где! — Он обнял бабушку и кивнул Кэти. Потом обнял Сидни.
Отличный ход! Каков ловкач. Не знай она всей правды, вполне могла бы поверить, что он к ней неравнодушен. И ласков, и предупредителен!
— Как прошла поездка? — спросил он.
— Купила ковбойскую шляпу и джинсы. Сидят как влитые, — весело ответила Сидни, с удивлением обнаружив, что ей очень легко изображать радость от присутствия Коула.
— Не терпится взглянуть на них. Чувствую, мне понравится. — Он перестал обнимать ее и повернулся к бабушке. — Ба, нужно что-нибудь из огорода принести?
— Картошки и моркови немного, — ответила та.
— Поможешь? — спросил он Сидни.
— Конечно.
Коул подошел к кухонной двери и, открыв ее, подождал, когда Сидни пройдет первая.
Когда они миновали заднюю часть дома и вышли на лестницу, перед Сидни открылся изумительной красоты вид: узкая, сверкающая под солнцем лента речки, сине-зеленая гладь озера и дом Кэти и Кайла на далеком холме. За ним хвойные леса карабкались вверх к горным хребтам и ослепительно бирюзовому небу.
— Осторожно! Ступени крутые, — предупредил Коул, шедший позади нее подлинной лестнице.
— Спасибо! Как же здесь красиво!
— Да, признаться, мне тоже очень нравится, — кивнул Коул и тихо спросил: — Скажи, как все прошло?
— Бабушка у тебя чрезвычайно деловая, — высказала свое мнение Сидни. — Но Кэти все-таки до сих пор думает, что я притворяюсь, чтобы забрать у тебя брошь.
Коул продолжал идти позади нее, а когда они дошли до конца лестницы, спросил:
— А как ты это поняла?
— Да мне и понимать-то особо не пришлось, она напрямик обвинила меня в том, что я притворяюсь влюблённой с целью завладеть брошью.
Коул многозначительно покачал головой и положил руку на талию Сидни.
— Кэти не только красавица, но и умница большая. И что ты ей сказала?
— Я поклялась ей, что была с тобой честна.
Коул улыбнулся.
— Правильно. Ты тоже не только красива, но и умна. Чрезвычайно приятно находиться в таком изысканном женском обществе.
Его теплая и сильная ладонь удобно расположилась на ее спине. Этот очень «хозяйский» жест, возможно, покоробил бы ее, будь на его месте любой другой мужчина, но у Коула все выходило как-то на редкость естественно и мило. Никакого притворства или желания оскорбить. Коул был настоящим, и каждое его слово и каждый его поступок тоже были настоящими, без фальши.
Они остановились на окраине сада, и Сидни принялась убеждать себя, что он просто вежлив с ней. И не нужно искать в его поведении проявление какой-то особенной симпатии. Ох и народ эти женщины! Им только положат руку на спину, а они уже готовы напридумывать бог знает чего!
— Спасибо. Возможно, мозги у меня и есть, но в огородных делах я не слишком разбираюсь. Итак, что мы будем делать?
— Я, видимо, слегка перегрелся на солнце и поэтому думаю о чем-то глупом и романтичном.
— О чем именно?
— Ну, например… Поздравляю, они стоят возле окна и наблюдают за нами, — с этими словами Коул обхватил Сидни за талию и притянул к себе, крепко прижав к своему телу.
В следующее мгновение их губы встретились.
И мир вокруг них тотчас исчез, и они остались только вдвоем. Только он и она.
Сидни закрыла глаза. Полуденное солнце нагрело ее кожу и запуталось в ее волосах.
Рядом кто-то кашлянул.
Сидни мгновенно открыла глаза и уткнулась взглядом в пару стоптанных ботинок. Она быстро посмотрела вверх и увидела Кайла.
— Как вы добросовестно выполняете свой план, — с подчеркнутой медлительностью произнес он. — Мне даже думается, вы немного переигрываете. Надо изображать влюбленность, а у вас неприкрытая страсть. Побольше вздохов, поменьше поцелуев.
Коул тотчас отпустил Сидни.
Молодая женщина смущенно поправила задравшуюся блузку. Что видел Кайл? И где были руки Коула в тот момент, когда к ним подошел его брат?
— Просто пытаемся придерживаться ролей, — отозвался Коул недовольным тоном. — Сам же предложил нам сыграть весь этот спектакль, а теперь делаешь замечания. Тоже мне режиссер нашелся!
Кайл ухмыльнулся.
— В следующий раз лучше уединитесь в комнате. Там вам ни режиссер, ни зрители не помешают.
— А зачем нам это надо, уединяться? — удивленно спросил Коул.
Кайл покосился на Сидни, громко фыркнул и, повернувшись к ним спиной, зашагал к дому.
— Полагаешь, это было чересчур? — спросила она.
— Нет. Мне кажется, мы вели себя вполне романтично. А если смотреть издали, как Кэти, то тем более. Не волнуйся, еще пара-другая подобных сцен, и не только Кэти, но и мы сами поверим, что влюблёны друг в друга. Мне даже начинает нравиться подобное лицедейство.
— Ты действительно, что мы все делаем правильно?
Коул присел на корточки.
— Не принимая во внимание подозрений Кэти, думаю, все идет по плану. А она, я уверен, скоро сдастся. Нам лишь надо следить за собой и не делать грубых ошибок. И побольше нежности.
Сидни повернулась и увидела, что Кайл поднимается на крыльцо.
— Знаешь, я искренне восхищаюсь вами троими.
— Ты о чем? — Коул ковырял лопаткой в земле.
— Кэти защищает тебя от меня. Кайл защищает жену от стресса. А ты идешь на компромисс с собственными принципами, чтобы помочь им обоим.
— Что-то в этом не так?
— Наоборот, все слишком «так». Я же просто стараюсь не потерять работу. Из нас четверых я единственная прожженная эгоистка, думающая лишь о собственной выгоде.
Коул поднялся, вытер руки о джинсы и направился к дому.
— Твоя работа в опасности?
Сидни кивнула.
— Я на испытательном сроке. Один парень… Она замолчала и покачала головой. Ей не хотелось портить себе день мыслями о Брэдли.
— Если у меня ничего не получится с брошью, я мигом лишусь работы.
— Держи, — он положил ей в руку морковь. — То есть я заработал дополнительные баллы за помощь тебе и Кэти?
— Точно, — она пыталась придумать, что бы такое приятное сделать Коулу. — Хочешь съездить в Нью-Йорк на выставку?
Он пожал плечами и направился в другую часть сада.
— Может быть. Если мы все еще будем притворяться влюбленными.
Сидни наблюдала, как Коул выкапывает клубни картофеля, и пыталась представить его в апартаментах на Шестой авеню. И у нее ничего не получилось. Он был слишком большой для Нью-Йорка, слишком дикий. Его легче представить верхом на лошади под дождем или обнаженным на кухне, чем в городской сутолоке.
По телу Сидни пробежала дрожь от нескромных воспоминаний. Непреодолимое желание поцеловать его становилось для нее навязчивой идеей. И поцелуев ей уже было мало. Похоже, она сходит с ума!
— За тебя никогда никто не выйдет замуж, пока ты не построишь достойный дом, — тоном, не терпящим возражений, заявила бабушка, кладя засаленный каталог на журнальный столик.
Коул замер, быстро убрав руку со спинки дивана и отпустив волосы Сидни.
— А?
— Я уже несколько месяцев убеждаю тебя подобрать какой-нибудь проект по вкусу. И раз Сидни здесь, думаю, было бы неплохо послушать и ее мнение.
— Отличное от твоего и Кэти? — Зачем ему строить дом? У него хватает других проблем, а кроме того, у него есть вполне приличный домик возле речки.
— Замечательная идея! — поддакнула Кэти, придвигая поближе плетеное кресло. Ее глаза сияли в предвкушении, когда она принялась листать каталог.
Коул недовольно взглянул на брата.
— Мне не нужен новый дом.
— Ты, наверное, шутишь? — отозвалась Кэти и в свою очередь посмотрела на Сидни.
— Скажи ему, что ни одна уважающая себя женщина не будет жить в этой развалюхе.
Сидни напряглась, и Коул инстинктивно сжал ее руку, поддерживая.
— Ты ставишь Сидни в неудобное положение, Кэти.
Бабушка тихонько присела рядом с Сидни.
— Уверена, она не будет возражать. Мы просто хотим услышать ее мнение, дорогой.
Сидни сидела стиснув зубы, а Коул многозначительно взглянул на Кайла. К сожалению, в ответ он увидел только усмешку на лице брата.
— Мне необходим новый сарай для сена, — попробовал сопротивляться Коул. — И конюшню пора перестраивать. Мы ведь еще весной решили.
— Нет. Не передергивай карты. Это ты все решил, — строго возразила Кэти. — Все остальные считали, что тебе нужен новый дом.
Коул потянулся и захлопнул каталог. Он согласился на брак по расчету. Он согласился притворяться, что все это по-настоящему. Но он не намерен тратить время и деньги на строительство этого чертова дома, чтобы уберечь Кэти от стресса.
— По-моему, мой домик замечательный, — произнес он, заставляя себя смягчить тон. — Даже если бы я собрался жениться… — он повернулся к Сидни, — на ближайшее время нам его вполне хватит. Ведь так, дорогая?
Сидни с трудом проглотила комок в горле.
— Ну…
Кэти выдернула каталог из-под руки Коула.
— Как тебе не стыдно! Ты ставишь Сидни в неловкое положение. Хорошо, если ты считаешь, что твой домик вполне нормальный, мы переедем туда. А ты с молодой женой будешь жить в нашем.
— Не смеши меня.
— Неужели это звучит смешно в моих устах?
— С какой стати мы должны меняться домами?
— А как же дети? — спросила Кэти. — В домике же нет комнаты, которую можно использовать как детскую.
Все повернулись и пристально посмотрели на Сидни.
— Может, пристройку сделать? — предложила она.
Кэти засмеялась.
— Никаких пристроек. Нужен настоящий дом.
— Ты здорово помогла мне, ничего не скажешь, — сказал Коул Сидни, когда они вечером прогуливались по саду, освещенному лунным светом.
— Вначале я старалась помалкивать.
— Но это не сработало?
— Да уж! Я волей-неволей была вынуждена подключиться к выбору проекта дома. Ведь предполагается, что я влюбилась в тебя, вот поэтому мне и пришлось вести себя как потенциальной кандидатке в жены. Отвечать на вопросы твоей бабушки, обсуждать предложения… Если бы я отказалась, это выглядело бы подозрительно.
— Теперь они с меня с живого не слезут с этим чертовым домом.
— Ну и что? Твой домик уже разваливается. И действительно пора строить новый.
— И как мне быть с двухъярусной восьмиугольной большой комнатой?
— Я не голосовала за восьмиугольную большую комнату. Это была идея Кэти.
— Но ты выступала за мансардные окна.
— Но они красивые.
— А башенка?
— Дополнительная украшающая деталь.
— А что я, по-твоему, буду делать с этой огромной ванной-джакузи?
Сидни какое-то мгновение молчала.
— Может, купаться?
— Очень смешно. Мне не нужны все эти струи и пузырьки.
— А ты когда-нибудь пробовал?
— Нет.
Она улыбнулась и легко подтолкнула его плечом.
— Ты даже не знаешь, как много теряешь, ковбой.
— Почему? Ты пробовала?
— Ты не поверишь: у меня дома такая есть.
Перед глазами Коула тотчас возникло видение обнаженной Сидни в закручивающихся струйках воды.
— Коул! Что с тобой? Ты о чем думаешь? Даже покраснел от напряжения.
Он кашлянул, прочистив горло.
— Да! Что ты спросила?
— Ты никогда не думал, что, возможно, есть какие-то глубоко внутренние, психологические причины того, что ты себя столь жестоко ограничиваешь в удовольствиях?
— Нет! — Он ни в чем себя не ограничивал. Но ему надо пасти коров. Разводить лошадей. Следить за работой ранчо. А не заниматься всякими глупостями.
— Твой дом уже дышит на ладан. И ты ни одному члену своей семьи не позволил бы в нем жить.
— Неправда! Кайлу я бы позволил там жить.
— И ты никогда не был женат.
— К счастью для тебя! Будь я женат, у тебя бы не было никакой возможности получить брошь.
— Понимаешь, случаются тяжелые времена, когда тебе начинает казаться, что женщины тобой совершенно не интересуются. Если бы ты захотел…
— Неправда, множество женщин интересуются мной! — Он неожиданно почувствовал себя обиженным. — Ну, хорошо, не множество. Но некоторые точно. Достаточное количество.
Он действительно никогда не вел монашеский образ жизни.
— Тогда почему ты не остепенился и не подыскал себе жену?
— Это не моя вина.
— Тебе отказали?
Ему не хотелось отвечать. Удивительно, как они с Сидни всегда умудряются заводить разговоры на столь личные темы. И это несмотря на то, что он довольно скрытный человек. Но, как ни странно, ему нравилось откровенничать с Сидни.
— Ну же, Коул, ответь на мой вопрос! — подначивала его она.
— А почему ты не замужем? — попытался он сменить тему.
Ее ответ поразил его до глубины души.
— А мне никто никогда не предлагал.
— А™ этого хотела? — спросил он.
— Ты имеешь в виду, любила ли я кого-то?
— Да.
— Не думаю.
— Ты что, не знаешь? — Такой уклончивый ответ удивил Коула.
Сидни отрицательно покачала головой.
— А ты?
— Думаю, тоже нет. Она улыбнулась.
— Но ты не уверен?
Он поднял голову, всматриваясь в лицо Сидни.
— Такие вещи трудно знать наверняка. Разве не так?
— Поэтому ты никогда никому не делал предложения.
— Нет. Просто никогда не доходило до этого. Правда заключается в том, что женщины бросали меня, как только узнавали получше.
Она откинула голову назад и тихо рассмеялась. . — Не верю. Это ты бросал их. Коул с трудом сдерживал желание обнять ее.
— По своему характеру я типичный эгоист и зануда.
— Нет. Не наговаривай на себя. Ты совсем другой. Ты тот, кто приносит себя в жертву ради окружающих людей.
Они подошли к крыльцу.
— Послушай, дорогая, у тебя случайно не было ученой степени по психологии?
— У меня ученая степень по истории.
— Отлично! — Он открыл дверь и остановился. — Тогда займись оформлением башенки и оставь мою психику в покое.
Она усмехнулась, проходя мимо него.
— Твоя психика все больше и больше занимает меня.
— Я не хочу строить новый дом, потому что он мне не нужен. Это ранчо, а не вилла. Следующим их предложением будет бассейн.
— Кое на чем я настояла, ведь так?
— Ты не добилась ничего, — его голос показался неожиданно резким, когда он щелкнул выключателем кухонной лампы.
Сидни округлила глаза.
— Прости.
Коул тихо ругнулся, покачал головой, недовольный сам собой, и направился к ней.
— Нет. Это ты меня прости.
— Я часто влезаю не в свои дела, — огорченно протянула она.
— Нет, не говори так! Но мы играем в глупую игру. И эта игра все больше и больше затягивает нас. — От волнения Коул почти перестал дышать. — О, Сидни! Нам надо было предусмотреть, что все может запутаться.
Она кивнула ему и робко улыбнулась.
Коул подошел к ней ближе.
Ее губы казались бордовыми в свете лампы, а глаза в обрамлении густых ресниц — бархатными. Кожа после прогулки была удивительно гладкой и свежей.
— Запутаться, — шепотом повторил он.
Ее губы заманчиво приоткрылись. Коул должен был понимать, что и одной-единственной минуты вдвоем с Сидни будет вполне достаточно для того, чтобы страстно захотеть обладать ею. Он взял в ладони ее лицо и приник к губам.
Он целый день ждал этого момента и теперь не мог себя контролировать. Его поцелуи становились все жарче и требовательнее. Все мысли тотчас испарились. Была только Сидни, вкус ее губ и нежность кожи.
— Коул, — выдохнула она шепотом.
— Я знаю, — он целовал ее глаза. — Но это неизбежно. И мы не властны над своими желаниями.
Она на секунду остановилась.
— Возможно.
— Совершенно точно. — Его руки скользнули под ее блузку, легко прошлись по талии. Ее кожа была соблазнительно теплой и мягкой.
Сидни представлялась ему сокровищем, которое он не заслужил.
— Мы можем остановиться, — прошептал он, целуя женщину в шею. — Только скажи, когда.
— Не сейчас, — выдохнула она.
Ее руки медленно прошлись вверх по его груди и расстегнули одну за другой пуговицы его рубашки.
Ему не хватало воздуха, страсть разгоралась с каждой секундой.
— Мы зашли уже далеко, — предупредил он. Она снова поцеловала его.
— Значит, идем дальше..
Коул отодвинулся и внимательно посмотрел на нее. Ее губы припухли, глаза подернулись пеленой страсти.
— Хочешь заняться любовью? — чуть слышно прошептал он.
— Да.
— Уверена?
Она положила ладони ему на грудь.
— Ты прав. Это неизбежно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Брошь Афродиты - Данлоп Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Брошь Афродиты - Данлоп Барбара



очень интересная история которая тянется с давних времен прошлое и сегодня переплелись в этом романе тайна любовь и счастливый конец вот что вы найдете прочитав этот роман
Брошь Афродиты - Данлоп Барбаранаталия
6.04.2012, 13.47





Ужасно глупый сюжет, и его ничто не спасет. Не смогла дочитать даже до середины
Брошь Афродиты - Данлоп Барбарализа
16.09.2012, 22.25





Можно читать, а можно и не читать.
Брошь Афродиты - Данлоп БарбараТесса
3.01.2015, 13.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100