Читать онлайн Завидный жених, автора - Д`Алессандро Джеки, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завидный жених - Д`Алессандро Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завидный жених - Д`Алессандро Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завидный жених - Д`Алессандро Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Д`Алессандро Джеки

Завидный жених

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Мередит медленно брела по улице, ведущей к ее дому на Хадлоу-стрит – улице, конечно, далеко не фешенебельной, но достаточно респектабельной. Она любила свой дом со страстной гордостью человека, много и долго работавшего для того, чтобы добиться желаемого. А самым большим ее желанием всегда было иметь свой дом. Настоящий, достойный дом.
Нет, Мередит прекрасно понимала, что никогда не войдет в высшее общество, но даже косвенная связь с ним придавала ее положению ту стабильность, за которую она так отчаянно боролась всю жизнь.
По мере приближения к дому ее шаги замедлилась. Она боялась того момента, когда откроется дверь, и ей придется рассказать трем людям, которых она любит больше всего на свете, о постигшей ее неудаче. О том, что их жизнь, которую они так старательно обустраивали, вот-вот рухнет, как карточный домик. А может быть, Альберт, Шарлотта и Хоуп уже знают? Плохие вести разносятся быстро.
Дубовая дверь распахнулась ей навстречу, и Мередит сразу увидела и выражение радостного ожидания на лице Альберта, и надежду в серых, обычно серьезных глазах Шарлотты Карлайл. Четырехлетняя Хоуп, увидев Мередит, выпустила руку матери и побежала к ней навстречу.
– Тетя Мэри! – девочка обхватила ее ноги, и Мередит нагнулась и поцеловала золотистые кудряшки. – Я по тебе скучала!
– Я тоже скучала по тебе, крошка.
Вокруг сердца Мередит как будто образовалась зияющая пустота. Если бы только ее будущее было поставлено сегодня на карту! Что станет с Шарлоттой и Хоуп? С Альбертом?
Стараясь выглядеть беззаботно, она подняла глаза и тут же поняла, что обмануть Альберта ей не удастся. Улыбка медленно покидала его лицо, уступая место настороженности.
Проклятие! Он слишком хорошо ее знает, что вполне естественно после одиннадцати лет, прожитых бок о бок. Да и глаза у него очень зоркие для простого двадцатилетнего парня. Мередит перевела взгляд на Шарлотту и увидела на ее лице ту же опасливую настороженность, что и у Альберта. Шарлотта знает ее не хуже, хотя присоединилась к их маленькой семье всего пять лет назад, незадолго до рождения Хоуп. Бесполезно скрывать от них правду, и Мередит решила не затягивать ожидания. Все еще держа Хоуп за руку, она прошла к дому по вымощенной галькой дорожке, зашла в прихожую и, развязав ленты шляпки, отдала ее Альберту.
– Нам надо поговорить, – решительно заявила она и направилась в гостиную, так и не выпустив руки Хоуп. Там девочка уселась за маленький столик в углу и начала рисовать что-то в своем альбоме, а Мередит остановилась посреди комнаты, сжала руки перед собой и прямо посмотрела в глаза двум своим самым близким друзьям:
– Боюсь, что у меня не очень хорошие новости.
Она кратко поведала им об утренних событиях и сказала:
– Мне очень хочется надеяться на лучшее, но надо быть реалисткой: моей репутации свахи нанесен непоправимый урон. Я уверена, что очень скоро, возможно, уже через несколько часов начнут поступать письма с отказами от моих услуг. Даже если лорд Грейборн найдет потерянный камень и избавится от проклятия и свадьба все-таки состоится, для исправления вреда, нанесенного скандалом, потребуется не один месяц. Если же ему это не удастся... – Она прижала ладони к вискам, словно стараясь удержать в голове остатки здравого смысла. – Боже милосердный! В этом случае все действительно кончено.
Мередит лучше кого-либо знала, как мало существует для женщины возможностей честно заработать на жизнь себе и своей семье. «Я не вернусь к тому, что было... Я никогда к этому не вернусь».
Альберт недобро сощурил глаза:
– Если вы спросите меня, мисс Мэри, так я скажу, что эта история с проклятием что-то уж больно подозрительная. Небось этот парень Грейборн сам ее придумал, чтобы только не жениться.
– Я так не думаю. – Мередит медленно покачала головой.
– Очень уж вы доверчивая, мисс Мэри, – настаивал Альберт.
– Я не хочу сказать, что я верю в эту историю. Я еще не решила, как к ней относиться. Конечно, она кажется абсолютно невероятной, и тем не менее... Но у меня нет никакого сомнения в том, что сам лорд Грейборн не сомневается в существовании проклятия.
– Ну, значит, он точно полоумный. – Альберт направил на нее указательный палец.—А тогда вам, мисс Мэри, лучше держаться от него подальше! Я лично не доверил бы ему и кошки. А про деньги вы не беспокойтесь! Я сегодня же раздобуду какую-нибудь ночную работу. В порту, например. Или переедем куда-нибудь, куда сплетни не доходят. Да хоть бы и к морю. Вы ж всегда хотели. Проживем как-нибудь. Вот увидите!
– Конечно, проживем, – подтвердила Шарлотта. – Я могу брать шитье на дом.
– Я не хочу, чтобы мы как-нибудь прожили. – Мередит прижала руки к груди, стараясь подавить панику. – Мы слишком много и тяжело работали. И я никому не позволю уничтожить мое доброе имя, положение и репутацию. Надежду на счастливое будущее для нас и для Хоуп. Единственный способ избежать этого – сделать так, чтобы свадьба лорда Грейборна и мисс Сары состоялась в ближайшее время.
– Ну, значит, так и сделаем, – уверенно сказал Альберт, как будто на свете не было ничего проще. – Поможем лорду Грейборну отыскать этот пропавший булыжник, и не успеете вы и глазом моргнуть, как они станут мужем и женой.
Усталая улыбка появилась на губах Мередит. Милый Альберт! Она и не заметила, когда он успел превратиться в настоящего мужчину, опору семьи. Как отличался он сейчас от того умиравшего и сломленного ребенка, которого она нашла в грязной канаве и спасла. И теперь уже он готов принять на свои ставшие широкими плечи ее заботы и неприятности.
Альберт поднялся и, прихрамывая, подошел к ней:
– С нами и не такое случалось, мисс Мэри, но мы же справились. – Он положил руку ей на плечо. – Да если надо, я сам надену белое платье и пойду с ним к алтарю. Пусть только попробует не жениться на мне!
Мередит понимала, что он пытается подбодрить ее, и постаралась улыбнуться.
– А ведь из нашего Альберта получится прелестная невеста, – весело сказала она Шарлотте. – Ну разве он не красавчик?
Она заметила, как напрягся при этих словах юноша, да и лицо Шарлотты отчего-то порозовело. Тем не менее она засмеялась в ответ на шутку:
– Прелестная или не очень, но боюсь, лорд Грейборн все-таки заметит, что с его молодой женой что-то неладно.
– Как ты думаешь, долго удастся скрывать, что у нее растет борода?
– Хм, тут у нас действительно проблема. – Альберт задумчиво потрогал чисто выбритый подбородок и добавил уже серьезно: – Я не хочу, чтобы вы расстраивались, мисс Мэри. Найдем камень – хорошо, парень женится на девушке, и все будет, как раньше. Не найдем...
– И со мной все кончено.
– Нет, никогда я этого не допущу. – Глаза Альберта блеснули.
– И я, – мягко добавила Шарлотта, – и Хоуп. Альберт прав: все образуется. А если нет, мы уедем из Лондона и начнем все сначала.
Мередит опять попыталась улыбнуться, но на сердце у нее было очень тяжело. Господи, ну сколько можно уезжать и начинать сначала? Она так устала от этого. Но, возможно, именно так и придется поступить. Хотя есть еще некоторая надежда...
На следующее утро за завтраком Мередит развернула свежий номер «Тайме», и сразу же в глаза ей бросился заголовок, набранный крупным шрифтом: «Проклятие виконта. Самый безнадежный жених Англии». Статья занимала три первые страницы. Надежда на то, что слухи удастся остановить, объявив о новой дате свадьбы, оказалась напрасной. Каждая строчка наносила сокрушительный удар по ее репутации. Все подробности разговора, происходившего в маленькой комнате при ризнице собора Святого Павла – от соглашения, заключенного десять лет назад лордом Грейборном и его отцом, до проклятия и загадочной «болезни» леди Сары – раскрывались перед читателями. Мередит не могла понять, откуда репортер узнал обо всем этом. Оставалось только предположить, что он прятался за занавесками и ничего не упустил из их беседы.
Каждое слово последнего абзаца раскаленной иглой впивалось в мозг Мередит:
«Нам остается только гадать, существует ли проклятие на самом деле или выдумано лишь для того, чтобы разорвать помолвку, которая перестала устраивать лорда Грейборна, или леди Сару, или их обоих после того, как у них появилась возможность познакомиться. Действительно ли заболела леди Сара, или это лишь предлог, чтобы избежать замужества, угрожающего ей смертью? Найдется немало женщин, желающих выйти замуж за будущего герцога, но захочет ли кто-нибудь пожертвовать ради титула жизнью? Уверен, что нет. Свадьба перенесена на двадцать второе число, но состоится ли она? Скорее кажется, что со стороны лорда Грейборна и мисс Чилтон-Гриздейл это лишь попытка спасти лицо. Невольно возникают вопросы – если проклятие действительно существует, как собирается лорд Грейборн выполнить свое обязательство? Найдется ли женщина, готовая выйти за него? И останется ли леди Сара его невестой, если ему удастся снять проклятие? В противном случае ему опять придется обратиться к услугам мисс Чилтон-Гриздейл, у которой после этого скандала вряд ли останется много других клиентов».
Мередит бессильно отложила газету, закрыла глаза и плотно обхватила себя руками, пытаясь перебороть приступ отчаяния. Не может быть, что все это на самом деле происходит с ней. Она еще крепче зажмурилась, чтобы не дать пролиться подступающим слезам. Слезы – признак слабости, а она никогда не была слабой. Мамин голос звучал у нее в ушах: «Не старайся убежать, Мередит. Невозможно убежать от своего прошлого».
«Нет, мама, это возможно. Мне это удалось. Я не захотела сдаваться, как ты. Я боролась за то, что имею...» Имела. За то, что имела, потому что все кончено.
Бешено колотящееся сердце наконец вернулось на место, и Мередит стиснула зубы. Нет, не кончено! Пока не кончено. И будь она проклята, если не станет бороться до конца. – С вами все в порядке, мисс Мэри? Альберт, стоявший в дверях, с тревогой смотрел на нее. Мередит заметила у него в руках поднос с множеством конвертов.
– Все в порядке, Альберт, – с вымученной улыбкой ответила она. – Просто немного устала. Он не улыбнулся ей в ответ.
– Это самое наглое вранье, которое я слышал. А я слышал немало, – с обычной грубоватой откровенностью сказал он. – Вы сейчас похожи на привидение – такая же бледная и несчастная. – Он хмуро кивнул на лежащую на столе газету. – Я это тоже прочитал. Хотел бы я минут десять поговорить с этим чертовым репортером с глазу на глаз. Он наверняка подслушивал.
– Скорее всего. Но сейчас уже не имеет значения, как он узнал о проклятии. – Мередит смотрела на поднос, заполненный письмами. – Важно другое – то, что содержится в этих конвертах. Мы ведь оба понимаем, что это не приглашения на чашку чая.
– Уж будьте уверены! Я все утро только и делаю, что открываю дверь. Его прервал стук молотка, висящего у входа.
– Оставь их мне. – Мередит кивнула на поднос.
Альберт, прихрамывая, поспешил к двери. Сегодня он припадал на левую ногу сильнее обычного, а это случалось с ним либо в сырую погоду, либо после бессонной ночи. Мередит знала, что на этот раз дождь ни при чем. Неожиданно юноша обернулся:
– Не волнуйтесь, мисс Мэри. Альберт никому не позволит огорчать вас. – Он вышел из комнаты, и Мередит прислушалась к его шаркающим шагам в коридоре.
Она взглянула на стопку писем. Их содержание не составляло для нее тайны, но тем не менее она один за другим вскрывала конверты и внимательно читала торопливо написанные строчки: «Более не нуждаемся в Ваших услугах...», «Считаю наше соглашение расторгнутым».
Каждое слово казалось горстью земли, брошенной на ее могилу. Что-то надо было делать. И делать быстро.
Но что?
Филипп с отвращением смотрел на раскрытую перед ним газету.
– Как, черт возьми, этот репортер узнал про проклятие? Эндрю Стентон, его американский коллега и партнер, оторвался от завтрака и удивленно взглянул на Филиппа:
– Ты утверждал, что в соборе все согласились ничего об этом не рассказывать.
– Так оно и было. Но этот чертов журналист каким-то образом обо всем пронюхал. Почуял сенсацию, как гончая – кровь. – Он раздраженно отбросил газету. – Я ведь говорил тебе, как непросто жить в Лондоне.
– Вообще-то ты говорил мне, что жизнь в Англии скучна, монотонна и однообразна. Знаешь, я никак не могу с тобой согласиться. Уже через час после прибытия ты ввязался в очень симпатичную уличную драку, в результате которой стал владельцем щенка...
– Да, щенок – это как раз то, чего мне не хватает, – мрачно прервал его Филипп.
– Не пытайся меня обмануть. Я видел, как ты с ним нянчишься. Держу пари, что, когда щенок поправится, ты будешь радостно носиться с ним по парку. – Он жестом остановил Филиппа, собиравшегося возразить, что «радостно носиться» не входит сейчас в его планы, и жизнерадостно продолжал: – Потом я стал свидетелем твоего оживленного спора с отцом, и наконец – вчерашний неподражаемый скандал в церкви. Нет, ни о какой скуке не может быть и речи! Я давно так не развлекался и с нетерпением ожидаю продолжения.
– Скажи, ты всегда был таким весельчаком?
– Нет, – усмехнулся Эндрю, – только с тех пор, как встретил тебя. Ты мой учитель.
– Ну что ж, в следующий раз, когда увижу, что банда с мачете собирается изрубить кого-то на куски, спокойно пройду мимо.
Эндрю поежился, вспомнив об обстоятельствах, при которых состоялось их знакомство:
– Да, ты со своей тростью подоспел тогда как нельзя более кстати. Откуда я мог знать, что та женщина окажется сестрой бандитов?
– Я получил письмо от Эдварда сегодня утром, – сказал Филипп, принимая у лакея чашку кофе.
Лицо Эндрю сразу стало серьезным:
– Как он?
– Пишет, что все в порядке, но я уверен, что это неправда. Он ходит к ней на могилу...
Чувство огромной вины заставило Филиппа замолчать. Бедная Мэри Бинсмор! И бедный Эдвард! Он так любил ее. Они прожили вместе двадцать лет. Он напомнил себе о том, что надо поговорить с поверенным по поводу открытия счета на имя Эдварда. Конечно, деньгами нельзя ничего исправить, но чем еще он может помочь ?«Если бы не я, Мэри Бинсмор была бы сейчас жива».
С трудом прогнав тяжелые мысли, Филипп продолжил:
– Он пишет, что готов помочь мне с поисками недостающей части камня. Я ответил, что с удовольствием воспользуюсь его предложением. Видит Бог, ему сейчас необходимо отвлечься, а работа – лучшее лекарство. Я думаю, он поможет тебе с ящиками, которые находятся в Британском музее, а я продолжу поиски на складе.
– Прекрасно. – Эндрю допил кофе и поднялся из-за стола. Стоявший рядом лакей показался коротышкой по сравнению с ним. – Я направляюсь в музей, если найду что-нибудь, немедленно сообщу.
– Я сделаю то же самое.
Не успел Эндрю выйти, как в комнате появился Бакари – темное лицо, как всегда, непроницаемо, руки сложены на груди. На нем был его обычный наряд, состоявший из свободной шелковой рубашки, шаровар, мягких кожаных сапог до колена и тюрбана. Впервые появившись в доме, он поверг своим видом вымуштрованных слуг, одетых в одинаковые ливреи, в шок. Филипп попытался определить по лицу Бакари, с какой новостью тот пришел, но, как всегда, это оказалось невозможным.
– Ваш отец.
Так, значит, новость плохая.
– Пригласи его сюда, – обреченно вздыхая, сказал Филипп.
В комнату быстро вошел герцог. Его стремительная походка представляла странный контраст с измученным бледным лицом. Филипп вновь остро ощутил сожаление и раскаяние, с которыми безрезультатно боролся со вчерашнего дня. Он боялся нового спора, но был рад увидеть отца и убедиться, что тот чувствует себя достаточно бодро. То же происходило и с его матерью в последние месяцы – за чередой плохих дней неожиданно следовал один хороший. А потом она покинула их и этот мир.
Отец уселся напротив Филиппа и, дожидаясь кофе, с явным неодобрением рассматривал сына, отмечая отсутствие галстука, расстегнутый ворот и засученные рукава свободной рубашки.
– Чертовски точная статья, – сказал он наконец. – Как будто этот журналист находился с нами в одной комнате. Я нахожу эту осведомленность об интимных подробностях, которые мы договорились хранить в секрете, весьма... интригующей.
– Надеюсь, ты не думаешь, что это я предоставил «Таймс» информацию?
– А ты не предоставлял?
Недоверие отца уже не в первый раз больно укололо Филиппа.
– Нет, я этого не делал. Несомненно, кто-то подслушал нас. Нельзя сказать, что мы говорили шепотом. – Филипп провел рукой по лбу. – Впрочем, сейчас уже не важно, как все стало известно. Может, это и к лучшему? По крайней мере сплетничать больше не о чем.
Его отец невесело усмехнулся.
– Ты слишком давно не бывал в обществе и не понимаешь, что подобная информация способна только подогреть аппетит и дать пищу для новых слухов. Я рад, что Кэтрин нет в городе. Хотя бы она останется от всего этого в стороне.
У Филиппа сжалось сердце при упоминании о сестре. Она была единственным человеком, по которому он скучал все долгие годы, проведенные за границей. Они еще не виделись, потому что ее сын подхватил какую-то желудочную инфекцию и Кэтрин пришлось отложить свой приезд.
– Боюсь, что она недолго будет оставаться в стороне, – возразил Филипп. – Утром я получил от нее записку: Спенсер поправился, и она приезжает сегодня днем.
– Ясно. Ну что ж, надо будет ее подготовить. Любители слухов накинутся на нее, как собаки на лисицу. Даже слуги не остались в стороне.
– Откуда ты знаешь?
– Эванс держит меня в курсе. Я уверен, что в Лондоне нет дворецкого, который был бы лучше осведомлен, чем он. Хочешь знать, что говорят?
Филипп был уверен, что не хочет, но тем не менее утвердительно кивнул головой:
– Конечно.
– По сведениям Эванса, которые, должен сказать, он изложил со всевозможной деликатностью и извинениями, выдвигаются две причины, по которым леди Сара сбежала из-под венца: первая – это, конечно, опасение умереть через два дня после свадьбы. А вторая – то, что она не захотела стать женой человека, который не в состоянии... исполнять свои супружеские обязанности.
Филипп удивился:
– Вот как? Наверное, они просто не могут себе представить, что какая-то девушка может отказаться от герцогского титула без серьезной на то причины, и решили, что самая подходящая причина – моя неспособность осуществить брачные отношения.
– Боюсь, что так. И это не такое обвинение, от которого можно легко отмахнуться. – Герцог задумчиво размешивал сахар. – У тебя есть какие-нибудь известия от леди Сары?
– Пока нет, но я отправил ей записку с просьбой принять меня сегодня вечером. – Филипп промокнул губы салфеткой и отложил ее в сторону. – А сейчас, отец, я отправляюсь насклад, чтобы заняться поисками пропавшей части таблички.
Он поднялся и направился к двери.
– Ради Бога, Филипп, что на тебе надето? – сердито прокричал ему вслед отец.
– Удобная одежда, – ответил тот, с удивлением глядя на свои широкие шаровары и свободную рубашку навыпуск. – Я ведь собираюсь не на бал.
С этими словами он вышел из комнаты и уже подходил к своему кабинету, когда во входную дверь постучали. Бакари впустил посетителя, и Филипп повернулся, услышав знакомый грудной женский голос. Ее голос. Его сваха, вознамерившаяся сделать из него настоящего джентльмена. Он с досадой заметил, что невольно ускорил шаги.
– Я узнать, может ли лорд Грейборн принять вас, – говорил Бакари, держа в руках визитную карточку.
– Могу. Могу, Бакари.
Филипп быстро спустился по лестнице, и мисс Чилтон-Гриздейл с удивлением уставилась на его необычный наряд. Он в свою очередь рассматривал ее, отмечая каждую деталь: ярко-голубое муслиновое платье и кремового цвета жакет, шляпку, обрамлявшую пикантное личико, как лепестки тычинку. Филипп нахмурился. Нет, что-то не так с этим сравнением. Но все равно, черт возьми, она почему-то напоминает ему о цветах. Может, из-за аромата? Он принюхался и отказался от этой мысли. Нет, от нее пахнет не цветами. От нее пахнет – он подошел поближе и еще раз втянул воздух – как от только что испеченного пирожного.
Дело не в запахе, а в цвете, внезапно понял Филипп. О цветах напоминает ее мягкая, как лепестки роз, кожа, персиковый румянец скул и нежно-алые губы. Он часто любовался на эти оттенки в детстве, гуляя по цветнику своей матери в замке Рейвенсли.
Шепот Бакари вывел его из задумчивости:
– Лучше приглашать леди в дом, а не глазеть на нее на пороге.
Рассердившись на себя, Филипп сделал шаг назад. Черт, ему, кажется, правда не повредит пара уроков хорошего тона.
– Прошу вас, входите, мисс Чилтон-Гриздейл. Она величественно кивнула ему и прошла в холл.
– Благодарю, лорд Грейборн. Прошу прощения за ранний визит, но я считаю, что чем скорее мы начнем, тем лучше. Я готова отправиться, как только вы будете готовы. – Она еще раз выразительно оглядела его одежду.
– Отправиться? Но вы только что пришли.
Свежа и бодра, да еще и пахнет так вкусно, что хочется откусить кусочек. Черт, что за мысли? Это наверняка потому, что он питает особую слабость к свежим пирожным. Дело, несомненно, именно в это.
– Я пришла для того, чтобы сопровождать вас на склад и помогать в поисках недостающей части камня. – Ее голубые глаза смотрели на Филиппа вопросительно. – Где именно расположен этот склад?
– Склад находится рядом с причалами, мисс Чилтон-Гриздейл, и я бы никогда не осмелился просить вас сопровождать меня туда и участвовать в столь неприятной, грязной и тяжелой работе.
Она вздернула подбородок и каким-то образом умудрилась посмотреть на Филиппа сверху вниз, хотя он и был выше ее на целых шесть дюймов:
– Во-первых, нет никакой необходимости просить меня, милорд, потому что я уже предложила вам свою помощь. Во-вторых, мне хорошо знакома тяжелая работа, и я не боюсь ее. Что же касается причалов, то вам не придется беспокоиться о моей безопасности, так как я вооружена. В-третьих...
– Вооружены?
– Разумеется. – Она приподняла свой ридикюль и продемонстрировала его Филиппу. – Он наполнен камнями. Один удар по голове образумит любого головореза. Очень удобно, я давно привыкла носить его с собой.
Он с изумлением взирал на невинную, вышитую бисером мочку, висящую на ее запястье. Давно привыкла носить собой? Какой же образ жизни ведет эта в высшей степени приличная мисс Чилтон-Гриздейл?
– И часто вам приходится... гм... им пользоваться?
– Крайне редко. – В ее глазах промелькнула озорная искорка. – Только когда какой-нибудь джентльмен пытается помешать мне делать то, что я хочу.
– Понятно. И в этом случае вы...
– Сначала наношу удар, а потом уже задаю вопросы. В-третьих, я надеюсь использовать время, проведенное на складе, еще и для того, чтобы напомнить вам о некоторых правилах поведения в обществе, которые, несомненно, будут полезны вам в будущем. Что же касается одежды, которая якобы может пострадать от грязи, хочу сообщить вам, что – представьте себе! – ее можно выстирать. И последнее: я готова делать любую работу, которая поможет нам избавиться от этого проклятия. Вы читали сегодняшний номер «Тайме»?
– Да, к сожалению. Не могу понять, как им удалось добыть всю эту информацию.
– Несомненно, работа «дятлов». – Заметив недоумение на его лице, она пояснила: – Газетные осведомители. Они зарабатывают на жизнь, продавая информацию – чаще всего такую, которую люди стараются скрыть от посторонних глаз.
– А где же они ее берут?
– Крадут письма, подслушивают, подкупают слуг. Один из таких «дятлов» скорее всего и подслушал нас вчера.
Филипп в недоумении покачал головой:
– Невероятно. На что только не идут люди ради денег!
– В этом нет ничего невероятного, – пожала плечами Мередит. – На самом деле это довольно распространенный способ заработать. Меня больше удивляет ваша реакция. Простите, милорд, но вы кажетесь мне очень наивным для человека, так много ездившего по свету.
– Наивным? – Филипп коротко рассмеялся. – Поверьте, мисс Чилтон-Гриздейл, у меня нет иллюзий относительно людей и их поступков. И для того чтобы расстаться с ними, мне не надо было уезжать из Англии. Напротив, во время путешествий моя пошатнувшаяся вера в людей несколько окрепла. В чем-то вы, однако, правы. Хотя я и назвал бы это не наивностью, а непрактичностью. Мне неоднократно приходилось сталкиваться с проявлениями нечестности, но они мало меня занимали. Я был слишком погружен в прошлое, в жизнь давно ушедших людей. Мои сведения о жизни современного общества действительно очень ограничены. А то, что мне все-таки известно, не особенно меня впечатляет. Мередит смотрела на него серьезно и задумчиво:
– А мне кажется, что сейчас люди ведут себя точно так же, как сотни или даже тысячи лет назад.
Ее слова удивили и заинтересовали Филиппа. Он уже собирался возразить, но его снова опередил Бакари:
– Предлагать леди завтрак? Или чай?
Филипп опять рассердился. Что, черт возьми, с ним происходит? Конечно, за годы странствий он отвык от изысканных светских церемоний, но куда делась элементарная вежливость? Приходится признать, что именно мисс Чилтон-Гриздейл действует на него таким отупляющим образом.
– Простите, – сказал он поспешно, – могу я предложить вам завтрак? Или чашку чая?
– Благодарю вас, нет. – Она еще раз критически оглядела его костюм. – Как скоро мы сможем поехать?
Поехать? Ах да. Ящики. Камень. Проклятие. Леди Сара.
– Через пару минут. Я только загляну в кабинет, чтобы захватить свой журнал с записями.
– И чтобы переодеться в более приличную одежду. Он упрямо сложил руки на груди.
– Должен заметить, что меня начинают утомлять постоянные комментарии по поводу моего внешнего вида. Я уже лет двадцать как обхожусь без няньки и отвык подчиняться таким безапелляционным распоряжениям.
Мередит удивленно вздернула брови.
– Безапелляционные распоряжения? Я бы предпочла называть это настоятельной рекомендацией.
– Уверен, что предпочли бы. А с моей одеждой тем не менее все в порядке.
– Да, если бы вы собирались на прогулку по пустыне или по берегу Нила. Милорд, вы только что признались, что мало разбираетесь в жизни современного общества. Я же, напротив, являюсь экспертом в данном вопросе и умоляю вас верить мне, когда я утверждаю, что эта одежда не пригодна для того, чтобы выходить в ней из дома. – Она раздраженно поджала губы. – Или чтобы принимать в ней гостей. Она вообще ни для чего не пригодна.
Филипп обернулся к Бакари:
– Ты тоже считаешь, что я неприлично выгляжу?
Но тот решительно отказался прийти ему на помощь и торопливо покинул прихожую. Пришлось опять повернуться к мисс Чилтон-Гриздейл:
– Если вы думаете, что я упакую себя в тесный, вычурный и неудобный костюм для того, чтобы люди, которых я не знаю, сочли меня «приличным», вы сильно заблуждаетесь.
– Вы живете в обществе и даже если не знаете всех его членов, обязаны с ними считаться. Это основа респектабельности. Как вы можете относиться к этому так легкомысленно?
– А как вы можете относиться к этому столь серьезно?
Она сердито насупилась.
– Я женщина и зарабатываю себе на жизнь собственным трудом, поэтому респектабельность имеет для меня большое значение. Я действительно очень серьезно отношусь к ней. Леди Сара не является для вас незнакомкой. Так же как и ваша сестра, о которой я много слышала. Вы хотите сказать, что их мнение вам тоже совершенно безразлично?
– У Кэтрин хватит ума оценивать человека не по его одежде.
Щеки Мередит вспыхнули при этом едком замечании: – Однако, нравится вам это или нет, ваше поведение неизбежно отразится и на ней, и на вашей невесте. Не говоря уже о вашем отце! Если вы не хотите заботиться о собственной репутации, подумайте о них. – Она язвительно вскинула брови. – Или знаменитые искатели приключений не снисходят до таких мелочей?
Ну и зануда! Раздражение, охватившее Филиппа, только усилилось от того, что он вынужден был признать справедливость ее слов. В Лондоне его поведение неминуемо отразится на близких. Десять лет он позволял себе роскошь не думать ни о ком, кроме себя. С момента отъезда из Англии он делал и говорил все, что, черт возьми, хотел, не заботясь о мнении света или отца. Он купался в этой свободе и дорожил ею, как ничем другим. Но он скорее позволил бы кобре укусить себя, чем согласился огорчить Кэтрин.
– Я переоденусь, – сказал Филипп, не скрывая досады. Мередит ответила ему удовлетворенной улыбкой, отчего он разозлился еще больше. Бормоча себе под нос ругательства в адрес деспотичных особ женского пола, Филипп удалился в спальню и через несколько минут вернулся, переодевшись в «приличную» пару брюк и натянув поверх все той же рубашки сюртук, который демонстративно оставил незастегнутым.
Заметив, что Мередит опять недовольно поднимает брови, Филипп взорвался:
– Я еду на склад работать, а не в мастерскую художника, который будет писать мой парадный портрет. Больше – го вы от меня не дождетесь. Я либо поеду так, либо разденусь вообще.
Она, казалось, на мгновение испугалась, потом презрительно сощурилась:
– Вы не посмеете.
Филипп угрожающе приблизился к ней, но Мередит твердо стояла на месте, и только глубокий вздох выдал ее волнение.
? Знаете ли вы, что жара в Египте и Сирии бывает настолько сильной, что ее можно видеть. Работая, я привык ограничиваться минимумом одежды или обходиться вовсе без ее, поэтому не стоит меня провоцировать, мисс Чилтон-Гриздейл.
Мередит покраснела и оскорбленно поджала губы:
– Если вы хотите шокировать меня, лорд Грейборн, то напрасно теряете время. Если вы желаете опозорить себя, свою сестру и невесту, я не могу помешать вам. Я могу только надеяться, что вы не перейдете границы приличия.
Филипп театрально вздохнул:
– Вероятно, это означает, что я не должен раздеваться прямо в прихожей. Какая жалость! – Он предложил ей свой локоть. – Пойдемте?
Он смотрел в ее бирюзовые глаза, напоминающие своим цветом Эгейское море, и видел в них решительность и упрямство и что-то еще, не поддававшееся легкому определению. Наконец он решил, что, если не ошибается – а лорд Грейборн редко ошибался в таких вещах, – ее глаза скрывают какую-то тайну. Эта тайна плюс ее привычка носить камни в изящном ридикюле сильно раззадорили его любопытство. Эта женщина похожа на интересную головоломку!
А он всегда питал к ним слабость.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завидный жених - Д`Алессандро Джеки



очень понравилось
Завидный жених - Д`Алессандро Джекиольга и.
17.08.2012, 16.06





Яркий, необычный, очень интересный роман. Безумно понравился. 100 из 10!!!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиЕлена
27.12.2013, 17.49





Как по мне - без восхищения. Не 10 точно.
Завидный жених - Д`Алессандро Джекиелена:-)
27.04.2014, 19.08





Вначале было интригующе, НО...еле дочитала до конца. Любовь-Морковь, интриги, счастливый конец
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиЮлия
22.10.2014, 7.01





Хороший роман, можно читать.
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиТаня Д
20.11.2014, 16.48





Накручено , сумбурно ....мне не понравилось .
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиВикушка
20.11.2014, 17.33





МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ НЕ МУЖЧИНА А ОГОНЬ
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиНАТАЛИЯ
26.12.2014, 15.31





Очень хорошо написано. Были моменты, когда смеялась вслух. Красиво и нежно :)
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиАнна
30.03.2015, 21.28





Лично мне нравится такой стиль Хороший роман С удовольствием прочитала Советую!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиКатя
1.04.2015, 10.43





Лично мне нравится такой стиль Хороший роман С удовольствием прочитала Советую!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиКатя
1.04.2015, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100