Читать онлайн Завидный жених, автора - Д`Алессандро Джеки, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завидный жених - Д`Алессандро Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завидный жених - Д`Алессандро Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завидный жених - Д`Алессандро Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Д`Алессандро Джеки

Завидный жених

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Филипп Уитмор, виконт Грейборн, взволнованно мерил шагами небольшое помещение, расположенное справа от ризницы собора Святого Павла, и молил Бога, чтобы его невеста не явилась на собственную свадьбу.
Он уже несколько раз доставал из кармана золотые часы и, чувствуя, как от напряжения сжимается желудок, проверял, сколько минут остается до начала церемонии. Время, казалось, остановилось. Неужели она все-таки приедет? «Господи, избавь меня и ее от этого!»
До чего же, черт возьми, невыносимое положение! Хорошо ли он объяснил ей все? Поняла ли она? Позавчера, во время обеда, устроенного ее отцом, у Филиппа почти не было возможности поговорить с невестой наедине. Она отсутствовала за столом из-за сильной головной боли и неудачного падения, приключившегося с ней утром того дня. Сначала падение, потом головная боль. Будь все проклято, как раз этого он и боялся.
В гостиной, однако, леди Сара присоединилась к ним. После нескольких минут любезного пустого разговора Филипп попросил показать ему галерею, и она, разумеется, согласилась. Он воспользовался этой единственной возможностью, чтобы рассказать ей... предостеречь. Она слушала с вежливым интересом, а когда он закончил, небрежно заметила:
– Как это все... необычно. Я подумаю.
И после этого опять оставила их, сославшись на головную боль. Когда на следующий день он зашел с визитом, дворецкий сообщил ему, что леди Сара не принимает, так как ей по-прежнему нездоровится. Он хотел побеседовать с ее отцом, но графа не оказалось дома. Филипп оставил для его светлости записку, но ответа на нее так и не получил. Вероятно, граф явился домой слишком поздно. А Филипп провел весь остаток вчерашнего дня на складе, среди множества тюков и ящиков в поисках того единственного предмета, который мог спасти их. Поиски его оказались безрезультатными, а это означало, что наступивший день, как бы он ни сложился, ничем, кроме несчастья, закончиться не мог.
Филипп в сотый раз посмотрел на часы. Сейчас кто-нибудь зайдет и сообщит ему, что леди Сара приехала. Или что ее нет. В волнении он запустил пальцы в волосы, потом попытался ослабить душивший его галстук. Честь требует, чтобы этот брак состоялся, и она же запрещает ему жениться на ком-либо. Он представил себе свою прелестную юную невесту. Любой был бы счастлив назвать ее женой. Но у него при одной мысли об этом останавливалось сердце.
В дверь постучали, и он нетерпеливо распахнул ее. На пороге стоял его отец. Молча глядя в глаза герцога, Филипп ждал, когда тот заговорит. Он с печалью отмечал следы болезни, изменившие лицо отца: глубокие складки, вокруг губ, бледно-желтый цвет щек и черные круги под глазами. Герцог сильно похудел с тех пор, как Филипп видел его в последний раз, и казался почти истощенным. В по-прежнему густых черных волосах появилось много седины. И только взгляд пронзительно-голубых острых глаз оставался прежним. В целом отец лишь отдаленно напоминал того сильного и здорового мужчину, с которым Филипп расстался десять лет назад. В годы, предшествовавшие его отъезду, их отношения не были особо сердечными. Вся теплота исчезла из них в тот день, когда умерла мать Филиппа. Расставаясь, они заключили сделку, согласно которой отец до определенного срока не препятствовал любимым занятиям сына.
Герцог медленно подошел и остановился, когда их разделяло всего два фута. В мозгу у Филиппа навязчиво звучали слова, которые он старался и не мог забыть все эти долгие годы: «Мужчина стоит ровно столько, сколько стоит данное им слово. Если бы ты помнил об этом, твоя мать была бы сейчас жива».
– Время начинать церемонию, – произнес герцог. Выражение его лица оставалось непроницаемым.
– Я знаю.
– К сожалению, твоя невеста еще не приехала. Слава Богу!
– Вот как?
– Ты все рассказал ей. – Это было утверждение, а не вопрос.
? Да.
– Мы же договорились, что ты не станешь этого делать!
– Нет. Ты потребовал, чтобы я этого не делал, но я не согласился с тобой. Я должен был ей рассказать, она имеет право знать. – Пальцы Филиппа непроизвольно сжались в кулаки.
– Лорду Хедингтону тоже все известно? Филипп отрицательно покачал головой.
– Нет. Леди Сара просила, чтобы я не говорил ему. По крайней мере до тех пор, пока она сама не решит, как поступить.
– Что ж, с каждой минутой все очевиднее, какое именно решение она приняла.
Филипп отчаянно надеялся, что так и будет.
Дрожа от возбуждения, Мередит стояла в тени колонны в мраморном вестибюле собора и от всей души надеялась, что она не похожа на ребенка, разглядывающего сладости через витрину кондитерского магазина. Поток элегантных экипажей обтекал собор, на минуту останавливаясь у величественного западного входа, чтобы высадить своих пассажиров – сливки лондонского общества, решившего украсить своим присутствием свадьбу леди Сары Маркем и лорда Грейборна. Гул приглушенных голосов разносился по всему вестибюлю, но поглощался при входе в церковь торжественными звуками органа. До Мередит доносились обрывки разговоров: «...что Грейборна чуть не убили во время какого-то столкновения с племенем...», «...кажется, собирается основать собственный музей вместе с коллегой из Америки...», «...леди Сару, с его странными пристрастиями и после того скандала...».
Гости все шли и шли – сначала широким потоком по проходу, потом разоиваясь на отдельные ручейки и занимая свои места, поканаконец все пять сотен человек не расселись по скамьями не замерли в ожидании.
Где же невеста?
Господи, ведь не может же быть, что она до сих пор не оправилась от последствий падения в мастерской портнихи? Нет, это исключено. Лорд Хедингтон непременно предупредил бы Мередит. Накануне она попыталась повидаться с леди Сарой. Ей не терпелось узнать, как прошла встреча с лордом Грейборном, но лорд Хедингтон сказал, что дочь не может ее принять, так как все еще страдает от сильной головной боли. Вероятно, заметив волнение на лице Мередит, он успокоил ее, заверив, что Сара только что приняла лекарство и теперь Уснула и, несомненно, к свадьбе совершенно поправится. Еще он рассказал ей, что Сара провела с лордом Грейборном не менее часа и что все прошло «чертовски удачно». Все это немного успокоило Мередит. В заключение лорд Хедингтон Добавил, что, несмотря на некоторый беспорядок в одежде и безобразно повязанный галстук – проблемы, которые, несомненно, можно решить, наняв хорошего камердинера, – лорд Грейборн оказался «вполне приличным парнем».
Ну и слава Богу! Хотя Мередит предпочла бы лично убедиться в этом. Нельзя сказать, что она не старалась: вчера она три раза пыталась встретиться с ним, но каждый раз лорд Грейборн отвечал ей запиской, сообщая, что «в настоящий момент очень занят». Скажите на милость, какие такие важные дела могут быть у человека накануне свадьбы? Он просто забыл, что такое элементарная вежливость.
Часы на башне собора пробили полдень – время начала церемонии, а невесты все не было.
По спине Мередит пробежал холодок, и неприятное предчувствие превратилось в уверенность, когда она увидела растерянное лицо лорда Хедингтона, торопливо выходящего в вестибюль. Мередит поспешила ему навстречу:
– Ваша светлость, вы уверены, что леди Сара действительно чувствовала себя хорошо?
– Она сама уверяла меня в этом. Но должен признаться, что я начинаю волноваться! Сара никогда не опаздывает и очень гордится этим. – Он покачал головой. – Мне не следовало уезжать в церковь без нее, но она так настаивала... – Лорд Хедингтон внезапно замолчал, а потом вздохнул с заметным облегчением. – Вот наконец и наш экипаж.
Мередит тоже выглянула на улицу и увидела, как у крыльца останавливается элегантный черный экипаж, запряженный серой четверкой. Из него выпрыгнул лакей в ливрее и торопливо поднялся по ступенькам.
– Ваша светлость, я должен передать это письмо лорду Грейборну, – сказал он, доставая конверт с желтой восковой печатью. – Леди Сара велела вручить его перед самым началом церемонии.
– Леди Сара велела вручить? – Граф не отрываясь смотрел на распахнутую дверь экипажа. – Да где же, черт возьми, сама леди Сара?
Глаза лакея округлились.
– А разве ее здесь нет? Она уехала через несколько минут после вас, ваша светлость.
__ Но если экипаж здесь, в чем же она могла уехать? – Граф уже почти кричал.
– За ней заехал барон Уэйкрофт, ваша светлость. Леди Сара и ее девушка отправились в его экипаже.
Граф недоумевал.
_ Ты говоришь, Уэйкрофт? Его я тоже здесь не видел. Ну хорошо, по крайней мере она не одна, хотя очень странно, что они еще не прибыли. Надеюсь, у них не сломалось колесо.
– Тогда мы заметили бы их экипаж на дороге, ваша светлость. – Лицо лакея тоже выражало тревогу и озабоченность.
– Письмо, – напомнила Мередит, кивая на конверт. – Давайте немедленно отдадим его лорду Грейборну. Вероятно, в нем найдутся ответы на наши вопросы.
Услышав стук в дверь, Филипп вздрогнул. Неужели она все-таки решилась? Он переглянулся с отцом.
– Войдите.
Дверь творилась, и в нее ворвался взволнованный лорд Хедингтон. Со своими кустистыми бровями, толстыми щеками, большими ушами и складками кожи под выпуклыми глазами он в этот момент удивительно напоминал загнанную гончую собаку. У него за спиной стояла незнакомая женщина в нарядном темно-синем платье. Она оглядывала комнату, как будто пытаясь найти кого-то, и наконец встретилась взглядом с Филиппом. Ему показалось, что она удивилась, увидев его.
– Чем могу служить, мисс?..
Ее щеки слегка порозовели, и она быстро присела в реверансе.
– Мисс Мередит Чилтон-Гриздейл, милорд. Я...
– Она сваха, устроившая ваш брак с моей дочерью, – послышался из-за спины Филиппа голос лорда Хедингтона.
Филипп озадаченно уставился на незнакомку. Когда отец рассказывал ему о талантах мисс Чилтон-Гриздейл, он представлял себе седую и чопорную матрону, а не молодую женщину. Он поправил очки на переносице и подумал, что она, похоже, поражена не меньше, чем он. Филиппу почему-то никак не удавалось оторвать взгляд от лица свахи, хотя потрясающей красавицей ее вряд ли можно было назвать. Вспомнив наконец о приличиях, он вежливо поклонился.
– Рад познакомиться с вами, мисс. – Закрыв дверь, Филипп нетерпеливо обернулся к лорду Хедингтону: – Леди Сара приехала?
Граф вставил в глаз монокль и направил его на Филиппа.
– Нет, хотя уже давно должна быть здесь. Она выехала из дома больше часа назад. – Он протянул конверт. – Она прислала вам это письмо, его только что доставили. Прочтите немедленно и объясните нам, что здесь, черт подери, происходит!
Филипп забрал письмо и несколько долгих секунд молча держал его в руках. Затем крепко зажмурился, чтобы никто не заметил, какое облегчение испытывает, а потом открыл глаза и медленно огляделся. Лица присутствующих выражали ту или иную степень беспокойства. У его отца к нему примешивалась изрядная доля подозрительности. Отец леди Сары был крайне взволнован. А мисс Чилтон-Гриздейл казалась глубоко огорченной.
Филипп сломал печать на конверте, и этот звук в тишине комнаты прозвучал как выстрел. Он глубоко вздохнул и быстро пробежал глазами короткие строчки:
«Лорд Грейборн!
Как Вы и просили, я тщательно обдумала все, что Вы сочли нужным сообщить мне во время нашей встречи. Последние два дня, если честно, я не могла думать ни о чем другом. Принимая во внимание те сведения, которые Вы предоставили мне относительно супруги Вашего друга, а также учитывая тот факт, что я действительно перенесла падение и сильнейший приступ головной боли, и полагаясь на Вашу опытность во всем, что касается проклятий, я пришла к выводу что вероятность третьего события, несомненно, весьма велика. Таким образом, настоящим я сообщаю Вам, что отказываюсь стать Вашей женой и что в интересах собственной безопасности принимаю меры предосторожности на случай попыток выдать меня замуж вопреки моей воле. Заранее приношу извинения за те неудобства, которые неизбежно возникнут, когда я не появлюсь в церкви, но не могу не согласиться с Вашим мнением, что это действительно является самым разумным выходом из трудного положения. Прошу Вас передать моему отцу, что в данный момент я нахожусь в полной безопасности и что дома его ожидает письмо, в котором я все подробно объясняю.
Леди Сара
Маркем».
Филипп еще не закончил чтения, когда лорд Хедингтон нетерпеливо воскликнул:
– Ради Бога, что она пишет? С ней все в порядке? Филипп посмотрел в глаза графу.
– Да, ваша светлость.
– Тогда почему, черт подери, она еще не приехала? Где она?
Филипп глубоко вздохнул, впервые за много дней ощутив, что тревога уходит и уступает место спокойствию. Леди Сара оказалась разумной девушкой и прислушалась к его словам.
– Я не знаю, где именно сейчас находится леди Сара, но она просит вас не беспокоиться за нее. Я думаю, самым существенным в данный момент является то, что ее нет здесь. И очевидно, не будет.
– Что значит «не будет»? – прогремел граф. – Что за чушь? Она появится с минуты на минуты. Она должна выйти замуж за вас, сегодня. – Он вытащил часы из жилетного кармана и потряс ими. – Церемонию следовало начать пять минут назад.
– Боюсь, это невозможно. – Филипп протянул графу письмо, которое тот торопливо пробежал глазами. По мере чтения его лицо темнело все больше.
– О каком, черт возьми, «проклятии» она здесь пишет? – спросил он, передавая бумагу герцогу. Филипп заметил, что мисс Чилтон-Гриздейл пододвинулась поближе, чтобы тоже иметь возможность заглянуть в письмо. До этого момента она стояла молча, и только глаза ее расширялись все больше, а цвет лица приобретал какой-то зеленоватый оттенок.
Прежде чем Филипп успел ответить графу, он встретился глазами с ледяным взглядом своего отца. Гнев и разочарование, которые он прочитал в нем, задели его гораздо сильнее, чем он хотел себе признаться. Однако он уже не тот зеленый юнец, который любой ценой стремился добиться родительской похвалы и одобрения.
Герцог неожиданно обрушил всю силу своей ярости не на того, кто ее заслуживал, а на несчастного лорда Хедингтона:
– Это возмутительно, Хедингтон. Какое непростительное легкомыслие! Как смеет ваша дочь отказываться от моего сына? А вы? – Теперь его обвинения были направлены на мисс Чилтон-Гриздейл. – Я нанял вас для того, чтобы вы нашли моему сыну достойную невесту, а не дурочку с куриными мозгами, которая верит во всякую чушь о проклятиях и исчезает в день свадьбы.
Глаза Мередит сердито сверкнули, и она уже открыла было рот, чтобы ответить, но лорд Хедингтон опередил ее:
– Дурочка? Куриные мозги? – Он задыхался от гнева. – Легкомыслие? Как вы смеете так говорить о моей дочери, тем более что из письма совершенно ясно, – он выхватил у герцога письмо и, как флагом, потряс им в воздухе, – что это ваш недоумок сынок внушил ей что-то, сподвигшее ее на такой отчаянный поступок. – Теперь пришла очередь графа вспомнить о мисс Чилтон-Гриздейл. – А вы? Как вас угораздило выбрать для моей дочери такого несуразного жениха? Вы уверяли меня, что скандал, имевший место три года назад, был следствием недоразумения. Да уже по тому, как безобразно завязан его галстук, видно, что он не может быть приличным человеком. И нет никаких сомнений, что он намеренно напугал мою девочку какими-то дурацкими россказнями.
Алая краска гнева сменила зелень на щеках мисс Чилтон-Гриздейл, и она решительно расправила плечи.
– Вместо того чтобы выслушивать ваши оскорбления, джентльмены, и прежде чем вы успели сказать что-то, о чем можете пожалеть впоследствии, я предлагаю послушать, что сообщит нам по этому поводу лорд Грейборн.
Ого! Филипп мысленно аплодировал ее присутствию духа. Не у каждого мужчины хватило бы характера и здравого смысла на то, чтобы так решительно противостоять двум разъяренным отцам.
Откашлявшись и поправив очки, он приготовился во второй раз изложить историю, которую уже слышал два дня назад его отец:
– Дело в том, что во время моего пребывания в Египте произошло нечто, что делает невозможным мой брак с леди Сарой, как, впрочем, и с кем-либо другим.
Лорд Хедингтон брезгливо поморщился и ледяным тоном произнес:
– Мне все ясно. Вы встретили за границей какую-то женщину и вообразили, что любите ее. Что ж, это весьма прискорбная для вас ситуация, потому что ваш долг...
– Другая женщина здесь ни при чем, – прервал его Филипп. – Проблема не в этом. Дело в том, что на мне лежит проклятие.
Несколько секунд никто не произносил ни слова. Наконец лорд Хедингтон смущенно откашлялся, покосился на мисс Чилтон-Гриздейл и, понизив голос, сказал:
– Такая... неприятность иногда случается с мужчинами. В этом нет ничего необычного. Я уверен, что красота моей дочери поможет вам быстро восстановить утраченные... хм-м... способности.
Мисс Чилтон-Гриздейл издала какой-то неясный звук, а отец Филиппа заметно побледнел. Сам же Филипп, напротив, почувствовал, что стремительно краснеет. Черт возьми, неужели этот разговор происходит на самом деле? Он провел ладонью по лицу.
– Я не импотент, ваша светлость.
Облегчение, испытанное графом и отцом Филиппа, лишило их на время дара речи, и, прежде чем они смогли заговорить, Филипп продолжил:
– Я говорю о буквальном проклятии, высеченном на расколотой каменной табличке, которую я нашел перед самым отплытием из Александрии.
Перед его мысленным взором предстал тот день с его ослепительным солнцем и сухим, раскаленным воздухом, не похожим ни на какой другой... Воздухом, пропитанным запахом древности. Воздухом, которого так не хватало ему здесь – в стране, где он появился на свет. Он вернулся сюда лишь для того, чтобы исполнить обещание, данное отцу десять лет назад.
В тот день Филипп уже собирался заканчивать работу и все время откладывал этот момент, потому что знал, что уже никогда больше ему не придется доставать сокровища из сухого и горячего песка. И вот перед самым закатом солнца...
– Она лежала в алебастровом ящике и сразу же необычайно заинтересовала меня. На ней была высечена какая-то надпись на древнем языке. Я взял ее с собой в каюту на борту «Мечтателя» и начал расшифровывать текст уже после отплытия. Только закончив, я понял, что это проклятие.
Лорд Хедингтон хмурился, как грозовая туча:
– Как может современный человек верить в подобную чепуху?
– Это не чепуха, ваша светлость. В древние времена проклятия были довольно обычным делом, да и сегодня они существуют во многих культурах. – Филипп глубоко вздохнул и продолжал: – Судя по тексту и по возрасту камня, который носит имя Камень слез, можно предположить, что надпись была сделана в первом или втором веке до нашей эры. Вероятно, проклятие предназначалось невесте автора, которая изменила ему за несколько дней до свадьбы. Оно предусматривает три события, два из которых должны произойти до свадьбы, а третье – через два дня после нее. До свадьбы невеста должна пострадать от неожиданного падения, впрочем, не опасного для жизни, и от сильного приступа головной боли. Я думаю, это символизирует ее моральное «падение» и боль, которую она причинила своему жениху. Затем, через два дня после свадьбы, невеста... должна умереть.
Последовало долгое молчание, которое было прервано графом:
– То есть вы утверждаете, что моя дочь должна умереть через два дня после свадьбы только потому, что так нацарапано на старом обломке булыжника?
– Именно так. В проклятии сказано, что оно падет на невесту каждого, кто его прочитает, или на жену – в том случае, если человек уже женат. И прочитал его именно я. У меня была надежда, что за прошедшие столетия проклятие утратило свою силу, но печальные события последних дней ясно доказывают, что, я ошибся. Леди Сара уже пострадала и от падения, и от приступа головной боли. Все как предсказано.
– Простое совпадение.
– Это не совпадение, ваша светлость. Это доказательство, которым нельзя пренебречь, так же как и другим, полученным в день моего прибытия в Англию.
– Что вы имеете в виду?
– На судне, по дороге домой, я проводил много времени, изучая текст проклятия, но каждый раз, выходя из каюты, надежно прятал табличку, чтобы никто другой не мог случайно прочитать его. Однажды, услышав шум на палубе, я вышел, чтобы узнать, что там происходит, и очевидно, забыл убрать камень. Вернувшись в каюту, я застал в ней своего коллегу Эдварда Бинсмора. Он зашел ко мне, чтобы поговорить о чем-то, обнаружил на столе табличку с текстом и, будучи прекрасным специалистом по древним языкам, из любопытства прочитал его. Мы одновременно с ужасом осознали, к каким последствиям это может привести, поскольку Эдварда в Англии ждала жена.
Голос Филиппа дрогнул, но он взял себя в руки и продолжил рассказ:
– Мы провели в страшном волнении весь остаток путешествия, и, как только судно встало к причалу, Эдвард поспешил в свой дом в пригороде Лондона. Через несколько часов он прислал мне эту записку. – Филипп достал из кармана исписанный листок бумаги и передал его графу. – В ней он сообщает, что его жена Мэри неожиданно умерла незадолго до его возвращения. В тот самый день, через двое суток после того, как он перевел проклятие, высеченное на Камне слез. Как видите, – Филипп обратился к графу, внимательно изучавшему записку, – Эдвард пишет, что за два дня до смерти Мэри упала, гуляя в саду, а после этого целый день страдала от головной боли. Ни у меня, ни у него не оставалось никаких сомнений в том, что проклятие полностью сохранило свою силу. Я понимаю, что в это трудно поверить. Вещи, которые нельзя увидеть или потрогать, часто кажутся невероятными. Гораздо проще объяснить все цепью несчастных совпадений. Но я давно уже не верю в совпадения, а если вы не доверяете мне, то можете поговорить об этом с Эдвардом или с моим американским коллегой Эндрю Стентоном, который находится сейчас в церкви среди гостей.
Лицо графа приобрело кирпичный оттенок.
– Я не верю ни слову из той ерунды, которую вы сейчас наговорили.
– Ваше право, но проклятие от этого не становится менее реальным. Жена моего друга мертва, и это неопровержимый факт.
Граф махнул рукой, как будто не желая слушать, но в глазах у него уже не было прежней уверенности:
– Сара рассказывала мне о своем падении в мастерской у портнихи. Похоже, она сильно ударилась головой, если на самом деле поверила вашим сказкам. Но у меня-то голова крепче, чем у нее!
Филипп пристально смотрел на лорда Хедингтона, будто желая взглядом убедить его в своей искренности: – Я не желаю брать на себя ответственность за смерть вашей дочери. И я действительно верю в то, что, если бы мы женились, она бы умерла. Вы можете не верить в проклятия.
Филипп говорил очень тихо, тщательно подбирая слова, но скажите честно, готовы ли вы и сейчас рисковать ее жизнью, зная все то, о чем я вам только что рассказал.
Лорд Хедингтон крепко сжал губы, подумал и отрицательно покачал головой.
– Я сказал леди Саре, что при данных обстоятельствах прекрасно пойму ее нежелание выходить за меня замуж. Более того, я уговаривал ее не делать этого.
– А если бы она не поверила? – спросил лорд Хедингтон, бледнея.
– Я бы все равно не женился на ней сегодня. Сначала необходимо избавиться от проклятия, сейчас я даже думать не могу о браке.
– Тогда зачем вы приехали? – спросил граф.
– Я ведь не знал, какое решение примет леди Сара. Я пытался увидеться с ней вчера, но она плохо себя чувствовала. Если бы она решилась прийти, я бы еще раз постарался убедить ее, возможно, договориться об отсрочке. Я не мог просто не явиться и предоставить своей невесте одной стоять у алтаря.
– Именно так ты поступил три года назад, – осуждающе напомнил ему отец.
Они уже обсуждали все это в тот день, когда Филипп вернулся в Лондон, но герцог, очевидно, считал, что их спор еще не закончен, и намеревался продолжить его в соборе, невзирая на присутствие свидетелей.
– Ты страшно разочаровал меня, Филипп. Когда я согласился финансировать твои экспедиции и занятия наукой, я совершил одну большую ошибку – я не договорился с тобой о дате, когда ты должен будешь вернуться и выполнить свой долг перед семьей. Я наивно полагал, что тебе надоест болтаться по чужим странам задолго до твоего тридцатилетия. Я выполнил свои обязательства по договору – ты отказываешься. Что стало с твоей честью?
– Нет ничего бесчестного в том, чтобы спасти жизнь девушки, отец.
Герцог раздраженно отмахнулся:
– Все твои доводы основаны на суеверии, совпадениях и чепухе. Это просто очередной предлог отказаться от женитьбы. Как это ни печально, должен сказать, что такой поворот событий меня нисколько не удивляет. Три года назад ты уже стал причиной скандала, опозорив семью, когда не явился на собственную свадьбу, которую я организовал для тебя.
– Организовал без моего согласия. – Филипп рванул узел проклятого галстука, который душил его как удавка. – На этот раз я ведь вернулся в Англию именно для того, чтобы выполнить твое желание.
– Только потому, что я умираю.
– Нет, потому, что я всегда собирался это сделать. Состояние твоего здоровья просто заставило меня поторопиться.
– Да, и первое, что ты сообщил мне, – что ты не можешь этого сделать из-за какого-то идиотского камня.
Филипп бессильно опустил руки. Краем глаза он видел, что лорд Хедингтон и мисс Чилтон-Гриздейл с широко раскрытыми глазами и нескрываемым интересом следят за их перепалкой. Ну и черт с ними! Пусть и они осуждают его.
– Для меня нет ничего важнее чести. И если бы не она, я бы просто ни о чем не сказал вам. Я бы спокойно женился на леди Саре и после ее безвременной кончины с удовольствием вернулся к своим прерванным занятиям с чистой совестью и с чувством выполненного долга.
Наступившую после этих слов тишину нарушало только тиканье часов на камине. Наконец, откашлявшись, в разговор вступила мисс Чилтон-Гриздейл:
– Вы упомянули о своих попытках найти способ снять проклятие, милорд. Вы действительно думаете, что это возможно?
Филипп повернулся к ней. Зеленоватый оттенок исчез с щек. Она смотрела на него серьезными ярко-синими глазами, и он еще раз восхитился ее спокойной целеустремленностью. Возможно, в ее голосе звучало слишком много властных ноток, на его вкус, но зато у нее не было досадной женской манеры впадать в панику при малейшей неприятности, а мысль ее работала ясно и четко. Неудивительно, что отец рекомендовал ее как хорошего стратега.
– Я не уверен, что он существует для этого проклятия, – признался Филипп, но, как правило, такой способ есть. К несчастью, у меня имеется лишь половина таблички, на которой отсутствует часть текста. Я, однако, надеюсь, что недостающая часть может находиться среди других предметов, прибывших с этим судном или со следующим, которое приходит через несколько дней. Чтобы ее найти, придется распаковать и исследовать содержимое сотен тюков и ящиков.
– Нежели вы не помните, не попадалась ли вам эта недостающая половина? – спросила Мередит.
Филипп огорченно потряс головой.
– Не помню ничего подобного. Однако это не значит, что ее там нет. Я не следил за всем, что укладывают в ящики. Возможно, она прибыла в Англию еще раньше и ожидает меня в Британском музее. Можете быть уверены, что с завтрашнего дня я не буду заниматься ничем, кроме ее поисков. Но сегодня нам надо что-то делать!
– С отсутствием невесты, – прошептала мисс Чилтон-Гриздейл.
– И с твоим отказом вступать в брак, – добавил отец. Филипп обернулся и встретился с его ледяным взглядом:
– Да, по крайней мере до тех пор, пока я не найду способ снять проклятие. Если я найду его, я буду счастлив назвать леди Сару своей женой.
– А если не найдешь? Или если его не существует?
– Тогда я не смогу жениться ни на ком. Никогда.
– Ты дал мне слово!
– Это было до того, как...
– Не важно, ты обещал. Все уже было решено. Мне страшно подумать об общественных и финансовых последствиях, к которым приведет твой отказ жениться наледи Саре.
– Могу вас заверить, что финансовые последствия будут не пустяковыми, – злорадно вклинился в разговор лорд Хедингтон. – Бог мой, если эта дурацкая история о проклятии выплывет наружу, скандал просто погубит нас. Все решат, что вы не в своем уме.
– Ты тоже думаешь, отец, что я свихнулся? – Филипп с болью ожидал ответа.
Кровь прилила к бледным щекам герцога:
– Я, кажется, предпочел бы думать так, а не считать тебя лгуном, в очередной раз увиливающим от выполнения долга.
– Отец, однажды ты сказал мне, что мужчина стоит ровно столько, сколько стоит данное им слово. Я хорошо запомнил эти слова, произнесенные над гробом моей матери. И сейчас я даю тебе слово, что я никогда не собирался и не собираюсь уклоняться от выполнения взятых на себя обязательств.
Отец на минуту зажмурился, а потом посмотрел Филиппу прямо в глаза:
– Хотя я по-прежнему считаю все рассказанное тобой полной чушью, должен признать, что ты, похоже, действительно веришь в реальность этого проклятия. Заклинаю тебя отказаться от ложных идей и попытаться исправить всю эту неразбериху. Ты слишком долго пробыл вдали от цивилизации. Законы древнего мира неприменимы к жизни современного общества.
– Слова, высеченные на камне, не оставляют места для другого толкования.
– Это просто слова, Филипп. Слова, и ничего больше. Судя по всему – ревнивый, малограмотный бред. В них нет никакой силы – кроме той, которую ты сам в них вкладываешь.
? Боюсь, отец, я не могу согласиться с тобой. Но я обязуюсь сделать все возможное, чтобы найти недостающий кусок таблички.
Лорд Хедингтон решил, что пора вмешаться:
– Поскольку я сам еще не решил, верить или не верить этой странной истории о проклятии, я должен согласиться с Грейвенсли в том, что ни слова о ней не должно выйти за пределы этой комнаты. Все согласны с этим?
Он медленно обвел взглядом собравшихся, и все одобрительно кивнули ему в ответ.
– И еще я хочу найти свою дочь.
– Это, несомненно, необходимо сделать, ваша светлость, – согласился Филипп, – но на данный момент наша самая насущная проблема – это сотни гостей, ожидающих начала церемонии в церкви. И поскольку мы согласились не упоминать о проклятии, нам придется немедленно придумать другой предлог, потому что, боюсь, задерживать объявление о том, что свадьба сегодня не состоится, больше нельзя.
С мрачными лицами лорд Хедингтон и герцог направились к двери. Филипп пошел за ними, но остановился, услышав тихий стон, а затем звук упавшего тела. Он обернулся и застыл на месте. Мисс Чилтон-Гриздейл лежала на полу без признаков жизни.
Сознание медленно возвращалось к Мередит. Кто-то массировал ей кисти рук, и это было так приятно, что не хотелось просыпаться. Наконец она все-таки подняла ставшие странно тяжелыми веки и прямо перед собой обнаружила стекла очков, а за ними – встревоженные карие глаза. Мередит несколько раз моргнула, пытаясь понять, кому они принадлежат, потом сообразила, что, должно быть, лорду Грейборну, который был совершенно не похож на пухлого юнца с картины. Его можно было бы причислить к ученым «червям», если бы он не был так высок и мускулист. И пахло от него очень приятно – смесью сандалового дерева и чистого белья. Да, определенно пухлый юнец остался только на портрете.
– Нет, нет, конечно, здесь нет никаких юнцов, мисс Чилтон-Гриздейл, – удивленно сказал Филипп.
Мередит вздрогнула. Неужели она произнесла последние слова вслух? В ушах у нее еще сильно шумело, и она никак не могла отвести глаз от его лица. Надо сказать, он выглядел вполне приличным светским человеком...
И этот приличный человек только что безжалостно разрушил всю ее жизнь.
– Слава Богу, вы наконец пришли в себя, – произнес лорд с облегчением. – Мне казалось, что вы сделаны из более прочного материала, но, очевидно, я заблуждался.
Мередит нахмурилась:
– Пришла в себя? Что вы имеете в виду?
– Вы только что упали в обморок.
– Этого не может быть, – твердо возразила она. – Я никогда не падаю в обморок.
Господи, что с ее языком? Он с трудом помещается во рту. Лорд насмешливо улыбнулся, отчего на правой щеке у него появилась забавная ямочка.
– Для человека, не подверженного обморокам, вы удивительно быстро потеряли форму – как кусок папируса, брошенный в Нил. Как вы думаете, вы уже в состоянии сесть?
Сесть? Мередит наконец с трудом оторвала глаза от его лица и, к своей немалой досаде, обнаружила, что действительно лежит на диване, что лорд Грейборн сидит тут же на краешке, плотно прижавшись к ней бедром, и что он по-прежнему крепко держит ее руку в своих широких ладонях и нежно массирует ее. Жар охватил сначала эту руку, потом лицо и все тело. И причиной этому было не только смущение. Просто он сидел слишком близко, а она была слишком... беспомощна.
Господи, неужели она действительно упала в обморок? Вдруг с пугающей ясностью Мередит вспомнила все предшествовавшие этому события: отмена свадьбы... сбежавшая невеста... проклятие...
Она резко выдернула руку из его ладоней и попыталась сесть но тут же все поплыло у нее перед глазами, и ей опять пришлось откинуться на подушку.
– Попробуйте несколько раз глубоко вздохнуть, – посоветовал лорд Грейборн.
– Вы полагаете, я не знаю, как надо дышать? – Вопрос прозвучал резче, чем ей хотелось бы, но ужасные события и его неожиданная близость совершенно выбили Мередит из колеи.
– Сомневаюсь. Зато я уверен, что вы знаете, как надо падать в обморок, вы только что это продемонстрировали.
Нет, он действительно невыносим. Как можно шутить перед лицом неминуемого позора и скандала? Тем не менее Мередит последовала его совету, закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Почувствовав себя лучше, она опять попыталась сесть, но обнаружила, что это невозможно.
– Вы сидите на моем платье, лорд Грейборн.
Он привстал, потом взял ее за плечи и, решительно встряхнув, привел в вертикальное положение.
– Вы, вероятно, удивитесь, милорд, – раздраженно прошипела Мередит, – но перед вами женщина, а не мешок с картошкой.
Она сердито тряхнула головой, и локон, выбившийся из прически, упал ей на глаза. Мередит нетерпеливо заправила его на место и только тут поняла, что на ней больше нет шляпки.
– Я снял ее, – пояснил Филипп, не дожидаясь ее вопроса. – Мне показалось, что лента под подбородком мешает вам дышать. – Он печально потянул узел своего галстука. – Если бы вы знали, как это мешает мне. Наверное, вам стоит привести в порядок и ваше платье. – Кивком он указал на ее шею.
Мередит с ужасом ощупала себя и обнаружила, что кружевная накидка расстегнута, оставляя открытой значительно большую часть груди, чем считается приличным для дневных туалетов. Она метнула на лорда Грейборна разгневанный взгляд, который не произвел на него никакого впечатления.
– Не хватало, чтобы вы погибли от удушья на моих руках, – пояснил он.
Если Мередит и испытывала к нему какую-то благодарность за помощь, то она моментально испарилась.
– У меня просто немного закружилась голова, милорд, и.
– Рад слышать, что вы хоть это признаете.
– И не было никакой необходимости приводить в беспорядок мое платье.
– Ах, в таком случае мне, наверное, не стоило расстегивать ваши подвязки.
Мередит вытаращила глаза от возмущения, а этот неотесанный грубиян еще имел наглость подмигнуть ей.
– Я шучу, мисс Чилтон-Гриздейл. Мне захотелось, чтобы ваши щеки немного порозовели. Я никогда бы не осмелился прикоснуться к вашим подвязкам без особого на то разрешения.
Краска залила ее лицо и шею. Нет, это уж слишком! Он абсолютно невыносим.
– Вы вряд ли могли получить его. И должна добавить, что настоящий джентльмен никогда бы не позволил себе таких неприличных шуток.
– Уверен, что так оно и есть, – лукаво усмехнулся Филипп.
Прежде чем Мередит успела ответить, он поднялся, подошел к стоявшему на столе кувшину и налил из него воды в хрустальный стакан. Она смотрела, как он двигается с уверенной грацией, и думала о том, что он снимал с нее шляпку и развязывал косынку на груди, и о том, что его пальцы трогали ее волосы и прикасались к горлу. И жар, который Мередит чувствовала при этом, был вызван чем-то более сильным, нежели простое смущение.
Он вернулся и протянул ей стакан:
– Выпейте это.
Мередит подавила желание выплеснуть содержимое стакана ему в лицо и послушалась. Начав пить, она удивилась тому, каким сухим оказалось ее горло, и наконец поверила, что, кажется, действительно впервые в жизни упала в обморок. Неудивительно, что лорд обращается с ней, как со слабоумной дурочкой. Откуда ему знать, что за свои двадцать восемь лет она сталкивалась и успешно справлялась с несравненно худшими ситуациями. Хотя и нынешняя представлялась ей в данный момент довольно безнадежной.
Леди Gapa сбежала из-под венца – небывалое и скандальное событие само по себе. Но гораздо хуже то, что эта свадьба – самая обсуждаемая и ожидаемая свадьба года – была с начала и до конца придумана и организована Мередит Чилтон-Гриздейл. И нет никакого шанса, что общество когда-нибудь об этом забудет. Нет, оно будет помнить и обвинять во всем в первую очередь именно ее, как это только что сделали лорд Рейвенсли и лорд Хедингтон.
Все ее замечательные перспективы испаряются, как вода, пролитая на плиту. Репутация, положение – все, за что она так долго и упорно боролась, вот-вот рухнет и разлетится в прах. И во всем этом виноват только он. Мередит оглядела комнату и впервые осознала, что, кроме нее и лорда Грейборна, в ней никого нет.
– Куда делись ваш отец и лорд Хедингтон?
– Пошли объявлять гостям, что леди Сара внезапно заболела и поэтому свадьба сегодня не состоится. – Филипп глубоко вздохнул. – Удивительно, как два вполне правдивых утверждения могут содержать в себе откровенную ложь.
– Я предпочитаю называть это замалчиванием некоторых фактов. – Мередит торопливо расправляла кружевную косынку на груди и складки темно-синей юбки.
– Но это то же самое, что ложь, – заявил Филипп.
– Ничего подобного. Ложь – это искажение фактов, а рассказывать не все, что знаешь, вовсе не значит лгать.
– По-моему, есть такое определение: «обман путем умолчания».
– А мне кажется, милорд, что у вас слишком чувствительная совесть!
Мередит сомневалась, что она у него вообще есть.
– Дело не в этом. Просто я люблю четкие определения и систематизированные факты.
– Вероятно, поэтому вы и занимаетесь наукой.
– Вот именно. – С улицы послышался гул голосов, и лорд Грейборн выглянул в окно. – Гости расходятся. Очевидно, объявление уже сделано. – Он задумался на несколько секунд, а потом неожиданно посмотрел ей прямо в глаза: – Мне только что пришло в голову, что это происшествие может неблагоприятно отразиться на вашем предприятии.
Мередит мрачно смотрела на него и думала, что сейчас, стоя у окна, спиной к солнцу, в ореоле золотых лучей, он напоминает самого дьявола.
– Неблагоприятно отразится? – Она чуть не рассмеялась. – Правильнее будет сказать, погубит его быстро и бесповоротно.
Она не стала напоминать ему, что все произошедшее целиком и полностью его вина. Неужели нет никакого выхода? Мередит задумалась, закусив нижнюю губу, а потом с надеждой сказала:
– Очевидно, отмена сегодняшней церемонии разрушает не только мои планы, но и планы всех ее участников. Если, однако, вы с леди Сарой немедленно назначите новую дату свадьбы, желательно в ближайшем будущем, скандала удастся избежать, и моя репутация останется незапятнанной.
Лорд Грейборн медленно кивнул, задумчиво поглаживая подбородок:
– Согласен, но вы забываете о проклятии.
Мередит подавила желание прямо сказать ему все, что думает. Очевидно, он все-таки заметил ее скептицизм, потому что продолжил:
– Как я уже говорил, если вы не можете увидеть что-нибудь или потрогать, это не значит, что его не существует. – Он говорил искренне и убежденно, а карие глаза за линзами очков блестели от волнения. – Люди по всему миру поклоняются различным богам, которых тоже нельзя увидеть. Вы не можете увидеть или пощупать воздух в этой комнате, но, однако, вы им дышите, и значит, он существует.
Мередит невольно глубоко вздохнула и убедилась, что воздух в этой комнате чистый, свежий и чреватый неминуемым скандалом.
– Но вы, конечно же, сможете найти какое-нибудь противоядие или лекарство, ну, в общем, избавиться от этой штуки. Вы производите впечатление неглупого человека.
Его губы дрогнули.
– Благодарю вас, но...
– Хотя ваш внешний вид и манеры пока еще оставляют желать лучшего. Нам придется немало поработать, чтобы исправить к свадьбе весь тот вред, который нанесли им годы, проведенные вдали от приличного общества.
Левая бровь лорда Грейборна приподнялась:
– И что же именно не устраивает вас в моем внешнем, виде?
Мередит передразнила высокомерное выражение его лица и начала загибать пальцы:
– Волосы слишком длинные и неаккуратно подстрижены. Галстук вообще никуда не годится. Жилет наполовину расстегнут. Рубашка спереди измята, манжеты неправильной длины. Пуговицы на сюртуке тусклые. Брюки слишком широкие, а сапоги не начищены. У вас есть камердинер?
Филипп сквозь зубы пробормотал что-то подозрительно похожее на ругательство, но взял себя в руки и ответил вежливо:
– К сожалению, у меня еще не было возможности нанять камердинера. Я был слишком занят поисками недостающей части камня с текстом и намерен продолжить это занятие, как только появится возможность.
– Да, разумеется, надо найти его как можно скорее. Чем раньше мы назначим новую дату свадьбы, тем лучше. Скажите, а что вы думаете о леди Саре?
Лорд Грейборн пожал плечами:
– Вполне приемлемая кандидатура.
– Приемлемая? – задохнулась от возмущения Мередит. Бог мой, ко всему прочему он еще и слепец. – Леди Сара – настоящее сокровище. Лучшей виконтессы и хозяйки и представить себе невозможно. Не говоря уже о неоспоримых преимуществах этой партии в плане финансов и недвижимости.
– Вы говорите так, мисс Чилтон-Гриздейл, как будто подобные вещи имеют для меня какое-либо значение.
– А разве нет? – Она пристально посмотрела на него.
– По правде говоря, светская жизнь со всеми этими балами, приемами и сезонами очень мало меня интересует, да и никогда не интересовала. Что касается денег и недвижимости, так у меня их и так вполне достаточно. Зачем мне больше?
Мередит с трудом подавила возглас недоверия. Мужчина, который не заботится о приращении собственного состояния? Который равнодушен к блестящим приманкам высшего света? Он либо принимает ее за дурочку, либо годы, проведенные под жарким солнцем, плохо сказались на состоянии его мозгов.
Лорд поправил дужки очков, и Мередит обратила внимание на его руки. Они были крупными, прекрасной формы, с длинными и загорелыми пальцами. Она вспомнила, как нежно они массировали ее несколько минут назад, и вздрогнула от странного и незнакомого чувства.
– Моя честь требует, чтобы я женился, – продолжал он, – и чтобы это произошло, пока еще жив мой отец. Кандидатура невесты в данном случае – сокровище она или нет – не имеет для меня особого значения. Желательно, чтобы она была не особенно отвратительна, вот и все. С этой точки зрения леди Сара вполне приемлема.
Мередит сама была практичной особой и потому нашла подобное рассуждение вполне логичным, хотя нежелание лорда Грейборна восхищаться неоспоримыми достоинствами невесты все-таки неприятно укололо ее.
– А что будет, если вам не удастся снять это проклятие, лорд Грейборн?
– Я предпочитаю не рассматривать такой возможности, мисс Чилтон-Гриздейл.
В этом Мередит была с ним абсолютно солидарна.
– Как вы думаете, сколько времени вам понадобится, чтобы проверить весь груз? – спросила она.
Филипп задумчиво нахмурил брови:
– Наверное, где-то около двух недель. Колесики у нее в голове быстро закрутились:
– Что ж, значит, у нас достаточно времени, чтобы выработать план на случай неудачи.
– Какой план вы имеете в виду, мисс Чилтон-Гриздейл? Поверьте, я буду рад любому предложению. Но если я не найду способа снять это проклятие, которое камнем висит на моей шее, ситуация представляется мне совершенно безвыходной: я должен жениться, но я не могу жениться. Я не хочу подвергать риску жизнь женщины, которая согласится стать моей женой. К тому же когда о проклятии узнают, такая вряд ли когда-нибудь отыщется.
К сожалению, Мередит думала так же. При всем желании она не могла представить себе девушку, которая согласилась бы выйти замуж – пусть даже за наследника герцогского титула – с перспективой умереть через два дня после свадьбы.
– Но все-таки... – попробовала возразить она.
– Скажите, мисс Чилтон-Гриздейл, – перебил ее Филипп. – А вы сами согласились бы выйти за меня в данной ситуации?
Он приблизился, и ей показалось, что комната уменьшилась в размерах. Мередит больше всего хотелось сделать шаг назад, достать веер и охладить свое пылающее лицо, но она только расправила плечи и твердо посмотрела ему в глаза:
– Разумеется, мне не захотелось бы умереть через два дня после свадьбы. Но это при условии, что я поверю в историю о проклятии, а она по-прежнему представляется мне всего лишь цепью неудачных совпадений. Однако ваш пример неудачен, милорд, потому что у меня вообще нет никакого желания выходить замуж.
– Вот как? – удивился Филипп. – Это относит вас к очень редкой категории женщин. Возможно, вы единственный экземпляр.
– Я никогда не возражала против одиночества. – Она с любопытством посмотрела на него. – А вы всегда разделяете людей на «категории»?
– Боюсь, что да, причем сразу же. Людей, предметы, явления. Впрочем, это привычка, характерная для многих ученых.
– Должна сказать, что я делаю то же самое, хотя и не занимаюсь наукой.
– Забавно! А скажите, мисс Чилтон-Гриздейл, к какой категории вы отнесли меня?
– К категории «Не то, что я ожидала», – не задумываясь выпалила Мередит и в ту же секунду пожалела о своих словах. Что, если он спросит ее, чего именно она ожидала? Не будет же она объяснять, что предполагала увидеть немного постаревшую версию пухлого, неуклюжего подростка.
Лорд Грейборн рассматривал ее так пристально, что ей захотелось съежиться:
– Это очень странно, мисс Чилтон-Гриздейл, потому что именно в такую же категорию я поместил вас.
Все еще чувствуя неловкость, Мередит поспешила вернуться к интересовавшему ее предмету:
– Ну что ж, теперь, когда все разнесены по категориям, я думаю, мы можем вернуться к нашим насущным проблемам. Сегодня первое число. Я считаю, что свадьбу следует перенести, скажем... – Мередит быстро произвела подсчет, – на двадцать второе. Таким образом, у вас будет достаточно времени, чтобы найти пропавшую часть таблички.
«А у меня – на то, чтобы придать вам достаточный для этого события лоск», – добавила она про себя.
Теперь, когда появилась надежда на благополучное разрешение ситуации, Мередит почувствовала себя значительно лучше. Как несправедливо, что все это произошло именно с ней! Она так много работала, так долго добивалась своего нынешнего положения. Она не должна опять потерять все. Она уже не сможет лгать, красть и обманывать, как когда-то.
В дверь постучали.
– Войдите, – сказал лорд Грейборн.
В комнату шагнул лорд Хедингтон, напоминавший вулкан, готовый к извержению.
– Вы сообщили гостям? – спросил Филипп.
– Да, я сказал им, что Сара внезапно заболела, но, кажется, они не особенно поверили в это, и сплетни уже начали распространяться. Не сомневаюсь, что завтра они украсят первую страницу «Тайме».
Мередит откашлялась:
– Ваша светлость, мы с лордом Грейборном попытались найти выход из сложившейся ситуации. Он уверен, что сможет отыскать средство для снятия проклятия. Надеясь на это, мы можем перенести свадьбу на двадцать второе число. Я немедленно пошлю извещение в «Тайме», и это, несомненно, положит конец кривотолкам.
– Отлично, – кивнул лорд Хедингтон. – Но сначала я должен быть уверен, что моей дочери ничто не угрожает. Иначе никакой свадьбы не состоится, и наплевать на скандал. Сейчас я уезжаю домой, чтобы прочитать письмо, которое она мне оставила.
Он развернулся и вышел из комнаты. Мередит повернулась к лорду Грейборну:
– Милорд, я буду рада помочь вам в поисках камня.
– Благодарю. Я полагаю, вам никогда не приходилось работать на ферме, мисс Чилтон-Гриздейл?
Нет, он все-таки не в себе!
– На ферме? Разумеется, нет. Почему вы спрашиваете?
– Потому что это будет очень похоже на поиск иголки в стоге сена.
Прищурившись, он разглядывал экспонаты египетской коллекции, разложенные на красном бархате в одном из залов Британского музея. Как уместен здесь этот красный цвет – цвет крови. Крови, которая уже пролилась. И которая должна пролиться в будущем.
«Твоей крови, Грейборн. Ты сам почувствуешь боль, некогда причиненную мне. Уже скоро. Очень скоро».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завидный жених - Д`Алессандро Джеки



очень понравилось
Завидный жених - Д`Алессандро Джекиольга и.
17.08.2012, 16.06





Яркий, необычный, очень интересный роман. Безумно понравился. 100 из 10!!!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиЕлена
27.12.2013, 17.49





Как по мне - без восхищения. Не 10 точно.
Завидный жених - Д`Алессандро Джекиелена:-)
27.04.2014, 19.08





Вначале было интригующе, НО...еле дочитала до конца. Любовь-Морковь, интриги, счастливый конец
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиЮлия
22.10.2014, 7.01





Хороший роман, можно читать.
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиТаня Д
20.11.2014, 16.48





Накручено , сумбурно ....мне не понравилось .
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиВикушка
20.11.2014, 17.33





МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ НЕ МУЖЧИНА А ОГОНЬ
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиНАТАЛИЯ
26.12.2014, 15.31





Очень хорошо написано. Были моменты, когда смеялась вслух. Красиво и нежно :)
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиАнна
30.03.2015, 21.28





Лично мне нравится такой стиль Хороший роман С удовольствием прочитала Советую!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиКатя
1.04.2015, 10.43





Лично мне нравится такой стиль Хороший роман С удовольствием прочитала Советую!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиКатя
1.04.2015, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100