Читать онлайн Завидный жених, автора - Д`Алессандро Джеки, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завидный жених - Д`Алессандро Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завидный жених - Д`Алессандро Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завидный жених - Д`Алессандро Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Д`Алессандро Джеки

Завидный жених

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

На следующее утро Филипп вышел из спальни и торопливо спустился по лестнице, собираясь быстро позавтракать и отправиться на склад. Он надеялся перед уходом увидеться с Эндрю и узнать какие-нибудь новости о ходе расследования. Бакари встретил его внизу, и, взглянув на его лицо, Филипп решил, что тот провел бессонную ночь.
– Не спалось? – спросил он.
– Сон ловить трудно, – сказал он, и Филипп, как всегда, не сумел разгадать выражение, промелькнувшее в его черных глазах.
– Да, я тебя понимаю, – пробормотал Филипп. Он тоже всю ночь безуспешно ловил сон. – Я еще не успел поблагодарить тебя за вчерашний обед.
Он по-дружески положил руку на плечо Бакари, но тот вздрогнул и сморщился, будто от боли. Филипп тотчас же убрал руку:
– Извини. В чем дело?
– Болит от вешать много материя в кабинете.
– Ну конечно! Это и неудивительно. И за это тоже я должен поблагодарить тебя. Я собирался сделать это вчера вечером, после того как проводил мисс Чилтон-Гриздейл, но тебя не было в прихожей, когда я вернулся. – Филипп улыбнулся. – Я удивился, но потом подумал, что ты, наверное, зверски устал и пошел спать.
Опять какое-то непонятное выражение промелькнуло в глазах Бакари, но он только кивнул в ответ:
– Да, уставать от много работы. Ей понравилось?
– Да, вечер получился очень приятным. – Если не считать того, что он позволил себе увлечься и напугал Мередит, как кобра пугает загнанную в угол мышь. Если не считать того напряженного и неловкого молчания, которое установилось в экипаже, когда он провожал ее домой.
– Вы жениться на ней? – Бакари смотрел на него испытующе.
– Надеюсь.
– Что она говорить, когда вы спросил?
– Я еще не просил ее, но собираюсь. В следующий раз, когда ее увижу.
– Следующий раз может быть поздно.
Филипп не стал просить Бакари объяснить это загадочное заявление. Он хорошо знал, что ничего от него не добьется. К тому же Бакари в своей лаконичной манере лишь высказал сомнение, которое терзало и самого Филиппа. Вчера он не смог отказать Мередит, просившей отложить официальное предложение, но теперь боялся, что она употребит выигранное таким образом время на то, чтобы придумать причины, по которым не может выйти за него замуж.
Филипп догадывался об обстоятельствах, побуждавших ее избегать этого разговора. Скорее всего дело в ее прошлом, на информацию о котором он натолкнулся случайно, расспрашивая в пабе о Таггерте. Возможно, стоило признаться, что ему уже все известно. Но Филиппу хотелось дать ей шанс рассказать обо всем самой. Хотелось убедиться, что она доверяет ему. Вчера он пытался навести разговор на ее прошлое, но Мередит уклонилась от этой темы. Может, теперь, когда он поведал ей о своем непростом детстве, она станет откровеннее.
– Только что пришло, – сказал Бакари, протягивая ему конверт.
Филипп сломал восковую печать и быстро пробежал глазами короткую записку:
««Морской ворон» подходит к порту и станет к причалу сегодня вечером. С завтрашнего дня, сразу после выгрузки, можно начать поиск пропавшей части Камня слез».
Он сложил бумагу и засунул ее в карман жилета.
– А где Эндрю?
– В столовой.
Кивнув Бакари, Филипп направился в столовую. Войдя туда, он чуть не споткнулся от удивления, увидев распухшую челюсть и разбитые губы своего друга.
– Это все болит также ужасно, как выглядит? – спросил он.
Эндрю поморщился:
– Жевать довольно неприятно, но это ерунда по сравнению с тем, как ломит ребра.
– Это итог расследования?
– Не уверен. Я все расскажу, но сначала сядь за стол. Разговаривать через комнату мне слишком неудобно.
Нахмурившись, Филипп подошел к буфету, задумчиво положил себе на тарелку яичницу с беконом и уселся напротив Эндрю:
– Слушаю тебя.
– Сначала ты расскажи мне, как прошел обед с мисс Чилтон-Гриздейл. – Эндрю сделал вид, что внимательно изучает лицо Филиппа. – Похоже, ты обошелся без синяков.
– Да, дело обошлось без травм.
– Уже хорошо. Еще чем-нибудь порадуешь?
– Боюсь, что нечем. Сначала она немного возмущалась, а потом все было хорошо – до тех пор, пока она не сообразила, что я собираюсь сделать ей предложение. Тут она вдруг запаниковала, попросила ни о чем ее пока не спрашивать и дать время подумать.
– Странная реакция, – поднял брови Эндрю. – Тебе так не кажется?
Не желая углубляться в эту тему, Филипп коротко пожал плечами:
– Ничего странного. С этим чертовым проклятием, которое висит над моей головой, и с предполагаемой импотенцией, о которой даже упоминалось в «Тайме», меня вряд ли можно назвать завидным женихом. Не то что тебя.
Налицо Эндрю набежала тень, и Филипп огорчился, поняв, что его легкомысленное замечание расстроило друга.
– Я с удовольствием отказался бы от звания завидного жениха, если бы мог жениться на женщине, которую люблю, – печально сказал Эндрю.
Люблю? Это слово было одним из тех, которые не давали Филиппу спать сегодня ночью. И Эндрю, наверное, может ему помочь.
– Ты говоришь, что любишь эту женщину, – сказал он. – А откуда ты знаешь, что это любовь?
– Откуда? – Эндрю серьезно смотрел на него. – Знаю, потому что сердце начинает колотиться, когда я вижу ее или слышу ее голос. Потому что мысли путаются, когда она стоит рядом. Потому что, даже когда она далеко, мне все время кажется, что она со мной. Знаю, потому что готов сделать все ради того, чтобы получить ее. А когда думаю, что это невозможно, жизнь кажется пустой и бессмысленной.
Филипп откинулся на спинку стула, с изумлением размышляя над словами своего друга. Видит Бог, что все это и гораздо большее происходит сейчас с ним самим. Его чувство к Мередит нельзя описать словами «она ему нравится», или «они подходят друг другу», или «ему с ней хорошо». Нет, это...
– Черт возьми, значит, я люблю ее? Эндрю рассмеялся:
– Конечно, любишь. А ты сам это только что понял?
– А ты знал? – недоверчиво посмотрел на него Филипп. – Раньше меня?
– Ну разумеется. Это же совершенно очевидно. Я догадался в первый же раз, когда увидел вас вместе. А ты ничего не понимал просто потому, что у тебя перед глазами порхали пухлые купидоны с крылышками и стрелами.
Черт! Неужели и правда все было так очевидно? И с чего это Эндрю стал таким проницательным?
– А Мередит? Вокруг нее тоже порхают купидоны? Эндрю задумчиво потрогал подбородок и тут же сморщился от боли:
– Мисс Чилтон-Гриздейл не так-то просто понять. Ты ей явно нравишься и – я почти уверен – не просто нравишься. А вот станет ли она слушаться своего сердца – это еще вопрос. Как бы там ни было, ее, как и большинство людей, несомненно, можно уговорить, если правильно взяться за дело. – Лицо Эндрю дрогнуло. – Я завидую тебе, Филипп. Ты можешь добиваться женщины, которую любишь.
– Да, я могу ее добиваться, но что из этого? Если я не избавлюсь от проклятия, я не смогу жениться на ней, – сказал Филипп мрачно. Если он не найдет потерянного куска камня, Мередит будет навсегда потеряна для него. Мало того, что ему придется нарушить слово, данное отцу, это будет стоить ему только чести. Если он потеряет Мередит – будет разбито и его сердце.
– Кстати, о проклятии: у меня есть хорошие новости о «Морском вороне», – сказал Филипп, протягивая Эндрю полученное письмо. – Я думаю, вечером надо будет пойти в порт и присмотреть за выгрузкой ящиков. С утра можно начать поиски.
Эндрю кивнул и вернул ему письмо, которое быстро пробежал глазами.
– Ну а теперь рассказывай, что с тобой приключилось, – потребовал Филипп.
– Вчера я провел весь день и часть вечера в порту, задавая вопросы экипажу «Мечтателя». К сожалению, мне не удалось обнаружить ничего интересного. По дороге домой я заглянул в империю бокса, надеясь на ком-нибудь выместить свое разочарование.
– Уж мне-то хорошо известны твои боксерские таланты. Не могу поверить, что кому-то удалось так разукрасить твою физиономию.
– Правильно, что не веришь. На самом деле это я разукрасил пару физиономий, а сам при этом не получил ни царапины. Эти украшения достались мне уже после того, как я вышел из империи бокса.
– После? – Филипп вопросительно взглянул на него.
– Да. Кто-то напал на меня, как только я оказался на улице. Мерзавец ударил меня сзади. – Эндрю потрогал свой затылок и поморщился. – Сознания я не потерял, но на землю все-таки свалился. Он лупил меня сапогом по ребрам, когда из клуба вышли еще несколько джентльменов. Они его спугнули, и, к счастью, он не успел нанести мне более серьезных увечий.
– Ты сумел разглядеть его? – спросил Филипп, чувствуя, как неприятно холодеет спина.
– Нет. Мои спасители отвели меня обратно в клуб, и там мне обработали раны. Потом я нанял экипаж и вернулся домой.
– Почему же, черт возьми, ты не рассказал мне обо всем вчера?
– Бакари не было в прихожей, и я решил, что он уже спит. Я подумал, что ты, возможно, еще не один, и не решился беспокоить тебя. Ты все равно ничего не мог бы сделать.
– Мне не нравится это, Эндрю. Сначала напали на Эдварда, теперь – на тебя сразу после того, как ты задавал вопросы экипажу. – «Страдания начинаются», – вспомнилось вдруг Филиппу. – Это не простое совпадение. Это...
Он замолчал при виде вошедшего Бакари.
– Мистер Бинсмор, – объявил тот. В комнату вошел Эдвард.
– Филипп, Эндрю, доброе утро, – сказал он, присаживаясь за стол.
Филипп сразу же заметил его неуверенную походку:
– Что-то случилось, Эдвард?
– Нет. А почему ты спрашиваешь?
– Ты хромаешь.
– Ах это? Еще не зажило с того вечера, когда на меня напали на складе.
– Ну слава Богу! То есть, конечно, мне жаль, что ты еще хромаешь, но я рад, что не случилось ничего нового.
– Ничего нового? О чем ты?
– Вчера вечером кто-то напал на Эндрю.
Эдвард повернулся к Эндрю и только сейчас заметил его синяки:
– Ну и вид! И как ты себя чувствуешь?
– Нормально. Немного саднит, и все.
– Тебя ограбили?
– Возможно, он и пытался это сделать, – покачал головой Эндрю, – но не успел.
Кулаки Филиппа невольно сжались от гнева:
– Бакари должен сейчас же осмотреть вас обоих.
– Мои синяки он уже осматривал сегодня утром, – сказал Эндрю. – Перещупал у меня все ребра, словно у гуся, которого собирается зажарить.
– А со мной все в порядке, – быстро прибавил Эдвард. – Единственное, что еще беспокоит меня немного, – это рука. – Он поднял забинтованную кисть. – Вчера я развязал ее и обнаружил еще несколько кусочков стекла. Я их вынул, сменил повязку, и теперь все в порядке.
– Хорошо, – кивнул Филипп. – Скажи мне, Эндрю, твой грабитель не оставил тебе какой-нибудь записки, как Эдварду?
? Нет.
– Ты думаешь, что это один и тот же человек? – удивленно поднял брови Эдвард.
– Да, боюсь, что так.
Бакари опять появился в дверях, и губы его были так мрачно сжаты, что Филипп почувствовал неладное.
– Ваш кабинет, – сказал слуга. – Быстрее.
Филипп, Эндрю и Эдвард переглянулись и поспешили по коридору вслед за Бакари. Филипп вошел первый. Ничто в кабинете уже не напоминало о вчерашнем обеде: драпировки и разноцветные подушки исчезли, мебель стояла на привычных местах. Филипп похолодел, взглянув на письменный стол.
Посередине него лежал листок белой бумаги, который был пробит лезвием кинжала, глубоко вонзившимся в красное дерево.
– Что за черт?.. – пробормотал Эдвард, входя в кабинет вместе с Бакари и Эндрю.
– Когда ты это обнаружил? – отрывисто спросил Филипп, лихорадочно оглядывая комнату в поисках еще каких-нибудь следов беспорядка.
– Только что, – ответил Бакари.
– Этого еще не было, когда ты утром наводил здесь порядок?
– Наводил порядок вечером. Когда вы уходить с леди.
– В котором часу ты закончил?
– В три.
– А потом пошел спать? Бакари кивнул.
– Значит, это появилось здесь после трех ночи. – Взявшись за рукоятку, Филипп с силой выдернул кинжал и поднес блестящее лезвие к свету. – Это точно такой же нож, как тот, который мы нашли на складе.
– Да, – согласился Эдвард, – а значит, в нем нет ничего особенного. Такие ножи носят большинство мужчин.
Филипп взял со стола пробитый лист бумаги и прочитал: «Те, кто дорог тебе, уже страдают. То же будет и с тобой». По спине Филиппа пробежала холодная дрожь.
– Что там? – спросил Эндрю. Филипп протянул ему записку:
– Тот же почерк, что и в двух предыдущих.
– Ты узнаешь его?
? Нет.
– Значит, ты не знаком с этим человеком, – сделал вывод Эдвард.
– Возможно, – согласился Филипп. – А может, я с ним знаком, и почерк изменен специально. Сначала Эдвард, потом Эндрю. Кто, черт возьми, будет следующим? – Филипп замер, не успев закончить вопроса. – А почему будет? Может, этот негодяй уже... Надо немедленно проверить, что с отцом, Кэтрин и Мередит!
Со стороны прихожей послышался стук дверного молотка. Быстро переглянувшись, все четверо вышли из комнаты. Филипп оказался у двери первым и распахнул ее. На пороге стояла Кэтрин. Только взглянув на ее побледневшее лицо, Филипп понял, что что-то случилось.
– С тобой все в порядке? – схватил он сестру за плечи, едва та успела войти.
– Да. – Ее нижняя губа дрожала, а глаза тревожно блестели, противореча словам.
– Но что-то все-таки случилось? – спросил Филипп, охваченный страшным предчувствием.
– Да, к сожалению. Отец ничего не сообщал тебе сегодня утром?
– Нет. – Филипп вопросительно взглянул на Бакари, но тот отрицательно потряс головой.
– Наверное, он решил, что ты уже уехал на склад. А я заехала по дороге, надеясь, что еще застану тебя. На папу напали вчера вечером, когда он возвращался из клуба.
Пальцы Филиппа еще сильнее сжались на ее плечах. Усилием воли он пытался подавить подступившую панику и гнев.
– Он сильно пострадал?
– Рука сломана. Доктор вправил кость, но боль не проходит. А еще у него шишка на затылке размером с яйцо. Отец пишет, что, когда он выходил из клуба, кто-то напал на него сзади. Он помнит только, что получил удар по голове, а очнулся уже на диване в клубе, когда его осматривал доктор. Джентльмен, выходивший из клуба, нашел его лежащим на тротуаре. – У Кэтрин задрожал подбородок, и она несколько раз быстро моргнула. – В его состоянии он мог и не выжить после такого.
Филипп взглянул на Эндрю, который с мрачным лицом сжимал кулаки. Бакари и Эдвард тоже стали очень серьезными.
– Это не все, к сожалению, – сказала Кэтрин, и все опять повернулись к ней. – Этой ночью кто-то залез в мою спальню.
Филипп похолодел и несколько секунд не мог сказать ни слова, охваченный жгучей яростью. Кэтрин заговорила снова:
– Я проснулась от какого-то шума на балконе. Сначала я подумала, что это ветер, а потом увидела черную фигуру, пробирающуюся в комнату.
– И как ты поступила? – Филипп пытался справиться с бессильным гневом на негодяя, который мстил ему таким подлым способом. «Если тебе нужен я, приходи ко мне, трусливый ублюдок!»
– Я вскочила с кровати, схватила кочергу и ударила его изо всей силы. Было темно, и я не знаю, куда попала. Кажется, я угодила ему по плечу. Я опять замахнулась, но он убежал. Спрыгнул с балкона в сад и скрылся в кустах. – Кэтрин положила ладонь на щеку Филиппа. – Не волнуйся так, милый. Со мной все в порядке. Правда!
Несмотря на драматизм ситуации, Филипп не мог не улыбнуться:
– Смелая девочка! Треснула его кочергой? Ты всегда была вспыльчивой.
Кэтрин неуверенно засмеялась:
– В тот момент – да. Но через пару минут я уже дрожала от страха и – должна признаться – расплакалась. Я все время думала о том, что случилось бы, если бы я не проснулась.
Она вздрогнула, и Филипп привлек сестру к себе и поцеловал в лоб.
– Даже самые смелые воины иногда плачут после битвы.
– С вами действительно все в порядке, леди Бикли? – взволнованно спросил Эндрю.
– Да, я... – ответила Кэтрин, обернувшись к нему. – Господи! А что с вашим лицом? – Она смотрела на Эндрю с удивлением и участием.
– Эндрю тоже подвергся нападению вчера вечером, – объяснил Филипп.
Он коротко рассказал сестре о последних событиях и о записках с угрозами. Не успел он закончить, как вновь раздался стук в дверь. Бакари открыл ее и передал хозяину записку. Филипп торопливо прочитал несколько строчек, и на его лице появилось облегчение.
– Это от Мередит. Она пишет, что зайдет ко мне сегодня утром, – он вытащил из кармана часы и взглянул на циферблат, – ровно через час. Ее привезет Годдард, значит, она будет в безопасности. Хорошо. – Он повернулся к Эндрю, Эдварду и Бакари: – Сейчас мы с Кэтрин поедем к отцу. Я хочу убедиться, что его дом под надежной охраной и что сам он в безопасности. А вы втроем отправляйтесь на склад и проверьте оставшиеся ящики. Заодно и присмотрите за ними. Я присоединюсь к вам, после того как встречусь с Мередит. Когда закончим с этими ящиками, пойдем в порт и будем ждать там прибытия «Морского ворона».
– «Морского ворона»? – переспросил Эдвард.
– Да, мне сообщили, что он встанет к причалу сегодня вечером. Вы трое возьмите мой экипаж.
– А ты как доберешься? – спросил Эндрю.
– До дома отца мы доедем в коляске Кэтрин, а потом я найму кеб. – Взяв трость с бронзовой подставки, Филипп вышел на улицу. – Будьте настороже, – предупредил он друзей и вслед за сестрой забрался в коляску.
Особняк отца был недалеко, и они быстро добрались до него. Всю дорогу Филипп крепко сжимал локоть сестры и мысленно благодарил Бога за то, что она жива и здорова.
Кэтрин сразу же прошла на второй этаж в спальню отца, а Филипп задержался в прихожей, чтобы поговорить с дворецким.
– Скажите слугам, что никто, кроме меня, не должен входить в этот дом, Эванс. И еще я хочу, чтобы леди Бикли и отец никуда не выходили.
– Вы думаете, что им что-то угрожает, милорд? – спросил Эванс, бледнея.
– Нет, Эванс. Я не думаю, а знаю. – Он коротко рассказал дворецкому о предыдущих нападениях и о человеке, проникшем ночью в спальню Кэтрин.
Эванс решительно расправил плечи:
– Будьте спокойны, милорд. Я не допущу, чтобы что-нибудь случилось с вашим отцом или сестрою.
– Я знаю, Эванс. А сейчас мне надо повидаться с отцом. – Дворецкий собрался сопровождать его. – Я знаю дорогу, Эванс. Лучше поскорее поговорите со слугами и не оставляйте входную дверь без присмотра.
– Да, милорд.
Филипп поднялся по лестнице, прошел по коридору и постучался в дверь спальни герцога. Приглушенный голос попросил его войти. По темно-синему пушистому ковру Филипп подошел к кровати. Кэтрин сидела рядом с ней в кресле и держала отца за руку.
У Филиппа сжалось сердце, когда он увидел забинтованную голову и гипсовую повязку на руке герцога. Лицо отца было бледным и осунулось от боли, но, увидев сына, он слабо улыбнулся.
– Рад видеть тебя, Филипп.
– И я рад видеть тебя, отец. Как ты себя чувствуешь?
– Слегка потрепанным, надо признаться, но доктор уверяет, что все скоро заживет. – Он поморщился. – Чертовски непочтительный тип. Сказал, что мне повезло, потому что у меня очень твердая голова. Я спросил, помнит ли он, с кем разговаривает, а он имел наглость подмигнуть мне и повторить: «У вас очень твердая голова, милорд». Представляете, что он себе позволяет? Он считает, что, если мы знаем друг друга с детства, он может не соблюдать приличий. Ну ладно, я пообещал ему, что, как только встану на ноги, задам ему головомойку и еще разобью в пух и прах в шахматы.
У Филиппа стоял комок в горле. Несмотря на боль, отец мужественно старался казаться веселым, чтобы не огорчать его и Кэтрин, и от этого делалось еще грустнее. Он с трудом выдавил улыбку и тоже постарался говорить беззаботно:
– Держу пари, доктор Гиббинс ответил, что будет ждать этого с нетерпением.
– Так и сказал. Именно этими словами.
– Ясновидение – один из моих многочисленных талантов. Я еще не говорил тебе об этом?
– Нет. И должен заметить, что голова у меня вовсе не твердая.
– Ну конечно, отец, – согласились Филипп и Кэтрин хором.
Герцог поморщился от боли, и веселость Филиппа тут же испарилась. Взяв отца за руку, он рассказал ему обо всех предыдущих событиях.
– Я считаю, что между этими нападениями и поисками недостающего куска Камня слез есть какая-то связь, – заключил он. – Кто-то пытается причинить мне вред, заставляя страдать тех, кто мне дорог. К сожалению, пока ему это удавалось. – Филипп твердо посмотрел в глаза отцу. – Но я найду этого человека и остановлю его. Обещаю тебе, отец.
Отец с сыном молча смотрели друг на друга. Потом герцог кивнул и сжал руку Филиппа:
– Ты настоящий мужчина, сынок. Я знаю, что ты сдержишь слово.
Филипп облегченно выдохнул, и ему показалось, что груз, давящий ему на сердце с того самого дня, как умерла мать, стал менее тяжелым. Они с отцом были не из тех людей, которые охотно говорят о своих чувствах, и, возможно, поэтому враждебность и напряжение между ними растянулись на долгие годы. Но сейчас этими простыми словами отец будто перебросил мост через разделявшую их пропасть. И Филипп был рад пойти ему навстречу. Он надеялся, что следующая новость станет еще одним шагом к их сближению:
– Отец, что касается моей женитьбы... Я должен сказать тебе, что сделаю все возможное, чтобы избавиться от проклятия, потому что наконец встретил женщину, на которой действительно хочу жениться. Я даже не допускаю мысли о том, что она не станет моей.
Кэтрин радостно прижала руки к груди:
– Ах, Филипп! Я так рада, что тебе кто-то понравился!
– Прекрасные новости. Я знал, что эта мисс Чилтон-Гриздейл что-нибудь придумает. Умная девочка, хотя сначала ей и пришлось нелегко. Ну и какую же юную леди ты выбрал? Должен сказать, что в моем клубе больше всего ставок делают на леди Пенелопу.
– Но на самом деле это мисс Чилтон-Гриздейл.
– Что мисс Чилтон-Гриздейл?
– Она – та леди, которую я выбрал.
– Она – та леди, которую ты выбрал для того, чтобы она помогла тебе найти достойную супругу, так?
– Нет. Она —та леди, которая станет моей достойной супругой.
На несколько секунд в комнате повисло молчание. Потом Кэтрин порывисто встала с кресла, подошла к брату и остановилась прямо перед ним.
– Я хочу задать тебе один вопрос, – сказала она, взволнованно глядя на Филиппа. – Ты ее любишь?
– Несомненно.
– А она любит тебя? – спросила Кэтрин уже спокойнее.
– Это уже два вопроса.
– Ответь мне, пожалуйста. – Кэтрин ласково дотронулась рукой до его щеки. – Я желаю тебе счастья, Филипп. – Она опустила голову и добавила почти шепотом: – Я не хочу, чтобы ты повторил мою ошибку и женился на женщине, которая не будет любить тебя.
Вспыхнув от гнева, Филипп напомнил себе, что ему надо серьезно поговорить с зятем, как только появится такая возможность.
– Не волнуйся, сестренка, – шепнул он Кэтрин на ухо. – Она будет меня любить. И я буду счастлив с ней. И она будет счастлива со мной. И у тебя появится много племянников и племянниц.
Кэтрин радостно улыбнулась, а Филипп подумал, что мог бы уже никогда не увидеть этой улыбки, если бы сегодня ночью негодяю удалось совершить свое черное дело.
– Ну, тогда я должна поздравить тебя. Я желаю вам с мисс Чилтон-Гриздейл счастья.
– Спасибо, – Филипп поцеловал сестру в щеку. Старый герцог на кровати откашлялся.
– Должен сказать, что твоя новость очень удивила меня, Филипп. – Он взглянул на Кэтрин: – Ты позволишь нам поговорить наедине?
– Я буду в гостиной. – Пожав руку Филиппу, она вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.
– Боюсь, что сейчас у нас нет времени на долгие разговоры, отец. Да и разговаривать особенно не о чем, потому что я уже принял решение. Я женюсь на Мередит.
Лицо герцога побагровело.
– Как можешь ты даже думать об этом, Филипп? Ты дал мне слово...
– Жениться. И я его сдержу. Как только избавлюсь от проклятия.
Губы отца превратились в тонкую линию, и все его дружелюбие мгновенно испарилось.
– Она женщина не нашего круга, Филипп. Господи! Она же работает! Что ты знаешь о ее семье? Кто были ее родители? – Не дав сыну сказать ни слова, он ответил сам: – Я не знаю, как их звали, но я знаю, кто они. Никто. Ничтожества.
– Это не имеет значения. Возможно, Мередит и не дочь пэра, но она вполне респектабельна. А кроме того, она добра, щедра, красива и – как ты сам только что сказал – умна, и я буду с ней счастлив.
– Я не спорю – она действительно очень мила. Сделай ее своей любовницей. А женись, на ком положено.
Филипп сжал кулаки, чтобы не взорваться.
– На «ком положено» – это значит на деньгах, недвижимости и титуле?
– Вот именно.
– Боюсь, я не готов пожертвовать своим счастьем, для того чтобы набить семейные сундуки, которые и так полны доверху.
Несколько минут в комнате стояло напряженное молчание.
– Годы, проведенные за границей, сильно изменили тебя, Филипп. Я не думал, что ты опозоришь память своих предков.
– Нет никакого позора в том, чтобы жениться по любви. А сейчас, к сожалению, мне надо уходить, и я считаю вопрос о моей женитьбе закрытым. Мне жаль, что ты пострадал вчера вечером, и я рад, что не случилось ничего худшего.
– Поверь мне, этот вопрос еще рано закрывать.
– Он окончательно и полностью закрыт. Я женюсь на той, которую сам выбрал. Мне бы очень хотелось получить твое благословение, но я обойдусь и без него. Я снова зайду навестить тебя, как только смогу.
Филипп быстро спустился по лестнице, попрощался с Кэтрин, еще раз напомнил Эвансу об осторожности и забрал у него из рук свою трость. От дома отца до его дома было всего несколько минут хода, а там его уже ждала Мередит.
Ничто не спасет этого негодяя, если он осмелится приблизиться к ней хотя бы на шаг. «Если ты собираешься это сделать, дрянь, спеши наслаждаться жизнью, потому что тебе совсем немного осталось».
Мередит сидела на своей любимой каменной скамье, расположенной на одной из тенистых дорожек Гайд-парка, и вдыхала прохладный утренний ветерок, доносивший до нее запахи цветов и земли. Она посмотрела на Шарлотту, Альберта и Хоуп, разглядывавших бабочек на цветущих кустах неподалеку.
При взгляде на них глаза Мередит увлажнились. Она плакала от радости за Шарлотту и Альберта, которые были откровенно влюблены друг в друга и очень счастливы. И немножечко – от зависти, потому что о такой же любви она мечтала и для себя и знала, что ее мечте не суждено сбыться.
Когда они сегодня утром сообщили ей, что собираются пожениться, Мередит была так поражена, что даже не смогла как следует их поздравить. Шарлотта и Альберт? Она никогда даже не думала о возможности такого союза. А задумавшись, поняла, что они идеально подходят друг другу. У них много общего, они знают и принимают прошлое друг друга, и Альберт любит Хоуп, как собственную дочь. Мередит вспомнила, какими взглядами они обменивались, какое странное напряжение иногда возникало между ними – напряжение, которое Мередит приписывала усталости или беспокойству. Но она никогда не задумывалась над тем, что их беспокоит. Господи, что же она за сваха, если не заметила любви, которая расцветала под самым ее носом?
Мередит невесело усмехнулась и смахнула слезы. Наверное, она очень плохая сваха, потому что хорошая никогда не влюбилась бы в человека, которому должна подобрать невесту.
Этой ночью, ворочаясь без сна, Мередит постаралась холодно и честно проанализировать все факты, не прячась за спасительной ложью и не отмахиваясь от правды.
Главный вывод оказался неутешительным: она влюблена. Мало того, что она позволила себе глупость влюбиться – ее еще угораздило влюбиться в виконта и будущего герцога. А это уже категория «Безумие».
Филиппу нужна жена, и вчера вечером Мередит поняла, что он готов закрыть глаза на разницу в их положении и сделать предложение. Ее сердце ныло от сожаления и безнадежной тоски. Она бы отдала все-все за возможность сказать ему «да». Но Мередит слишком хорошо знала, что их разделяет нечто большее – серьезное и непреодолимое, – чем неравенство положения. И она твердо решила сегодня, как ни тяжело ей будет это сделать, твердо сказать Филиппу, что даже если он избавится от проклятия, она никогда не сможет стать его женой.
Она поднялась, и вместе с Альбертом, Шарлоттой и Хоуп они направились к своей двуколке, которую оставили у входа в парк со стороны Парк-лейн, почти напротив дома Филиппа. Мередит оставалось только перейти через улицу и обо всем ему рассказать.
– Вы точно не хотите, чтобы мы подождали? – спросил Альберт, помогая Хоуп забраться в коляску.
– Нет, спасибо, – ответила Мередит, пытаясь улыбнуться. – Я не знаю, как долго продолжится мой разговор с лордом Грейборном.
– А как же ты доберешься домой, тетя Мэри? – спросила Хоуп, выглядывая из коляски.
– Я попрошу лорда Грейборна, и он одолжит мне свой экипаж. – Альберт собрался что-то возразить, и Мередит быстро прибавила: – Лорд Грейборн, конечно, собирается отправиться на склад и продолжить поиски, и, возможно, я поеду туда вместе с ним.
Ей было стыдно за свою откровенную ложь. Мередит точно знала, что после сегодняшнего разговора уже никогда больше не увидит Филиппа. Все уселись в двуколку, и Альберт взялся за вожжи.
– Увидимся позже, – сказала Шарлотта с сияющими от счастья глазами.
Боясь, что ее голос дрогнет, Мередит просто улыбнулась и кивнула.
– До свидания, тетя Мэри, – помахала ручкой Хоуп.
– До свидания, киска. – Она послала девочке воздушный поцелуй.
Коляска двинулась по Парк-лейн, и Мередит махала рукой, пока она не скрылась за поворотом. Еще несколько минут она постояла на тротуаре, не обращая внимания на огибающих ее прохожих и глядя только на дом Филиппа, стоящий на другой стороне. Эти короткие минуты она постаралась употребить на то, чтобы собрать все свое мужество и заглушить назойливый и безжалостный внутренний голос, твердившей ей, что все самое дорогое для нее находится в этом доме. И что она этого никогда не получит. Что ж, раз так, значит, сейчас самое время разрубить все узлы, связывающие ее с Филиппом.
Мередит глубоко вздохнула и, не сводя глаз с дома, шагнула с тротуара. Она не сделала и пяти шагов, когда услышала знакомый голос, испуганно выкрикнувший ее имя. От удивления Мередит замедлила шаги. Она обернулась и увидела Филиппа, бегущего к ней с перепуганным лицом.
– Мередит! Берегитесь!
В тот же момент она услышала приближающийся топот копыт и оглянулась через плечо. Экипаж, запряженный четверкой черных лошадей, несся прямо на нее. Мозг сигналил ей, что надо бежать, но от ужаса ноги на мгновение приросли к земле. С удивительной четкостью Мередит подумала, что это мгновение будет стоить ей жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завидный жених - Д`Алессандро Джеки



очень понравилось
Завидный жених - Д`Алессандро Джекиольга и.
17.08.2012, 16.06





Яркий, необычный, очень интересный роман. Безумно понравился. 100 из 10!!!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиЕлена
27.12.2013, 17.49





Как по мне - без восхищения. Не 10 точно.
Завидный жених - Д`Алессандро Джекиелена:-)
27.04.2014, 19.08





Вначале было интригующе, НО...еле дочитала до конца. Любовь-Морковь, интриги, счастливый конец
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиЮлия
22.10.2014, 7.01





Хороший роман, можно читать.
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиТаня Д
20.11.2014, 16.48





Накручено , сумбурно ....мне не понравилось .
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиВикушка
20.11.2014, 17.33





МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ НЕ МУЖЧИНА А ОГОНЬ
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиНАТАЛИЯ
26.12.2014, 15.31





Очень хорошо написано. Были моменты, когда смеялась вслух. Красиво и нежно :)
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиАнна
30.03.2015, 21.28





Лично мне нравится такой стиль Хороший роман С удовольствием прочитала Советую!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиКатя
1.04.2015, 10.43





Лично мне нравится такой стиль Хороший роман С удовольствием прочитала Советую!
Завидный жених - Д`Алессандро ДжекиКатя
1.04.2015, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100