Читать онлайн Символ любви, автора - Д`Алессандро Джеки, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Символ любви - Д`Алессандро Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Символ любви - Д`Алессандро Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Символ любви - Д`Алессандро Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Д`Алессандро Джеки

Символ любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Едва Стивен приблизился к ее комнате, он услышал всхлипывания.
Он тихонько постучался, но поскольку стук его не был услышан, осторожно повернул ручку. Дверь была не заперта. Он вошел в комнату и закрыл за собой дверь.
Хейли стояла у окна, повернувшись к нему спиной и закрыв лицо ладонями.
Ее приглушенные рыдания потрясли его до глубины души.
— Хейли.
С испуганным возгласом она обернулась, ее мокрые глаза расширились от удивления. Дрожащими пальцами она принялась вытирать слезы. — Что вы здесь делаете? — Я пришел отдать подарок.
Какое-то время она смотрела на одежду, потом ее лицо стало жестким и она повернулась к Стивену спиной.
— Я написала, что не могу принять его. А теперь прошу вас уйти.
Он положил все на стул.
— Вы же его приняли.
— Это было до того, — сказала она напряженным голосом.
— Да, — согласился Стивен, подходя и останавливаясь перед ней. — Это было до того, как я повел себя как болван. До того, как сделал вид, что игнорирую вас. До того, как причинил вам боль. — Он положил руки ей на плечи и повернул к себе.
Она упиралась, но он сжал ее плечи крепче, и она все же повернулась. Но, даже оказавшись лицом к лицу с ним, она не поднимала глаз от пола.
— Посмотрите на меня, Хейли.
Он бережно поднял ее лицо за подбородок, заглядывая в глаза. На них опять навернулись слезы. Одинокая слезинка покатилась по щеке, оставляя после себя серебристый след, и у него перехватило дыхание.
— Сегодня вечером я вел себя скверно. Пожалуйста, простите меня. Клянусь, я не хотел сделать вам больно.
Она глубоко вздохнула и сглотнула комок в горле.
— Я не понимаю, — прошептала она дрожащим голосом. — Зачем вы пошли с ней? — Прерывистое рыдание вырвалось у нее. — Я была одета как положено. Я сделала прическу, вела себя по этикету. И все равно оказалась нехороша! Чем же?
Он вздохнул и привлек ее к себе, спрятав лицо в мягких пахнущих розой волосах,
— Хейли… Хейли, — прошептал он, почти касаясь губа ми ее уха. — Боже, с вами все в порядке? Вы самая необыкновенная женщина из всех, кого я знал. Вы милы, и добры и щедры… — Он отстранился и нежно обхватил ладонями е лицо, вытирая слезы чуть подрагивающими пальцами. — Вы ангел. Клянусь перед Богом, вы ангел.
— Тогда почему…
— Я думал о вас, о вашем счастье. Я не хотел разрушать возможность ваших отношений с Попплепуссом.
— Попплмором.
— Вот именно. — Он впился в нее взглядом и заставил себя выговорить то, что не могло не ранить ее. — Мы с вами оба знаем, что скоро я должен буду уехать отсюда. Скоро. — Боже мой! Если бы она только знала, как скоро!
— Я знаю, — прошептала она.
— Я не хотел портить ваших отношений с другим. Можете мне поверить, мое поведение стоило мне смертельных усилий. Мне хотелось быть с вами, Хейли. Клянусь. Лорелея Смит недостойна мыть ваши ноги. — Он покачал головой. — Впервые за всю свою жизнь я поступил благородно — и вот только все испортил.
— Вы с ней… целовались?
— Да нет же! Мне совершенно не хотелось с ней целоваться. — На душе у него полегчало, потому что во взгляде ее уже не было такой муки.
— Верно ли я вас поняла? Вам хотелось быть со мной, но вы пожелали вести себя благородно, отойдя в сторону и позволив Джереми ухаживать за мной, поскольку вы вскоре должны уехать из Холстеда, а вы не хотели мешать моим перспективам на счастье с другим? — Она посмотрела на него, вопросительно подняв брови. — Это так?
— Если все сложить, то да.
Она сокрушенно покачала головой.
— Господи, до чего хитроумный план. И как вам удалось состряпать такую смешную схему?
— Тогда мне это казалось весьма основательной идеей, — пробормотал Стивен. — И, честно говоря, план этот мог прекрасно сработать, если бы не одна вещь.
— Какая вещь?
Он взял ее ладони, поднес их к губам, ощутив на ее пальцах солоноватый вкус слез.
— Всякий раз, когда Попплепарт прикасался к вам, всякий раз, когда он смотрел на вас, говорил с вами, мне хотелось немедленно задушить негодяя.
— Попплмора.
— Вот именно. Потребовалась вся моя воля, чтобы не схватить его за тощую шею и не сунуть в чашу с пуншем.
Глаза ее расширились.
— Правда?
Стивен кивнул с торжествующим видом:
— Правда.
Зная, что играет с огнем, но будучи не в состоянии совладать с собой, он поцеловал ее пальцы, прикоснувшись языком к пахнущей розой коже. «Прекрати! Скажи ей, что ты уезжаешь. Скажи сейчас же и уйди из ее спальни. Пока еще не поздно. Пока еще ты не сделал того, о чем вы оба будете сожалеть».
— Но тогда вы… вы не хотите остаться?
Он медленно поднял на нее взгляд. Щеки ее пылали, а глаза, все еще мокрые от слез, казались огромными аквамариновыми озерами, в которых отражалось рвущее душу сочетание неуверенности и надежды.
— Что?..
— Если ваши чувства в действительности таковы, тогда не уезжайте из Холстеда. Вы могли бы найти место домашнего учителя в городе либо еще где-нибудь поблизости. Если не получится, я возьму вас в учителя для мальчиков и Келли. — На губах ее задрожала неуверенная улыбка. — Дети очень привязались к вам, и для тети Оливии вы буквально свет в окошке. Вам удалось очаровать даже Пьера, а это очень непросто, уверяю вас. Мы все хотим, чтобы вы остались. — Голос ее превратился в шепот. — Я хочу, чтобы вы остались.
Стивен смотрел на нее, потеряв дар речи. Как же он не предусмотрел, что она может попросить его остаться? Она-то ведь полагает, что он может делать свое дело где угодно так почему бы ему не найти место в Холстеде? Господи, нужно немедленно сказать ей, что он не может поступить так, как она просит.
— Хейли, я…
— Я люблю вас, Стивен.
Это естественное признание прервало все мысли Стивена и даже способность дышать. Господи! Он посмотрел на нее и увидел, что взгляд ее выражает те же чувства.
Она его любит!
Этот удивительный, бескорыстный, прекрасный ангел любит его! Он чувствовал себя полным негодяем. Что же ему теперь делать?
— Хейли, я должен сказать вам…
Она положила палец на его губы, не дав ему договорить.
— Я не говорила вам этого, и не чувствуйте себя обязанным сказать в ответ то же самое. Я призналась только потому, что больше не могла хранить это в себе. И я хочу, чтобы вы знали, знали совершенно точно и определенно: я хочу, чтобы вы остались. И если вы решитесь, то всегда будете дорогим и уважаемым членом нашей семьи.
В горле у Стивена застрял комок, огромный и шершавый, вроде кома засохшего хлебного мякиша. Стивен закрыл глаза, решив сосредоточиться и взять под контроль внутреннюю борьбу между благородными намерениями и желанием, которое все больше накатывало на него. Если он немедленно не уйдет от Хейли, ясно, какая из двух противоборствующих сил победит. Но он был не в состоянии мыслить, потому что в ушах его звучали ее слова: «Я люблю вас, Стивен. Я люблю вас, Стивен».
Он не заслуживает ее любви. Господи, да ведь она даже не знает, кто он такой! Она любит Стивена Барретсона, домашнего учителя джентльменов. Она отвернулась бы от него с отвращением, узнав, что все это время он ей лгал, что на самом деле он — беспутный аристократ с целой кучей любовниц, совершенно не приспособленный к семейной жизни. Да еще этот неизвестный убийца, идущий за ним по пятам. При мысли о том, что она посмотрит на него с отвращением, что любовь и доверие исчезнут из ее взгляда, сменившись ужасом и неприязнью, — при одной мысли об этом Стивену стало так больно, словно его режут тупым ножом. Он должен поступить так, как будет лучше для нее. Чего бы это ему ни стоило.
Глубоко втянув в себя воздух, он решительно взял ее за плечи, заглянул ей в глаза, уповая, что она поймет глубину его сожалений.
— Хейли. Я ничего не могу вам предложить. Я не могу дать вам то, чего вы заслуживаете. Того, что я хотел бы вам дать. Не могу… как бы я этого ни хотел.
Сияние хрупкой надежды в ее глазах туг же иссякло, и погасло нежное томление, уступив место зияющей пустоте разочарования. И его пытка возобновилась.
Вырвавшись из его рук, она подошла к окну и невидящим взглядом уставилась в темноту. Он смотрел на ее прямую спину и мучительно боролся с желанием подойти к ней, прижать к себе. И — сделать ее своей.
Когда она наконец повернулась к нему, пальцы ее были туго переплетены перед грудью и взгляд не отрывался от пола.
— Я все понимаю. И прошу вас забыть мою неуместную откровенность. Очевидно, вы не хотите… — Голос ее осекся , и она крепко зажмурилась.
Когда он увидел ее такую — униженную и уничтоженную, он содрогнулся от жалости. Двумя большими шагами он покрыл разделяющее их расстояние и схватил ее за плечи.
— Я не хочу? Это я не хочу?! — Он прерывисто вздохнул, и горький смех сорвался с его уст. — Боже всемогущий, Хейли, я так хочу вас, что умираю! Я так хочу вас, что не могу спать по ночам! Я постоянно жажду вас!
Он схватил ее за руку и прижал ее ладонь к тому месту, где под бриджами обозначилась твердая выпуклость.
— Вот как я хочу вас… постоянно. Можете думать все что угодно, но только не это.
Хейли похолодела, чувствуя, как жар его естества пульсирует под ее рукой. Она почувствовала себя утлой лодочкой, захваченной яростным штормом. Он стремится к ней. Не так, разумеется, как она, но доказательство его желания реально и совершенно неотразимо. Рассудок восставал против ее плоти, крича, что она многое потеряет, многим рискует. Своей репутацией, уважением семьи. А если она понесет? Но нельзя же пренебречь велениями сердца. Ей двадцать шесть лет. За все эти годы кем она только не была: сестрой, дочерью, другом, нянькой, попечителем. Но она никогда не была женщиной. Она посмотрела в его прекрасные глаза, такие яростные от сдерживаемой страсти, напряженные от вожделения, которое она и не надеялась вызвать у мужчины. И она не смогла отказаться от него, от исходящего от него чувственного обещания. Она хотела испытать страсть, страсть с тем, кого полюбила. Стивен не сводил глаз с ее пылающего лица; он едва не упал перед ней на колени, прочтя то, что выражали ее глаза. Один-единственный взгляд окончательно решил ее судьбу. Охваченный властным зовом плоти, он послал свою совесть к дьяволу, резко притянув Хейли к себе. Он впился в нее губами, ища языком входа в ее горячий рот. Он опасался, что его настойчивость испугает ее, но она обрадовалась его поцелую, запутала свои пальцы в его волосах, приподнялась на цыпочках, чтобы прижаться к нему. Их тела нашли друг друга — каждой выпуклостью и впадиной, слились в единое целое, словно боги создали их друг для друга. Он крепко держал ее в объятиях, и все же ему казалось, что она недостаточно близко. Ему хотелось полной близости, полного слияния со своим 206 телом. И со своей душой. Его губы выжгли горячую дорожку на ее гибкой шее; его голова была полна опьяняющим запахом роз и звуками ее гортанных стонов. Когда его губы добрались до выреза ее ночной сорочки, он поднял голову. Глядя ей в глаза, Стивен медленно расстегнул сорочку до пояса; пальцы его дрожали, но он аккуратно развел полочки сорочки в стороны и спустил с ее плеч — ниже, еще — ниже, к кистям рук. Затем отпустил руки — и ткань упала к ногам Хейли. Он опустил глаза — и дыхание его замерло. Она невероятно хороша! Она совершенство! Коралловые соски ее грудей затвердевали под его напряженным взглядом. Тонкий стан переходил в округлые бедра, сужаясь книзу, к длинным стройным ногам. Треугольник в завитках каштановых волос гипнотизировал его, лишая остатков самообладания. Взяв ее за руки, он тесно переплел их пальцы.
— Вы красивы, Хейли. Вы невероятно красивы.
Сердце не умещалось у него в груди. На него обрушились какие-то неведомые ему доселе чувства, оглушая и переполняя восторгом. Она стояла перед ним нагая, высокая и гордая, но ее огромные глаза и нервно вздымающаяся грудь выдавали волнение. Выпустив ее руки, он погладил ее плечи, спину. Опустил голову и поцеловал ее, медленно, с томительной нежностью, заставляя ее расслабиться. Легонько обвел языком контуры ее губ, наслаждаясь ею, не отпуская ее до тех пор, пока она, воспламеняясь, не обвила его руками.
Он соблазнял ее медленно — губами, руками, взглядом, чтобы она полностью ощутила его нежность. Она этого заслуживает. Ангелы заслуживают небес, и этого ангела он намерен перенести на небеса — или умереть, желая это сделать. Проводя руками вверх-вниз по ее спине, от плеч до ягодиц, он гладил ее нежную кожу. Она поеживалась, прижимаясь к нему и прерывисто дыша. Ее дыхание перемежалось с восхитительно-чувственными вздохами — поистине звуками небес. Откинувшись назад, чтобы видеть ее всю, он легонько провел пальцами по ее соскам. И был вознагражден восторженным вздохом. Наполнив ладони ее восхитительной плотью, он дразнил ее пальцами, потом опустил голову и провел по поднявшимся соскам языком. Она вздохнула и погрузила пальцы в его волосы, придвинув его голову еще ближе к своей груди. Он осторожно потер сосок языком и, взяв его в рот, принялся посасывать. Его губы уходили от одной груди к другой, пока стоны молодой женщины не слились в одно долгое восторженное бормотание.
Он провел рукой вниз.по ее телу, и пальцы его погрузились в мягкие завитки волос.
— Раздвинь ножки, Хейли.
Она послушала его, и он одарил ее самыми интимными ласками. Ее так никто никогда не ласкал, кроме него. И она пылала, отвечая ему. Только ему. Острое чувство собственника оглушило его. Эта женщина — его. Только его. Он осторожно погрузил палец в ее влажные глубины, и бархатистые стенки сомкнулись.
Глаза ее закрылись, она припала к его плечу.
— Стивен, — прошептала она.
При виде ее пылающего лица, влажных губ, пунцовых от его поцелуев, чувствуя, с каким жаром она принимает его, он не смог дольше владеть собой. Он хотел, он вожделел, чтобы ее руки обхватили его. Всего. Хотел прикасаться к ней всем телом. Сейчас. Он быстро стянул с себя одежду и неподвижно остановился перед Хейли — она должна видеть его, знать его. Она медленно обводила его взглядом, а он жаждал ее прикосновений, но давал ей время… И вот пришел миг, когда он больше не мог терпеть.
— Коснись меня, Хейли.
В глазах ее мелькнула неуверенность.
— Я не знаю, что нужно делать.
— Только… только коснись меня. Почувствуй, 208 как я тебя хочу.
И он притянул ее руку к своей груди.
— Сердце сильно бьется, — прошептала она. — А кожа очень горячая.
— Не бойся, дотронься еще.
Она провела рукой по его груди, поначалу нерешительно, потом смелее, скользнув по плечам и обратно. Мышцы v его отвердевали и сжимались под ее осторожными, неумелыми прикосновениями, и это сводило его с ума. Но вот рука ее переместилась ниже, и он не сумел сдержать стон.
Рука замерла.
— Тебе больно?
— Нет, мой ангел. Не останавливайся. Ты просто убиваешь меня.
Явно ободренная его ответом, она снова и снова проводила руками по его телу. Стивен терпел сладостные муки, зная, какие бы страдания он ни испытывал, они стоили чуда открытия, светящегося в ее глазах. Когда она наклонилась и прижалась губами к его торсу, он резко втянул воздух и руки его сжались в кулаки.
— Тебе это нравится?
— Боже! Да!
Губы ее изогнулись в лукавой улыбке. Она медленно провела губами по его груди, отчего кожа у него запылала и ему показалось, что внутри его вспыхнул пожар. Когда она провела языком по его соску, он уже не мог больше терпеть эту восхитительную пытку. Схватив ее в охапку, он отнес ее на кровать и осторожно положил поверх одеяла. Он уже был готов лечь рядом, когда вдруг замер, пораженный выражением ее лица. Чувственность, смешанная с любопытством и вновь обретенной женской властью, — все это светилось в ее глазах. Она встала на колени, медленно осмотрела его с ног до головы, после чего взгляд ее задержался на его естестве. Она передвинулась к краю кровати, все еще не поднимаясь с колен, не сводя глаз с той части его тела, которая, казалось, вот-вот взорвется от вожделения.
Ее пылающий взгляд вызывал у него невыносимое возбуждение; он взял ее руку и притянул к себе.
— Коснись меня, Хейли. Не бойся.
Стоя в нерешительности перед ним на коленях, нестерпимо красивая, она прикоснулась указательным пальцем к самой его верхушке. Стон раздался в тихой комнате. Никогда в жизни один-единственный намек на прикосновение не приводил его в такое состояние. Ему показалось, что он умрет, если она коснется его еще раз. И умрет, если она остановится.
— Коснись еще раз, — почти резко велел он. — Не останавливайся.
Она провела пальцем вдоль всей его длины, и Стивен стиснул зубы, охваченный невероятным ощущением. Когда же она обхватила его пальцами и осторожно сжала, сердце у него остановилось. Она несколько раз легонько потерла его ладонью, но он схватил ее за запястье. Мог наступить конец игры. А ему хотелось не этого. Оба они хотели не этого. Больше он не мог ждать.
Чуть отодвинув ее от себя, он лег на нее, глядя прямо в ее светящиеся глаза.
— Тебе может быть больно…
— Ты никогда не сможешь сделать мне больно, Стивен, Она приподнялась и поцеловала его в губы, и все рассуждения его мигом исчезли, растопленные жаром страсти. Он входил в нее, осторожно и постепенно, пока не достиг преграды. Уйти или продолжать?..
Он не мог уйти.
Он схватил ее за бедра.
— Я не хочу делать тебе больно, — прохрипел он.
— Я не боюсь, — прошептала она и подалась вперед. Стивен опустился, и совместными усилиями они разрушили легкую преграду, разделяющую девушку от женщины.
Стивен прижался лбом ко лбу Хейли и замер. Замер, насколько позволяли его прерывистое дыхание и сильно бьющееся сердце. Господи, какая же она жаркая и узкая! Точно бархатная перчатка охватила пульсирующий кулак.
От попыток сохранять неподвижность на лбу у него выступил пот; он хотел, чтобы она свыклась с новым ощущением.
— С тобой все в порядке? — с трудом выговорил он.
— В жизни мне не было так хорошо. Будет еще что-то или это все?
— Будет.
Она обвила руками его шею и поерзала, лежа под ним.
— Покажи мне. Я хочу знать все.
Отбросив все колебания, он медленно вошел в нее; он не сводил с нее взгляда, зачарованный игрой чувств, то и дело сменявшихся на ее лице. Удары его стали быстрее и глубже; он решил непременно довести ее до пика наслаждения прежде, чем сам его испытает. Он чувствовал, как напряжение в ней нарастает. Она впилась в его плечи, отвечая на его удары; наконец она запрокинула голову и вцепилась пальцами в его кожу.
— Стивен. О Боже… Стивен…
Снова и снова она повторяла со стоном его имя. Стивен видел, что она охвачена порывом высшего восторга. Ее судороги довели его до предела, и он излил в нее свое семя, оставив в ней частицу себя и своей души.
Когда его судороги наконец стихли, он обнял ее и лег на бок рядом, повернув к себе. Он спрятал лицо в ее растрепанные локоны и дышал глубоко, наполняя легкие нежным запахом розы и пряным ароматом их любовных ласк.
Прижавшись к нему, она запечатлела нежный поцелуй на его шее.
Почувствовав ее поцелуй, Стивен откинул голову, и взгляды их встретились. Глаза ее были полны томного жара. Только что испытанной радости любви.
— Я не сделал тебе больно? — тихо спросил он.
— Только на мгновение. После этого было… — Голос ее замер, сменившись прерывистым вздохом.
Он провел пальцем по ее переносице.
— Было что?
— Неописуемо. Невероятно. — В глазах ее зажглось озорство. — Ты что же, напрашиваешься на подробности, Стивен?
Он усмехнулся и покачал головой.
— Нет. Я знаю, что это было удивительно. Я ведь был с тобой.
— Да, был. — Морщинка залегла у нее на лбу. — Мне не хочется совать нос куда не надо, но ведь с тобой это было не в первый раз? Ведь так?
Он насторожился. Меньше всего ему хотелось обсуждать с Хейли свое разгульное прошлое.
— Зачем ты хочешь знать об этом?
— Просто мне интересно, всегда ли это бывает так замечательно. Так волшебно. Поскольку я никогда раньше этого не знала и мне не с чем сравнивать, я надеялась, что ты скажешь.
Стивен быстро мысленно пробежался по своему прошлому опыту, и перед ним прошла вереница красивых женщин, разделявших его ложе. Он не помнил имен и половины своих любовниц и не помнил их лиц. Все они походили на него — эгоистичные, ищущие развлечений аристократки, которым не нужно ничего, кроме телесного удовлетворения.
— Нет, Хейли, не всегда бывает так замечательно и волшебно. Я даже не знал, что это может быть.
— Значит, ты и раньше этим занимался, — сказала она тихим голосом. — Я знаю, это так. Ты раздел меня с такой легкостью, которая говорит о большом опыте.
У него перехватило дыхание. Сравнивать то, что он только что пережил с Хейли, с тем, что у него было с другими женщинами, — невозможно и отвратительно. Сравнений не могло быть, и он знал почему. Ни его чувства, ни чувства его партнерш не участвовали в акте соития; кроме телесного влечения, ими не двигало ничего.
— Ты не права, Хейли. Да, я спал с другими женщинами.
Но я никогда не любил ни одну из них. — Он обхватил ее лицо ладонью и провел пальцем по ее пухлой нижней губке. — Я никогда раньше не знал любви. До сих пор. До тебя, — сказал он; в голосе его звучало удивление, словно он не мог поверить в истинность того, что говорит. Но ведь это правда.
Губы ее изогнулись в улыбке.
— Я люблю тебя, Стивен. Он закрыл глаза.
— Я знаю.
— Люби меня еще.
Стивен широко открыл глаза.
— Еще? Сейчас?
И хотя ему казалось, что это невозможно, естество его вновь восстало.
Озорные искорки блеснули в ее глазах.
— Может ли быть более подходящее время? Мне нужно успеть многому научиться. — Она сжала губы. — Я думала, вы будете моим учителем. Или мне поискать другого наставника?
Ревность когтями впилась в сердце Стивена при мысли, что кто-то другой может заменить Хейли его, что она может вот так лежать с кем-то другим, глядя на него полными любви глазами, смеяться и шутить с другим мужчиной. Стивен задохнулся от негодования. Хейли только его. Она его ангел. Разумом он понимал, что у него нет на нее прав, но все равно он знал, что убьет любого, кто к ней прикоснется.
Будучи не в состоянии примирить столь противоречивые чувства и мысли, он крепко поцеловал ее в губы.
— Нет. Тебе не нужен другой наставник, — прорычал он. Злясь на себя и беспричинно сердясь на нее за то, что она заставила его чувствовать себя таким неуверенным, он перевернул ее на спину и вошел в нее одним сильным ударом.
— Стивен!
— Боже мой, прости меня. — Что это с ним? Он ворвался в нее с азартом грубого школяра, впервые имеющего дело с женщиной. Господи, он пронзил ее, словно копьем. — Я сделал тебе больно? — потрясенно прошептал он.
Волшебная улыбка озарила ее лицо.
— А ты заметил, что мы то и дело спрашиваем друг друга: «Не сделал ли я тебе больно?»
Стивен нахмурился еще сильнее.
— Да, ты, наверное, права, но в этом нет ничего необычного для тех, кто только что стали любовниками, в особенности если один девствен.
— Был девствен, — поправила она его с откровенной улыбкой. Вдруг лицо ее стало серьезным. — Наверное, я не должна быть такой счастливой по этому поводу. Я должна испугаться своего скандального поведения и столкнуть тебя со своей кровати. Кажется, я вспоминаю лекцию, которую ты прочел мне по поводу моего неприличного поведения.
— Вот как? — Он вышел, а потом вновь, забыв обо всем на свете, ринулся в ее шелковистое тепло. — Не помню, чтобы я так думал.
— О-о… — выдохнула она. — К счастью, я ничуть не испугана и вовсе не собираюсь сталкивать тебя на пол.
— Слава Богу.
И он снова вышел, а потом погрузился в нее, как в благодатную реку.
— Мне очень нравится то, что ты сказал чуть раньше, — прошептала она, двигаясь в одном ритме с ним… Выход и погружение в блаженство.
— А что я сказал?
— Ты сказал, что мы стали любовниками. Мне нравится, как звучит это слово.
Наклонив голову, он взял в рот ее тугой сосок, вызвав у нее долгий стон наслаждения. Он впился в него поначалу осторожно, потом сильнее и остановился только тогда, когда подумал, что мог причинить ей боль. Хейли извивалась под ним, поднимаясь навстречу его ударам.
— Обхвати меня ногами, — прозвучал его напряженный голос.
Она подчинилась без колебания, открывшись ему еще полнее. А потом громко застонала и произнесла его имя. Стивен ворвался в ее тепло, потеряв всякий контроль над собой. Им овладела некая сила, природу которой он не мог объяснить. Тело его двигалось непроизвольно, пот струился по лбу и покрывал спину, отчего кожа стала влажной и скользкой. Почувствовав, как ее бархатные стенки смыкаются вокруг него, он утонул, он исчез. Он врывался в нее вновь и вновь, купаясь в страсти, в ощущениях райского блаженства. Он погрузился в нее в последний раз с такой силой, что они едва не откатились к стене. После ослепительной вспышки он обмяк, лежа на ней, не в состоянии двинуться, почти не дыша. Он понимал, что может задавить ее, но, видит Бог, он не мог сдвинуться с места.
Хейли обхватила руками его скользкую от пота спину и вздохнула, прижимаясь теснее к его груди.
— Мне опять хочется повторить это, — прошептала она ему на ухо через несколько минут.
Стивену хотелось улыбнуться, но он не мог. Господи, эта женщина убьет его!
Но какой восхитительный способ принять смерть!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Символ любви - Д`Алессандро Джеки



книга просто СУПЕР!!!! так редко выпадает возможность читать такие книги!!!! читайте и не пожалеете))))
Символ любви - Д`Алессандро Джекинаталья
30.01.2012, 21.13





совершенно бессмысленный роман
Символ любви - Д`Алессандро Джекинадежда
28.12.2012, 19.28





Начала читать роман, и вдруг дежавю. Я читала такой же роман, только с некоторыми отличиями: Стивена нашли братья на выгоне, прибежали за дверью, на которой его принесли в дом. ГГ-я в это время мыла посуду и смотрела в окно....и т.д. Прочла роман до конца, но впечатления не те. Пиратство достигло уже и библиотек. Или авторы плагиаторы......
Символ любви - Д`Алессандро ДжекиВ.З,.66л.
8.12.2014, 13.03





героя все-таки нужно было застрелить
Символ любви - Д`Алессандро ДжекиН.В.
1.10.2015, 0.28





Мне очень понравился роман. Я и смеялась и плакала, читайте получите удовольствие!!!
Символ любви - Д`Алессандро ДжекиКис
25.04.2016, 18.47





Банальщина и штампы, зря потерянное время - 2 балла.
Символ любви - Д`Алессандро ДжекиНюша
28.04.2016, 22.52





Банальщина и штампы, зря потерянное время - 2 балла.
Символ любви - Д`Алессандро ДжекиНюша
28.04.2016, 22.52





Безумно понравилось. Читается на одном дыхании.
Символ любви - Д`Алессандро ДжекиАлла
24.11.2016, 6.29





Понравился роман,хотя герой временами вел себя не совсем правильно.
Символ любви - Д`Алессандро ДжекиНа-та-лья
25.11.2016, 5.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100