Читать онлайн Не совсем джентльмен, автора - Д`Алессандро Джеки, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не совсем джентльмен - Д`Алессандро Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не совсем джентльмен - Д`Алессандро Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Д`Алессандро Джеки

Не совсем джентльмен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Любая современная женщина заслуживает величайшей страсти, но, к сожалению, не всегда удается найти Его, вдохновителя. Но если все-таки попадается человек, от которого дрожь бежит по всему телу, подгибаются колени и бешено колотится сердце, нельзя упускать такой шанс – хватайтесь обеими руками, ничто не должно вас останавливать!
«Дамский путеводитель к счастью и душевному комфорту»
Чарлза Брайтмора


Приближаясь к повороту, Натан придержал коня.
– Мы приехали? – спросила Виктория, следовавшая за ним на Фиалке.
– Да, осталось только повернуть вместе с этой тропинкой.
Он попытался расслабиться, но тщетно. Выйдя на роковой поворот, он получил тяжелейший удар: воспоминания, с которыми в течение трех лет усиленно боролся. В один момент разрушились преграды, которые он соорудил внутри себя, чтобы освободиться от гнета вины. Он знал, что когда-нибудь вернется сюда, но надеялся, молился, чтобы это было не так тяжко. Но перед глазами четко всплыла каждая деталь, и больнее мог быть только удар ножом. Натан остановил коня и огляделся вокруг. Вот здесь он наткнулся на Гордона, а у той изгороди лежал Колин. Он зажмурился, все эпизоды промчались перед ним. Вспомнилась боль, пережитая ими из-за него. Ожившее минувшее было невыносимо, оно, как плетью, хлестало по зарубцевавшимся ранам. В груди и в горле все сжалось. Натан открыл глаза и посмотрел на землю.
Дожди давно смыли следы крови Колина и Гордона. Если бы только можно было так же легко смыть все из памяти! Он почувствовал прикосновение и обернулся. Виктория осторожно дотронулась до его рукава – с явным сочувствием и заботой.
– Натан, что-то случилось?
«Конечно! Все, что было дорого мне, я потерял прямо здесь. И мне некого винить в этом, кроме себя самого».
– Все нормально.
– Глядя на вас, этого не скажешь.
Он натужно усмехнулся:
– Благодарю вас, но предупреждаю, что внимание мне вредно.
Виктория оставалась серьезной и задумчивой.
– Вам больно здесь находиться.
Натан не смог ответить и только кивнул.
– Расскажите мне, что тут произошло.
Он собрался уже выпалить категорическое «нет», но ее голос и глаза выражали искреннее сострадание. Это смягчило его. Он уже не видел причин скрывать что-либо от нее.
– Мне было дано задание: забрать драгоценности с корабля, остановившегося в Маунтс-Бей.
– А как вы это сделали?
Натан пожал плечами:
– Ну, скажем так, я хорошо плаваю и владею ножом.
У Виктории расширились глаза.
– В ту ночь я должен был доставить мешок сюда, но как только я тут очутился, прогремели выстрелы. На тропе я увидел раненого Гордона и кинулся к нему. Тут меня ударили сзади, и я выронил драгоценности. Прежде чем я смог прийти в себя, неизвестный схватил их и скрылся в лесу.
– И вы не погнались за ним?
– Нет.
– Почему же?
Еще одно воспоминание, полное вины.
– Потому что мне было важнее, чтобы Гордон остался в живых. Кроме того, оказалось, что и Колина подстрелили.
– А кому вы должны были доставить драгоценности?
Натан заколебался. Он никогда не говорил про это, несмотря на то что был в отставке и избавился от обязанности хранить тайны. Он чувствовал, что надо быть осторожным, но в то же время внутренний голос подсказывал, что этой женщине можно доверять. Она имела право знать.
– Обещайте, что никому не скажете.
– Хорошо.
– Я должен был доставить драгоценности вашему отцу.
Она убрала руку с его рукава и нахмурилась.
– Моему отцу? – переспросила она с непониманием. – Он был здесь, в Корнуолле?
– Да. Когда я услышал выстрелы, то подумал, что его подстерегли в засаде. Я был поражен, увидев, что подстрелили Колина и Гордона.
– Почему?
– Потому что им ничего не было известно об операции, знали только я и ваш отец. Кстати, ни Колин, ни Гордон до сих пор не догадываются, с кем я должен был встретиться. И пока что нужно оставить это в секрете.
– Но почему их не включили в это задание? Что же они делали здесь той ночью, если не участвовали?
– Ваш отец отвечал за миссию и хотел, чтобы в деле был только один человек, кроме него самого. А когда дошло до выбора между мной, Колином и Гордоном, то все решили деньги. Тому, кто отыщет и вернет драгоценности, обещали огромное вознаграждение. Будучи наследниками, Колин и Гордон не нуждались в этом, у меня же была другая ситуация. Поэтому дело доверили мне, давая тем самым возможность обрести финансовую независимость.
– Да, я... поняла, – сказала Виктория, очевидно, желая засыпать Натана вопросами. – А что случилось с моим отцом в ту ночь? Его тоже ранили?
– Я, конечно, очень беспокоился за него. Вылечив Колина и Гордона, я через некоторое время получил зашифрованное письмо от вашего отца. В нем он сообщал, что попал в засаду, едва выйдя из трактира, в котором остановился. Отправив ему письмо с рассказом о том, что произошло, я получил ответ, что он собирается вернуться в Лондон и просит меня сделать так, чтобы Колин и Гордон как можно меньше узнали о миссии. Он настоял, чтобы его участие осталось тайной. Все вопросы, которые задавали мне Колин с Гордоном, пока я их лечил, мне удалось предугадать, но я понимал, что долго скрытничать не смогу. Однажды они просто приперли меня к стене, и неопределенность моих ответов их уже не устраивала. Слухи о пропавших драгоценностях и моем участии в этом деле моментально распространились, и я уверен, что благодарить за это прежде всего нужно прислугу. Немного погодя меня уже официально расспрашивали. Доказательств никаких, но было совершенно ясно, что в мою невиновность верили единицы. Каждый день появлялись новые сплетни, вся деревня шепталась и косо смотрела в мою сторону. Дома было то же самое.
– Ваша семья считала вас виновным?
– Ни Колин, ни отец не обвиняли меня в открытую, но ни один из них не верил в мою невиновность. Даже слепой разглядел бы сомнение в их глазах.
В памяти Натана всплыло лицо Колина, лежавшего на земле, и его обвиняющий взгляд. Это вспоминание было как яркая вспышка, кольнувшая в самое сердце. Скорее пытаясь забыть, он продолжал:
– А мой лучший друг, Гордон, не стеснялся в выражениях.
– Какие у него были доказательства?
– Никаких. Только беспочвенные предположения и догадки. Гордону, как и многим другим, не давал покоя тот факт, что я единственный в ту ночь вышел сухим из воды, меня не ранили.
– А как вы на это отвечали?
– Никак. Он все равно не поверил бы ни единому слову.
Да, и это было больно, как и сомнения Колина. Он посмотрел на Викторию. Она глубоко задумалась. Натан будто видел ее мысли. Давно ли она поняла, что если он и ее отец единственные знали тайну, то Натан невиновен?
– Вы сказали, ваши отец и брат не заявляли о вашей невиновности. А вы сами?
Посмотрев в сторону леса, Натан ответил:
– Я говорил им, что не способен предать страну, но это было как разговоры с глухими. Колин становился все более подозрительным, его настораживала моя скрытность. Отец, для которого было ударом узнать, что его сыновья служат короне, тут же обвинил меня в ранении Колина. Он заявил мне, что брат мог погибнуть. Будто я и сам не знал этого. Что чувство вины перед братом будет преследовать меня всю жизнь, я тоже догадался без посторонней помощи. Затем была ужасная ссора, злые, болезненные слова. Они чувствовали себя обманутыми, их предали, а я... – Натан замолчал.
– Что? Какое у вас было ощущение? – спросила она мягко.
– Вины, угрызений совести, пустоты и ничтожности. Отец велел мне уехать, что я и сделал.
– Это было очень больно, да?
Натан искал осуждения в ее глазах, но его там не было – только сочувствие. От этого ему почему-то стало еще хуже, будто она его критиковала.
– Да не очень... Проскитавшись почти два года, я отыскал Литл-Лонгстоун, где все воспринимают меня просто как доктора Натана Оливера. Никто ничего не знает ни о моей семье, ни о шпионском прошлом, ни о порванной в клочья репутации. Я целиком посвятил себя любимому делу и живу так, как мне хочется. Как мне удобнее и проще всего – в полном покое!
– Возможно, это так, но покоя вы не обрели.
Он хотел возразить ей, но не смог, Виктория нежно и с пониманием смотрела на него.
– Я вижу это в ваших глазах, Натан, – сказала она мягко. – Тень, боль. В первую же минуту, как только увидела вас снова, я поняла, что вы совсем не тот, что были три года назад.
Черт возьми, как ей так просто удалось проникнуть в его внутренний мир? Виктория заставляла его чувствовать себя... уязвимым и беззащитным. Ему это было совсем не по нраву.
– Вы, конечно, имели в виду перемены в лучшую сторону? – осведомился он.
– Нет, я хотела сказать, в вас что-то изменилось, и я сразу заметила это. Теперь мне известна причина, и мне жаль, что с вами произошло такое.
– Это потому, что я вам очень приглянулся в нашу первую встречу.
Он произнес эту фразу с явным сарказмом, но Виктория, к его удивлению, ответила серьезно:
– Да. Не заметить этого было сложно, тем более профессиональному шпиону вроде вас. Но я ведь вам тоже пришлась по вкусу.
Господи, ну конечно! Ее блестящие глаза, обольстительная улыбка. Абсолютная невинность и озорство, чистая красота. Как она нервничала, много и быстро говорила! Что и подтолкнуло его к поцелую. Ее сладкие губы, неповторимый аромат роз... никому ни до, ни после этого момента не удавалось так сильно разжечь его чувства, как это сделала она.
– Да, Виктория, – ответил он, – вы мне понравились.
И с тех пор симпатия только возросла, он не мог отрицать этого.
Виктория зарумянилась, и Натан сжал поводья, чтобы не дотронуться до нее.
– Вы... в тот вечер... знаете, это был мой первый поцелуй, – сказала она.
Внутри у Натана как будто цветок распустился, и он ответил:
– Я не знал наверняка, но догадывался.
Она покраснела еще больше и отвела глаза.
– Моя неопытность, наверно, утомила вас.
Интересное предположение. Натан молча смотрел на нее.
Она, видимо, шутила. Утомила? Его? Что вы, леди! Но яркий румянец на щеках Виктории и стыдливое выражение лица показывали, что она говорила искренне. Совесть никак не позволяла ему мириться с таким недоразумением. Вытянувшись немного вперед, он приподнял двумя пальцами ее подбородок. Даже такое незначительное прикосновение к ее мягкой коже обжигало.
– Вы не утомили меня, Виктория. Вы...
«Опьянили, обворожили, очаровали меня! Пленили, сделали себя незабываемой с помощью одного лишь поцелуя...»
– ...были восхитительны.
Такой ответ ее успокоил, он прочел это в ее глазах, светло-голубых, как море. Виктория улыбнулась:
– Я могла бы то же сказать о вас.
– Могли бы? Или просто скажете? – Натан задал вопрос, подтрунивая над ней, но вдруг осознал, что действительно хочет услышать ответ.
– Вы уверены, что хотите услышать это, Натан? – спросила она таким же тоном, копируя его тон и мимику.
Убрав пальцы с ее подбородка, он усмехнулся.
– Честно говоря, будучи профессиональным шпионом, ответ я уже знаю. Наша встреча была вам приятна так же, как и мне.
Виктория кивнула, соглашаясь, затем пожала плечами и сказала:
– Я уже поняла, что мужчины, прекрасно владеющие искусством поцелуя, привыкли видеть такую реакцию.
Он прищурился, но она не заметила этого, отвернувшись, чтобы полюбоваться на двух птичек, танцевавших неподалеку на ветке. Что она хотела этим сказать? Ревность беспощадно вцепилась в него.
Почему это должно его волновать? Ну да, конечно, возыметь такой опыт она могла только целуясь. С мужчинами. Другими!
Черт возьми, у него была бессонница прошлой ночью из-за этих мыслей. Ну, мучился он не всю ночь, а только часть. В остальное время он предавался эротическим фантазиям: как прикасался к ней, целовал, как они занимались любовью дюжиной разных способов и он ласкал каждый дюйм ее мягкой бархатистой кожи губами и языком. Но все равно были бессонные часы, проведенные в размышлениях о том, что все эти прекрасные моменты она разделяла с другим мужчиной.
Вернувшись в Лондон, она выберет себе мужа, одного из этих несносных графов! Или еще хуже – приударивших за ней Колина или Гордона.
Но настоящей проблемой была его собственная, все время возраставшая неукротимая симпатия к ней.
Виктория повернулась к нему:
– Мой отец верил в вашу невиновность?
– Говорил, что да.
Она медленно кивнула и сказала:
– Не знаю, станет ли от этого легче, но я тоже верю, что вы тут ни при чем.
Сердце Натана учащенно забилось. В этой совсем простой фразе было что-то очень трогательное. Ее вера в него ничего не решала, он этого не хотел. Но... получилось наоборот.
– Спасибо.
– И в то, что мой отец не виноват, я тоже верю. – Она дала понять, почему не обвиняет Натана. – Должно быть какое-то объяснение, и я хочу отыскать его. Ответ – в драгоценностях. Начнем?
– Да, – сказал он, хотя понял, что настоящее сокровище им уже найдено.


Через три часа, безуспешно перещупав чуть не дюжину скал, они вышли к ручью.
– Это северная граница имения, – сказал Натан. – Предлагаю здесь остановиться и поесть. А лошади напьются и отдохнут.
– Хорошо, – ответила Виктория, надеясь, что ее голос не звучал слишком благодарно. Уставшая и голодная, она обессилела.
Натан спрыгнул на землю, взял кожаную сумку с едой и похлопал коня по крупу. Тот устремился к воде.
Натан подошел к Виктории, протянув руки, чтобы помочь ей слезть. Она начала волноваться, но его прикосновение было таким непринужденным! Лишь только она достигла ногами земли, он отпустил ее, она даже почувствовала разочарование. И о чем он молчал эти три часа?
Положив руки на поясницу, она прогнулась, разминая уставшую спину. Натан посмотрел на ее упражнения и сказал извиняющимся тоном:
– Нам, видимо, следовало раньше остановиться. Почему вы промолчали?
– В очередной раз услышать, что я – капризное тепличное растение? Нет, благодарю. И еще мне показалось, что мы прекрасно ладили, продолжая путь в молчании, не хотелось прерывать удовольствие. Да и времени на поиски у нас не так много, а еще столько нужно исследовать! – Она посмотрела вокруг, на высокие деревья и удивительный пейзаж. – Я даже не представляла сколько.
– Имение огромное. – Натан достал из сумки два яблока и протянул их ей. – Не угостите ли лошадей, пока я буду готовить наш пикник?
– Конечно.
Взяв яблоки, Виктория отправилась к ручью. Пока животные с наслаждением пили чистую воду, она сняла перчатки и огляделась.
Золотые полоски солнца пробивались сквозь листву, пушистые облака лениво плыли по небу. Сочная зелень росла вперемешку с разноцветными дикими цветами, и по обоим берегам ручья тянулись крутые скалы.
Журчала вода среди скал, пели птицы, бриз шелестел листьями, защищал от солнечного жара, даря приятную прохладу. Виктория глубоко вдохнула свежий запах моря, стоявший в воздухе даже здесь, вдали от берега.
Фиалка подняла голову. Виктория угостила ее, погладила, нашептывая ласковые слова. Тут вороной Натана мягко толкнул ее, желая получить такое же внимание. Засмеявшись, девушка наградила его яблоком и порцией нежности с похлопываниями. Выполнив задание, она ополоснула руки в прохладной воде и направилась к импровизированному столу.
В тени векового вяза на цветном покрывале было разложено огромное количество еды. Натан низко поклонился и усмехнулся:
– Кушать подано, леди!
– О Боже! – воскликнула Виктория, подойдя ближе и вглядевшись в разнообразие сыров, мяса, бисквитов, фруктов и хлеба. – Как все это уместилось в один седельный мешок?
– Наша кухарка – мастер упаковывать.
Неотрывно глядя на скатерть, Виктория засмеялась:
– Тут еды человек на шесть! Мы ждем гостей?
– Нет, только мы вдвоем.
Она подняла голову и встретила его взгляд. Да, действительно, их было только двое... Сердце вновь затрепетало.
– Кухарка предупредила меня, что все должно быть съедено и что мы можем не возвращаться, пока не выполним это указание.
Господи, это займет несколько часов, не меньше... Волнение нарастало. Виктория сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и улыбнулась:
– Тогда нам лучше начать.
Подойдя к покрывалу, она подобрала юбки и уселась на предложенное ей место. Натан опустился рядом, скрестив ноги, и вызвался поухаживать за ней. Положив еду на две тарелки, он наполнил оловянные кружки сидром и поднял свою:
– Давайте выпьем за удачу в поисках. – Он посмотрел на Викторию тем самым взглядом, который она никогда не могла распознать, и от этого ее всегда бросало в жар.
– Да, конечно, – пробормотала она, чокаясь с ним. Первый глоток был подарком для ее пересохшего горла.
Еда выглядела очень аппетитно, и безумно проголодавшаяся Виктория с энтузиазмом принялась за дело. Натан не отставал, и первые несколько минут они молча ели, сидя в тени и наслаждаясь звуками природы.
Взяв еще один толстый кусок хлеба, Натан сделал медленный глубокий вдох и с упоением произнес:
– Господи, как же мне нравится здешний запах, в котором всегда есть море! Я, конечно, люблю Литл-Лонгстоун, но этот аромат – только здесь. В Лондоне такого не сыщешь. И как вы только выдерживаете? – спросил он, содрогнувшись.
– Там полно магазинов...
Он покачал головой:
– Это толпы народу.
– Шикарные вечеринки...
– Скучные разговоры с незнакомыми людьми.
– Опера...
– Люди, поющие непонятно о чем, на варварских языках!
Виктория засмеялась:
– Боюсь, спор будет бесконечным. А что же вы? Зарылись в глубинку, ушли в пустыню. Вам каково?
– Очень мирная обстановка.
– Но нет же ничего волнующего!
– Полное спокойствие.
– Нет ни Риджент-стрит, ни Бонд-стрит!
– Слава Богу!
– Одиноко...
Натан сперва ничего не ответил и нахмурился.
– Да, – сказал он тихо, – бывает иногда. Но у меня есть книги, животные и мои пациенты.
– И нет женщины, которая с нетерпением ждала бы вас дома? – Она так легко задала этот вопрос, что невозможно было догадаться, как тяжело в тот момент билось ее сердце.
– Никого. – Натан усмехнулся. – По крайней мере из знакомых... Возможно, среди них есть тайные поклонницы, которые сходят по мне с ума, даже когда мы просто разговариваем.
Он откусил кусок сыра и, прожевав, предположил:
– Могу представить, с каким нетерпением Брэнрипл и Дрейвенсби ждут вас в Лондоне.
Виктория чуть было не спросила, о ком это он. Но внутренний голос ей быстро напомнил: «Два графа. За одного из них ты выходишь замуж!»
Вот только... действительно ли они томились там в ожидании, предвкушая ее возвращение? Скорее у них нашлись более интересные дела вроде вечеринок маленького сезона, где так приятно утешать одиноких женщин, мечтающих о замужестве. Эти красотки будут преклоняться перед ними, флиртовать, танцевать, и, возможно, все кончится поцелуем. При мысли об этом ничего не изменилось! Виктория и глазом не моргнула.
В следующую секунду она нахмурилась: ее ведь должно это волновать! Какая-то чужая женщина будет добиваться внимания Брэнрипла или Дрейвенсби! В ней должны были проснуться беспокойство, злость и ревность, но она ничего не почувствовала. Ничего.
Повернувшись к Натану, смотревшему на нее с неким напряжением, она поняла, что вот от кого у нее просыпались чувства, становилось жарко, будто у самых ее ног горел костер, пламя которого, разгораясь, поднималось все выше. И тут яркой вспышкой к ней пришло осознание того, что невыносимо будет видеть, как его целует другая женщина. От этой мысли Виктория вышла из себя, захотелось что-нибудь сломать, ударить соперницу с такой силой, чтобы губы, желающие поцелуя с Натаном, отвалились и упали на землю, а Виктория втоптала бы их в грязь!
– Виктория, что с вами? Выглядите вы как-то... свирепо.
Девушка поспешно спрятала кинжальные когти ревности, чтобы забыть воображаемую соперницу, жестоко избитую, лишенную губ...
Она призналась себе: ревность. Но это непонятно. Что с ней случилось?!
– Да вроде ничего, – ответила она, торопливо отхлебывая сидр.
– Хорошо. – Натан отставил пустую тарелку в сторону и похлопал себя по животу. – М-м, все так вкусно. А сейчас – лучшая часть пикника.
– Десерт?
– Нет, еще лучше. – Он снял куртку и кое-как свернул ее. Затем, улегшись на спину, подсунул ее под голову. – Ах... – прозвучал умиротворенный вздох, и Натан закрыл глаза.
Виктория с любопытством наблюдала. Зрачки не удержались на месте, они принялись изучать... рассматривать.
Лучи солнца играли на шелковистых прядях Натана. Лицо в золотом свете, в движении теней стало таинственным.
Широкая грудь и сильные плечи, скрытые чуть помятой белоснежной рубашкой. Руки, живот и талия, чуть пониже которой начинались... ах да, те самые бриджи, облегавшие его мускулистые ноги очень привлекательно, с оттенком небрежности. Ниже колен... черные сапоги для верховой езды. Ноги, закинутые одна на другую, – картина расслабленного отдыха.
Боже, несколько минут назад она заявила, что с ней ничего не случилось. Это просто безумие. Человек растянулся перед ней, как банкетный стол. А ей тут же захотелось поучаствовать в пиршестве.
С каких пор она обращает внимание на формы, находит их обворожительными?.. Видимо, виноваты описания мужской анатомии в «Дамском путеводителе». Виктория, конечно, от природы была любопытной, но ничего такого она раньше не испытывала. Ни Брэнрипл, ни Дрейвенсби не вызывали у нее желания дотронуться, изучить... сняв с них одежду.
Не сводя глаз с этого великолепия, Виктория сглотнула, чтобы голос не так сильно дрожал, и спросила:
– Что вы... что вы делаете?
– Наслаждаюсь последней стадией пикника.
– Не думаю, Натан, что это хорошая идея – спать здесь.
Голос ее звучал натянуто. Господи, если бы она действительно была чопорной и сухой! Но Виктория чувствовала себя перезрелым персиком, готовым вывалиться из своей слишком тонкой кожуры!
– Я не сплю, а просто расслабляюсь. Попробуйте, очень хорошо для пищеварения.
– Благодарю, я и без того хорошо себя чувствую.
Если бы лгунов наказывали сожжением, Виктория тут же превратилась бы в горстку пепла. Нервные слова застряли в горле, и она понимала, что вот-вот начнет бормотать несуразицу.
– Скажите, что заставило вас стать доктором? – Фраза вылетела на одном дыхании, но внутренние приказы – «Успокоиться!» – помогли, по крайней мере вопрос имел смысл.
– Мне с самого детства нравилось лечить. Моими первыми пациентами были птицы с переломанными крыльями, поранившиеся собаки и все в таком роде. Любовь к этому ремеслу совместилась с увлечением наукой и моей любознательностью относительно устройства человека. Так мой путь был определен раз и навсегда.
Виктория как завороженная смотрела на эти красиво двигавшиеся губы. Ее пальцы дрожали от болезненного желания дотронуться до них. Дабы не поддаться искушению, она подтянула колени и обняла их руками, как замком.
– А если бы вы не стали врачом, какую профессию выбрали?
– Рыбака.
– Вы шутите?
– А что плохого в рыбаках?
– Ничего, просто это... – Она затихла, внезапно почувствовав себя глупой.
– Что?
– Ну, не для дворянина.
– Возможно, но это честная работа. В ней больше пользы, чем в дворянских играх и издевательстве над бедными лисами... У меня всегда были собственные правила, и я не понимал, зачем всю жизнь делать не то, что тебе доставляет удовольствие, а лишь оправдывать чужие ожидания. Думаю, из меня получился бы отличный рыбак. Маунтс-Бей – хорошее место для рыбной ловли, безопасное даже в шторм. Рыбалка-то мне всегда нравилась, а летом – особенно. Каждый июль я с нетерпением ждал, когда смогу наловить сардин!
– Что это такое?
– А, местная рыбка. Мужчины с лодок забрасывают большие сети, окружая целую стаю. Как стадо овец собирают в загон. Десятки людей, включая меня, ждут на берегу, а потом вытягивают эти сети – с тысячами рыбок, которых складывают в ящики, корзины или ведра. Событие! Хоть и утомительно, но очень весело. Самое долгожданное...
– Чем же вы занимались все оставшееся лето?
– Гулял по пляжу, собирал ракушки, читал, ссорился с Колином, изучал звезды, ездил на пикники, ловил крабов и лобстеров...
– Сами ловили?
– Да. – Он приоткрыл один глаз, посмотрел на нее и усмехнулся. – Они, знаете ли, не очень охотно шли на тарелку по собственному желанию.
Виктория улыбнулась в ответ и представила себе картину, как растрепанный подросток с золотым загаром, набрав крабов, идет по песку, а его лицо и волосы обдувает проворный бриз. Тут она вспомнила себя в том же возрасте – разница была пугающей.
– Пока вы занимались этими приятными вещами, я училась танцевать, вышивать и говорить по-французски. Выросли здесь, на море, а я – в Лондоне. Наш загородный дом – это всего три часа езды от города. Вы весело проводили время с братом, в то время как моему было проще застрелиться, чем побыть со мной. Вы росли, зная, что будете врачом, а мне было предписано удачно выйти замуж, чтобы обеспечить себе будущее. Наши с вами жизни такие разные!
– Я уверен, ваш отец и брат позаботятся о вашем будущем.
– В деньгах мне поможет отец, а на брата, к сожалению, ни в чем нельзя положиться. Но если бы это и было возможно, то мне все равно хочется иметь свою семью, детей.
Он повернулся к ней, облокотился на руку и серьезно спросил:
– А кем бы вы стали, если бы могли не быть дочерью графа?
– Мужчиной, – ответила она не раздумывая. Виктория ждала, что он улыбнется, но он продолжал внимательно и задумчиво смотреть.
– Каким мужчиной? Графом? Герцогом? Королем?
– Ну, просто... мужчиной. Тогда бы я смогла выбирать, и моя судьба не определялась бы половой принадлежностью. Доктор, рыбак, шпион – было бы столько возможностей! Вы не представляете, как вам повезло!
Натан призадумался, затем кивнул:
– Хм, об этом я не подумал... А каким было ваше детство?
Виктория уткнулась подбородком в колени и стала размышлять. Никто раньше не спрашивал ее об этом.
– Одиноко. Тихо. Особенно после смерти мамы, и если бы я не любила читать, то наверняка сошла бы с ума. Я немножко завидую, что у вас есть Колин, – с ним вы могли поговорить, поделиться разными вещами... Эдвард старше меня на десять лет, и если посчитать, сколько времени мы провели с ним вместе, можно сказать, что я – единственный ребенок в семье.
– Не могу представить себя без Колина. Но у нас разные интересы: для него наука – это страшные мучения, и он скорее дал бы отсечь себе голову, чем выучил латынь, например. Потом ему пришлось учиться всем обязанностям, которые получают вместе с титулом, так что я довольно много времени провел один. – Он помолчал несколько секунд, затем сказал: – Кажется, у нас с вами есть что-то общее.
Виктория притворилась оскорбленной:
– О, я потрясена! Хотя, должна вам сказать, мне никогда не хотелось быть рыбаком.
– Это было бы лишним. Жесткие шершавые веревки – не для ваших нежных рук. – Натан взглянул на ее сцепленные руки, обнимающие колени. Пальцы непроизвольно сжимались. Он опять посмотрел на ее лицо и сказал: – Знаете, Виктория, я хоть и понимаю, почему вам хотелось быть мужчиной, но... я просто счастлив, что вы – женщина.
– Почему? Боитесь, что обыграла бы вас на бильярде?
– Вовсе нет. Я – непревзойденный, превосходный игрок.
– Мы же договорились, что «непревзойденный» – это не самое удачное слово.
– Да? А мне показалось, наоборот. Ну, не важно. Я рад, что вы не мужчина, потому что тогда я не смог бы сделать этого...
Он подался вперед и погладил ее руки. У Виктории перехватило дыхание, и, не в состоянии себя контролировать, она, расцепив руки, потянулась пальцами к его губам.
– И этого я бы не сделал... – прошептал он, лаская ее кожу теплым дыханием, а затем целуя пальцы.
Как это возможно, что при таком обилии воздуха нечем дышать? Пока она искала ответ, Натан отпустил ее руку и привстал. Его лицо было в одном футе от нее. Жар его взгляда притягивал сильнее магнита. Ароматы сандалового дерева и дорогого парфюма были очень соблазнительны, и ей захотелось дотронуться губами до его гладко выбритой кожи, такой теплой и мягкой.
– А это и вовсе было бы невозможно...
Придвинувшись ближе, он тронул большим пальцем ее щеку, затем провел рукой по ее волосам, приближаясь к затылку. Каким-то чудом воздух все-таки добрался до ее легких, и Виктория блаженно вздохнула. Натан мягко привлек ее к себе, губы их встретились один раз, второй... Слабые, легкие касания делали поцелуй еще более желанным. Направление ветра изменилось, и Натан мягко, осторожно дотронулся губами до ее щеки. Добравшись до мочки, он пощекотал ее языком и поцеловал нежную кожу под ухом.
– Розы, – прошептал он, единственным словом пробуждая дрожь во всем ее теле.
Виктория закрыла глаза и повернула голову, помогая ему.
– Я добавляю в ванну розовую воду...
Он откинулся назад, и она чуть не застонала от разочарования. Открыв глаза, Виктория замерла под его горящим взглядом.
– Так вы пахнете розами... везде?
Это был не вопрос, а скорее утверждение, сказанное хрипло, как на последнем издыхании. Что бы она ни собиралась ответить на это, дар речи пропал, когда его пальцы заскользили по ее телу.
– Вам, должно быть, по десять раз в день говорят, какая вы красивая.
Виктория коротко и нервно усмехнулась:
– Не так много, конечно, но говорили.
– А сегодня это уже было?
– Пока нет.
Он дотронулся указательным пальцем до ее нижней губы.
– Вы такая красивая...
– Спасибо, хотя...
– Что? Вы предпочитаете слово «бесподобная»? Хорошо. Бесподобная!
– Нет, просто... это ничего не означает.
– Что именно?
– Действительную красоту. По крайней мере не должно означать.
– О чем это вы?
– Я хочу сказать, что красота человека от него не зависит. Она не является достижением вроде профессии врача и не требует ни таланта, ни усилий; она не делает человека добрым или скромным. Порой кажется, что моя красота – это все, что восхищает людей. Да, мне повезло оказаться дочерью своих родителей, но ведь я ничего для этого не сделала...
Натан выглядел озадаченным.
– Удивлен слышать от вас такое. Мне казалось, что вы немало внимания уделяете красоте.
Виктория мысленно отругала себя за привычку бормотать все подряд. Она когда-нибудь научится держать язык за зубами? Но сейчас она уже довольно далеко зашла, так зачем останавливаться?
– Не отрицаю, что мне нравится красивая одежда и я стараюсь выглядеть наилучшим образом. Этого-то от меня всегда и ожидают. Но в сердце я всегда храню образ мамы, которая была так красива, что люди не могли оторвать от нее глаз. Однако, несмотря на красоту, она не была счастлива.
Она вспомнила свою маму, очаровательную длинноволосую женщину, всегда весело смеявшуюся при гостях, а потом плакавшую в спальне.
– После моего рождения у нее было два выкидыша, что привело к меланхолии, от которой уже нельзя было излечиться. Она умерла, едва дожив до сорока лет, все еще красавицей. А что толку? Мне нужна была мама, и не важно, какая – красивая или безобразная. Я бы отдала все, что у меня есть, всю эту кому-то нужную красоту ради одного дня с ней, ее редкой улыбки.
На ресницах Виктории блеснули слезы.
– Я хочу сказать, что внешняя красота... бесполезна.
Натан смотрел на нее так, будто видел впервые в жизни. Ей стало стыдно – Господи, ну опять она наговорила лишнего!
– Вы продолжаете удивлять меня, Виктория, – сказал он медленно, – а сюрпризов я не люблю.
Она моргнула и прищурилась.
– Что ж, спасибо вам. Никогда не слышала более теплых слов! Правда.
Натан помотал головой, словно одумываясь:
– Простите, я не это имел в виду. – Протянув руку, он убрал прядь с ее щеки. – Не будете сердиться?
Раздражение исчезло также быстро, как и появилось. Он смотрел так искренне и серьезно, но и потерянно. Казалось, он был обеспокоен. Может, где-то в другом королевстве жила женщина, которая отвергла его вопросы, его мягкий голос.
– Не буду, – прошептала она.
Он смотрел на ее губы, и ей очень захотелось еще одного поцелуя. Но он быстро встал и сказал:
– Пора возвращаться.
Виктория опустила глаза, чтобы он не заметил ее разочарования. Конечно, решение правильное – так подсказывал ее разум: пикник на покрывале, поцелуи и откровения с Натаном – все это неразумно. Но сердце требовало своего – провести на этом самом покрывале остаток дня.
Все эти чувства не входили в изначальный план. А только два дня назад Виктория считала, что сможет невозмутимо покинуть это место, свободная от Натана. Но прошло совсем немного времени, и она сидит здесь, переполненная чувствами, и никакой свободы...
Если за два дня он так резко перевернул все ее планы, то что же будет через две недели?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не совсем джентльмен - Д`Алессандро Джеки



ЧИТАТЬ МОЖНО,НО ВСЕ ОДНО И ТОЖЕ - НИКАКОЙ ИНТРИГИ...
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиСВЕТИК
5.02.2012, 20.30





Романтично-еротическая история с претензией на детектив. В общем не плохо!
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиItis
10.08.2012, 0.05





автор оставил свою неповторимость: есть стиль, есть душевный настрой, интрига все таки есть, несмотря на повторяющийся сюжет. МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ! Я отдохнула!!!
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро Джекиоксана
18.02.2013, 20.37





Не очень,еле дочитываю,хотя этот автор мне нравится,и нравится,когда героини не слишком занудны......все вроде так в этом романе,а мне чего-то не идет. И вообще,теперь все время сравниваю все книги с книгой "Под голубой луной" и понимаю,что все эти сопли оч. пресно. Мне уже нравится непредсказуемость,смена событий,неожиданности.
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиНатали
19.11.2014, 20.10





Прекрасный легкий роман. Мне очень понравилось. Прочитала с удовольствием.
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиМариан
22.11.2014, 16.28





Очень мило)) Такой добрый роман, отличный перевод и диалоги! + романтика) 9 из 10!rnСорри,но 11 из 10 у меня только у "Подарка"
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиМисс Корри
22.11.2014, 19.01





роман ни о чем...пустышка
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиНИКА
24.11.2014, 18.35





очень миленько
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиОльга П.
30.11.2014, 17.53





Chudesniy roman, odin is luchshih chto ya chitala!!!rnMne oooochen ponravilos
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиDina
3.02.2015, 7.52





В корне не согласна со всеми негативными комментариями, написанными до меня!!! Прочитала на одном дыхании за 5 часов, уснуть не могла пока не узнаю чем же дело кончится! Отличный роман, месяц точно такого романа не читала! В основном почитаешь хвалебные комментарии, и думаешь, а может и правда супер, почти никогда не совпадает. А тут эйфория чувств!!! Оооооооооочень понравился роман! Читайте и думайте о хорошем!!! Была бы оценка 20, я бы не задумываясь её поставила, а так только10+++
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиТанчик
4.02.2015, 14.56





Хороший добрый роман!!! мне понравилось, такое легкое чтение, приятно провела время.
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиЕлена
29.03.2015, 11.37





Один из лучших романов, которые я читала! ОЧЕНЬ понравился
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиОльга
21.07.2015, 10.43





Просто замечательно!Роман "Лучшая жена на свете" - продолжение. История о брате Натане. Приятного всем чтения!
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиАля
3.09.2015, 15.48





Превосходный роман. Все книги данного автора очень понравились, прочитала на едином дыхании:)))
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиЭлина
16.10.2015, 3.37





Какой-то непонятный роман. Поведение героев иногда очень странное. 8/10
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиВикки
17.10.2015, 9.35





В наш лексикон с Запада пришло выражение "Бла. Бла. Бла." Это, как я понимаю, болтовня ни о чем. Словесная жвачка. И этот роман точно соответствует этому выражению. Болтовня ни о чем. Многостраничные диалоги главных героев ни о чем. Бла. Бла. Бла. На 200-й странице я сдалась. Стала читать по одному предложению на странице, и дело пошло веселее. Быстро пришла к финалу. Наверное и на Западе есть халтурная работенка!
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиВ.З.,67л.
9.11.2015, 16.06





Девочки, пожалуйста, порекомендуйте роман чтобы от негоневозможно было оторваться. Очень надо забыться. Плиззз,,,
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиЛара
2.09.2016, 11.06





Лара, прочитайте "Пусть меня осудят" Уляна Соболева.Не відірветесь - гарантую,сама під враженнями другий тиждень. Але нажаль на цьому сайті його ви не знайдете.
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиЛана
2.09.2016, 18.02





Дякую, Лана!
Не совсем джентльмен - Д`Алессандро ДжекиЛара
2.09.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100