Читать онлайн Леди-интриганка, автора - Д`Алессандро Джеки, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-интриганка - Д`Алессандро Джеки бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-интриганка - Д`Алессандро Джеки - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-интриганка - Д`Алессандро Джеки - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Д`Алессандро Джеки

Леди-интриганка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В наши дни женщина вполне может оказаться предметом привязанности более чем одного джентльмена. Завидное положение – ведь всегда лучше иметь возможность выбора. Если, однако, с течением времени она придет к выводу, что одного из них следует предпочесть другому, то наилучший способ избавиться от излишних поклонников – это недвусмысленно продемонстрировать, что ее чувства принадлежат другому.
Чарлз Брайтмор. Руководство для леди по достижению личного счастья и полного удовлетворения.
Вечером Эндрю опять оказался напротив леди Кэтрин в карете. Они направлялись в гости к герцогу Келби. Сам он предпочел бы провести еще один уютный вечер в домашней обстановке, а не тащиться в многолюдное собрание, где бог знает сколько мужчин будут искать ее внимания. С другой стороны, он решил, что для ухаживания как раз можно максимально использовать нынешний вечер. А если представится возможность разогнать конкурентов, тем лучше. С учетом нависшей над ним угрозы отъезда из Литл-Лонгстоуна Эндрю решил ни минуты не тратить впустую.
Кэтрин ему улыбнулась, и... бух! – сердце снова громыхнуло в груди Эндрю. В светлом бирюзовом платье и с такими же лентами в блестящих каштановых волосах, она казалась настолько прекрасной, что у Эндрю захватывало дух. Господи! Он не может дождаться дня, когда будет иметь право притянуть ее к себе и поцеловать, а не глазеть на нее издали.
Улыбнувшись в ответ, Эндрю заметил:
– Цвет вашего платья напоминает о чистых, искрящихся водах Средиземного моря. Вы выглядите... – Он окинул взглядом ее лицо, на миг задержался на пухлых губах, потом снова встретился с нею взглядом. – Потрясающе!
Кэтрин почувствовала, что у нее запылали щеки.
– Спасибо. – Она пробежалась взглядом по темно-синей визитке, аккуратно повязанному галстуку, кремовым панталонам, и плотно сжала губы, пытаясь сдержать чисто женский вздох одобрения. «Интересно, – подумала она, – можно ли сказать, что мужчина выглядит потрясающе?» Одного взгляда ей хватило, чтобы ответить положительно. – О вас я бы сказала то же самое.
– Сказали бы? – поддразнивая ее, спросил Эндрю. – Или уже сказали?
От его улыбки у Кэтрин закружилась голова.
– Мистер Стэнтон, вы пытаетесь напроситься на комплимент?
– Господи, нет же! Просто хочу уточнить, получил я его уже или нет.
Кэтрин состроила сосредоточенную мину, демонстрируя, что всерьез обдумывает ответ.
– Боже мой, похоже, все-таки получили!
– Тогда позвольте мне вас поблагодарить, миледи. Пожалуй, меня еще ни разу не называли потрясающим. Скажите-ка мне, рассказывал ли вам Спенсер о наших приключениях в деревне?
– Рассказывал, но, вероятно, не все, потому что не хотел испортить ваш общий сюрприз. Похоже, вы вдвоем прекрасно провели время.
– Так и было.
– Он только сказал, что несколько человек смотрели на него недружелюбно, но мистер Стэнтон «все уладил». Сказал, что вы представляли его каждому, кого встречали, всем хозяевам магазинов и лавок.
Стэнтон кивнул.
– Когда люди узнавали, что он ваш сын, они становились очень добры к нему. Все, с кем мы разговаривали, просили передавать вам поклоны. Некоторые, конечно, пялили глаза, но я объяснил Спенсеру, что это большей частью любопытство, а вовсе не злоба.
– Он также сказал, что, если кто-нибудь посмеет его обидеть, вы душу вытрясете из этого человека, «двинете ему как следует».
– Так и сказал, этими самыми словами, – с готовностью подтвердил мистер Стэнтон.
Кэтрин не могла сдержать улыбки.
– Что ж, пусть способ и не слишком цивилизованный, все равно благодарю вас за намерение. Полагаю, добрые люди из Литл-Лонгстоуна не вынудили вас демонстрировать свои борцовские таланты?
– Все они были воплощением доброты. Кстати, мы даже встретили одного моего знакомого. Одного из пайщиков музея.
– Ах вот как. И кто же это?
– Миссис Уорренфилд. Она приехала в Литл-Лонгстоун на воды, и при встрече упомянула о сегодняшнем вечере у герцога. Думаю, она там будет. – Поколебавшись он все же спросил: – Вы ведь были удивлены, что Спенсер решился отправиться в деревню?
– Честно говоря, я была просто потрясена. Спенсеру нравится гулять в поместье, ходить к источникам, бродить по саду. Это частная собственность. И я рада, что есть место, где он может свободно побродить в одиночестве, для него это полезно, да и мне так спокойнее, ато, боюсь, я слишком дрожу над ним. Но он всегда ясно давал понять, что не хочет выходить за пределы наших земель. Уже несколько лет, как я перестала спрашивать, не хочет ли он составить мне компанию.
– Я тоже заметил, что вы беспокоились за него. Поэтому очень благодарен, что вы доверились мне и позволили Спенсеру поехать со мной. Кстати, Спенсер это тоже оценил.
– Я не сомневалась, что он в хороших руках. Но, конечно, признаю, что тревожилась за него, боялась, что кто-нибудь может его обидеть, задеть его чувства. Я не сомневалась, что вы без раздумий...
– Вытрясу из наглеца душу? Сделал бы это с огромным удовольствием.
Кэтрин опустила глаза и стала поглаживать шелковые нити своего ридикюля.
– Когда Спенсер поведал мне о вашей прогулке в деревню, я рассказала ему про выстрел. – Она подняла глаза и посмотрела на Стэнтона. – Позволяю вам заявить: «Я же вам говорил!»
– Он расстроился?
– Мягко говоря, да. Настаивал, чтобы я описала ему каждую мелочь. Задавал столько вопросов, сколько, наверное, задает арестованному преступнику сыщик с Боу-стрит. Мне пришлось долго доказывать ему, что сейчас со мной все в порядке.
– А с вами все в порядке?
– Конечно. Я абсолютно здорова.
– Вы сумели убедить Спенсера?
– Не совсем. Он попросил показать ему рану. Когда же увидел, что это почти царапина, наш разговор приобрел более благополучное направление.
– Он обиделся, что вы сразу ему не доверились?
– Обиделся, рассердился, разволновался. У него было такое лицо, что мне стало больно.
– Спенсер беспокоится о вас также, как вы о нем. Иногда мы не можем защитить людей, которых любим. Защитить так, как нам бы того хотелось.
– Спенсер сказал нечто подобное, напомнив мне, что он уже не ребенок, потом заставил меня пообещать, что я не стану скрывать от него ничего важного. – Кэтрин усмехнулась уголком рта. – Разумеется, я вынудила его пообещать то же самое.
– Значит, все кончилось благополучно? Кэтрин кивнула.
– Думаю, я с самого начала хотела рассказать ему все, но заупрямилась, когда вы посоветовали мне это сделать. Много лет рядом со мной не было человека... мужчины, который бы говорил мне, как надо поступать.
– Я не пытался диктовать вам, что надо делать. Просто предложил.
– Сейчас я понимаю это... Однако в тот момент я вела себя дурно. Простите. – Кэтрин смущенно улыбнулась. – В наши дни женщина не любит, когда ей приказывают.
Стэнтон откинулся на сиденье и с преувеличенным удивлением спросил:
– Правда? Я этого не заметил. Кэтрин рассмеялась.
– Что касается Спенсера, то он старается держаться по-мужски и заботиться обо мне.
– Так и есть. Мужчины хотят заботиться о любимых женщинах.
Эти слова, произнесенные мягким тоном, заставили затрепетать ее сердце.
– Но женщина способна и сама о себе позаботиться!
– Но хорошо же иметь человека, с которым можно разделить и беды, и радости, которые нам часто подбрасывает жизнь.
Несколько секунд Кэтрин обдумывала его слова, потом кивнула:
– Думаю, вы правы.
Стэнтон подался вперед, поставив локти себе на колени, и пристально посмотрел на Кэтрин. У нее захватило дух от ощущения его близости, в голову ударил чистый запах мужского тела, а сердце забилось сильнее.
Молчание нависло, как дождевая туча. Наконец он спросил:
– Вы заметили, что мы были вместе в экипаже почти четверть часа и до сих пор не поссорились? Если не ошибаюсь, по одному из предметов мы фактически пришли к единому мнению.
Кэтрин захлопала глазами.
– Боже мой, вы правы!
– И снова мы согласны друг с другом.
– Даже несмотря на то что несколько раз упомянула о современных женщинах.
– Трижды, – добавил он.
– Дважды.
– О, я знал, что все хорошее быстро кончается!
Кэтрин не могла сдержать смеха, всем существом впитывая тепло, которое излучала его ответная улыбка. Экипаж дернулся и остановился. Кэтрин с трудом оторвала взгляд от своего спутника и выглянула в окно. Они прибыли в Келби-Мэнор. Дом был полон гостей, и Кэтрин подумала, что ей не удастся провести спокойный вечер наедине с мистером Стэнтоном. Она ведь к этому стремилась. Как показала их совместная, и такая приятная, поездка, ей становится все труднее воплощать в жизнь принятую стратегию поведения – избегать и игнорировать.


Покачивая бренди в хрустальном бокале, Эндрю стоял в группе джентльменов, обсуждавших какие-то сельскохозяйственные вопросы. Может, говорили про овец? Или осуждали финансы? Все его внимание было обращено в противоположный угол комнаты, а потому он не слишком вникал в дискуссию.
Леди Кэтрин стояла у камина и болтала со своей подругой миссис Ролстон. Весь вечер Эндрю мог спокойно любоваться изящным профилем леди Кэтрин, не забывая, однако, следить, кто из мужчин чаще других бросает на нее взгляды.
Судя по количеству присутствующих джентльменов, которых Эндрю уже встречал на вечере в честь дня рождения лорда Рейвенсли, герцог сдержал обещание и пригласил друзей на воды. Лорды Эйвенбери и Ферримут стояли возле чаши с пуншем и не сводили глаз с леди Кэтрин, словно та была пирожным в витрине кондитерской. Был еще лорд Кингсли, этот женатый распутник, который просто пожирал ее глазами. Эндрю стиснул ножку бокала. А у высокого окна стоял доктор Оливер. Именно он смотрел наледи Кэтрин «мечтательным взглядом», как выразился Спенсер.
– Вы согласны, мистер Стэнтон?
Эндрю вздрогнул. Герцог, лорд Бортрашер, мистер Сидни Кармайкл и лорд Нордник – все смотрели на него ожидая ответа.
– Согласен?
– Что женщины в наше время слишком дерзко высказывают собственное мнение, – объяснил герцог.
– Я заметил, – сухо проговорил Эндрю. – Но все равно предпочитаю, чтобы женщина говорила то, что думает.
– Но ведь очень часто они думают о сущей ерунде, – запротестовал лорд Бортрашер.
– Думаю, это зависит от леди.
– На мой взгляд, – продолжал герцог, – дамы в наше время слишком самоуверенны. Взять, например, моих племянниц. – И он кивнул в сторону трех молодых девиц, которые оживленно щебетали у распахнутых дверей веранды. – Ни у одной из них не найдется ни единой разумной мысли. Самая юная сегодня сообщила мне, что не собирается выходить замуж из-за денег, только по любви. Смешная девчонка. Долг отца – устроить брак, основанный на выгодном слиянии состояний и собственности.
– Быть влюбленным в собственную жену совсем вышло из моды, – заметил лорд Бортрашер и повернулся к лорду Норднику. – Надеюсь, ваш выбор будет разумным.
Красные пятна поползли по шее молодого человека.
– Уверен, вполне возможно заключить выгодный брак, но при этом с женщиной, которую любишь.
– Глупости, – снисходительно заявил герцог и отмахнулся. – Выбирайте жену, ориентируясь на ее родственные связи и состояние, и считайте себя счастливчиком, если она окажется женщиной, с которой можно сосуществовать без лишних потрясений. Любовь оставьте любовнице.
Лорд Нордник посмотрел на Эндрю:
– Мистер Стэнтон, вы американец. Скажите, у вас другое мнение?
– Да. Чем жениться на женщине, с которой надо существовать, я женился бы на такой, без которой не смогу жить.
Лорд Бортрашер хмыкнул.
– А вы, Кармайкл? Как вы считаете?
– Долг и право отца выдать дочь замуж так, как он находит нужным, – ответил мистер Кармайкл.
Эндрю напрягся. Не успев себя одернуть, он спросил:
– А если дочь не согласна с выбором отца?
Мистер Кармайкл обернулся к Стэнтону и бросил на него оценивающий взгляд. Потянув руку к лицу, он погладил свой подбородок, сверкнув крупным бриллиантом.
– Лучше бы ей согласиться. Вмешиваться в такие дела – значит навлекать на себя несчастье.
– Что ж, надеюсь, моему зятю удастся выдать замуж трех своих пустоголовых болтушек, – заметил герцог. – И чем раньше, тем лучше.
В этот момент какое-то движение в центре зала привлекло внимание Эндрю. Доктор Оливер направлялся к леди Кэтрин.
– Простите, джентльмены. – Эндрю кивнул собеседникам и сделал шаг в сторону, но прежде чем отойти, он наклонился к уху лорда Нордника и чуть слышно сказал: – Мне стало достоверно известно, что леди Офелия обожает тюльпаны.
И, чувствуя удовлетворение, что помог Норднику в его ухаживаниях, он решил заняться собственными делами такого же свойства. Пытаясь критически оценить доктора Оливера, Эндрю надеялся, что доктор окажется старой больной развалиной с огромным брюхом, с почерневшими зубами, а еще лучше – совсем без зубов, с унылым, как у старой борзой, выражением лица. Да, этакий старый беззубый облысевший пес.
К несчастью, доктор оказался высоким крепким мужчиной, не более тридцати лет, да и то едва ли. Эндрю мрачно заметил, что лицо доктора – чертовски привлекательное лицо – озарялось приветливой улыбкой по мере того, как доктор приближался к леди Кэтрин. Эндрю почувствовал, как у него зачесались кулаки. Так захотелось немного испортить эту мужскую красоту!
– Можно вас на минуту, Оливер? – спросил Эндрю, из стратегических соображений уводя доктора с прямого пути к камину.
Доктор Оливер остановился и кивнул в ответ:
– Ну разумеется. Совсем не было возможности с вами поговорить в тот момент, когда нас представляли друг другу. Очень рад познакомиться с путешественником, который открывает музей вместе с братом леди Кэтрин. Рассказы о ваших приключениях с лордом Грейборном были предметом наших долгих бесед с леди Кэтрин.
– Ах вот как! – сладким голосом проговорил Эндрю. – А рассказывала ли она вам легенду под названием «Неудачливый претендент»?
Доктор Оливер нахмурился, затем покачал головой:
– По-моему, нет.
– Очень грустная история. Незадачливый молодой человек, который, кстати сказать, был врачом, устремил свои взоры на предмет интереса другого джентльмена. Так как леди была очень красива, тот джентльмен, очень разумный и здравомыслящий, понял увлечение доктора и решил должным образом того предостеречь. Он посмотрел доктору прямо в глаза и сказал: «Эта леди рассматривает вас лишь как друга, и вам не следует забывать об этом. Если вы будете предпринимать какие-либо дальнейшие шаги в отношении этой дамы, я буду вынужден вас наказать». – И Эндрю грустно покачал головой. – Дикие люди эти древние египтяне.
До доктора вдруг дошло, о чем идет речь, желваки у него задвигались, но он выдавил из себя:
– Не скажите. И что же сделал доктор?
– Легенда утверждает, что он отступился. Очень разумное решение.
Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, потом доктор Оливер сказал:
– Думаю, если доктор действительно отступился, то лишь потому, что понял: та дама относится к нему только как к другу, а вовсе не потому, что он был трусом. – Он наклонился к Эндрю и добавил: – Если бы дама дала доктору знак, что ее отношение к нему не просто дружба, второму джентльмену пришлось бы пустить в дело кулаки.
Эндрю сохранял бесстрастное выражение лица, но мысленно аплодировал доктору. Если бы не леди Кэтрин, этот человек ему бы понравился.
– Думаю, мы поняли друг друга.
– Полагаю, что так. Если позволите, мистер Стэнтон... – Коротко кивнув, доктор отошел от Эндрю и направился к чаше с пуншем.
Отлично. Отшили еще одного претендента. Эндрю огляделся. Его взгляд упал на лорда Кингсли. Этому, впрочем, как и другим джентльменам, тоже не помешало бы выслушать легенду о неудачливом кавалере.


Кэтрин в одиночестве стояла у камина, делая маленькие глотки шерри и ожидая, пока вернется Женевьева. Когда подруга на минуту отошла, Кэтрин в глубине души почувствовала облегчение. Впервые за долгое время их знакомства ей было трудно следить за разговором. Трижды она переспросила: «Извини, что ты сказала?» И все это из-за него.
Вечер проходил совсем не так, как она планировала. О, избегать Стэнтона было несложно. Приехав, Кэтрин сразу же оставила его в обществе герцога и других джентльменов, а к ней самой вскоре присоединилась Женевьева. Но та часть плана, в которой надо было игнорировать Эндрю, бесславно проваливалась. Она замечала каждое его движение, видела, когда он с кем-то заговаривал, отмечала каждый его подход к чаше с пуншем. В конце концов, отчаявшись бороться сама с собой, она повернулась ко всем спиной, желая уловить звук его голоса, пытаясь увидеть его самого.
Никогда в жизни она не чувствовала так остро присутствие мужчины. Не чувствовала, как тяжело кого-то игнорировать. Досадное, беспокойное ощущение. Кэтрин точно знала, что не хочет его.
Подошла Женевьева и тихонько сказала:
– Дорогая, только что я подслушала очень занимательный разговор.
– Вот как? Между кем и кем?
– Между твоим мистером Стэнтоном и доктором Оливером.
Кровь бросилась в лицо Кэтрин.
– Женевьева, он не мой мистер Стэнтон.
– Если учесть то, что я сейчас слышала, как раз твой. Хочешь ты этого или нет. Он только что предъявил свои права доктору Оливеру. И должна сказать, предъявил весьма недвусмысленно. Под видом легенды о неудачливом претенденте.
– Предъявил права? Что ты имеешь в виду?
Женевьева пересказала подслушанный разговор. Кэтрин напряженно слушала. Закончив, подруга удовлетворенно вздохнула:
– Кэтрин, да он просто божественный!
Кэтрин обдало жаром, но она пыталась убедить себя, что это из-за смущения или от гнева на безрассудство мистера Стэнтона. Но хочется ей этого или нет, трудно было бы отрицать, что ею владеет почти примитивное женское волнение.
– О, быть снова желанной... – Губы Женевьевы изогнулись в дьявольской улыбке. – Если бы не мои руки, думаю, я постаралась бы увести у тебя мистера Стэнтона.
Сердце Кэтрин дрогнуло от острого приступа ревности.
– Ради Бога, – сдавленным голосом проговорила она. Женевьева рассмеялась.
– Дорогая, если б ты говорила искренне, а мои руки были в порядке, и если бы джентльмен не выказывал таких очевидных признаков влюбленности в тебя... – Она вдруг замолчала и склонилась к Кэтрин. – Вот он идет.
Не успела Кэтрин и глазом моргнуть, как перед ней оказался мистер Стэнтон.
– Позвольте к вам присоединиться, леди.
– Разумеется, мистер Стэнтон, – с ослепительной улыбкой ответила Женевьева. – Прекрасный вечер, не так ли?
– Абсолютно с вами согласен. Я получил массу удовольствия.
– Вы много общались сегодня, – произнесла Кэтрин, радуясь, что ее голос звучит уже спокойно, скрывая пламя, бушующее внутри. – Кажется, успели переговорить с каждым из гостей.
– Стараюсь развлечь честную компанию.
– Мы как раз говорили о соперничестве, – невинным тоном заявила вдруг Женевьева, окидывая собеседника теплым взглядом голубых глаз.
Напрасно Кэтрин считала, что ее щеки не могут гореть ярче. Она бросила на подругу осуждающий взгляд – взгляд, который Женевьева полностью проигнорировала.
– О соперничестве? – не понял мистер Стэнтон. – В спорте?
Женевьева покачала головой.
– В сердечных вопросах. Не желаете высказать свое мнение? Мистер Стэнтон властно взглянул на Кэтрин, потом снова повернулся к Женевьеве, отвечая сразу обеим дамам:
– Установить соперника, затем переиграть его.
– Превосходный совет, – одобрительно кивая, сказала Женевьева. – Кэтрин, ты согласна?
Кэтрин пришлось два раза сглотнуть, чтобы к ней возвратился голос.
– Э-э...да.
– Сейчас будет музыка, – заметила Женевьева. – Вы умеете танцевать наши сельские танцы, мистер Стэнтон?
– Я неплохо танцую.
– А вальс? Стэнтон улыбнулся.
– И вальс.
– Прекрасно. Уверена, недостатка в партнершах у вас сегодня не будет. – Женевьева наклонилась к нему и, понизив голос, сказала: – Племянницы герцога вами очень заинтересовались.
– Что? – в один голос воскликнули Кэтрин и мистер Стэнтон.
– Племянницы герцога. Они сражены наповал.
Глаза Кэтрин метнулись к трио молодых леди. Три взгляда буквально впивались в мистера Стэнтона, словно он был новой разновидностью экзотического животного. Болезненный, но уже знакомый спазм сдавил грудь Кэтрин.
Струнный квартет издал несколько долгих арпеджио, затем начал первую пьесу. Вальс.
Мистер Стэнтон повернулся к Кэтрин и поклонился.
– Нам с вами не удалось станцевать на вечере вашего отца. Не окажете ли вы мне честь сейчас?
Здравый смысл подсказывал, что танцевать с ним, оказаться в его объятиях – это совсем не то, чего требует ее стратегия: избегать и игнорировать. Но все истинно женское, что было в ней, требовало принять приглашение. Она так давно не танцевала, да и хотелось ей танцевать именно с ним.
– С удовольствием, – ответила Кэтрин, взяла его под руку, и они прошли к танцующим. Он развернул ее лицом к себе. У Кэтрин захватило дух от выражения его глаз. Но не успела она разобраться в нем, как ее рука утонула в его руке, его ладонь твердо легла ей на талию, другая рука Кэтрин взлетела Стэнтону на плечо, а потом... началось волшебство.
Комната закружилась в радужном тумане. Стэнтон умело вел ее среди танцующих пар. От места, где он касался ее талии, по телу Кэтрин распространялась волна жара, окутывая все тело теплым сиянием, словно бы она стояла в потоке солнечного света. Кончиками пальцев Кэтрин чувствовала мощную силу его мускулов, от соприкасающихся ладоней исходила приятная дрожь. Его запах, эта приятная смесь аромата сандалового дерева, чистого белья и чего-то еще, принадлежавшего лишь ему, кружила ей голову, почти дурманила.
Ей казалось, она парит в воздухе, плывет в сильных руках, тает в уплывающей дымке. Остался лишь единственный мужчина, чей взгляд упорно не отпускал ее взгляда, а его восхищение заставляло Кэтрин чувствовать себя женственной и прекрасной. Волнующей. Желанной. Юной и беззаботной. Сердце бешено колотилось в груди, в душе росло ощущение такой свободы, какой она никогда не знала. Ей пришлось призвать на помощь все свое воспитание, чтобы самым легкомысленным образом не откинуть назад голову и не расхохотаться от счастья и чистой радости.
Когда мистер Стэнтон остановился, Кэтрин даже не заметила, что музыка уже кончилась. Несколько секунд оба стояли не шевелясь, словно застыв в неподвижном танце. Из губ Кэтрин вырывалось отрывистое дыхание. Она не могла понять, задыхается ли от быстрого кружения в танце или потому, что этот мужчина все еще держит ее в своих объятиях. Она посмотрела в его темные глаза. Ей сейчас казалось, что в его взгляде кроются тысячи тайн, мириады мыслей, которые она вдруг жадно захотела узнать.
Аплодисменты музыкантам заставили Кэтрин прийти в себя. Он медленно выпустил ее из объятий, и она тотчас затосковала по его силе и теплу. С трудом собрав душевные силы, Кэтрин вежливо похлопала и улыбнулась мистеру Стэнтону:
– Вы действительно очень хорошо танцуете вальс, мистер Стэнтон.
– Меня вдохновляла прекрасная партнерша.
– Боюсь, я давно не танцевала и разучилась.
– По вам этого не скажешь, но, пожалуйста, располагайте мной, если у вас возникнет желание попрактиковаться.
Соблазн проводить долгие, полные наслаждения часы, кружась с ним по танцевальной площадке, захлестнул Кэтрин с неодолимой силой.
Пожалуй, нет! Танцевать с ним еще раз будет весьма неразумно. Это только докажет несостоятельность ее стратегии – избегать и игнорировать. Но танцевать с кем-либо другим ей совсем не хотелось!
Вдруг внимание Кэтрин привлек женский смех. Она обернулась. Не сводя глаз с мистера Стэнтона, к ним приближались три племянницы герцога. Каждая явно рассчитывала на приглашение.
И тут Кэтрин с досадой обнаружила, что не только сама не желает танцевать ни с кем, кроме мистера Стэнтона, она равным образом не хочет, чтобы он танцевал с кем-либо еще, кроме нее. В ее ушах отчетливо звучали недавние слова Эндрю: установить соперника и переиграть его.
Подняв на мистера Стэнтона глаза, она тихонько сказала:
– Боюсь, я немного... переутомилась. Вы не будете сильно возражать, если мы уедем домой?
В глазах ее спутника мгновенно вспыхнуло беспокойство. Кэтрин почувствовала укол совести, хотя она действительно испытывала легкую усталость.
– Разумеется, нет. Мы сейчас же едем домой.
Кэтрин едва смогла скрыть свою радость, охватившую ее, когда он согласился. Подобное чувство очень плохо сочеталось с пресловутой стратегией «избегать и игнорировать».
Она действительно пыталась ей следовать, но что делать? Пришлось сдаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-интриганка - Д`Алессандро Джеки



Неплохая история, слегка напрягает нерешительность ггероя и его позиция в отношениях- все или ничего. А целом даже 9.
Леди-интриганка - Д`Алессандро ДжекиЛЕНА
3.08.2013, 22.49





Неплохая история, слегка напрягает нерешительность ггероя и его позиция в отношениях- все или ничего. А целом даже 9.
Леди-интриганка - Д`Алессандро ДжекиЛЕНА
3.08.2013, 22.49





Понравился роман)
Леди-интриганка - Д`Алессандро ДжекиНаталья
28.08.2013, 11.31





Ох уж эти закомплексованные английские вдовы 19-го века! Вот очередная перед нами. Возраст где-то 32-34г.(точно в романе не указан),а она проводит эксперименты с поцелуями, чтобы сравнить ощущения с поцелуями главного героя, к которому у нее чувства. Вот уж насмешила. В этом возрасте не знать, что если нет чувств, то поцелуй омерзителен .Отвечу Лене. Я смотрела интервью с артистом Шалевичем. Он был 4 раза женат. Так он сказал, что не может быть с женщиной вне брака, только если она - его жена. Так, что такие мужчины есть и наш главный герой такой дже.
Леди-интриганка - Д`Алессандро ДжекиВ.З.,66л.
11.09.2014, 17.35





Хочу сказать, что причитала все романы этого автора, которые есть в библиотеке и точно хочу сказать, все они замечательные. Столько чувст, страсти, любви, есть тайна. Читайте!!!
Леди-интриганка - Д`Алессандро ДжекиКис
28.04.2016, 18.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100