Читать онлайн В горе и в радости, автора - Дайли Джанет, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В горе и в радости - Дайли Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В горе и в радости - Дайли Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В горе и в радости - Дайли Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайли Джанет

В горе и в радости

Читать онлайн

Аннотация

Брак Гаррисов, Стейси и Корда, был очень счастливым, пока Корд не пострадал в авиакатастрофе и не оказался прикованным к инвалидной коляске. На чувства Стейси это обстоятельство не повлияло, но для Корда смириться с ситуацией было выше его сил. Он стал язвительным и нелюдимым и, в дулю желая облегчить жизнь жены, превратил ее в сущий ад. Лечение Корда доверили молодому физиотерапевту Поле Хансон.
На радость или на беду появилась в доме Гаррисов красавица блондинка?


Следующая страница

Глава 1

Дверь в спальню была открыта. Стейси остановилась в нерешительности, нервно приглаживая пальцами волосы, стянутые заколкой. Она отрешенно заглянула в пустую, по-спартански обставленную комнату и уловила слабый запах лекарств.
В доме царили тишина и покой раннего утра, лишь Мария чуть слышно хлопотала на кухне, готовя завтрак. Стейси окинула холл беспокойным взором карих глаз и продолжила поиск в гостиной. Наконец она увидела инвалидное кресло — оно стояло у дверей на веранду.
До боли родная темноволосая голова покоилась на спинке кресла. Мягкий свет восходящего солнца играл в беспорядке черных завитков.
Стейси судорожно вздохнула. Не успело наступить утро, а Корд уже сидит и смотрит в окно. День не предвещал ничего нового, совсем такой же, как вереница предыдущих, — о светлых временах лучше и не вспоминать.
«Слава Богу, — с облегчением подумала Стейси, — что Джош остался с Мэри и ее мальчишками». Плохое настроение Корда начинает выплескиваться и на сына, как ни старается она оградить его от этого. Надо признаться, она уже на пределе.
При виде некогда гордого и жизнерадостного мужчины, сидящего теперь в инвалидном кресле, глаза Стейси потемнели. Она испытывала те же душевные муки и те же страдания, что и он. Но ужаснее всего было сознание того, что помочь ему она не в силах.
Словно почувствовав ее присутствие, он взялся за колесо и развернул кресло. И прежде чем тяжелый взгляд Корда пронзил ее, как клинок рапиры, Стейси встретила его лучезарной улыбкой.
— Доброе утро, милый, — промурлыкала она. — Ты рано встал сегодня.
И услышала в ответ отрывистое «да».
Корд направил кресло-коляску ей навстречу. Каким неприятным выражением искажены правильные черты его лица… Едва Стейси наклонилась, чтобы поцеловать его. Корд резко отстранился, и шершавая щека, заросшая темной щетиной, уколола ей губы.
Постоянный отказ от любых проявлений нежности очень задевал Стейси, но она старалась не показывать виду.
— Ты забыл сегодня побриться, — смеясь, пожурила она его и обошла кресло, чтобы выкатить его в столовую.
— Не забыл. Просто не вижу необходимости, — последовал раздраженный ответ.
— Вот если бы тебе пришлось хоть раз поцеловать наждачную бумагу, ты бы так не думал. — Голос Стейси звучал неровно. Попытка пошутить была явно вымученной.
— Стейси, тебя никто не заставляет. — Корд произнес это так холодно и безучастно, что Стейси закрыла глаза и несколько раз мысленно повторила: «Он любит меня».
— Никто не заставляет, — согласилась она и, стараясь вести себя как можно более непринужденно, продолжила:
— Я следую споим желаниям, только и всего.
Она установила кресло во главе стола, накрытого к завтраку. Проходя на свое место справа от него, снова наткнулась глазами на его колючий взгляд.
— С каких это пор моя страстная женушка довольствуется поцелуем в щеку? — съехидничал Корд.
Стейси вздрогнула.
— Пока мне хватает. — Она потянулась к кувшину с соком. — Но ведь это не навсегда — твоя болезнь.
Его рот искривила циничная усмешка, а у Стейси заныло сердце. Лишь появление Марии удержало Корда от язвительной реплики.
— Завтрак будет готов через пару минут.
— сообщила экономка, разливая кофе.
— Хорошо, — улыбнулась Стейси и, воспользовавшись паузой, пока пышнотелая мексиканка выходила из комнаты, решила сменить тему. — Скоро Трейвис зайдет, — обратилась она к мужу. — Мы решили попросить тебя отсмотреть вместе с нами стригунков, чтобы ты порекомендовал, от кого лучше получить потомство.
— Избавьте меня от этого надуманного участия. — Его лицо сделалось каменным, губы сжались. — Вы с Трейвисом целый год прекрасно управляли ранчо и без моих советов.
Стейси чуть не потеряла самообладание от резкой боли в груди. Крепко сжав зубы, она попыталась сделать глубокий вдох. Еще одного такого убийственного замечания она не вынесет.
— Корд, пожалуйста, давай не будем… — выдавила она.
Тут он взорвался:
— Нечего опекать меня!
— Никто и не пытается, — запротестовала Стейси.
— Да неужели? — Темные глаза пылали как угли. — «Мы решили попросить тебя отсмотреть…» — передразнил он, не скрывая сарказма. — «Серкл-Эйч» — твое ранчо, и делай с ним все, что хочешь!
— Оно было твоим и стало нашим, а моим не было никогда! — в отчаянии крикнула Стейси. — Мы с Трейвисом просто старались поддерживать его, пока…
— Пока я не поправлюсь? — оборвал ее Корд и издевательски добавил:
— А я, похоже, вовсе и не собираюсь выздоравливать.
— Да нет же… — сдавленно прошептала она.
— Взгляни правде в глаза, Стейси. — Голос был жестким и требовательным. — Было бы гораздо лучше, если б Коултер не вытащил меня из-под обломков самолета.
— Да как у тебя язык повернулся! — У нее затряслись руки, и снова нахлынул тот страшный кошмар, когда она — это произошло почти год назад — не знала, выживет Корд или нет. — Я люблю тебя. Как можно думать, что смерть лучше жизни?
— Посмотри на меня. — Это звучало как приказ, а когда Стейси не повиновалась, он впился пальцами в ее хрупкие запястья и выкручивал до тех пор, пока их взгляды — взгляд испуганного кролика и ледяной взгляд удава — не встретились. — Посмотри на меня, Стейси, — повторил он властно и вызывающе, — смотри и отвечай, что ты чувствуешь: любовь или жалость?
Подчинившись, Стейси не сводила с него глаз. Выздоровление явно затянулось: он сильно исхудал, шоколадный загар побледнел. Но худоба даже шла ему, подчеркивая его природную красоту. Благородное лицо, широкие плечи, крепкие руки — ни о какой жалости не могло быть и речи. Но когда взгляд скользнул по длинным мускулистым ногам, которые однажды отказались служить ему, Стейси все же вынуждена была признать, что перед ней калека.
Ее сердце разрывалось от такой несправедливости: приковать Корда к инвалидной коляске — все равно что насильно заточить в клетку дикого и гордого красавца хищника. И эта душевная рана не могла затянуться, потому что Стейси обожала мужа.
— Я люблю тебя. Корд, — твердо сказала она.
Тяжело вздохнув, он отпустил ее и, не скрывая тихой ярости, схватил стакан с соком, словно собирался расколотить его вдребезги. Стейси положила руку ему на плечо и ощутила, как оно напряглось.
— Корд, ты должен поверить в то, что снова будешь ходить. У нас есть надежда: ведь последняя операция принесла определенные результаты. Просто выздоровление идет медленно, и пока рано показываться врачам. Нужно время, чтобы процесс пошел дальше.
Наклонившись к нему, она уловила во взгляде уже ставшее привычным безразличие.
— «Результат незначительный. Простите, но, возможно, придется приготовиться к самому худшему», — напомнил Корд слова врача и высвободил плечо из-под ее ладони. Он нажал на тормоз и отъехал от стола. — Скажи Марии, что я не голоден.
— Корд, ты должен поесть, — пыталась настоять Стейси, глядя, как он перебирается в гостиную.
— Я никому ничего не должен, — не оборачиваясь, ответил он.
Стейси бросилась было следом, но затем, понуро опустив голову, вернулась. В их ожесточенном споре вылились раздражение и боль, накопившиеся за год, с тех самых пор, когда, покидая ранчо своего друга, Корд сел в самолет, у которого при взлете отказал мотор.
Отец Стейси погиб в авиакатастрофе на частном самолете, а она тогда уцелела. Воспоминания о той аварии терзали ее, когда она летела в Сан-Антонио, не зная, застанет ли Корда в живых. Она провела в больнице несколько дней, пока врачи боролись за его жизнь. Их первой заботой было остановить внутреннее кровотечение и зашить страшные раны, чтобы вырвать его из лап смерти.
Предстояла серьезная и сложная операция, затрагивающая центральную нервную систему, но Корд был настолько слаб, что ее решили отложить, пока он не окрепнет. В то время Стейси была слишком благодарна врачам, чтобы не согласиться с их мнением, — обретя мужа, она избегала риска вновь потерять его, теперь уже на операционном столе.
Доведись ей опять выбирать, Стейси поступила бы точно так же. Операция недавно все же прошла. Учитывая, что в ногах появилась чувствительность, ее можно было считать успешной, хотя способность передвигаться не восстановилась.
Доктора считали, что дальнейшее выздоровление зависит от общего состояния организма и лучшими лекарями станут время и надежда. Однако последнее обстоятельство Корд явно недооценивал. Он не был убежден, что все наладится.
Прошел почти целый год, и вера иссякла совсем. Он ожидал от операции немедленного результата. Возврат чувствительности ног» при полной их неподвижности не прибавил ему бодрости. После очень активного образа жизни Корд вынужден был все время проводить в инвалидной коляске, и чем туманнее была перспектива полного исцеления, тем горше становилось у него на душе. Он выплескивал эту горечь на близких, и Стейси доставалось больше всех.
Каждый раз, отражая его нападки, цель которых состояла в том, чтобы лишить надежды и ее, Стейси спрашивала себя, а хватит ли сил, чтобы держаться и дальше. Усталость последних месяцев давала себя знать.
Вздохнув, она принялась за кофе.
— Стейси! — внезапно окликнул ее мужской голос.
Подняв глаза, она улыбнулась гостю. То было лишь бледное подобие обычного радушного приветствия.
— Здравствуй, Трейвис. Я не слышала, как ты вошел. — Извинившись, Стейси жестом пригласила его сесть напротив. — Давай выпьем кофе, — Я видел на веранде Корда. Он присоединится к нам?
— Трейвис Маккри пригладил серебристую прядь, единственную в копне темных волос, и опустился на стул.
Пока Мария расставляла тарелки, у Стейси была возможность избежать расспросов о том, как идут дела. Мария неодобрительно поглядела на опустевший край стола и обратилась к хозяйке:
— А где же мистер Корд?
— Он на веранде. Сказал, что не будет завтракать. И все же отнеси ему поднос, вдруг передумает, — предложила Стейси, заранее зная, что Корд все равно откажется или скормит свою порцию Каюну — их немецкой овчарке.
Мария поддержала идею и, прицокивая языком, заспешила на кухню.
— Если он не будет есть, силы ни за что не вернутся.
Внимательные карие глаза Трейвиса заметили все: вздохи хозяйки, ее ссутулившиеся плечи, темные круги под глазами, подрагиванье губ.
— Что, уже выпустил пар с утра? — поинтересовался он.
— Да, — кивнула Стейси.
Не было смысла лгать или притворяться, что она не поняла вопроса, ведь Трейвис знает Корда целую вечность. Он даже был на месте аварии, и на его глазах Корда вытаскивали из-под обломков самолета.
Одно время Трейвис работал вместе с Коултером Лэнгстоном, лучшим другом Корда, и был шафером на их свадьбе. Именно Трейвис встретил Стейси тогда в аэропорту Сан-Антонио и доставил ее в больницу, где находился Корд.
Через несколько дней он навестил Корда и рассказал Стейси, что бросил работу у Коултера, не объясняя причины.
Стейси никогда не расспрашивала Трейвиса, почему он ушел после стольких лет, — на этот счет у нее имелись свои подозрения.
Осознавая, что выздоровление Корда не будет скорым и только небу известно, насколько оно затянется, Стейси предложила Трейвису временно занять должность управляющего фермой, пока Корд не будет в состоянии вернуться к делам. Прошел год — Трейвис все еще продолжал работать, все еще временно.
— Похоже, я уже привыкла к этим вспышкам. — Стейси потерла пальцами лоб.
— К ним невозможно привыкнуть.
— И тем не менее, — вздохнула Стейси.
Мария пересекла столовую, держа поднос с завтраком для Корда. Без всякого аппетита Стейси принялась за воздушный омлет, зная, что на сегодня намечено множество дел, а на голодный желудок с ними не справиться.
На веранде звякнули раздвижные стеклянные двери, и Стейси невольно прислушалась к топоту башмаков по мощеному каменному полу веранды. До столовой долетал мягкий голос экономки, окрашенный легким акцентом, но слов нельзя было разобрать.
Зато не составило труда расслышать выкрики Корда:
— К черту! Я же сказал ей, что сыт!
За гневными воплями последовал грохот, не оставляющий сомнений в печальной участи, постигнувшей поднос.
— Мария, я… — Его голос виновато пополз вниз, но извинение так и не было произнесено.
У Стейси на глаза навернулись слезы, и она едва не разрыдалась. Лицо Трейвиса помрачнело.
— Корд сегодня в отличной форме, — сухо прокомментировал он, отпивая кофе. — Надеюсь, что с жеребятами он будет обращаться несколько иначе. Они ведь тоже горячие.
— Не беспокойся, он остается дома, — сказала Стейси, глядя в тарелку с омлетом.
— Вот как? — Темная бровь недоуменно взлетела вверх.
— Именно так.
— Он объяснил почему?
— Конечно, — огорченно кивнула Стейси. — Сказал, что формальное участие его не интересует. Он считает, что мы нянчимся с ним и притворяемся, будто нуждаемся в его советах.
— Но ведь он сам разработал программу по разведению рысаков! Ты напомнила об этом? — Трейвис улыбался, но ему было явно не до смеха. — Как мы, по-твоему, разберемся без него?
— Думаю, что Корду все равно. — У Стейси комок подкатил к горлу. — Он сказал, что мы замечательно управляли фермой и можем продолжать в том же духе. Он убежден, что уже не поправится.
Трейвис сидел напротив Стейси и без труда прочел в ее глазах затаенное горе.
— Такие, как Корд, не сдаются, что бы он ни говорил. Он борется, но не показывает виду.
— Думаешь? — У Стейси задрожал подбородок. — Сегодня он заявил, что лучше бы Коултер не вытаскивал его тогда из самолета. Я понимаю, что он должен при этом чувствовать, но… — Она зажала ладонью рот, стараясь сдержать слезы. — Мне кажется, его уже ничто не волнует, даже ранчо.
«Даже я», — могла бы добавить она, но вовремя остановилась.
— Как раз волнует, и даже слишком, иначе бы он так не упирался.
— Хочется верить. — Бог свидетель, она действительно пыталась. — Я сама виновата в том, что он так реагирует на разговоры о ранчо. Когда бывало трудно, помнишь, я запрещала что-либо рассказывать ему, пока мы с тобой все не преодолевали. Мне стоило больших усилий не делиться с ним тревогами — его покой был важнее. Я позволила ему думать, что дела идут гладко. Прислушайся я к тебе раньше, и сегодня? Корд не упрекнул бы меня в излишней опеке.
— Стейси, не надо изводить себя тем, что было бы, если бы… Что сделано, то сделано, и с этой минуты пошел новый счет. Нам нужно отсмотреть целый табун молодняка, так что давай жуй скорее. — Голос Трейвиса звучал насмешливо, но лицо светилось добротой и пониманием.
Стейси улыбнулась в ответ.
— Я знаю, ты хочешь, чтобы я взяла себя в руки. Не представляю, что бы я делала весь этот год без твоей помощи. Ты так терпеливо выслушивал меня каждый раз.
— Надеюсь, из меня получился неплохой громоотвод. Нельзя же все время подавлять эмоции, иногда их надо и выплескивать.
Он допил, кофе и поставил чашку на стол.
— А как ты, Трейвис? — заботливо поинтересовалась она, поймав себя на том, что свалила на него свои проблемы, совсем не считаясь с его душевным состоянием. — Тебе не нужен громоотвод?
Он переменился в лице. Навязчивое видение молодой женщины, чьи волосы цвета темного меда, а глаза с золотыми крапинками, на краткий миг посетило его. Жена бывшего шефа, Коултера Лэнгстона, — Натали.
— Мне поможет время. — Он сделал глубокий вдох, отгоняя дразнящий пленительный образ. — Только время лечит. Время и работа.
Стейси решила оставить эту тему и налегла на омлет.
— Хочу поговорить с Кордом, прежде чем мы примемся за дело.
— Если не возражаешь, я пойду с тобой. — Трейвис поднялся со стула и прихватил запыленную ковбойскую шляпу. — Может быть, мне удастся уговорить его.
Стейси кивком выразила согласие и вышла из-за стола. Вряд ли их ждет успех, но попытка не пытка.
Каменный пол веранды был еще слегка влажным от пролитого кофе, но осколки посуды — последствия вспыльчивости Корда — уже убраны. Когда Стейси и Трейвис появились в дверях, Корд сидел, задумчиво устремив взгляд вдаль. В такой полудреме он обычно ни на что не реагировал, но сейчас — Стейси была уверена — он знал об их приближении.
— Мы идем на конюшню, — тихо сказала она.
— Ну-ну.
Глухой голос Корда был полон сарказма и презрения. И уже невозможно было спросить, все ли с ним в порядке и не нужно ли чего. Корд достаточно ясно демонстрировал нежелание принимать какие бы то ни было знаки внимания. Стейси робко взглянула на Трейвиса, желая только одного — чтобы ей не пришлось заходить на веранду.
Трейвис — отзывчивый и бескорыстный, как всегда, — нарушил напряженное молчание:
— Послушай, Корд, я скотовод. Спроси меня о коровах: херенфордширских, абердин-ангусских или санта-гертруде, — и я с кем угодно могу обсудить достоинства этих пород. Спроси меня про хороший коровник — и здесь я буду на высоте. Но в разведении и селекции лошадей я не понимаю ничего.
Карие глаза высокомерно оглядели Трейвиса с головы до пят.
— Ну что ж, придется подучиться. От такого ответа веяло холодом полного равнодушия.
— Корд! — выдохнула Стейси, не в силах вынести его отрешенности.
Он отвернулся, показывая, что обсуждение закончено.
— И заберите с собой собаку, когда будете уходить.
— Каюну лучше остаться здесь. — Терпение Стейси иссякло. В дрожащем голосе слышалось плохо скрываемое раздражение. — Когда ты всех нас отсюда выгонишь, то еще скажешь лучшему другу человека «спасибо» за компанию.
Бесстрастный профиль склонился к черной с рыжими подпалинами овчарке, лежавшей справа от кресла-качалки.
— Но заметь, Стейси, — парировал Корд, полосуя жену взглядом и не меняя при этом отчужденного тона, — собака никогда не будет рядом из чистого сострадания.
Ее губы раскрылись, чтобы снова сказать ему о любви, но женское достоинство было слишком уязвлено столь явным недоверием.
— Не слишком ли однобоко ты смотришь на вещи? — Упрек сорвался с языка помимо ее воли. — Тебя невозможно жалеть. Ты так переполнен жалостью к самому себе, что моему сочувствию просто нет места.
Резко развернувшись, она вышла. Ноги были как деревянные. Через несколько минут Трейвис нагнал ее, и они направились на конюшню.
Стейси искоса посмотрела на Трейвиса и сокрушенно вздохнула:
— Наверно, я не должна была этого говорить. Ему все время удается вывести меня из равновесия.
— Должна или нет, не знаю. — Глубокие складки залегли у Трейвиса по обе стороны рта. — Но если Корд намерен исправить ситуацию, ему нужно сначала разобраться в ней.
Хорошо сказано, и очень точно. Ведь и впрямь в ответ на обиды она все время подставляет другую щеку, но, отвечая добром на зло, почему-то не становится счастливее. Вдобавок ко всему довольно унизительно вечно чувствовать себя виноватой. И все же Корд нуждается в понимании, нельзя забывать об этом и давать ему повод сердиться. Она знала, что не успокоится до тех пор, пока не извинится перед ним. Подойдя к конюшне, они увидели Хэнка. Пять лет прошло, как Стейси познакомилась с ним, а дубленое лицо, огрубевшее под техасским солнцем, нисколько не изменилось. Хэнк поднял руку, приветствуя их. Ясные глаза, устремленные на нее, излучали беспредельное уважение.
В загоне, вытянув шею над изгородью и потряхивая соломенной гривой, заржал гнедой жеребец. Заметив, что Стейси не обращает на него никакого внимания, Диабло бросился прочь от забора, демонстрируя свой норов.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - В горе и в радости - Дайли Джанет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману В горе и в радости - Дайли Джанет



можно читать.
В горе и в радости - Дайли Джанетирина
1.04.2011, 15.11





похоже, что это продолжение книги "Я все снесу".
В горе и в радости - Дайли ДжанетЕлена
27.06.2011, 15.49





Немного глаза были на мокром месте.
В горе и в радости - Дайли ДжанетЛена
2.12.2011, 11.14





я тоже думаю что можно почтить.
В горе и в радости - Дайли ДжанетМарго
16.02.2012, 13.37





Да это продолжение ...
В горе и в радости - Дайли ДжанетОльга
16.03.2012, 14.59





так себе
В горе и в радости - Дайли ДжанетНАТАЛЬЯ
13.10.2012, 18.42





сначала надо читать - я все снесу-
В горе и в радости - Дайли Джанетиришка
13.03.2013, 22.07





,mh
В горе и в радости - Дайли Джанетg
24.08.2013, 14.18





Не очень....
В горе и в радости - Дайли Джанетleka
24.08.2013, 16.10





На одном дыхании читала. Сопереживала. Интрига И всё же у ГГ было не только чувство благодарности к Поле... У героини не безосновательно... 10/10
В горе и в радости - Дайли Джанетгалинка
8.06.2014, 14.30





Очень интерессное начало,захватывающая кульминация и никакой конец) Разочарована
В горе и в радости - Дайли ДжанетЗлобный гном
12.07.2014, 8.13





Это часть трилогии. Первая книга - "Я все снесу", вторая - "Фиеста в Сан-Антонио" и третья - "Я все снесу". Мне понравилось. Читайте.
В горе и в радости - Дайли ДжанетТаточка
12.07.2014, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100