Читать онлайн Поверь в мечту, автора - Дайер Дебра, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поверь в мечту - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поверь в мечту - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поверь в мечту - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Поверь в мечту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Ты хотя бы поинтересовалась, сколько сил я потратил, чтобы заполучить Кинкейда к себе в дом в качестве гостя! Проклятие! Он в самый раз подошел бы тебе.
– Ты заплатил ему больше, чем Ричарду Хейуарду?
– О чем ты говоришь? – Куинтон, красный от гнева, уставился на дочь.
– Я знаю, что ты готов заплатить любому негодяю, лишь бы сбыть меня с рук…
– Ах вот как! – Куинтон выругался. – Запомни – никто не может купить Спенсера Кинкейда!
Этот человек владеет отелями от Нью-Йорка до Калифорнии. «Хэмптон-Хаус» здесь, в Сан-Франциско, тоже при-(надлежит ему, В Колорадо у него серебряные, рудники, а в Калифорнии – золотые. Не говоря уже о недвижимости, кораблях и железных дорогах. Он может купить меня и все мое имущество!
Тори уставилась в пол. Что ж, в этот раз она ошиблась. Но какое это имеет значение?
– Этот человек негодяй.
– Он один из самых уважаемых бизнесменов страны. А ты отказалась даже танцевать с ним!
– Думаю, он это переживет.
– В кои-то веки к тебе проявил интерес достойный человек! – Куинтон в негодовании взмахнул руками. – А ты! Что ты делаешь? Изображаешь из себя недотрогу и гонишь его прочь!
– Отец, я не…
– Я устал, Тори. – Неожиданно тон Куинтона Грейнджера изменился, и он тяжело опустился в кресло. – Я старею… и хочу дождаться внуков.
Боль пронзила сердце Тори. От жалости к отцу и к себе у нее перехватило дыхание:
– Я бы с радостью… Если бы я могла, я подарила бы тебе внука.
– Ты даже представить себе не можешь, с каким ужасом я думаю о том, что после моей смерти ты останешься совсем одна. Что после тебя не останется никого, носящего мое имя, никого, кто продолжил бы наш род… – Куинтон уставился на огонь в камине. – Я много работал, Тори. И я не хочу, чтобы все деньги, которые я нажил тяжким трудом, ушли на благотворительность… Я не хочу кончить, как Фрэнк Карстерс!
Эти слова смутили и тронули ее сильнее, чем все угрозы. Фрэнк Карстерс был близким другом отца. Он умер прошлой осенью, и смерть его потрясла всех.
– При чем здесь мистер Карстерс?
– Он был на год моложе меня, И что сталось с его наследством? Он не оставил детей и внуков, и все досталось жадной женщине, которая тратит его деньги на недостойного человека.
– Отец, прошу, постарайся меня понять. – Слезы душили Тори, и голос ее был очень тихим. – Я хочу, чтобы ты был счастлив, и хочу ребенка, но… я не могу выйти замуж за человека, которого не люблю.
– Ты знаешь, что они прозвали тебя Принцессой Ледышкой? – Куинтон смотрел на дочь с горечью и недоумением.
Конечно, она знала. О, сколько раз она слышала шепот и смешки за спиной, когда люди на все лады склоняли это обидное прозвище.
– Моя дочь такая красивая – и такая бесчувственная! Лилиан испортила тебя этими дурацкими школами и своими представлениями о морали. – Взгляд отца изменился. Теперь он смотрел на стоящую перед ним Тори, словно она была ему чужой. – Твое сердце превратилось в лед.
Тори прижала ладонь к дрожащим губам. В эту минуту она и правда хотела бы превратиться в ледышку, чтобы не чувствовать боли и унижения, переполнявших ее душу.
– Отец, не говори так!
– А может, твоя мать права и это я сам испортил тебя? – Куинтон уставился на свои руки, тяжело лежавшие на столе. – Она все время твердит, что я не в состоянии заставить тебя выйти замуж. Ее самолюбие страдает оттого, что ее дочь – старая дева.
– Прошу тебя, не делай того, о чем потом пожалеешь!
– Я никогда раньше ни о чем тебя не просил…
– Я не могу… – прошептала она в отчаянии.
– Я даю тебе срок до твоего дня рождения. – Голос Куинтона звучал устало, но в нем слышалась непреклонность. – У тебя есть два месяца, чтобы найти мужа. Если ты этого не сделаешь, я перестану считать тебя своей дочерью. Тебе придется покинуть этот дом и этот город. У тебя будут деньги только на еду и скромную одежду.
«Господи, неужели он и вправду сможет взять и прогнать меня? И не захочет больше видеть?» Паника заползала в ее душу. Но гордость – гордость заставила ее выпрямиться и холодно ответить:
– Ты не сможешь меня купить.
– Я знаю. – Куинтон достал сигару из ящичка, который стоял на столе. Некоторое время он просто катал ее в пальцах, наслаждаясь ароматом, исходившим от коричневых листьев. Потом неторопливо раскурил и выпустил облако дыма.
Сердце Тори сжалось. Она вспомнила, как маленькой девочкой любила сидеть у отца на коленях и он позволял ей помогать ему зажигать сигару. Но теперь – теперь он смотрел на нее холодным, чужим взглядом. У него было лицо человека, который решил добиться своего любой ценой. Так обычно ведут дела в бизнесе.
– Я знаю, что ты смажешь прожить на пособие – деньги мало для тебя значат. Но подумай о других. О тех заблудших душах, которых ты спасаешь в своей миссии. Разве они обойдутся без моей финансовой поддержки? Все эти женщины и дети, которых ты пытаешься уберечь от жизни на улице?
Тори согнулась под тяжестью этого нового удара. Как он может? А Куинтон неумолимо продолжал:
– Думаю, некоторые девушки вернутся к прежним занятиям, просто чтобы заработать на одежду и пропитание. Он опять затянулся сигарой. Как бы ни были эфемерны, струйки дыма, но они вдруг создали между отцом и дочерью глухую стену отчуждения.
– Жаль, что тебе так и не удалось убедить друзей твоей матери, поддерживать миссию. Они боятся запачкать свои холеные ручки, принимая участие в судьбе этих несчастных созданий.
– Они вносят свой вклад, – пробормотала Тори, чувствуя, как: горло заливает горечь – то ли от дыма, то ли от безысходности и отчаяния.
– Правда? – Куинтон стряхнул столбик пепла в искрящийся хрусталь пепельницы. – И насколько же он велик? Может, теперь эта миссия продержится без моей помощи?
Тори не ответила. Голос вдруг пропал.
– У тебя такое выразительное лицо. Тори. Всегда можно понять, о чем ты думаешь. – Теперь в голосе Куинтона звучало усталое удовлетворение человека, который уверен, что добился своего. – Ты прекрасно знаешь, что ни одна леди в городе не захочет иметь дело с девицами, которых ты опекаешь. И без меня миссия не продержится и года.
– Отец, ты обрекаешь их на страшную жизнь. – Тори шагнула вперед и, опершись руками о блестящую поверхность стола, наклонилась к отцу. – Они вновь попадут к людям, которые считают, что если женщина бедна, наивна или ее некому защитить, то она может стать игрушкой для их извращенных вкусов.
– А ты, значит, ангел, который спасает бедных девушек от жизни в грехе и разврате? – Откинувшись в кресле, Куинтон насмешливо улыбался.
– Я хочу, чтобы они имели возможность выбора!
– Тогда я ты сделай свой выбор! Выйди замуж и роди мне внука – или лишишься всего!
Тори выпрямилась и сердито посмотрела на отца:
– Значит, я должна продать себя?
– Или твои беззащитные ангелочки окажутся на улице!
У Тори не было ни малейшего сомнения, что отец поступит именно так. В их городе он прославился как безжалостный делец, и сейчас она увидела его таким, каков он и был на самом деле. Ей хотелось заплакать и чтобы кто-нибудь обнял ее и сказал, что все будет хорошо. Только теперь некому ее обнять. И хорошо не будет – наоборот, все хуже и хуже. Единственный человек, которому она доверяла, предал ее. Она за свою жизнь любила двоих мужчин. Теперь ее предал и второй.
Между тем Куинтон ткнул сигару в пепельницу и сердито спросил:
– Скажи, многие из твоих подруг влюблены в своих мужей? Любовь – это пустая фантазия, а ты уже большая девочка.
Тори отвернулась и посмотрела в окно. Она видела смутное отражение своего лица – и мрак ночи. Мрак окутывал ее душу. Спорить было бесполезно. И очень хотелось плакать. Но она не даст отцу увидеть, какую боль он причинил ей.
– Черт возьми, Тори! Я делаю это для твоей же пользы!
Замужество. Рабство. Притворяясь спокойной и безразличной, она повернулась и пошла к двери. Голос отца ударил ей в спину:
– Помни, Тори, у тебя только два месяца.
Спенс внимательно оглядел бальный зал, но ни Куинтона, ни его дочери видно не было. Ему не понравилось, что Куинтон увел дочь. Похоже, он здорово разозлился на своенравную девушку, а он, Спенс, стал невольной причиной ссоры.
На всякий случай Кинкейд заглянул во все комнаты, прилегающие к бальному залу, но так и не нашел Викторию. Тогда он вышел на террасу. Ему хотелось отдохнуть от шумной толпы, глотнуть свежего воздуха, а также убедиться, что Тори не прячется в тени балюстрады. Но терраса была безлюдна. Он прислонился к перилам и, вдыхая полной грудью прохладный ночной воздух, машинально вслушивался в звуки бала, долетавшие сквозь распахнутые двери. Музыка и смех выплескивались наружу, смешивались с наползавшими из сада струйками тумана и звучали таинственно, почти как в волшебной сказке. Деревья и кусты, окруженные колеблющейся дымкой, казалось, изгибались в призрачном танце. Спенс вспомнил, как когда-то в детстве читал книгу, где говорилось про зачарованный лес. Там еще были драконы, которых побеждали рыцари в сверкающих доспехах, и, само собой, прекрасная девушка, которую нужно было спасти. Он вдруг подумал: а что, если Виктория Грейнджер тоже нуждается в спасении?
За его спиной раздался стук каблучков, и он с надеждой обернулся. Но это оказалась не Тори – к нему спешила темноволосая горничная. Она гордо несла свою пышную грудь и покачивала бедрами.
Остановившись перед Кинкейдом, горничная протянула ему бокал шампанского на серебряном подносе.
– Принести вам еще что-нибудь? – спросила она.
– Нет, спасибо. – Он взял бокал и невольно отшатнулся, когда девушка вдруг придвинулась к нему: от нее исходил крепкий запах жасминовых духов.
– А может, вы все-таки чего-нибудь хотите? – В темных глазах светилось желание, на губах играла зазывная улыбка. Нарочито скромным жестом она поправила свое белое платье, проведя рукой по груди, и Спенс украдкой окинул взглядом очертания пышной фигуры. – Я могу сделать все, что пожелаете.
– Возможно, как-нибудь в другой раз. – Спенс смягчил отказ теплой улыбкой.
– Так вот где ты прячешься! – На террасе появился Алан.
Горничная оглянулась, затем снова подняла на Спенса темные влажные глаза.
– Меня зовут Элла, – прошептала она, вынула из-за корсажа сложенный листок бумаги и, сунув его Спенсу за отворот смокинга, коснулась пальчиками его щеки. – Если надумаете, теперь будете знать, где меня найти.
– Ты всегда умел очаровать любую женщину, – буркнул Алан, глядя вслед удаляющейся горничной.
– К сожалению, не любую. – Спенс бросил короткий взгляд на записку и сунул ее в карман.
Алан хмыкнул и дружески хлопнул его по плечу.
– Все еще переживаешь из-за Принцессы Ледышки?
– О ком ты?
– Так мы называем Викторию Грейнджер.
Алан извлек из кармана золотой портсигар, поднял крышку и взял сигару.
– Каждый из нас в свое время пытался растопить лед, но пока никому не повезло. Эта девушка может одним взглядом обратить человека в ледяную статую.
Алан протянул Спенсу портсигар, но тот покачал головой. Он крутил в пальцах запотевший бокал шампанского и думал о том, что его приятель ошибается. Под внешней холодностью мисс Грейнджер скрывался огонь – души, сердца, страсти…
– Посмотрим, может, мне больше повезет с вальсом, чем с мазуркой, – сказал он.
– Да что ты! Вальс – в этом доме? – Алан взглянул на друга почти с жалостью.
Спенс растерялся. Он посещал балы довольно редко и еще реже на них танцевал, считая танцы пустой тратой времени. Но кажется, вальс сейчас в моде?
– Как-то Лилиан Грейнджер заявила, что предпочла бы видеть свою дочь мертвой, нежели смотреть, как она будет танцевать этот непотребный танец. – Алан чиркнул спичкой и принялся со знанием дела раскуривать сигару. – Так что, друг мой, – подытожил он, окутавшись наконец облаком дыма, – ты не найдешь вальса ни в этом доме, ни в каком другом – при условии, конечно, если его хозяйка принадлежит к достопочтенному кружку друзей Лилиан Грейнджер.
Спенс обескуражено подумал о том, как такая высоконравственная ханжа могла воспитывать свою дочь.
– Ты давно знаешь Викторию? – спросил он Алана.
– С тех пор, как она еще была маленькой худышкой с косичками. Но уже тогда она могла забраться на дерево или скакать на лошади не хуже любого мальчишки. Куинтон, сообразив, что жена не собирается подарить ему сына, попытался найти его в Тори. – Алан хмыкнул. – Само собой, у Лилиан были совсем другие взгляды на воспитание дочери. Я прекрасно помню, как каждый божий день в три пополудни она загоняла Тори в дом, чтобы та занималась на фортепиано. А в шестнадцать лет она отправилась в школу за границу – заканчивать образование. Когда Тори вернулась, во взгляде ее был такой холод, что она могла заморозить кого угодно.
– Странно, что она до сих пор не замужем, – заметил Спенс. – Готов поспорить, что деньги Куинтона привлекают многих. Ради них некоторые джентльмены наверняка согласились бы терпеть столь строптивую жену.
– Однажды она чуть не вышла замуж, – неохотно проговорил Алан. – Несколько лет назад она была обручена с Чарлзом Ратледжем, Но старина Чарлз сбежал в день свадьбы с Аннет Маршалл – подружкой Тори. Он оставил невесту в доме, полном гостей и с праздничным пирогом на столе.
Спенс даже присвистнул, услышав эту историю. Что ж, это объясняло многое. Не мудрено, что Тори не жалует мужчин, ее можно понять. Интересно, сохранились ли у нее чувства к этому Ратледжу?
– Но, скажу тебе, храбрости нашей Принцессе не занимать, – продолжал Алан. – После того как Чарлз сбежал, именно она вышла к гостям, ожидавшим молодых в бальном зале. Она встала перед толпой в подвенечном платье и, высоко задрав подбородок, звонким голосом объявила, что приносит всем извинения за причиненные неудобства, но свадьба не состоится.
Пальцы Спенса сжали тонкое стекло бокала. Какое унижение должна была пережить эта девушка! Ему вдруг страстно захотелось защитить Тори, но от чего – от прошлого? От будущего? Подвернулся бы ему этот Ратледж сейчас, он не задумываясь избил бы его. Или вообще убил.
– С тех пор прошли годы, и за это время Тори успела отказать всем претендентам на ее руку и сердце, включая меня. – Алан пожевал сигару и выплюнул кусочек табака. – Одно время это даже походило на игру. Все гадали, кому же удастся повести Принцессу Ледышку к алтарю. Особенно она рассердилась, когда узнала, что кое-кто даже делал ставки на тех или иных претендентов.
– Ты хочешь сказать, что кто-то сообщил ей, что половина города заключает пари, гадая, кто на ней женится?
– Именно. И самое смешное, что этим человеком оказался ее отец, Куинтон. Он решил, что это здорово, и рассказал дочери. Думал, она будет гордиться, что пользуется столь высоким спросом. Но Тори отнеслась к этому иначе. Она просто перестала выходить в свет и отказывалась встречаться с мужчинами. Это было четыре года назад.
Спенс смотрел на своего друга и думал, правда ли Алан воспринял всю эту историю так легко? Или за юмором рассказчика скрываются другие чувства? Приятель угадал его мысли и, усмехнувшись, хлопнул Спенса по плечу:
– Не волнуйся, дружище. Я уже переболел. Честно говоря, теперь я счастлив, что у Тори хватило ума мне отказать. Из меня вышел бы паршивый муж.
Спенс нахмурился и устремил взгляд в сад. Мысль о том, что Виктория могла бы стать женой какого-нибудь идиота, для которого важнее всего деньги или глупая прихоть, испортила ему настроение.
– Да ты никак неравнодушен к ней? – с любопытством спросил Алан, внимательно вглядываясь в лицо приятеля.
– Нет, – буркнул Спенс, по-прежнему хмурясь, – Я люблю нежных и податливых женщин. Теплых и ласковых. А об эту либо уколешься, либо обморозишься.
– Зато она своего рода вызов обществу. – Улыбка Алана показывала, что он не поверил ни единому слову Кинкейда.
– Похожа на дикую розу – очень красива и привлекательна, но тот, кто решится ее тронуть, рискует уколоться о шипы.
Сказав это вслух, про себя Спенс с досадой подумал, почему же весь день он возвращался мыслями к Виктории Грейнджер, а однажды даже поймал себя на том, что представил, как ее волосы разметались по его подушке… Интересно, от страсти ее глаза тоже делаются серебристыми?
– Нет, не роза – скорее ива на ветру, причем сухая. Если ее согнуть, она просто сломается, – подумав, заключил он.
– Ну, она, конечно, не Лилиан Рассел, но все, что надо, у нее на месте и, на мой взгляд, она очень женственна, – подмигнул Алан, перекатывая сигару из одного угла рта в другой.
– Да уж! А развлекается она наверняка чтением душеспасительных стихов! На таких, как она, любое упоминание о мужчине нагоняет страх.
Спенс пытался быть насмешливым, даже язвительным, но, по правде говоря, ему совсем не было смешно. Неприступная Виктория Грейнджер вызывала у него острое желание сорвать с нее маску респектабельности и зарыться лицом в ее шелковистые волосы, прикоснуться губами к нежной коже и научить ее всему, что может доставить мужчине и женщине огромное удовольствие. При одной мысли об этой необыкновенной девушке кровь Кинкейда закипела.
– Добро пожаловать в клуб жертв Принцессы Ледышки! – Алан со смехом хлопнул друга по плечу.
– Благодарю. – Спенс поморщился, но внутренний голос ему подсказывал, что Тори – это его судьба.
– Помнится, ты всегда любил преодолевать трудности, – не унимался Алан. – Судя по тому, как тебя встретили сегодня, простых решений ждать не приходится.
– Не уверен, что… – Кинкейд замолчал.
В уголке террасы вдруг ожили тени, и одна из них оказалась Викторией. Облако бирюзового кружева пенилось вокруг нее – Тори куда-то очень торопилась.
– Куда это она? – с недоумением спросил Алан, провожая взглядом стройную фигурку, сбегающую по широким ступеням.
– Не знаю. – Спенс сунул ему в руки бокал. – Но постараюсь выяснить.
Кинкейд легко перепрыгнул через перила и последовал за Тори по дорожке, ведущей к кованым воротам. Вскоре они оказались за пределами владений ее отца. Спенс решил ее догнать. Она обернулась на звук шагов и нахмурилась, узнав Кинкейда.
– Вам никто не говорил, что для хорошенькой жен-шины небезопасно гулять ночью одной?
– К ней может пристать какой-нибудь негодяй? – Она насмешливо смотрела на него.
– Может. – Он проигнорировал намек. Тогда Тори сказала:
– Пожалуйста, уходите. – И пошла прочь.
– Негодяем будет тот мужчина, который оставит беззащитную женщину ночью одну на улице. – Спенс вновь поравнялся с ней.
Тори бросила на него сердитый взгляд и ускорила шаг.
Ночной воздух был холодным и сырым. Она обхватила себя руками – в открытом вечернем платье было зябко. Кинкейд снял смокинг и накинул его ей на плечи.
– Может, поговорим? – предложил он.
– Мне не нужны ни ваша забота, ни ваше общество. – Она сбросила смокинг с плеч.
– Боюсь, вам придется вытерпеть и то и другое. – Он усмехнулся и опять укутал ее плечи.
– Все мне надоели! – прошипела она и, не обращая больше внимания на назойливого спутника, продолжала быстро идти по пустынной улице.
Туман сгущался, и нечастые фонари почти не освещали дорогу. Каблучки Тори гулко стучали по мостовой. Это был единственный звук… хотя нет, где-то позади двигался невидимый в серой дымке экипаж.
Шагая рядом, Спенс некоторое время молча разглядывал Тори, любуясь длинными ресницами и нежной кожей, потом не выдержал:
– Мы идем куда-нибудь? Тори остановилась.
– Мистер Кинкейд, неужели вы не видите, что мне неприятно ваше общество?
– Я вижу, что вы расстроены. Думаю, отец отругал вас за то, что вы отказались со мной танцевать. Я угадал?
– А что еще вы угадали?
В глазах ее застыла печаль, и Спенсу стало ее жалко. Тори выглядела такой юной, красивой и беззащитной. Как хотелось ему обнять ее и просто сказать, что все будет хорошо. Вместо этого он сдержанно произнес:
– Я знаю вашего отца уже больше трех лет. Каждый раз, когда я приезжаю в Сан-Франциско, он приглашает меня к себе, обещая познакомить со своей дочерью. Я этого избегал, так как, признаюсь, думал, что найду здесь какую-нибудь косоглазую уродину.
Протянув руку, Кинкейд ласково коснулся кончиками пальцев ее прохладной щеки. Но она дернулась, как от удара.
– Если бы я знал, что вы так прекрасны, не стал бы так долго оттягивать знакомство.
– Мне кажется, сегодня днем я ясно дала понять, что вы меня не интересуете, мистер Кинкейд.
Спенс не считал себя большим знатоком женщин. Да и вообще сомневался, что можно разобраться в характере этих странных существ. Но сейчас он был уверен, что яростное притяжение, возникшее между ними с первой минуты встречи, взаимно. Что-то первобытное возникало в воздухе, стоило им сойтись вместе, что-то, что заставляло быстрее биться сердце и вслушиваться не в слова, а в голос. И он слышал это в ее тоне. Но было очевидно, что она растеряна и чувства, которые она испытывает к нему, ее пугают.
– Знаете, мисс Грейнджер, иногда бывает очень полезно проверить свое первое впечатление. – Спенс осторожно обнял ее за плечи и притянул к себе, желая согреть и защитить от неведомой опасности, но она мгновенно вывернулась из его рук.
– Я прекрасно знаю людей вашего сорта, мистер Кинкейд! Вы упрямы, как бык, и к тому же высокомерны. Вы совершенно не думаете о других людях – просто идете к цели, сметая все на своем пути. Вас не волнуют мечты и мысли окружающих. Вся ваша забота направлена только на один бесценный объект – на себя самого.
Спенс помедлил с ответом, глядя в ее глаза.
– Вы всегда так поспешно судите о людях? – наконец спросил он.
– Иногда достаточно одного взгляда, чтобы составить мнение о ком-то на всю жизнь. – Она повернулась, чтобы уйти.
– Чего вы боитесь, мисс Грейнджер? – Кинкейд схватил ее за руку.
– Не вас! – Подбородок ее гордо вздернулся вверх. – Ну и хорошо. Я не хочу, чтобы вы меня боялись. Мимо прогремел экипаж, исчезнув в тумане, словно некий призрак. Только стук колес еще долго звучал в ночи, отдаваясь эхом в узкой улице. Казалось, звук идет со всех сторон, а потом он сразу замер, уступив место влажной тишине.
– Уходите и оставьте меня в покое! – Тори попыталась выдернуть руку из его пальцев. Спенс не отпускал ее, но боялся сжать крепче, чтобы не причинить боль. Потом он разжал пальцы и с мягким упреком произнес:
– Неужели вы не понимаете? Ведь вы бы тоже не оставили меня одного в тумане. Он становится все гуще. Боже, да здесь можно потеряться и несколько дней бродить, как в глухом лесу.
Она закусила губу, скрывая улыбку.
– Ах, бедный мальчик, того и гляди он заблудится и не попадет домой.
Она пошла дальше. Спенс вновь оказался рядом. Ветер стал соленым и еще более влажным, должно быть, они приближались к морю.
– Да, и мне нужна защита, – стараясь сохранять серьезность, заявил он.
У тротуара стоял экипаж. Фонарь горел где-то впереди, похожий скорее на желтый апельсин, чем на источник света. Клочья тумана запутались в спицах колес. Когда Тори и Спенс подошли ближе, из-за экипажа вышел мужчина. Он был невысок, но широкоплеч и огромен, словно медведь. Спенс, почуяв опасность, придвинулся ближе к Тори, которая шагала вперед, не замечая ничего вокруг.
– Мы вас давно поджидаем, мистер Кинкейд, – проговорил незнакомец. Лицо его скрывала низко надвинутая на глаза бесформенная шляпа.
– Мисс Грейнджер, думаю, вам надо побыстрее уходить отсюда, – негромко сказал Спенс, прежде чем повернуться лицом к противнику.
Тори рванулась было прочь, но человек угрожающе прорычал:
– А ну стойте, где стоите, мисс!
Она замерла на месте, потом медленно повернулась лицом к незнакомцу и увидела в его руке револьвер. Вот теперь она испугалась.
– Боже мой, – прошептала она.
– Что вам нужно? – Спенс сделал шаг вперед и оказался между Тори и револьвером. Он почувствовал, как она ухватилась за его рубашку. Вот бы обнять ее и заверить, что все будет хорошо… Впрочем, в этом Кинкейд уже не был уверен.
– Мы хотим, чтобы вы проехались с нами и навестили кое-кого. – Здоровяк махнул дулом в сторону экипажа.
– Пусть девушка уйдет. – В голосе Спенса слышался приказ, а не просьба.
Но человек с оружием покачал головой:
– Полезайте в экипаж оба!
И в ту же секунду Спенс прыгнул вперед и ударом ноги выбил оружие из рук противника.
– Беги, Тори! – крикнул он, бросаясь на незнакомца, Кулак его врезался в твердый небритый подбородок. Здоровяк спиной впечатался в экипаж, ругаясь и держась рукой за челюсть.
– Сзади! – крикнула Тори.
Прежде чем Спенс успел повернуться, второй нападавший обхватил его со спины, прижав руки к телу, словно стальными обручами. Первый шагнул вперед и, изрытая проклятия, бросился на Спенса. Но Кинкейд, пользуясь тем, что противник держит его крепко, обеими ногами нанес удар в грудь приблизившемуся здоровяку, и тот со стоном грохнулся на землю.
– Ах ты… – Спенс ударил ногой назад, попав по колену тому, кто все еще крепко сжимал его в железных тисках. Раздался странный хруст, потом вопль, и второй человек повалился на землю, увлекая за собой Спенса, Кинкейд вскочил на ноги, но первый нападавший уже стоял перед ним с оружием в руках. Спенс успел, услышать звук спускаемого курка и подумать, что он, похоже, уже покойник, как вдруг рядом раздался крик:
– Берегись! – Тори врезалась в него одновременно со звуком выстрела. В следующий момент она вскрикнула от боли, и Кинкейду показалось, что сердце его остановилось. Они упали на гранитный тротуар, но Спенс успел обнять Тори и прижать ее к себе, смягчая падение.
– Зачем ты это сделал?
– Да он нас чуть не убил!
– Хозяйке это не понравится!
– Да уж, черт, а Слеттеру тем более.
– Нога! Этот мерзавец сломал мне ногу! – застонал верзила.
– Не ори! Нам надо убираться отсюда! – закричал на него здоровяк. – Выстрел привлечет людей, вставай же!
Голоса затихли, и туман поглотил фигуры нападавших. Спенс сел, сдвинув чуть в сторону неподвижное тело Тори, Глаза ее были закрыты, а личико стало очень бледным. И тут он увидел кровь, которая сочилась из раны в правом боку.
– Тори! – позвал он, но в ответ она только слабо застонала. Опустив неподвижное тело на тротуар, Кинкейд вскочил на ноги. Теперь он убил бы обоих негодяев голыми руками. Но экипаж уже исчез в тумане. Проклиная все на свете, Спенс вернулся к Тори, которая лежала на земле, истекая кровью.
– Они ушли? – послышался тихий шепот.
– Не разговаривайте. – Он отвел ладонью локон с ее щеки, а другую руку прижал к ране, чувствуя, как теплая кровь течет по пальцам.
– Что вы делаете? – Она попыталась оттолкнуть его руки, когда Спенс бесцеремонно разорвал ей платье.
– Мне надо вас перевязать, – сердито заявил он, отрывая оборку от ее нижней юбки. Ему показалось, что она стала еще бледнее. – Какого черта вы бросились под пулю?
– Не стоит благодарности, мистер Кинкейд, – послышался слабый, но насмешливый голос. – Со мной все в порядке. Это просто царапина.
– Надеюсь, вы правы. Будь оно все проклято!
– Я была бы вам признательна, если бы вы прекратили браниться, мистер Кинкейд.
– Дышите глубоко и медленно, – приказал Спенс. Его продолжал мучить страх, что она серьезно ранена. Да и от потери крови люди нередко умирают. Это он должен лежать здесь и истекать кровью, пуля-то предназначалась ему! Он соорудил подобие тампона из одной полоски ткани, прижал его к ране, а затем наложил тугую повязку, оторвав еще один лоскут от ее юбки. Тори застонала, и Спенсу показалось, что в сердце его повернулся нож.
– Бинтовать надо плотно, – извиняющимся тоном произнес он.
– Я знаю.
Спенс закутал Тори в свой смокинг и поднял ее на руки.
– Все будет хорошо, – пообещал он, надеясь, что голос его звучит уверенно.
– Среди приглашенных на бал был врач. Я не сомневаюсь, что он посмеется над вашим страхом.
«Надо же, – подумал Спенс, – она же меня и успокаивает, а ведь ее кровь еще не высохла у меня на руках! Какая девушка! Господи, только бы ее рана не оказалась серьезной, только бы она не умерла!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поверь в мечту - Дайер Дебра



Странно что нет комментариев к такому интересному роману. В главного героя я просто влюбилась. Хорошо во всем :)
Поверь в мечту - Дайер ДебраНадежда
8.12.2012, 23.22





Очень понравился роман. Читала всю ночь.
Поверь в мечту - Дайер ДебраСэм
9.12.2012, 8.39





Действительно,потрясающий роман!10/10
Поверь в мечту - Дайер ДебраНата
9.12.2012, 14.44





bbred sivoi kobili
Поверь в мечту - Дайер ДебраSarina
9.12.2012, 23.54





нормальный роман. есть лучше, есть и хуже. напрягало постоянное самовнушение героини "я леди", "леди так себя не ведет" и т.п. герою памятник надо ставить за терпение. сюжет интересный,главного злодея узнала только в конце,хотя я в середине уже разгадываю убийц. 9/10
Поверь в мечту - Дайер ДебраРита
20.12.2012, 18.59





скучный и не интересный. она весь роман думала что он её не любит что не будет с ней жить... короче ужас
Поверь в мечту - Дайер ДебраТатьяна
7.04.2013, 16.22





Не зацепил роман ...жаль ..
Поверь в мечту - Дайер ДебраВикушка
14.10.2013, 20.32





Сюжет интересен,читается легко. Гг-мужчина с большой буквы!!! Но лично меня этот роман не зацепил...
Поверь в мечту - Дайер ДебраОЛЬГА
17.02.2014, 0.51





Мне очень понравилось
Поверь в мечту - Дайер ДебраНаталия
15.12.2015, 8.50





Скучно, пресно - 6/10. Я понимаю, конечно, что девушка воспитана маменькой-ханжой, считающей, что все связанное с интимом не достойно леди. Но такая чуткая и душевная благотворительница и вдруг полное отсутствие женской интуиции, эмоциональная слепота - как-то не стыкуется.
Поверь в мечту - Дайер ДебраНюша
16.12.2015, 0.10





А мне понравился ставлю10
Поверь в мечту - Дайер ДебраТурмалин
30.01.2016, 23.05





У гг-ни очень занижена самооценка (благодаря ее матери), поэтому и сомнения, что можно любить ее, а не деньги ее отца. Мне роман понравился.
Поверь в мечту - Дайер ДебраОльга
8.02.2016, 12.36





Ребята, приветствую! Я прошу прощения, что не в тему.Только у меня не открывается "Топ-100"?
Поверь в мечту - Дайер ДебраNatalie
8.02.2016, 13.54





У меня тоже. Не пойму, почему?
Поверь в мечту - Дайер ДебраЛюдмила Кл.
8.02.2016, 15.10





Роман отличный. Читайте. Ставлю 10
Поверь в мечту - Дайер ДебраТатьяна
22.02.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100