Читать онлайн Поверь в мечту, автора - Дайер Дебра, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поверь в мечту - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поверь в мечту - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поверь в мечту - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Поверь в мечту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Тори цеплялась за остатки сна. Это было так чудесно – белый песок, бирюзовая вода, сияющее солнце… Кто-то был с ней на пляже – какой-то мужчина, он протягивал ей красную розу и улыбался. Он шел к ней по белому песку. Ткань сна бледнела и расплывалась, но ей так не хотелось просыпаться. Пожалуйста, только не сейчас. Пусть сначала он обнимет ее, пусть он сначала… Боже, о чем она думает?
Пытаясь спрятаться от света, проникавшего сквозь плотно смеженные веки, Тори повернулась на другой бок. Что-то защекотало ее нос, она ощутила знакомый возбуждающий запах и в ту же секунду поняла, что кровать какая-то уж очень теплая. Удивленная, она открыла глаза и уставилась на завитки волос перед своим носом. Несколько секунд она просто лежала, чувствуя, как учащается дыхание и румянец заливает ее щеки.
– Доброе утро, Принцесса.
Широкая грудь, на которой мирно покоилась ее щека, приподнялась, и от низкого голоса Спенса она наконец проснулась окончательно. Оказалось, что она лежит, прижавшись к мужу, рука обнимает его за талию, а ее нога устроилась поверх его бедер. И кожа их соприкасается, потому что ее ночная рубашка сбилась… С бьющимся сердцем и пылающими щеками Тори рывком села и отодвинулась как можно дальше от этого варвара.
– Кинкейд, как вы… – Она дернула на себя простыню, чтобы прикрыться ею, но перестаралась, и теперь он лежал перед ней совсем обнаженный.
– Спокойнее, Принцесса. И не пугайся так. Если я не ошибаюсь, ты собиралась заиметь от меня ребенка.
Тори изумленно уставилась на свидетельство его утреннего возбуждения, которое гордо вздымалось в паре десятков сантиметров от ее носа. Что-то сжалось внутри, но Тори приписала это испугу и торопливо набросила на него простыню. Спенс лениво протянул руку и сбросил ее с себя.
– Вы что, вовсе забыли о приличиях?
– Как и любой варвар. – Он с удовольствием потянулся, напрягая мышцы. Тело его двигалось, жило странной, завораживающей жизнью.
Тори сидела, прижавшись спиной к стене, не в силах отвести взгляд от этих полных животной грации движений. От Спенса исходили волны энергии и чувственности. Вот они достигли ее, и кожа Тори потеплела, она почувствовала внутри дрожь, и, когда он рывком встал, ее рука инстинктивно метнулась в попытке удержать, вернуть – что? Что-то необходимое… Пытаясь совладать с непослушными эмоциями, Тори прижала простыню к груди. Она припомнила вчерашний вечер: его руки, горячее тело, губы… Нет-нет! Это нужно прекратить.
– Что вы собираетесь делать? – Не в силах отвести взгляд, она смотрела, как он ходит по каюте, любовалась им, не желая признаться самой себе, что ей безумно нравятся его узкие бедра и ягодицы, чуть более бледные, чем остальное тело.
– Я собираюсь помыться, побриться и позавтракать, – Улыбнувшись, он потер колючий подбородок.
Тори отвернулась, досадуя, что он видел, как жадно она на него смотрит. Хотя кого она пытается обмануть? Эти золотистые глаза слишком проницательны. Иногда кажется, что они смотрят прямо ей в душу. Он наверняка знает о ее желании… Но разве настоящая леди может желать человека, которого не любит?
Должно быть, он просто околдовал ее, и теперь она превращается в распутницу, в аморальное существо… Она катится вниз, падает в пропасть… Но она сумеет остановиться вовремя!
Взгляд Тори метнулся к Спенсу. Он стоял возле туалетного столика. Утреннее солнце омывало его своими лучами, лаская золотистым светом это совершенное творение Господа. Никогда раньше Тори не приходило в голову, что она сможет со столь болезненной остротой наслаждаться видом и присутствием человека, начисто лишенного всяких моральных принципов.
Взглянув в зеркало на потолке, Тори чуть не застонала. Ничего удивительного, что он не захотел ее вчера – она так некрасива! В поисках защиты от мучивших ее комплексов она вновь ухватилась за праведный гнев.
– Мистер Кинкейд, неужели все ваши любовницы обожали любоваться на себя в зеркало, лежа в постели?
– В смысле? – Он бросил на нее через плечо удивленный взгляд.
– Зачем здесь это зеркало? – Она указала на потолок. Спенс нахмурился и вновь занялся бритьем.
– Это яхта Алана, – нехотя бросил он.
Губка скользнула по бронзовому плечу, и струйки мыльной воды потекли по загорелой спине. Глаза Тори жадно следили за блестящими каплями, стекавшими к узким бедрам. Во рту у нее пересохло. Так нельзя. Надо рассердиться. Это позволит забыть о глупом желании провести пальцами по его влажной коже…
– Не будет ли с моей стороны непростительной смелостью спросить, куда мы направляемся? – язвительно выпалила она.
– В Мексику. – Спенс обернулся через плечо. – У Алана есть дом на побережье – я бывал там несколько раз… Впрочем, довольно давно.
Видеть, как губка скользит по его широкой груди, было еще хуже, и Тори, опустив глаза, принялась разглаживать руками складку на одеяле.
– А сколько мы там пробудем?
– Недолго. Несколько дней – у меня остались неоконченные дела в Сан-Франциско.
Теперь губка путешествовала по плоскому животу, и Тори обнаружила, что не способна ни о чем думать. Так хотелось прижаться к нему, ну хотя бы просто прикоснуться, и чтобы он опять поцеловал ее – как вчера… И тогда она снова поведет себя глупо, и это будет так унизительно!
– У меня нет одежды. Что мне делать?
Спенс прополоскал губку и стер с тела мыльную пену.
– У меня есть предложение, даже несколько, но, боюсь, вы не будете в восторге.
– Вы хотите, чтобы все эти дни я провела в ночной рубашке? – Тори покраснела.
Он повернулся к ней, растирая кожу полотенцем, и ухмыльнулся чуть злорадно:
– Вы можете в любой момент ее снять.
– В отличие от вас я не привыкла разгуливать в столь неприличном виде.
– Я сомневаюсь, что увижу что-то, чего не видел раньше.
– Вы невозможны! – Тори, покраснев, закуталась в простыню.
– Невозможен? Глупости! Я как раз тот человек, который верит, что все возможно, – нужно просто очень сильно захотеть.
Завернувшись поплотнее в черный шелк, Тори слезла с кровати и отправилась на поиски хоть какого-нибудь платья.
– Неужели вы не можете вести себя, как подобает джентльмену? – раздраженно бросила она.
– Всему свое время.
Сундук в изножье кровати был пуст. Она с грохотом захлопнула крышку и подошла к шкафу. Нетерпеливо перебрала рубашки, брюки и пиджаки. На нижней полке выстроились в ряд мужские ботинки и… коробка, завернутая в серебряную бумагу. Тори смотрела на нее, и ее вновь одолело любопытство.
– Думаю, теперь вы можете принять мой подарок, – проговорил Спенс.
– Я предпочла бы что-нибудь из одежды. – Тори оглянулась вокруг.
– Держите. – Кинкейд снял с вешалки и протянул ей одну из белоснежных рубашек. – Вполне подойдет.
– О да, особенно для посещения кают-компании и обеда за капитанским столом, – язвительно отозвалась Тори. Она вытащила из шкафа серые брюки и вместе с рубашкой вручила их Спенсу: – Возьмите. Хоть один из нас будет прилично одет.
– А я-то думал, что мой наряд как нельзя лучше подходит для медового месяца.
Он поцеловал Тори в изгиб нежной шейки, но она недовольно дернула плечом и отстранилась, негодующе заметив:
– Сейчас утро!
– Мне нравится делать это утром, днем и вечером. – Каждая часть суток была отмечена новым поцелуем.
– Это неприлично.
Тори повернулась к мужу, чтобы заставить его прекратить эту недостойную игру. Но так было даже хуже – теперь они стояли почти вплотную, и она чувствовала тепло его тела, такого сильного, притягательного, такого желанного…
– Все, что доставляет мужу и жене удовольствие, прилично, – наставительно заметил Спенс.
Запах… Он пахнет так странно – восковник и специи и что-то еще… Должно быть, так пахнут молодые мужчины… Этот запах проникал в нее, щекоча ноздри, и непонятно почему вызывал волнение в груди. И не только в груди. Тори была не готова бороться с его магнетизмом и своими ощущениями. Наклонившись, Кинкейд проложил дорожку из поцелуев от теплой щечки до нежной раковины девичьего ушка. Когда он принялся ласкать языком и покусывать чувствительную мочку, у Тори перехватило дыхание. Не замечая, что делает, она положила ладонь на его грудь.
– Ты прекрасна, – прошептал Спенс. – Знаешь, не всякая женщина может позволить себе показаться мужчине при утреннем свете – только настоящая красавица, как ты.
Тори чувствовала: еще немного – и она не совладает с собой и упадет в его объятия. О, это будет прекрасно – полет вдвоем через все наслаждения… Но потом! Потом она рухнет вниз, прямо на камни, о которые неминуемо разобьется ее бедное сердце.
Отвернувшись, она пробормотала:
– Полагаю, вы можете считаться экспертом – наверняка вы просыпались рядом со многими женщинами.
– С несколькими. – Он вновь потянулся к ней. – Но ни одна из них не была столь же прекрасна.
Тори трепетала от нежного прикосновения и ласковых слов. Сколько женщин он уже очаровал этой ложью? Как легко поверить любым словам, если их произносят таким чарующим голосом с замечательно тягучим техасским акцентом.
– Мне не нужны ваши комплименты, мистер Кинкейд. – Тори отодвинулась в сторону. – Приберегите их для следующей жертвы.
– Ах вот оно что! – Взяв за подбородок, Спенс заставил ее посмотреть ему в глаза. – Значит, вы считаете, что все это лишь красивые слова, пустые фразы, с помощью которых я соблазняю невинных жертв?
– Отпустите меня! Это не игра, мистер Кинкейд!
– Я рад, что вы это понимаете! – Глаза его сверкали.
Его пламенные поцелуи заставили ее забыться на мгновение, возжелать – чего? Принять участие в игре, которая велась не по ее правилам? Она неизбежно проиграет, а ставки слишком высоки…
– Если вы настаиваете на том, чтобы сделать это сейчас, я не буду возражать. Но я очень прошу вас – перестаньте целовать меня.
– Вам это не нравится? – Пораженный холодным тоном. Спенс резко отдернул голову и внимательно посмотрел ей в глаза. Слишком внимательно, она не сможет утаить, спрятать… – Или все-таки нравится?
– Мистер Кинкейд, я просто пытаюсь смотреть на вещи реально.
– То есть вы хотите, чтобы я все время помнил, ради чего вы здесь и почему согласились раздвинуть свои лилейно-белые ножки перед таким варваром, как я?
– Неужели вам нравится быть столь вульгарным?
– Неужели вам нравится быть столь занудно-высоконравственной?
Отвернувшись, Спенс пошел к туалетному столику. Тори смотрела на его широкую спину, и в ней боролись два желания – обнять или пнуть его ногой. Если бы она могла поверить, что все происходящее не фарс, ей было бы безразлично, ночь на дворе или день. Если бы он ее любил, ее мечты могли бы стать явью. Но это невозможно, она поняла это много лет назад.
Тори наблюдала, как Спенс взбивает мыльную пену в голубой фарфоровой плошке. Надо же, этот человек несколькими прикосновениями зажег в ее крови пламя, лишил покоя, а сам остался холоден! Для него это всего лишь игра – добавить ее имя к списку своих многочисленных побед, растопить Принцессу Ледышку.
Она захлопнула дверцу шкафа и, подойдя к открытому иллюминатору, подставила лицо прохладному ветерку, надеясь остудить накатившую ярость. Или другое чувство?
– Что-то не так, Принцесса?
– Все в порядке, если не считать того, что я вышла замуж за человека, которого презираю.
– Боже, какие слова! Что я натворил на этот раз?
– Вы прекрасно знаете! И не прикидывайтесь невинным младенцем. В этой роли вы неубедительны.
– Мне кажется, я во всем подчинялся вашим желаниям. – Усмехнувшись, Кинкейд принялся намыливать щеки.
– Ах вот как, моим желаниям? Наверное, именно поэтому вы разгуливаете здесь без всякого стеснения в костюме Адама. У вас не хватило чувства такта даже на то, чтобы помыться в уединении! Вы обнимали меня… прикасались так, словно… словно хотели… А потом просто взяли и отошли в сторону!
– Но разве не этого вы желали в тот момент?
Она этого желала? Разве этого? Господи, чего она вообще хочет? Тори отвернулась, чтобы он не увидел ее смятения.
– Я точно знаю одно – я не буду играть в эти дурацкие игры.
– В чем дело? Решили, что не справитесь с ролью жены?
– Мне кажется, вы спутали слово «жена» с другим! Несколько секунд он молчал. Тори чувствовала на себе его взгляд – теплый, ласковый. Она прекрасно знала – он ждет, чтобы она повернулась и взглянула ему в глаза, и тогда ее решимость вновь развеется как дым на ветру. Она упорно смотрела в сторону, стараясь сохранить самообладание и независимость – или не затронутость чувств?
– Больше вас ничто не тревожит?
Еще как! Все эти чувства, которых она не хотела, не просила… Она не могла себе позволить испытывать их, и уж точно не по отношению к этому человеку.
– Лучше бы мне никогда вас не видеть, не встретить! – в отчаянии пролепетала она. Голос ее звучал глухо от сдерживаемых слез.
– Мужайтесь, Принцесса, я ведь не вечно буду рядом. Да, это она знала – ни на минуту не могла забыть, что настанет день, когда он уйдет. И если только она не будет очень, очень осторожной, он заберет с собой ее сердце.
– Это меня с вами примиряет, – парировала она, но мысли ее были о другом.
Она смотрела на море, щурясь от солнечных бликов. Какие высокие волны… Тори всячески старалась игнорировать мужчину, которого теперь ей приходилось называть мужем. Пусть знает, что она тоже умеет быть равнодушной и холодной. Она не позволит унижать себя, не даст прикоснуться к своей душе, разрушить каменную стену, которую она столь тщательно возвела вокруг своего сердца.
Спенс намылил щеки, мрачно разглядывая свое отражение в зеркале. Значит, она не хочет терпеть его поцелуи и слушать комплименты? Похоже, как дошло до дела, выяснилось, что она вообще его не хочет. А он сгорает от желания! Эта женщина в каюте – его жена. Он волен сделать все, что хочет, – схватить ее, бросить на кровать, раздвинуть нежные бедра и войти в нее – такую сладкую… Низ живота свело болью. Что за мука – неудовлетворенное желание! Но он не будет действовать как жеребец или как насильник.
Кинкейд открыл бритву и провел по щеке. Среди белой пены появилась дорожка. Вчера ему удалось заставить Викторию выйти из своей ледяной скорлупы. Она была нежна, она была прелестна… она была такой страстной, что у него перехватывало дыхание. Новизна и сила собственных чувств опьянили ее… Может, Тори и не любит его, но уж точно хочет – тут он не мог ошибиться. Просто она слишком упряма, чтобы признаться в этом. Спенс посмотрел на ее отражение в зеркале. Вот она стоит, глядя на море и теребя эту дурацкую рубашку. И все же даже в этом нелепом наряде она для него самая желанная, самая соблазнительная женщина и не сравнится ни с одной разряженной в шелка кокеткой. И в то же время она так трогательно напоминает ему заблудившегося ребенка, испуганную маленькую девочку, которая ждет, что вот-вот появится голодный медведь и съест ее. Бедняжка никогда в жизни не видела нежности. Потребуются терпение и время, чтобы завоевать ее доверие, приручить… Что за глупости лезут ему в голову? Время! Откуда оно, если их союз с самого начала задуман как недолговечный? Но он не будет играть по ее правилам! Никогда он не согласится исполнять роль жеребца, чьи прикосновения женщина терпит с таким видом, словно боится запачкаться. Спенс заметил, что Тори тоже украдкой разглядывает его. Вот ее влажные глаза блеснули – он прочел в них желание. Рука его дрогнула, и острое лезвие поранило кожу. Выругавшись про себя, он схватил полотенце и прижал к кровоточащей ранке. Что бы она там ни говорила, в глазах се он читал совсем другое. Он должен научить свою жену любить. Он заставит Тори понять и признать, что она желает его не меньше, чем он ее. Спенс усмехнулся. Он постарается быть терпеливым учителем и добиться своего – чтобы она пришла к нему нежной и призналась в своем желании… Он добьется этого… Главное – не умереть в процессе обучения.
Она опять уставилась в иллюминатор, и Спенс, натягивая штаны, спросил:
– Что бы вы хотели сначала: завтрак или свежую воду для купания?
– Я бы хотела принять ванну, – быстро ответила Тори и, взглянув на него, многозначительно добавила: – В одиночестве.
– Как пожелаете, Принцесса.
Тори сжала кулаки – опять это ненавистное прозвище. Спенс оделся и ушел, оставив ее наедине с беспокойными мыслями. Она мерила шагами каюту, словно тигрица в клетке. Красные розы, наполнявшие помещение ярким цветом и сладким запахом, раздражали ее все больше. Они как будто смеялись над ней. Это унизительно, в конце-то концов! Тори схватила ближайший букет – шипы мстительно впились в ладонь, но она не обратила на это внимания. Злорадно улыбаясь, она вышвырнула розы и с удовольствием смотрела, как они исчезают в тяжелых волнах. Она собрала все цветы и без всякого сожаления отправила их в море. Розы мелькали среди бирюзовой пены, море поглощало их, но в каюте упорно держался запах цветов, а руку терзала боль, как напоминание о том, что она сделала с цветами и с собой – ей не избавиться от Спенсера Хэмптона Кинкейда. Всю жизнь она любила Чарлза, но никогда не испытывала в его присутствии такого смятения, таких странных ощущений. Кинкейд затронул ее чувства – причем некоторые из них раньше были ей вообще не известны. За короткое время ему удалось заразить ее какой-то странной лихорадкой, когда тело горело, голова кружилась и она теряла самоконтроль. Даже сейчас, сидя одна в каюте, Тори ощущала внутри какую-то пустоту, которая требовала, жаждала присутствия Кинкейда, его прикосновений и ласк. Она осознала, как велика опасность. Довериться этому мужчине – значит потерять не только мечты и гордость; она перестанет существовать как личность, она перестанет быть Викторией Грейнджер. Он уничтожит ее внутренний мир, разобьет сердце – а потом спокойно пойдет своей дорогой. Она должна воздвигнуть защиту – от ласкающего взгляда его глаз и от собственных низменных желаний. Да, она отдаст ему свое тело, но на своих условиях. А душу не отдаст никогда. Больше она не сделает такой глупости. В прошлый раз она смогла собрать свое разбитое сердце по кусочкам. Но теперь она вряд ли выживет, случись с ней такое вновь. Когда Спенс вернулся с кувшином теплой воды, Тори все еще смотрела на море. Оглядев каюту, он хмыкнул:
– Уверен, на каждом бутоне, который ты швыряла в море, был мой портрет.
– Вы очень проницательны, мистер Кинкейд.
– Да что ты! Просто некоторые книги так легко прочесть.
– Ах вот как! Значит, вы уверены, что можете читать меня, как открытую книгу?
– Иногда. – Он водрузил кувшин на столик. – А иногда ты бываешь очень, очень загадочной.
Никогда прежде Тори не приходило в голову, что кто-то может находить ее загадочной, но звучало это заманчиво и… приятно.
– Как же так, вы ведь у нас эксперт по женской части, – язвительно заметила она.
– Любой мужчина, который объявит себя таковым, должен быть заклеймен как лжец.
«Сколько же у него было возлюбленных?» – мучительно размышляла Тори. С таким телом, лицом, улыбкой, обладая таким неотразимым шармом, наверняка он соблазнил сотни, а может, и тысячи женщин… Неужели ни одна не затронула его сердце?
Пока она так терзала себя, Спенс вылил из тазика грязную воду, приготовил чистое полотенце и торжественно провозгласил:
– Ванна готова, миледи!
Но при этом несносный человек не сделал ни шага в сторону двери.
– Я ясно дала понять, что хочу мыться в одиночестве.
– Помню-помню. – Он уселся в ближайшее кресло и, удобно устроившись, вытянул ноги. – Но я решил иначе.
– Я не буду заниматься этим в вашем присутствии!
– Знаете, я слышал, что некоторые женщины даже во время омовения не снимают одежду. – Он смотрел на нес по-детски невинным взглядом. – Мне всегда хотелось узнать, неужели это правда?
Тори молча смотрела на него, сжав рукой ворот рубашки. В ушах ее звучал голос матери: «Настоящая леди никогда не показывается голой, даже перед самой собой».
По правде говоря, Тори считала, что глупо мыться, прикрывшись полотенцами или сорочкой… Но сейчас она не доставит удовольствия этому негодяю. Вот, пожалуйста, он сидит и ухмыляется, словно в дешевом балагане!
– Я уверен, вы сумеете вымыться, не позволив мне увидеть даже кусочка кожи. А может, Принцесса все же надумает удовлетворить любопытство своего несчастного мужа?
– Нет! – Она вздернула подбородок.
– И что бы сделал настоящий варвар, столкнись он со столь откровенным неповиновением? Может, он искупал бы вас собственноручно?
– Вы не посмеете! – Голос Тори дрожал от негодования, но дрожь, охватившая тело, была вызвана вовсе не страхом. Предательское тело!
– А вы не будьте так уверены. – Глаза его блестели. – Ну так как?
Негромко выругавшись повторив любимое выражение отца, Тори бросила простыню на кровать.
– Мне послышалось, или вы в самом деле это сказали? – изумился Спенс.
Не удостоив его ответом, Тори подошла к туалетному столику.
Расстегнув несколько пуговок, она вытащила руки из рукавов и, пользуясь отверстием для того, чтобы просунуть мыло и полотенце в импровизированную палатку, вымылась-таки под прикрытием своей рубашки.
– Удовлетворены? – Она вновь сунула руки в рукава.
– Браво, Принцесса! – Спенс зааплодировал. – Вам удалось проделать это и не дать мне полюбоваться и дюймом вашего прелестного тела.
– Я рада, что развлекла вас, мистер Кинкейд.
– Развлечение еще и не начиналось, – многозначительно протянул Спенс, перестав усмехаться. Под его взглядом Тори задрожала. Горячая кровь прилила к щекам. Ей показалось, что ткань вот-вот соскользнет с плеч, оставив ее беззащитной и обнаженной перед его горящим взором.
– Что же вас останавливает? – тихо спросила она.
– Лед, Видите ли, я жду оттепели.
Тори с ужасом вспомнила, что Чарлз назвал ее фригидной. Она холодная! Что, если она не сможет удовлетворить этого мужчину?
– И вы уверены, что оттепель наступит?
– Я не теряю надежды.
Это был важный этап в разговоре, и они даже не ссорились, и кто знает, что могло бы быть сказано еще, но желудок Тори выбрал именно этот момент, чтобы напомнить, что хозяйка в последний раз ела очень давно. Она прижала ладони к животу, стараясь заглушить голодное урчание, и смущенно взглянула на Спенса. Тот засмеялся и вскочил на ноги:
– Кажется, пора завтракать.
Он вышел, а Тори осталась стоять посреди каюты, снова мучаясь от мысли, что Спенс не находит ее привлекательной. Для него она всего лишь Принцесса Ледышка. Повинуясь какому-то внутреннему импульсу, она сбросила рубашку и схватила с кровати шелковую черную простыню. Вздрагивая от прикосновения прохладной ткани к обнаженной коже, Тори соорудила себе подобие хитона. Она нашла в шкафу белый шелковый галстук и сделала из него пояс. Потом распустила и расчесала волосы. Глядя в зеркало, она подумала, что, завернутая в черный шелк, с распущенными волосами, она выглядит как женщина, которая приготовилась соблазнить мужчину.
Когда Кинкейд вернулся, волосы ее были аккуратно уложены, а поверх импровизированного наряда была надета белая мужская рубашка, тщательно застегнутая на все пуговицы.
С интересом оглядев ее с ног до головы, Спенс хмыкнул:
– Вы прекрасно выглядите.
– Если бы вы дали мне время, чтобы собрать вещи…
– То вы бы с ног до головы завернулись в бесчисленное количество одежек, как и подобает настоящей леди. – Он усмехнулся и распахнул дверь. – Завтрак подан.
Тори почувствовала бодрящий аромат кофе и свежих булочек. Воздержавшись от дальнейших пререканий, она прошла в кают-компанию, где стояли стол и шесть стульев. Скатерть сияла белизной, солнце блестело на серебряных приборах. Жаркое, картошка, яйца, куски сочной дыни, яркие апельсины – Тори была так голодна, что не знала, с чего начать. Перепалка с Кинкейдом разбудила в ней зверский аппетит. Если бы только аппетит!
– У меня есть идея насчет того, чем мы можем заняться после завтрака. – Спенс галантно придвинул ей стул.
– Да?
– Я расскажу, когда мы поедим и вы откроете мой подарок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поверь в мечту - Дайер Дебра



Странно что нет комментариев к такому интересному роману. В главного героя я просто влюбилась. Хорошо во всем :)
Поверь в мечту - Дайер ДебраНадежда
8.12.2012, 23.22





Очень понравился роман. Читала всю ночь.
Поверь в мечту - Дайер ДебраСэм
9.12.2012, 8.39





Действительно,потрясающий роман!10/10
Поверь в мечту - Дайер ДебраНата
9.12.2012, 14.44





bbred sivoi kobili
Поверь в мечту - Дайер ДебраSarina
9.12.2012, 23.54





нормальный роман. есть лучше, есть и хуже. напрягало постоянное самовнушение героини "я леди", "леди так себя не ведет" и т.п. герою памятник надо ставить за терпение. сюжет интересный,главного злодея узнала только в конце,хотя я в середине уже разгадываю убийц. 9/10
Поверь в мечту - Дайер ДебраРита
20.12.2012, 18.59





скучный и не интересный. она весь роман думала что он её не любит что не будет с ней жить... короче ужас
Поверь в мечту - Дайер ДебраТатьяна
7.04.2013, 16.22





Не зацепил роман ...жаль ..
Поверь в мечту - Дайер ДебраВикушка
14.10.2013, 20.32





Сюжет интересен,читается легко. Гг-мужчина с большой буквы!!! Но лично меня этот роман не зацепил...
Поверь в мечту - Дайер ДебраОЛЬГА
17.02.2014, 0.51





Мне очень понравилось
Поверь в мечту - Дайер ДебраНаталия
15.12.2015, 8.50





Скучно, пресно - 6/10. Я понимаю, конечно, что девушка воспитана маменькой-ханжой, считающей, что все связанное с интимом не достойно леди. Но такая чуткая и душевная благотворительница и вдруг полное отсутствие женской интуиции, эмоциональная слепота - как-то не стыкуется.
Поверь в мечту - Дайер ДебраНюша
16.12.2015, 0.10





А мне понравился ставлю10
Поверь в мечту - Дайер ДебраТурмалин
30.01.2016, 23.05





У гг-ни очень занижена самооценка (благодаря ее матери), поэтому и сомнения, что можно любить ее, а не деньги ее отца. Мне роман понравился.
Поверь в мечту - Дайер ДебраОльга
8.02.2016, 12.36





Ребята, приветствую! Я прошу прощения, что не в тему.Только у меня не открывается "Топ-100"?
Поверь в мечту - Дайер ДебраNatalie
8.02.2016, 13.54





У меня тоже. Не пойму, почему?
Поверь в мечту - Дайер ДебраЛюдмила Кл.
8.02.2016, 15.10





Роман отличный. Читайте. Ставлю 10
Поверь в мечту - Дайер ДебраТатьяна
22.02.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100