Читать онлайн Коварная искусительница, автора - Дайер Дебра, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварная искусительница - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварная искусительница - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварная искусительница - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Коварная искусительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Когда Себастьян подошел к ней, Эмма встала с кресла. Слова леди Эндовер продолжали отзываться эхом в ее голове. Да, Себастьян не был холодным истуканом. Вспышки гнева мелькали в его темных глазах. Интуиция подсказывала Эмме, что надо бежать, но героини Остин так не поступают.
– Возможно, я была…
– Вы считаете, что я должен платить женщине, чтобы она уделила мне время? – Эндовер приблизился к девушке, как лев, которому надоела назойливая мышь.
– Милорд, я, конечно… – Эмма отошла в сторону.
– Вы воображаете, что я стану использовать мои титул, власть, деньги, чтобы завладеть женщиной. Вы что, думаете, женщины не находят во мне ничего более привлекательного, чем все это?
Эмме не хотелось размышлять над уловками маркиза. Прошлой ночью она столкнулась с его манящей мужественностью. Девушка слишком хорошо знала, насколько притягательными становятся мужчины, когда пускают в ход свое обаяние. Маркиз приблизился. Эмма шагнула назад и буквально упала в кресло.
– Теперь я вижу, что я… – растерянно пролепетало Эмма.
Маркиз быстро сократил дистанцию между собой и мисс Уэйкфилд, встав между нею и креслом, и бедная девушка буквально оказалась в ловушке.
– Неужели я столь безобразен, мисс Уэйкфилд?
– Лорд Эндовер, я…
Маркиз схватил пытавшуюся ускользнуть от него Эмму за руку. Он медленно привлек ее к себе, пока ее грудь не прижалась к его груди. Ощущение тепла охватило Эмму. Значит, она мечтала об этом, как только вошла в комнату.
– Неужели мое прикосновение вызывает у вас отвращение, мисс Уэйкфилд? – спросил Себастьян низким голосом, в котором слышалось странное напряжение.
Всю жизнь Эмма Уэйкфилд мечтала найти того, кто заставит ее сердце бешено биться, а душу воспарить к небесам. Считать маркиза героем романтических грез – глупо. Он не относится к Эмме с обожанием она ему не доверяет.
– Милорд, вы намереваетесь преподать мне еще один урок? – насмешливо спросила Эмма.
– Преподать урок? – Эндовер перевел свой взгляд на губы Эммы. И, хотя он не прикасался к ней, у Эммы возникло странное ощущение, будто маркиз ласкал ее губы своими.
– Какими же обманчивыми могут быть самолюбие и самонадеянность! – воскликнул Себастьян.
– Самонадеянность часто взращивается неограниченной властью, не так ли, милорд? – парировала Эмма.
– Я давно убедился на собственном опыте, что сильная, волевая женщина мало чего добивается в жизни.
Мурашки пробежали по телу Эммы. С этим человеком нет будущего. Только желанием и воображением обстоятельства не изменишь. Даже Э.-У. Остин не сумел бы придумать достойного финала для такой истории.
Маркиз глубоко вздохнул. Эмма заметила, что он снова надел на себя маску холодной сдержанности. Из-под аристократического фасада проглядывал грубый самец, страстный и примитивный. Пугающий и манящий одновременно. Эмме казалось, что лишь сила воли не позволяет зверским инстинктам маркиза вырваться наружу.
– Я не собираюсь предлагать вам помощь в поисках мисс Шарлотты для того, чтобы сделать вас своей любовницей, мисс Уэйкфилд, – произнес Себастьян.
– Мне не следовало слишком много брать на себя, милорд, – тихо произнесла Эмма.
– И я даю вам слово, что мои намерения по этому делу самые благородные.
Эмма вспомнила о пуговице и о мотивах, двигавших желанием маркиза помочь ей.
– Милорд, я нахожу странным ваше стремление помочь нам, если, конечно, вами не движут иные мотивы, – сказала Эмма.
Себастьян пристально посмотрел на нее:
– Тяжело представить, что я стал бы предлагать вам свою помощь по какой-либо другой причине, чем та, о которой вы думаете, – сказал Себастьян.
– Да, это так, милорд, – ответила Эмма, приподняв подбородок.
– Скажите, мисс Уэйкфилд, вы не доверяете всем мужчинам или только мне?
– Жизнь – лучший учитель.
– Я не могу говорить от имени тех мужчин, которых вы знали. Я могу лишь дать вам слово, что тоже собираюсь участвовать в поисках мисс Шарлотты, – произнес маркиз.
Но не успел он договорить, как в дверь постучали. В кабинет вошел седой дворецкий и объявил о том, что к его светлости прибыл с визитом мистер Бернард Рэдберн.
– Скажи ему, что я сейчас приду.
Когда дворецкий ушел, маркиз снова повернулся к Эмме:
– Мне нужно поговорить с моим племянником.
– Вы считаете, что он может что-то знать о Шарлотте?
Себастьян не ответил. У Эммы создалось впечатление, будто маркиз изучал ее, словно сомневаясь, можно ли ей сказать.
– Надеюсь, меня не будут держать в неведении, милорд, – произнесла Эмма. – Если вы хотели, чтобы Шарлотта не поддерживала с ним отношений, я осмелюсь предположить, что вы считаете этого господина гораздо менее порядочным, чем вы сами?
– Я не могу сказать с уверенностью, был ли Бернард причастен к исчезновению Шарлотты. Но не могу утверждать, что он невиновен.
– Я хочу быть рядом, когда вы будете разговаривать с вашим племянником.
– Сомневаюсь, что он будет вежливым и обходительным, если вы, мисс Уэйкфилд, будете присутствовать при нашем разговоре, – ответил ей маркиз, улыбаясь.
– Вы не собираетесь защищать его? – Эмма посмотрела маркизу прямо в глаза.
– Похоже, вы еще далеки от того, чтобы начать доверять мне, мисс Уэйкфилд, – Себастьян взял ее за руку и повел к двери.
– Если вы воображаете себе, что можете так легко выставить меня из дома… – Эмма попыталась высвободить свою руку из руки маркиза.
Маркиз прижал палец к губам девушки, и нежное прикосновение заставило ее замолчать.
– Вам лучше подождать в холле за библиотечной галереей. Дверь я оставлю открытой. Если вы будете в холле, то мой племянник вас не увидит, но вы услышите все, что он скажет.
– И как же вы заставите вашего племянника признаться во всем? – спросила она маркиза.
– Вы всегда так быстро осуждаете всех? – Эндовер удивленно приподнял брови.
– А если ваш племянник виновен, то как вы заставите его признаться? – продолжала настаивать Эмма.
– Сомневаюсь, что мы сможем получить от него признание в совершении злодеяния, если посадим его в подвал. А вы, мисс Уэйкфилд, похоже, думаете об этом. Я намерен поговорить с племянником начистоту, – Эндовер взял девушку под руку. – Идемте, и, самое главное, не пытайтесь зайти в комнату.
Маркиз протянул ей руку, Эмма застыла на мгновение в раздумье. Хотя она прекрасно понимала, что этот жест – не более чем проявление вежливости, сама мысль о том, чтобы взять его руку, казалась ей слишком интимной. Эмма убеждала себя, что она не старая дева. Она положила свою руку на руку Себастьяна, мысленно хваля себя за то, что догадалась не снимать перчаток. Но перчатка не мешала чувствовать крепкую мужскую руку, на которой лежала девичья рука.
От маркиза исходил волнующий аромат трав. Этот запах проникал в ее мысли, пробуждая воспоминания. Как же Эмма могла надеяться на то, что ее сердце успокоится, когда рядом был Себастьян Эндовер?


Когда каждое прикосновение платья к ее ногам наставляло вспоминать, как мускулистые ноги маркиза прижимались к ее ногам? Когда каждое движение его руки вызывало в душе Эммы воспоминания о котором, как маркиз обнимал ее? Она должна обуздать эти сладкие, порочные мысли.
Себастьян бросил взгляд на женщину, идущую рядом с ним. Ее волосы были скрыты под чепцом, и лишь несколько выбившихся прядей обрамляли ее лицо. Подол бледно-зеленого муслинового платья выглядывал из-под мантильи при каждом шаге. И хотя Себастьян не считал себя знатоком мод, но он достаточно хорошо разбирался в женщинах, чтобы определить, следит ли дама за модой или нет. Мисс Уэйкфилд, согласно его суждениям, не следила. Более того, Эмма подвергала себя опасности быть заклейменной как неряха. Причин, заставлявших маркиза считать, что мисс Уэйкфилд сегодня отлично выглядит, не было. В этом и заключалась вся проблема.
Утром, до того как Эмма пришла к нему, маркиз пытался убедить себя в том, что девушка казалась прошлой ночью столь привлекательной всего лишь из-за игры лунного света. Сейчас до восхода луны далеко. И в светильниках на стене не горело ни одной свечи. Но кровь продолжала кипеть в жилах Себастьяна Эндовера. Он прилагал все усилия, чтобы сдержаться и не поцеловать Эмму. Его сердце пылало от одного только воспоминания о том, как девичья грудь прижималась к его груди.
Маркиз остановился и, взявшись за перила, посмотрел вниз, где располагалась библиотека. Там, внизу, возле домашнего бара стоял Рэдберн с таким видом, будто он здесь хозяин. Едва заметив Себастьяна, спускавшегося вниз по узкой винтовой лестнице, ведущей в библиотеку, он повернулся к нему лицом. В одной руке он держал графин с бренди, а в другой – бокал.
– Я всегда высоко ценил качество ваших погребов, дядя, – сказал Рэдберн Себастьяну.
– Уже заметил, – ответил дядя племяннику.
У Рэдберна была привычка путать свое и дядюшкино. Молодой человек неоднократно подписывал различные векселя именем дяди вместо своего. Себастьяну удалось прекратить эту порочную практику, заработав тем самым презрение племянника.
Эвелин, сестра Себастьяна, считала, что склонность к присвоению чужого имущества появилась у ее сына после смерти отца (а он умер, когда Рэдберну было четырнадцать лет). У самого Себастьяна отец умер, когда ему было двенадцать, и относился он к подобным действиям по-другому.
Громкий звук раздался в библиотеке, когда Рэдберн вставил пробку в графин.
– Вчера я слышал весьма занятную сплетню, дядя, – сказал он.
Себастьян прошелся по комнате, заставив племянника встать спиной к галерее, чтобы не упускать дядю из виду.
– Обилие слухов и сплетен – единственное, что может быть значительным в Лондоне, – произнес он.
Рэдберн пригубил бренди. У него был вид мальчишки, мечтающего подшутить над тем, кто старше его. Бернард Рэдберн был высок ростом, строен, хотя его сюртук на подкладке заставлял его выглядеть более полным. Его лицо с точеными чертами и волны золотых локонов вскружили голову многим женщинам. Рэдберн быстро понял, какую власть он имеет над ними. К несчастью, у него были собственные понятия по поводу того, что такое честь. Себастьяну стало не по себе.
– Я считаю, что чем более возмутительна сплетня, тем дольше она распространяется, – ответил он племяннику.
– Конечно, надо крайне осторожно относиться к слухам. Не так ли, дядюшка? Люди распространяют спои злобные сплетни очень быстро, хотя в них ни толики правды, – Рэдберн постучал пальцами по стакану. – Особенно если они касаются известных лиц или семейств.
Себастьян присел на ручку обитого кожей кресла, стоявшего возле камина. Он знал, что будет дальше. Стратегию Рэдберна вычислить несложно.
– Ты по поводу тех слухов, которые касаются тебя и Мэделин Фитцдауни? – спросил он, следя за реакцией племянника.
– А я думал, что эти слухи давно забыты, – уголок губ Рэдберна слегка дернулся, губы сжались. Он подошел к одному из больших окон и стал смотреть на сад. – Разве можно представить, чтобы я имел отношение к этому несчастному случаю?
Душа Бэрнарда Рэдберна была холодна как лед. Он с презрением относился ко всем и всему, что угрожало его планам. Причиной этому было невероятное чувство превосходства над другими.
– Мне необходимо узнать правду о том, что произошло той ночью, – произнес Себастьян.
Рэдберн одернул свой сюртук.
– Дядя, вы говорите так, как будто все еще пытаетесь решить эту проблему. Я не могу представить более ужасного способа траты времени, – сказал он.
– Скажу тебе следующее: я не собираюсь оставлять эту тайну нераскрытой, – ответил ему Себастьян.
– Дядюшка, это ваше дело. Если вы хотите заниматься глупостями, то это ваш выбор. Но я полагаю, что у вас есть более серьезные занятия, – Рэдберн повернулся лицом к Себастьяну. – Вы пригласили меня сюда, чтобы обсудить сюжет пьесы из этой древней истории?
– Нет, – маркиз пристально смотрел на племянника, это мгновение ему показалось вечностью.
Если Себастьян и не находил у Рэдберна чувства юмора, его наряд был весьма забавен. Очевидно, его племянник забросил попытки войти в общество любителей спорта и теперь водил дружбу с господами, склонными не столько к занятиям спортом, сколько к ношению нелепой одежды. Края его воротника почти доходили до ушей, а вишневый жилет в полоску привлекал всеобщее внимание.
– Я хотел поговорить с тобой о мисс Ашервуд, – сказал племяннику Себастьян.
– Мисс Ашервуд? Я не понимаю, зачем вы хотите поговорить со мной об этой юной леди? – Рэдберн потер пальцами кожаный переплет одной из книг, стоявшей в шкафу из красного дерева.
– Ты был знаком с ней.
– Это не значит, что я имею отношение к ее исчезновению.
Себастьян почувствовал стеснение в груди. Только ради благополучия своей сестры Эвелин он был готов поверить в непричастность своего племянника к похищению Шарлотты Ашервуд. Но и сбрасывать со счетов возможную причастность тоже нельзя.
– Откуда ты узнал о ее исчезновении?
– Вы считаете, что это тайна? – спросил Рэдберн, играя бриллиантовой запонкой, отбрасывавшей разноцветные блики на его руку.
Себастьян заметил, как племянник смотрел куда-то в сторону галереи, пока говорил. Маркиз взглянул туда же, надеясь, что прекрасная амазонка не наблюдает за ними. К его счастью, там никого не было.
– Я не думаю, что кому-либо известно об исчезновении мисс Ашервуд, – произнес он.
– Я, кажется, слышал об этом от моего камердинера. А он, в свою очередь, от одной из служанок, – Рэдберн слегка откашлялся. – Вы знаете, что в Лондоне мои секреты раскрываются очень быстро. Слуги распространяют сплетни гораздо лучше, чем газеты. Возможно, мисс Ашервуд сбежала с любовником.
Звучало убедительно. Но только не из уст Бернарда Рэдберна. Верить ему было нельзя.
– Поскольку ты проводил много времени в компании мисс Шарлотты, то должен знать, кто этот господин, что покорил ее сердце, – обратился Себастьян к племяннику.
– Понятия не имею, – Рэдберн заглянул в стакан. – Какой-нибудь глупец, которому вскружили голову хорошенькое личико и пустой кошелек.
Себастьян мысленно желал, чтобы Эмма оставались в холле. Он надеялся, что самообладание его не подведет. Маркиз давно подчинил свои чувства и страсти разуму и самоконтролю. Голос Эндовера продолжал звучать спокойно и сдержанно, хотя гнев переполнял его.
– Бернард, ты проводил много времени с юной леди, но, похоже, ни разу не предлагал ей руку и сердце?
Рэдберн прекратил рассматривать стакан с бренди. Он поднял голову и холодно взглянул на дядю.
– Да, мне нравилось проводить время в компании Шарлотты Ашервуд. Разве мужчине не может нравиться компания хорошенькой женщины? – спросил он. – Но только лишь красотой меня не покоришь. Она была всего лишь одной из тех бесчисленных невест, что приезжают из провинции, в столицу каждый год. Возможно, она была более привлекательна, чем остальные. Но вам следует знать, насколько они хитры и коварны. Они пойдут на все, лишь бы поймать холостяка в брачные сети.
Себастьян прекрасно знал, что девушки, охотящиеся на богатых женихов, могут быть невероятно целеустремленными. Рубцы, оставленные на его сердце, служили этому отличным доказательством. А еще он знал, что помолвка или обещание брака может быть великолепным оружием в этой борьбе. Соблазнять невинных девушек – занятие неинтересное. К сожалению, Рэдберн не придерживался этих правил. Поэтому Себастьян предупредил миссис Ашервуд, чтобы ее дочь держалась подальше от его племянника.
– Черт возьми, дядюшка, почему вас интересует эта Ашервуд? Надеюсь, вы не относитесь к ней как к претендентке на роль законной супруги? – спросил Рэдберн. – Она что, входит в ваш список?
– Какой список?
– Дядюшка, да все знают о том, что вы составляете список женщин, наиболее подходящих на роль маркизы Эндовер – вашей супруги, – племянник быстро прошелся по комнате и остановился возле витража со святым Георгием, поражающим змея. Солнечный свет, струившийся сквозь витражные стекла, падал красными пятнами на щеку Рэдберна. – Меня всегда поражало то, как быстро распространяются слухи в этом городе. Я думаю, что вы, дорогой дядюшка, даже и не догадываетесь, что многие светские люди в Лондоне ставят пари на имя вашей будущей супруги, – произнес Рэдберн.
Несколько дней назад Себастьян узнал, что о его затее насчет поиска будущей супруги стало известно всем. Он понял это в тот вечер, когда увидел свое имя и книге для записей пари в Уайтсе.
– У меня был очень интересный разговор с мисс Уэйкфилд, кузиной мисс Ашервуд. Она считает, что девушку похитили, – сказал Себастьян.
– Похитили? – Рэдберн захохотал так, будто для него не было правил приличия. – Я знаю, что кузина Шарлотты Ашервуд – синий чулок.
– Возможно, – Себастьян боролся с непреодолимым желанием дать пощечину Рэдберну. – Я буду тебе очень признателен, если ты скажешь мне, что еще ты слышал об этой девушке. Я уверен в том, что ее семья очень хочет знать, с кем же она сбежала.
– Хорошо, я попытаюсь узнать, пока вы будете наниматься поиском ответа на этот вопрос, – ответил племянник, вертя стакан в руках.
– Как я уже сказал, я не позволю этой загадке остаться неразгаданной, – улыбка заиграла на лице маркиза. – Дай мне знать, если что услышишь.
– Конечно, дядя. Я постараюсь узнать все, – Рэдберн допил бренди и пошел к двери. Он поставил стакан на комод и затем повернулся лицом к маркизу Эндоверу. – Похоже, вы не слышали о книге «Герцог-негодяй»? – поинтересовался племянник.
– Интересные книги ты читаешь, Бернард, – Себастьян догадывался, что этот слух доставлял Рэдберну удовольствие. – Похоже, это еще один роман для скучающих дамочек.
– А я считаю, что эта книга – гвоздь сезона. В ней говорится о наглом и самодовольном аристократе, который убил свою невесту за то, что она хотела выйти замуж за другого, – ноздри Рэдберна расширились. – Что меня особенно поразило, так это портрет главного героя. Он очень похож на вас, дядюшка.
Себастьян видел, как племянник с видом триумфатора наблюдал за ним.
– Очевидно, свет нечем больше позабавить.
– Действительно неприятно. Похоже, эта книга оживила старую сплетню о том, что вы убили Беатрис. Куда бы вы ни пошли, люди будут шептаться за вашей спиной, – уголки губ Рэдберна дернулись.
– Чтобы распускать сплетни, людям не нужна моя спина!
– Я думаю, что будет лучше, если вы поживете в Гемпшире. Оставайтесь там, пока все сплетни и слухи не утихнут, – Рэдберн сжал губы. – Я сомневаюсь в том, что при нынешних обстоятельствах хоть одна дама из вашего списка согласится вступить с вами в брак. Несомненно, вам незачем оставаться в Лондоне: здесь вас не ждет ничего хорошего.
– Очень странно слышать от тебя подобные рекомендации, – Себастьян удивленно приподнял брови. – Так поступают трусы. Ты ведь не будешь ставить под сомнение мою честь, дорогой племянник?
– Нет, конечно, – Рэдберн поправил жилет. – Я думал только о вашем благополучии, дядюшка.
– Не беспокойся, Бернард, я приму твое предложение, как оно есть.
– Прекрасно, тогда разрешите пожелать вам доброго дня и откланяться, – с этими словами Рэдберн, открыл дверь и вышел из комнаты.
Спустя мгновение после того как дверь закрылась, Эмма ворвалась в галерею. Она вцепилась в перила и посмотрела вниз, на маркиза. Солнечный свет, пробиваясь сквозь окна и падая на медные перила, на которые опирались ее руки, отбрасывал мягкое сияние на лицо девушки. Она была похожа на ангела мести, прекрасного в гневе своем. Горячая волна залила маркиза: он не мог сопротивляться атому ощущению.
Себастьян смотрел, как Эмма спускалась по винтовой лестнице. Он размышлял над тем, что же могло вызвать ее гнев. Ему было непонятно, отчего девушка вспыхнула словно порох. Было видно, что Эмма Уэйкфилд – натура весьма страстная. Маркиз Эндовер старался держаться от таких женщин подальше, как от бешеных собак. Но по непонятной причине ему не хотелось держаться подальше от Эммы. Ему хотелось сжать Эмму в своих объятиях, положить на первый попавшийся предмет мебели и заниматься с ней любовью до умопомрачения.
Эмма подошла к креслу, в котором сидел Себастьян, и бросила на него злобный взгляд.
– Вы позволили ему уйти! – воскликнула она.
Ее щеки пылали от гнева. Маркиз старался не думать о том, как хороша собой мисс Уэйкфилд. Он не мог избавиться от страстного желания дотронуться до девушки, почувствовать этот жар своими губами.
– И что же я должен был сделать с ним, мисс Уэйкфилд? – спросил ее Себастьян.
– Он во всем виноват, – Эмма всплеснула руками. – Разве вы не слышали, что он говорил? Он знал о похищении Шарлотты. Таким образом он признался, что совершил это преступление.
– А может быть, слух о побеге мисс Ашервуд с любовником распустил кто-то из ваших слуг?
– Нет.
– Ведь слуги любят посплетничать.
– Наше поместье небольшое, милорд. У нас только экономка да дворецкий, которых я знаю с детства.
Только мистер и миссис Каррутерс знали о том, что произошло. Уверяю вас, что никто не распространял слухи о побеге Шарлотты с любовником. Ваш племянник солгал вам, чтобы ему было позволено уйти к тому, кто знает, где сейчас Шарлотта.
– Мисс Уэйкфилд, с помощью одних только чувств вашу проблему не решить.
Эмма повернулась к Себастьяну спиной, сделали несколько шагов, затем обернулась:
– Вы пытаетесь защитить вашего племянника, – резкость, с которой она бросила ему в лицо обвинение, обожгла маркиза Эндовера словно удар кнута. Гнев закипал в нем, но пока маркизу удавалось сохранять хладнокровие, его голос звучал спокойно и уверенно.
– Уверяю вас, мисс Уэйкфилд, это не тот случай, – сказал маркиз.
– Почему же вы позволили ему уйти? – повторила девушка.
Себастьян не мог сказать, почему его так задевал гнев девушки. Он говорил самому себе, что мисс Уэйкфилд – натура весьма эмоциональная. Маркиз уверял самого себя в том, что девушка стала считать его негодяем без чести и совести лишь из-за неблагоприятных обстоятельств.
– Нельзя сказать с полной уверенностью, что мой племянник ответственен за исчезновение вашей кузины. У меня нет серьезных улик против него. Его никак нельзя заставить раскрыть тайну местонахождения мисс Ашервуд.
– Но он совершил это преступление.
– Я полагаю, что мой племянник замешан в этом деле или, по крайней мере, знает о том, что произошло. Единственный способ выяснить, что ему известно, – это следить за его действиями и перемещениями и надеяться, что он выдаст себя или кого-то из своих сообщников.
– Так вы собираетесь сидеть сложа руки и ничего не делать? – Эмма пристально смотрела на маркиза.
– Наоборот, мисс Уэйкфилд. Я собираюсь выяснить, какую роль он сыграл в исчезновении вашей кузины.
– А вы когда-нибудь пытались узнать, какую роль наш племянник сыграл в деле гибели мисс Мэделин Фитцдауни?
– А что вы знаете об этом деле?
– Только то, что я читала в газетах, ну и, само собой разумеется, слухи. Несколько недель назад ее тело нашли в Темзе. Насколько я помню, это случилось около Воксел-бридж. Считается, что она упала с моста во время прогулки. – Эмма сложила руки на груди, словно пытаясь совладать со своими чувствами. – Из того, что я слышала сегодня, я могу сделать вывод, что вы верите в причастность вашего дорогого племянничка к этому делу.
– Я не могу ничего вам доказать, мисс Уэйкфилд. – Себастьян повернулся к Эмме спиной, надеясь привести свои мысли в порядок. Эта упрямая женщина словно свела его с ума. – Но обстоятельства таковы, что вам многого знать не следует.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коварная искусительница - Дайер Дебра



У романа есть своеобразное очарование, хотя часто бесит героиня - таких несдержанных особ пороть хочется. Иногда хочется "проскроллить" - много отступлений ни о чем. Развязка - супер. Впервые не могла догадаться в чем дело, пока автор не разжевал мне суть оговорки. Читайте и составьте собственное мнение.
Коварная искусительница - Дайер ДебраKotyana
18.06.2012, 4.35





Бредятина
Коварная искусительница - Дайер ДебраМаша
9.10.2014, 15.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100