Читать онлайн Коварная искусительница, автора - Дайер Дебра, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварная искусительница - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварная искусительница - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварная искусительница - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Коварная искусительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Я все думал, куда же ты пропал. – Трент Монтгомери пододвинул скамеечку для ног кончиком своего начищенного ботинка к себе. В его голосе был тот же задор, что и в голубых глазах. – И она действительно заперла тебя в подвале? Да еще и пыталась в тебя стрелять?
– Да. – Себастьян сидел на краешке письменного стола в своей библиотеке. – Я и не сомневался в том, что она меня застрелит. Она самая решительная женщина на свете.
– Звучит интригующе, – сказал Журдан Бошам. – Эта девушка, должно быть, весьма необычна, раз уж ей удалось выманить тебя с бала.
Себастьян посмотрел на высокого темноволосого человека, стоявшего возле камина. Маркиз был единственным сыном в семье. Его кузен Журдан был ему как брат. Помимо родства их связывала крепкая дружба, возникшая с того дня, когда его мать, бежавшая от французской революции, вошла в их дом. Это случилось двадцать шесть лет назад. Несмотря на годы, проведенные вдали от своей исторической родины, Журдан говорил с легким французским акцентом. И это было одной из причин, почему женщины сходили по нему с ума. Он был из тех, кто мог бы свести с ума и такую воительницу, как мисс Уэйкфилд. Себастьян не понимал, почему слова кузена задевали его, и он не мог не чувствовать уколов раздражения.
– Она безрассудна. Этим созданием командуют чувства. Сомневаюсь, что ей знакомы логика или рассудительность.
– Это еще больше интригует, – Журдан провел пальцами по мраморной облицовке камина. – Трудно найти женщину, в душе которой пылает такой костер страстей.
– Сомневаюсь, что она тебя заинтересует, – Себастьян сжал зубы.
– Не заинтересует меня? – Журдан заинтригованно посмотрел на своего кузена, в его темных глазах вспыхнули насмешливые искорки. – Потому что она уже интересна тебе?
– Интересна мне?! – Себастьяну удалось рассмеяться, но этот смех звучал не так цинично, как бы ему хотелось. – Вряд ли мне могут нравиться такие женщины. С этакой амазонкой у мужчины не будет ни минуты покоя. Она словно порох.
– Смелость, ум и непредсказуемость – вот какие качества я ценю в женщине. Я очень рад, что такая тебя не интересует. С нетерпением ожидаю встречи с ней.
Себастьян воздержался от комментариев по поводу интереса его кузена к мисс Уэйкфилд, так как старался не замечать странного чувства, возникшего в его душе. «Это не ревность», – уверял он сам себя. Он познакомился с этой женщиной и полностью убедился в том, что она ему не подходит. И не может быть серьезным сильное физическое влечение к ней. Оно все равно пройдет. Грубая страсть всегда перегорает.
– Ты говоришь, что кто-то проник в их дом и похитил кузину мисс Уэйкфилд прямо из спальни, пока вся семья спала, – Монтгомери постучал пальцами по ручке кресла, обитой кожей. – Это большая наглость.
Себастьян не успел ответить, как открылась дверь и в библиотеку вошла тетя Дора, похожая в своем платье из темно-зеленого муслина на откормленного попугая. Она прошла мимо Себастьяна, за ней неспешно шла кузина Арабелла. Всякий раз, когда Себастьян видел свою прелестную двоюродную сестру, он непременно удивлялся тому, как в этой высокой, стройной, белокурой и голубоглазой юной леди проявляется сходство с ее матерью.
– Мы велели закладывать экипаж, но я не могу уехать, не пожелав доброго дня своему дорогому племяннику.
Себастьян не сомневался, что тетя так неожиданно вошла в библиотеку лишь из-за того, что здесь был Монтгомери. Нежный аромат фиалок окутал Себастьяна, когда тетушка поцеловала его в щеку. Затем она быстро повернулась к остальным мужчинам, которые были в библиотеке, и представила им Арабеллу. Нельзя было не заметить, что тетя Дора острым взглядом запечатлела то, как Монтгомери взял Арабеллу за руку.
Себастьян очень хотел сказать тетушке о том, что Монтгомери поклялся не жениться. Его друг явно предпочитал общество женщин легкого поведения обществу великосветских дам. Маркиз приписывал его отвращение к браку тому, что отношения между родителями Трента Монтгомери недолго оставались нежными. Об их диких ссорах, которые часто происходили на глазах у сына, ходило много слухов. Такие семейные отношения дискредитировали институт брака в глазах Трента Монтгомери раз и навсегда. Но Себастьян знал, что если уж тетя Дора на что-то решилась, то она не оставит первой поле боя.
Тетушка позволила Арабелле остаться беседовать с Монтгомери и Журданом, а сама снова обратилась к Себастьяну:
– Я догадываюсь, что прошлой ночью у тебя было некое потрясающее приключение.
– Да так, посидел немного в подвале, – маркиз понял, что его матушка рассказала тетушке обо всем и со всеми подробностями.
– Вот интересно, какая женщина сумела выманить почтенного лорда Эндовера с собственного бала? – Дора улыбалась, как кошка, наевшаяся сметаны. – Должно быть, она очень оригинальна.
Действительно, Эмма Уэйкфилд отличалась от тех женщин, с которыми общался маркиз.
– Она просто отчаянная. Вам известно о тех событиях, что предшествовали моему похищению этой особой?
– Ты считаешь, что Бернард имеет отношение к этому делу? От этого мальчишки одни неприятности. Удивительно, как он еще не вогнал в гроб свою бедную мать. – Тетя Дора вновь бросила взгляд на Арабеллу, беседовавшую с Журданом. – Француз, – хмыкнула тетя, пренебрежительно глядя на Журдана. – Ну, нам пора ехать.
Себастьян наблюдал за тем, как тетя проворно увела Арабеллу из компании молодого человека. Прежде чем выйти из библиотеки, Дора на мгновение остановилась, чтобы попрощаться с Монтгомери.
– Красавица, – сказал Журдан.
– Красота – это еще одно оружие из женского арсенала, – произнес Монтгомери. – Светской женщине нужно от мужчины лишь одно – его деньги.
– А Джорджианна и Гарриет тоже принадлежат к этому разряду женщин? – спросил Журдан.
– Мои сестры не такие. По крайней мере, они не похожи на остальных членов семьи, – Монтгомери постучал пальцами по спинке стула. – Они обмирают от восторга, когда в их поле зрения появляется мужчина.
– А вот я получаю удовольствие только от общения с женщинами, – Журдан пожал плечами.
Монтгомери расхохотался:
– Я никогда не говорил о том, что не получаю удовольствия от общения с женщинами. Я просто предпочитаю тех, кто не утаивает свою цену. Светская женщина ждет, пока мужчина не свяжется с нею узами брака, а потом начинает лезть не только в его кошелек, но и в душу.
– Я тоже готов признаться в том, что часто нахожу женщин, не утаивающих свою цену, гораздо более интересными, – Журдан кивнул, будто одобряя мысль, высказанную его приятелем.
– Да все они глупы. И мои сестры тоже. Возьмите, например, эту мисс Уэйкфилд. Она похищает человека и запирает его в чертовом подвале. Мужчина никогда бы не решился на столь нелепый поступок, – вступил в разговор Себастьян.
– Я даже представить себе не могу, что она осмелилась считать тебя виновным в совершении столь мерзкого преступления, – Журдан взглянул на Себастьяна. – Ты честный человек. Об этом знают все, кто хотя бы мало-мальски знаком с тобой. А похитить девушку мог лишь подлец и трус.
– Но мисс Уэйкфилд меня не знает, – Себастьян не переставал думать о тех уликах, которые были против него у Эммы. Защищая себя, ему было необходимо поделиться всеми сведениями с Журданом и Монтгомери. – Я боюсь, что у нее есть причина считать меня виновным, – добавил он.
– Это должна быть веская причина, раз она думает о тебе самое худшее. – Монтгомери поднял с пола книжку, лежавшую рядом с его стулом, и протянул ее Себастьяну.
Это был роман в прекрасном темно-синем кожаном переплете и с именем автора, вытисненным золотом на обложке. Себастьян посмотрел на название романа, а затем бросил взгляд на друга:
– Я и не думал, что ты часто посещаешь библиотеку.
– Джорджианна читает все, что пишет этот автор. После того как она прочла эту книгу, она предположила, что роман может заинтересовать и меня, – Монтгомери постучал кончиками пальцев по переплету. – Взгляни на заложенную мной страницу.
Себастьян немного замешкался, опять ощутив стеснение в груди. Жизнь научила его тому, что не всегда удается избежать неприятных сюрпризов и драм. Он раскрыл книгу и взглянул на страницу, которую отметил для него Монтгомери.
«Он убил ее, совершенно не испытывая к своей жертве той страсти, которая нередко приводит к подобным поступкам. Нет, живым страстям не было места в душе герцога. Вместо сердца в груди его находился кусок льда. Но бедная девушка причинила незначительный ущерб его непомерной гордыне. Никто из тех, кто имел несчастье задеть герцога, не уходил от него целым и невредимым. Но случай с девушкой был страшнее: она решилась полюбить его».
Себастьян вчитывался в текст. На лице его никак не отразилась та буря, что поднялась в его груди. Он научился контролировать внешние проявления чувств еще в юности. Для человека, занимающего значительное положение в обществе, умение не обнаруживать свои чувства было невероятно важным.
Но избавиться от воспоминаний, поднявшихся из глубин его памяти, которые он похоронил еще шесть лет назад, маркиз не мог.
– Я, к несчастью, вижу кое-какие совпадения, которые могли заставить Джорджианну увидеть во мне сходство с героем, но это всего лишь один из пугающих романов, предназначенных для развлечения глупых женщин, изредка посещающих библиотеки. Я прекрасно знаю, что именно в таких книжках описываются похождения великосветских негодяев.
– Среди любителей почитать пугающие истории эта книжонка наиболее популярна. Если верить тому, что говорит мне Джорджианна, «Герцог-негодяй» – сенсационное произведение. А уж мои сестры всегда в курсе модных книжных новинок, – добавил Трент Монтгомери.
– Очевидно, что на свете много женщин, не находящих занятий лучше, чем пустая трата времени на чтение подобной чепухи.
– Джорджианна сказала, почему эту книгу читают во всех лондонских домах. Читают даже те, кто редко заходит в библиотеки, – Монтгомери буквально выдернул книгу из рук Себастьяна.
От страха волосы на голове у Себастьяна зашевелились. Ему не понравилось то, как посмотрел на него друг. Такой взгляд предвещал беду.
– Позвольте мне прочесть вам описание герцога-негодяя: «Он не был красавцем: черты лица его были острыми, а выражение свирепым. Герцог был высок и хорошо сложен. Его глаза и волосы были черны. Он дрался на мечах из-за некоей богатой вдовы».
Себастьян провел пальцем по шраму над бровью. Неужели мисс Уэйкфилд составила свое суждение о нем, основываясь на этой проклятой книжонке?
– Признаюсь, история о том, откуда взялся этот шрам, не столь романтична, как в книге: я получил его в детстве, упав с дерева. Тем не менее поблагодарим Э.-У. Остин за то, что она сделала меня герцогом.
– Джорджианна говорила, что эта книга стала сенсацией? – спросил Журдан.
– Боюсь, что это так, – ответил ему Монтгомери, сидя на краю письменного стола рядом с Себастьяном. – Я заходил в два книжных магазина после того, как прочел этот роман. Видно, что у них недостаточно экземпляров для того, чтобы удовлетворить аппетиты охочей до сплетен публики.
Себастьян с трудом преодолел желание встать и начать ходить быстрыми шагами по комнате. Вместо этого он сидел неподвижно, борясь с бурей чувств, разыгравшейся в его душе. В груди его все сжалось, а сердце бешено колотилось при одной мысли о том, что теперь все, кто прочел книгу, будут искать сходства с ним.
– Публика охоча до сплетен.
– Похоже, тебе повезло, дорогой кузен.
– Повезло? – Себастьян взглянул на Журдана.
– Если ты станешь искать супругу среди читательниц романа, то точно попадешь в беду, – с улыбкой ответил ему кузен.
Лишь немногие осмеливались разговаривать с маркизом таким образом. В этот узкий круг людей, кого титул маркиза не заставлял держаться на расстоянии, входили Журдан и Монтгомери.
– А я думаю, что это блестящий план. С какой стати я должен попасть из-за него в беду? – спросил Себастьян.
Журдан удивленно взглянул на Себастьяна, тому стало не по себе. Его мимика говорила больше, чем любые слова. Маркизу даже показалось, что кузен читает его мысли. Казалось, Журдан обладает сверхъестественной способностью угадывать то, что хотят скрыть.
Несмотря на то что маркизу его план казался разумным, сама мысль о женитьбе на женщине из числа тех, кто прочел «Герцога-негодяя», вызывала в нем ощущение непонятного беспокойства. Такого, которое, казалось, не имело отношения к этой сумасшедшей даме, запершей его в подвале. И хотя Себастьян всеми силами пытался подавить в себе влечение к этой женщине, он не мог изгнать ее из своих мыслей. Эта сумасшедшая соблазняла его даже во сне. Этим утром маркиз проснулся весь в поту, как и в прошлую ночь.
– Не уверен, что у Себастьяна есть повод для беспокойства, – Монтгомери стучал пальцами по темно-синему переплету книги. – После того как дамы из его донжуанского списка прочтут «Герцога-негодяя», они к нему больше и близко не подойдут.
– Ты недооцениваешь великих английских охотниц. Их не отпугнет скандал, даже такой, как убийство невесты. Они не прекратят бороться за право стать маркизой Эндовер, – ответил ему Журдан.
– А почему же шесть лет назад, когда эти слухи стали распространяться, женщины меня не боялись? – спросил Себастьян, взяв в руки чашку кофе, стоявшую на столе. – Сомневаюсь, чтобы сплетни отпугнули от меня ту, кого бы я хотел выбрать в качестве будущей супруги. Дамы все расчетливы.
– А о любви ты не думаешь, дорогой кузен?
Монтгомери засмеялся с неким ехидством:
– Любовь? Да это всего лишь иллюзия, дружок, чары, скрывающие от человека истинное положение вещей. Жалеть надо тех, кто попадает под них.
– А что же за жизнь без любви? Или, в крайнем случае, без ее поиска?
– Так говорят французы, – с иронией заметил Себастьян, наклонившись к Журдану.
– Но твоя мама, как мне помнится, тоже француженка, – Журдан пристально посмотрел на маркиза, и по выражению его глаз было понятно, что он обиделся.
– Да. И так же полна романтического вздора, как и твоя матушка.
– Возможно. Но я не могу представить, как можно жить с женщиной, которую не любишь, – пожал плечами Журдан.
– Боюсь, что не смогу разделить твоего энтузиазма по поводу такой глупости, – Себастьян пригубил кофе. – Вступать в брак надо с холодным разумом.
– Такой урок может преподать только сама жизнь, – Монтгомери глубоко вздохнул. – А что касается меня, то я предпочитаю вообще не впутываться в это дело.
Себастьян мог только мечтать о той свободе, которая была у его друга.
– Если бы не было Питера, который сможет обеспечить появление наследника, кому передастся титул, или он не смог бы это сделать по каким-либо причинам, то Эндрю видел бы все по-другому, – сказал маркиз.
– Послушай, оставь это право младшей ветви, – махнул рукой Монтгомери.
– Я дал обещание отцу, – ответил ему Себастьян.
– А я вот думаю, одобрил бы твой отец такой способ поиска супруги, – Журдан потер подбородок. – Думаю, нет.
– Может быть, он прав. Посмотри, что случилось после его помолвки. Беатрис все надоедает ему даже много лет спустя, – Трент Монтгомери потер пальцем обложку книги. – Эта проклятая книга точно втянет нас в неприятную историю.
Себастьян думал о том, что ему пришлось испытать шесть лет тому назад. Ему вспомнилось, как люди шептались за его спиной, вспомнились их любопытные взгляды. Те, кто хорошо знал Себастьяна, не верили слухам. Но знать, что множество людей считает его способным на убийство, было для Себастьяна унизительным. Хотя он был выше сплетен и досужих домыслов, но не мог допустить, чтобы они доставляли неприятности его матери и сестрам.
– Я тоже думаю, что втянет. На балу я случайно услышал, как Марта Хендриксон и Джудит Уотли несли какую-то чепуху об этом романе. Несомненно, они без ума от подобных книг, – согласился Себастьян.
– Тебе следует подать в суд на этого бумагомараку за клевету, – посоветовал ему Монтгомери. – Надо проучить наглеца. Покажи ему, что бывает с теми, кто наносит удар исподтишка.
– Но ведь в романе не упоминается мое имя.
– Не упоминается, но, несомненно, прообразом мерзавца, о котором он пишет, был ты, – Монтгомери постучал костяшками пальцев по книге. – Вряд ли придется долго упрашивать издателя раскрыть тайну итого Э.-У. Остина.
– Я думаю, что мне удастся найти способ убедить издателя. – Себастьян поставил чашку на блюдечко. Если бы в комнате в этот миг находился таинственный Остин, то Себастьян с трудом бы удержался, чтоб не побить мерзкого писаку. Похоже, тут необходимо расследование.
Себастьян точно знал, кому поручить столь ответственное дело. Роджер Танниклифф! Он способен выудить нужную информацию из кого угодно! Э.-У. Остин превратил личную жизнь маркиза в драму, да еще и нажился на этом. Себастьян страстно желал, чтобы он расплатился за свою подлость сполна.
– Хотел бы я встретиться с этим типом и посмотреть, что он скажет, когда столкнется со мной лицом к лицу. – Если только этот человек мужского пола, – сказал Журдан. – Э. -У. может вполне оказаться женщиной.
– Женщиной? – эту вероятность Себастьян даже не принимал в расчет.
– Женщина, – Монтгомери призадумался. – Да, это очень по-женски – наносить удар исподтишка. Женщины редко бывают так смелы, чтобы сходиться с противником лицом к лицу. Мисс Уэйкфилд – редкое исключение среди них. Даже если она полная дура.
Себастьян вспомнил о женщине, с которой он вступил в борьбу той ночью, и почувствовал, что ему захотелось защитить ее от слов Трента.
– У нее есть повод думать, что я был тем негодяем, похитившим мисс Ашервуд.
– Ты сказал, что эта дама вообразила, будто ты мог похитить девушку лишь для того, чтобы защитить своего никчемного племянника, – Монтгомери пристально посмотрел на маркиза. – Может, здесь кроется что-то еще?
– На следующее утро после похищения она нашла возле кровати похищенной кузины пуговицу. Пуговица была из золота, – Себастьян взглянул сначала на Монтгомери, потом на Журдана и снова на Монтгомери. – На ней был выгравирован знак клуба «Экскалибур».
– Черт возьми, – Монтгомери вскочил с кресла. – Этого не может быть!
– Я видел пуговицу.
– Нас мало, кузен. Я не верю в то, что это мог быть один из наших друзей.
– Господи, – Монтгомери сделал несколько быстрых шагов, затем повернулся и посмотрел на Себастьяна так, как будто хотел пронзить его взглядом. – Это все подстроено.
– Я в этом уверен. – Себастьян слегка потер затекшую шею. – На одном из моих костюмов для верховой езды оторвалась пуговица.
– Похоже, будто кто-то побывал и у тебя дома, кузен, – заметил Журдан.
– Тот, кто хотел, чтобы про тебя думали, что ты был замешан в деле об исчезновении девушки. – Монтгомери быстро подошел к окну, затем повернулся лицом к Себастьяну. – И почему же, черт побери, её похитили?! Ты сказал, что эта мисс Ашервуд небогата. Какая причина может быть для похищения?
– Явно у кого-то были личные причины для похищения.
– И что этому мерзавцу нужно было? – Монтгомери пристально смотрел на Себастьяна, прекрасно понимая, почему выражение его темных глаз было столь печально. – Черт возьми, а вдруг мы имеем дело с нечистой силой?
– И что же мы можем сделать, чтобы тебе помочь, дорогой кузен? – спросил Журдан.
– Давайте составим список мужчин, с которыми была знакома мисс Ашервуд, – предложил Себастьян, расправляя складку на своих светло-коричневых панталонах.
– А как насчет твоего племянника? – Монтгомери уперся кулаком в бок. – Помнишь происшествие с мисс Фитцдауни? Да и к тебе он относится без особого уважения.
Себастьяну не хотелось этого признавать, но скрыть правду не представлялось возможным.
– За ним я уже послал. Хочу заставить его признаться хоть в чем-нибудь. – Пока маркиз говорил, кто-то постучал в дверь. – Наверное, это Фостер, мой дворецкий, хочет сказать, что племянничек приехал.
Дворецкий открыл дверь и объявил о том, что к его светлости прибыл посетитель, который ожидает маркиза в Голубом кабинете. Но не этого посетителя ожидал увидеть Себастьян Эндовер. К собственному ужасу, маркиз почувствовал, что его прошиб пот, будто кто-то вылил ему на голову ведро горячей воды. Ему было абсолютно ясно, что за его реакцией следили Журдан и Монтгомери.
– Фостер, скажи мисс Уэйкфилд, что я немедленно иду к ней, – сказал Себастьян, очень довольный тем, что его голос звучал сдержанно, не выдавая его волнения. После ухода дворецкого маркиз взглянул на своих друзей: он был уверен, что не продемонстрировал им неуместные эмоции.
– Похоже, ко мне пришел нежданный гость.
– Мне интересно, дорогой кузен, что за дама ждет тебя, – сказал Журдан, направляясь к двери.
– Я думал, что мне тоже придется ждать встречи с ней, – произнес Трент Монтгомери, следуя за Журданом.
– Сейчас не время знакомиться, – Себастьян встал с письменного стола, на котором сидел.
– А разве у тебя есть причины для того, чтобы присваивать ее себе целиком? – спросил Журдан, поворачиваясь к двери.
– Интересно, что это за девица, которая захомутала тебя, дружок? – засмеялся Монтгомери.
Собственнические притязания на женщину, с которой он едва знаком? На женщину, которая посадила его в подвал? Это смешно.
– Для меня все женщины одинаковы: что одна, что другая.
Журдан приподнял черную бровь:
– Рад это слышать, кузен.


Эмма стояла в кабинете возле одного из больших окон, стараясь придать себе сдержанный и бесстрастный вид, необходимый для предстоящей встречи. Тот факт, что маркиз завладел ее грезами, больше не имел для мисс Уэйкфилд никакого значения. Шокирующая манера поведения: поцелуй, страстные прикосновения – все это заставило воображение Эммы улететь в сияющие дали. Но со всем этим покончено. Наглый маркиз Эндовер больше не привлекал ее.
Дверь открылась. Эмма почувствовала, что сердце готово выскочить из ее груди. Она повернулась едва дыша. Но вместо высокого черноволосого маркиза вошла невысокая темноволосая женщина с темными глазами. Эмме на первый взгляд показалось, что ей было пятьдесят с небольшим. Женщина была все еще привлекательна – одна из тех, что на всю жизнь сохраняют способность нравиться мужчинам.
– Я леди Эндовер, – представилась она, подойдя к Эмме. – Вы та молодая особа, которая посадила прошлой ночью в подвал моего сына?
– Ваша светлость, леди Эндовер, я понимаю, что мой поступок может показаться несколько… эксцентричным. Но уверяю вас, что на тот момент у меня были веские причины или, по крайней мере, я думала, что имела право запереть вашего сына в подвале.
– Вот бы мне увидеть выражение его лица тогда. Но я думаю, что он никоим образом не выдал бы своих истинных чувств. Это для него редкость. Я думаю, что он зашел в ваш темный и сырой подвал и при этом пожелал вам доброй ночи, – леди Эндовер тихо рассмеялась.
Эмма пристально смотрела на нее, пораженная ее дружелюбным тоном.
– Да, насколько я помню, он пожелал мне доброй ночи, – тихо ответила девушка.
– Время от времени я сомневаюсь, что в его жилах течет французская кровь. Я не помню случая, чтобы он когда-либо терял самообладание, – сказала леди Эндовер. – Примите мои извинения за его некоторую бесстрастность, мисс Уэйкфилд. Я боюсь, что он слишком рано принял на себя обязанность быть всегда хладнокровным.
Бесстрастность? Не может быть хладнокровным человек, так страстно обнимавший ее прошлой ночью, человек, зажегший в ней пламя любви! Или она вообразила себе эту страсть? Может быть, Эмма приписала маркизу собственные чувства?
– Я боялась, что от такого обращения он разозлится, – сказала Эмма.
– Гнев – это тоже чувство. Мой сын не разделяет мнения, что не стоит слишком сдерживать свои чувства. Но я-то знаю, что сердце у него чувствительное, – леди Эндовер прижала палец к губам, будто хотела раскрыть некий секрет. – В его доме в Гемпшире живут более двадцати собак. Я уже их и считать перестала. Он подобрал их всех на улицах Лондона.
– Он подбирает бездомных животных?
– Да, вы бы видели, в каком состоянии были эти собаки, когда он приводил их в дом.
– Я и подумать не могла, что ваш сын способен привести в дом бездомное животное, – удивленно произнесла Эмма.
– С первого взгляда на него этого даже не подумаешь. Он умело скрывает свои мысли и чувства. Я уверена, что вы в этом уже убедились. Хотя мой сын этого не показывает, но я думаю, что прошлой ночью вы его удивили. Такое нечасто происходит.
– Я понимаю, что мой поступок должен казаться несколько… безрассудным, – Эмма поднесла руки к груди. – Но по-другому от него правды не добьешься.
– Не надо объяснять. Я все прекрасно понимаю, – маркиза дотронулась до руки девушки. – Мне очень жаль, что мисс Ашервуд похитили. Вам и миссис Ашервуд, наверное, очень тяжело.
– Я вам очень благодарна за искреннее сочувствие, – сказала Эмма.
– Да не за что, мисс Уэйкфилд. У меня самой пять дочерей. Я представляю, какой ужас вам пришлось пережить. Я бы вступила в борьбу с самим дьяволом, лишь бы вернуть свою дочь, – маркиза Эндовер сжала руку Эммы. – Я понимаю, почему вы посадили Себастьяна в подвал. Но если бы вы лучше присмотрелись к нему, то поняли бы, что он честнейший человек.
Эмме тут же припомнилось, как маркиз прикасался к ней прошлой ночью. Несомненно, эта женщина мало знала о своем сыне.
– Я понимаю, было слишком необдуманно с моей стороны считать вашего сына виновным в преступлении, – сказала ей Эмма.
– И не думайте больше об этом, – леди Эндовер паяла девушку за руку и подвела ее к креслу, стоявшему возле камина.
В это мгновение дверь открылась, и в кабинет вошел лорд Эндовер. Все надежды об избавлении от нелепых чувств, которые лелеяла Эмма, рассеялись. Волна страсти неожиданно окатила ее с головы до пят, оставив девушку наедине с ощущением, которое она даже не могла определить.
Эндовер неспешно подошел к ней уверенной походкой человека, твердо стоящего на земле. Эмма была сама не своя, казалось, она сейчас растает. Она пыталась представить, что сделала бы Изабель, стоя перед коварным лордом Стэнвиком, но вдруг с ужасом обнаружила, что разум отказывается подчиняться ей.
– Какое неожиданное удовольствие, мисс Уэйкфилд, – маркиз, улыбаясь, взял ее за руку.
– Лорд Эндовер… – произнесла девушка, пытаясь собраться с мыслями.
– Кузен, ты представишь нас даме? Или мне просить разрешения у тетушки Жаклин?


Эмма сидела на краешке кресла. Хотя Эндовер находился на расстоянии нескольких футов от нее, сердце девушки никак не могло успокоиться. Всякий раз, когда она пыталась представить маркиза отважным виконтом из романа Остин, он превращался в героя иной пьесы. Все ее попытки подавить страсть к Эндоверу оканчивались провалом.
– Не хотите ли бокал вина, мисс Уэйкфилд? – спросил маркиз. – Отчего вы покраснели?
– Что вы, я прекрасно себя чувствую.
Эндовер так пристально посмотрел на нее, что у девушки возникло ощущение: этот мужчина может читать ее мысли.
– Может, вам помощь и не нужна, мисс Уэйкфилд, но она, несомненно, нужна мисс Шарлотте.
– Вероятно, у вас есть причины, заставляющие вас помогать нам? – Эмма смотрела на гордого аристократа и думала о том, что было бы неплохо и ей питать его мысли. Но увы, его мысли были тщательно сокрыты.
– Из тех фактов, что были предоставлены мне, я понял, что, кроме меня, вам никто не поможет в поисках кузины, – ответил ей маркиз.
– Нет, не в этом дело. Вы потеряли последнюю надежду на то, чтобы завладеть мной? – гневно спросила Эмма.
– Вы думаете, что я предлагаю вам помощь в поисках похищенной девушки только потому, что вы меня интересуете? – Себастьян не сводил любопытного взгляда с мисс Уэйкфилд. – И вы сами в это серьезно верите?
– Вы пытаетесь заставить меня верить в то, что идете на это лишь по доброте душевной. Изображаете Дон Кихота! – Взяв себя в руки, Эмма не отрывала взгляда от него, хотя ей невероятно хотелось встать и убежать от сюда. Но она не могла поддаться минутной слабости. – Трудно поверить в вашу искренность, лорд Эндовер.
Маркиз глубоко вздохнул, будто пытался подавить гнев, который начал подниматься в нем.
– Я вижу, что вам почему-то гораздо легче поверить в то, что я мерзавец и злодей, чем в то, что я порядочный человек. Вы что, считаете, что я хочу предложить вам карт-бланш?
– Не совсем точно. Но это вопрос… – запинаясь, произнесла Эмма.
– Вы считаете, что я должен принуждать женщин ложиться со мной в постель, мисс Уэйкфилд? – маркиз, приняв горделивую осанку, ходил перед девушкой по кабинету. – Я не способен доставить себе удовольствие другими способами?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коварная искусительница - Дайер Дебра



У романа есть своеобразное очарование, хотя часто бесит героиня - таких несдержанных особ пороть хочется. Иногда хочется "проскроллить" - много отступлений ни о чем. Развязка - супер. Впервые не могла догадаться в чем дело, пока автор не разжевал мне суть оговорки. Читайте и составьте собственное мнение.
Коварная искусительница - Дайер ДебраKotyana
18.06.2012, 4.35





Бредятина
Коварная искусительница - Дайер ДебраМаша
9.10.2014, 15.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100