Читать онлайн Коварная искусительница, автора - Дайер Дебра, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварная искусительница - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварная искусительница - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварная искусительница - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Коварная искусительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

– У меня голова кругом идет, – Марджори провела рукой по растущему рядом со скамьей кусту в форме кролика. Куст бирючины качался при каждом движении ее руки. – Эмма, малышка, ты теперь маркиза Эндовер. Просто как сказка, ставшая былью.
Эмма села на скамью рядом с тетей. Она смотрела на широкую каменную веранду, растянувшуюся позади большого особняка. Сегодня днем Эмма Уэйкфилд сочеталась браком с Себастьяном Джорджем Жаном Люком Сен-Клером, маркизом Эндовером, графом Шеффилдом, бароном Степлхерстом. Из-за похищения Шарлотты свадьба была скромной: на ней присутствовали лишь члены семьи жениха и невесты и несколько близких друзей маркиза. Но Эмма все еще была как во сне. Она сидела, положив сжатые руки на колени.
– Если бы все было по-другому, то это было бы похоже на сказку, – тихо сказала она.
– Я знаю, милая. Я тоже думаю о ней не переставая, – Марджори погладила руки Эммы. – Я уверена, что Шарлотте тоже бы хотелось, чтобы ты насладилась этим днем, а потом хранила воспоминания о нем, как драгоценное сокровище О, если бы она могла разделить это счастье с тобой!
Эмма поглядела на свои крепко сжатые руки. Она презирала себя за эгоистичность. Ее тревога имела мало общего с тревогой за судьбу Шарлотты. Эмму больше беспокоила собственная глупость.
– Эндовер найдет ее. Если другие не могут, то он сможет, – пообещала она.
– Я знаю, что найдет. Я верю в него.
– Себастьян очень способный человек. И невероятно смелый. Я не знала более порядочного человека, чем он.
– И очень щедрый. Этот дом привел девушек в изумление. Эндовер хочет, чтобы мы жили здесь как члены его семьи. Бог услышал мои молитвы, – Марджори прикоснулась кружевным платочком к глазам. – Я поняла, что маркиз добрый человек, как только увидела его.
– Он самый замечательный человек, которого я когда-либо встречала, – Эмма чувствовала стеснение в груди. Все из-за чувства вины, смешанного с любовью – Он герой во всех смыслах. А когда я думаю о том, сколько бед я причинила ему, то мне хочется кричать.
– Я думаю, что он простил тебя за то, что ты посадила его в подвал, – тетя Марджори погладила племянницу по руке.
– Да он уже простил меня за это хулиганство, но на мне лежит более тяжкое преступление, – сказала она.
– Что такое, милая?
Эмма оглянулась, чтобы удостовериться, что рядом никого нет и никто не услышит. Кусты в этой части сада были не выше пяти футов. За зелеными фигурками кроликов, черепах и прочих создании, сделанными из обрезанных особым образом кустов, протянулись клумбы с многолетниками. Никого не было видно, за исключением нескольких человек, стоявших на веранде и наслаждающихся гостеприимством Эндовера. Тем не менее Эмма наклонилась к тете и прошептала ей:
– Я не сказала маркизу правду о себе.
– Ты имеешь в виду книги? – тетя Марджори широко раскрыла глаза.
– Я собиралась рассказать про них прошлым вечером. Да смелости не нашлось. А теперь Себастьян будет думать, что я скрыла этот факт от него потому, что боялась, что он на мне не женится. А это правда. Я боялась, что если скажу ему правду, то он так разозлится, что не станет слушать объяснений, – покачала головой Эмма.
– Милая, ты видишь все в черном свете.
– Себастьян ненавидит Э.-У. Остин. И за дело. Роман «Герцог-негодяй» доставил немало неприятностей ему и его семье. Рэдберн оставил пуговицу в спальне Шарлотты, начитавшись этого романа. Я боюсь, что Эндовер возненавидит меня, когда я скажу ему о том, что я ответственна за те невзгоды, что выпали на его долю.
– Милая моя деточка, – тетя Марджори вертела кайму шали в руках. – Я понимаю, как ужасно огорчится твой муж, когда обнаружит, что женился на Э.-У. Остин.
– Ты хочешь меня этим успокоить? – Эмма взглянула на тетю.
– Да, конечно, – Марджори рассматривала кайму шали. – А теперь дай мне сказать следующее: Себастьян очень любит тебя. Когда он на тебя смотрит, то все становится ясным.
– Он восхищается моей честностью, – сказала она. Что же он скажет, когда узнает, что я предала его?
– Боже, дело-то запутанное. Я думаю, что он прогонит нас из дому, если решит добиться признания брака недействительным.
– Если ты пытаешься успокоить меня, то у тебя ничего не выйдет, – простонала Эмма.
– Сомневаюсь, что маркизу нужен скандал с разводом. Да и получить его нелегко, – тетя Марджори надула губы. – Если только он не захочет доказать, что ты сумасшедшая, а судя по всему тому, что случилось, Себастьяну вполне это удастся. И, конечно, он выгонит нас из своего дома. Если только не пожалеет, что тоже возможно.
– Тетя Марджори, я не сумасшедшая.
– Конечно, нет. И я это знаю. И твой муж не сможет доказать это. По крайней мере, я в это не верю. Успокойся: он не станет добиваться развода. Это же скандал. Я думаю, что Себастьян просто отправит нас в деревню, – тетя Марджори улыбнулась, чтобы подбодрить Эмму. Но, к несчастью, она выглядела так, как будто ее настигли желудочные спазмы. – А значит, нам будет где жить. И жить неплохо.
– Надо сделать так, чтобы Себастьян понял, как я сожалею о том, что случилось. Надо найти подходящий момент и сказать ему все, – Эмма поправила шаль.
– А ты уверена в том, что это мудрое решение?
– Не говорить правду? – идея казалась трусливой, а Эмма была порядочна. Она сразу прогнала эту мысль. – Это будет неправильно с моей стороны. Мой муж заслуживает того, чтобы знать правду.
– Я думаю, что тебе нужно подождать, пока твои кузины Мэри и Лидия не выедут в свет. А еще лучше подождать до тех пор, пока они не выйдут замуж.
– Тетя Марджори, Лидии всего пятнадцать лет.
– Действительно ли несколько лет значат многое? – тетя пожала плечами.
– Да, боюсь, что это так, – Эмма не могла уйти от правды, как бы ей ни хотелось этого. – Я должна сказать обо всем Себастьяну. И скажу. Когда будет подходящее время.


– Ты, конечно, не стал тратить драгоценное время и сразу же отправился к алтарю, – сказал Журдан, сидевший на ручке кресла в библиотеке у Себастьяна. Он улыбался кузену, держа бокал с шампанским возле губ. – Ты боялся, что твою невесту похитят?
– Они провели ночь в гостинице вместе. И девушка жила здесь целую неделю, – Монтгомери подвинул кончиком ботинка скамеечку для ног к стулу. В его голубых глазах плясали озорные искорки. – Я думаю, что наш Себастьян хотел, чтобы его дитя родилось в положенный срок после свадьбы.
– Я сделал одолжение всему Лондону. Эмме очень опасно бегать одной по городу. По крайней мере, я буду знать, какую очередную безумную выходку она собирается устроить. – Себастьян подвинулся на стуле и переключил свое внимание с друзей на дам, сидевших в саду. Там, на каменной скамеечке среди фигурных кустов, сидела Эмма с тетей. Маркиз попивал шампанское, почти не чувствуя его вкуса. Даже на таком расстоянии он видел, как несчастна его молодая супруга. Она выглядела так, как будто ее приговорили к смерти через повешение. Вряд ли так должна выглядеть новобрачная.
– Жаль, что мы не можем узнать, что вытворит твой племянник в следующий раз. Он же продал тебя Холлингтону, – Монтгомери покачал головой, будто не веря этому. – По крайней мере, Мартина Холлингтона накажут по всей строгости.
– Я видел, как его корабль отчалил этим утром, – Себастьян пил шампанское маленькими глотками. – Я понял, что в Новом Южном Уэльсе к таким, как Холлингтон, относятся сурово.
– Мне страшно подумать, какие еще планы в голове у твоего племянника. Его надо остановить, пока он не наделал бед.
– Рэдберну нужны деньги, – Себастьян вертел бокал между пальцами. – Я принял меры, чтобы контролировать их.
Прошлой ночью Эмма призналась ему в любви, а сегодня утром повторила эти драгоценные слова. Маркиз не понимал, как важна для него любовь молодой супруги, пока она не отдала ее. Но что-то беспокоило Эмму, и Себастьян почувствовал это прошлой ночью. И видел это сейчас, когда Эмма сидела с тетей в саду. «Эмма так печальна не из-за того, что стала моей женой», – уверял себя маркиз. Несомненно, она и тетушка говорили о Шарлотте.
– Я найду Рэдберна. А когда найду, то он пожалеет, что родился на свет, – пообещал Эндовер.
– Он знает, кто такой Гаэтан на самом деле, – сказал Журдан. – Мы найдем способ заставить его сказать, кто этот монстр.
– Мне кажется, что это не так сложно, – Себастьян улыбнулся от одной только мысли о том, как он расправится с Рэдберном. – У моего племянника слабая воля. И челюсть. Скоро я узнаю, кто такой Гаэтан на самом деле, также и местонахождение мисс Ашервуд.
– Не сомневаюсь, что он выдаст своего компаньона, – Монтгомери осушил свой бокал. – Только надо найти его.
– Слова Вулгрова до сих пор тревожат меня, – Себастьян потер пальцем по скошенному краю бокала. – Он сказал, что Гаэтан шныряет у меня под носом. Очевидно, этот мерзавец известен мне.
– Вулгров сказал, что ты знаешь Гаэтана? – Монтгомери вертел свой бокал так, чтобы лучи солнца падали на него. – А кем же он может быть?
– Я много думал об этом, – Себастьян продолжал пить шампанское. – Что же может заставить человека заниматься столь грязным делом, как содержание притона?
– Деньги. И, возможно, природная склонность к разврату, – сказал Журдан. – Когда у кого-то много долгов, подобное дело принесет немалые доходы.
– Деньги, разврат, – Себастьян почесал Улисса за ухом. – Из тех, кто жив, мне никто не приходит на ум, кроме Рэдберна. Кто же еще мог быть втянут в это дело?
– А, вот вы все где, – в библиотеку с веранды вошла тетя Дора. Она подошла к стулу, на котором сидел Себастьян, и улыбнулась ему. – Пойдем, дорогой, к тебе прибыли гости с визитом. Нечестно лишать дам компании симпатичного мужчины. – Затем она взглянула на Журдана и Монтгомери. – А вы идите, – приказала Дора.
Журдан и Монтгомери послушались ее приказа. Они пересекли библиотеку и вышли через дверь, ведущую в гостиную. Дора же оставалась на месте. Себастьян поднялся со стула. Тетушка взяла его за руку. Когда они остались одни, она обеспокоенно посмотрела на него.
– Как ты себя чувствуешь, дорогой племянник? Рана все еще беспокоит тебя? – спросила Дора.
– Я ее едва замечаю, если не считать того, что она иногда болит. К счастью, это всего лишь царапина.
– Слава Богу, – Дора погладила племянника по руке. Затем она глянула на Улисса, положившего лапу на ногу Себастьяна. – Ты знаешь, дорогой, что если ты будешь продолжать подбирать бездомных собак, то скоро придется отдать им один из твоих особняков.
– Я не могу сопротивляться желанию подбирать их, – маркиз погладил Улисса по голове.
– Все потому, что сердце у тебя доброе, – тетя Дора посмотрела на племянника с серьезным видом. – Ты всегда был дорог мне, будто родной сын. Я рада видеть, как ты счастлив со своей женой.
– Спасибо, – Себастьян поднял руку тети Доры и поцеловал ее. – Я знаю, что вы очень помогли Эмме освоиться на новом месте.
– Эмма – просто сокровище. А поскольку мы заговорили о свадьбах, то с графом Уортом у меня ничего не получается.
– Вам следует найти другую цель, – тихо рассмеялся маркиз.
– Да, – Дора вздохнула, будто бы она устала. – Думаю, это к лучшему. Я узнала, что ему нравятся карты и распутные женщины. Я не хотела бы, чтобы Арабелла связала свою жизнь с человеком, который промотает ее приданое.
– Странно, я не знал, что Уорт погряз в долгах, – взгляд Себастьяна на мгновение застыл на тете Доре.
– Иногда те, кто наиболее близок к человеку, узнают о его слабостях последними, – Дора махнул а рукой, будто бы не веря своим словам. – Знаю по собственному опыту.
– Что касается Уорта, то, как мне кажется, вы слушали не тех, – маркиз не хотел ставить своего друга Монтгомери в один ряд со своим беспутным дядей.
– Я решила, что этот человек не подойдет для моей Арабеллы, – тетя Дора пожала пухлыми плечами, ярко-желтый атлас ее платья заблестел.
– Я думаю, что здесь вы правы, – Себастьян выглянул в окно. Эмма все еще сидела в саду с тетей Марджори. И хотя ему не хотелось прерывать их разговор тет-а-тет, маркиз мечтал побыть с молодой женой наедине.
– Я подслушала, сама того не желая, твой разговор с джентльменами, когда вошла сюда. Я не могла не услышать про Бернарда. Что же ты сделаешь с ним, когда найдешь?
– Сначала я выясню, что он сделал с мисс Ашервуд. А потом позабочусь о том, чтобы он и его партнер не причинили больше вреда никому, – Себастьян отвел взгляд от Эммы и посмотрел на тетю.
– Ты знаешь, кто этот Гаэтан?
– Еще нет, – Себастьян улыбнулся, думая о том, как он насладится расправой с племянником. – Но я точно уверен в том, что Рэдберн будет очень рад сказать мне об этом.
– Думаю, да. Бернард вряд ли будет верен, если это неудобно для него. Ты доставишь ему большие неудобства, если найдешь.
– Я его найду.
– Конечно, найдешь. Бернард не так умен, чтобы долго скрываться, – Дора смотрела на квадратики света на полу возле ее ног. – Он причинил столько бед стольким людям. Но никому не нравится, когда такое поведение афишируется. Лучше разобраться с ним так, чтобы никто об этом не знал, кроме близких.
– Он заслуживает более сурового наказания, чем шлепок по рукам.
– Да, он, конечно, заслуживает большего, – тетя Дора погладила Себастьяна по руке. – Я обдумываю, как лучше его наказать, да так, чтобы не втянуть мою семью в очередной скандал.
Себастьян подумал о своей матери и сестрах, о молодой жене и ее семье. Он знал по собственному опыту, сколько страданий могут причинить гадкие слухи. Маркиз не хотел отдавать свою семью на растерзание голодным волкам из высшего света.
– Наверное, вы правы, тетушка. Лучше разобраться с Рэдберном так, чтобы никто об этом не знал, кроме близких, – сказал он.
– Я знаю, что ты поступишь правильно, – тетя Дора улыбнулась племяннику.
Это было самое изысканное и соблазнительное неглиже. И, конечно, первое шелковое неглиже, которое довелось видеть Эмме. Оно ожидало ее, когда молодая маркиза вернулась к себе в комнату вечером. Неглиже лежало на постели рядом с тяжелым шелковым халатом и запиской от свекрови: «Я знала, что моему сыну нужна молодая девушка, чтобы зажечь огонь в его душе. Спасибо вам за то, что спасли моего сына от тоскливого существования».
Эмма посмотрела на свое отражение в зеркале над туалетным столиком. Казалось, что женщина, смотревшая на нее из глубины зеркала, стояла посреди прозрачного облачка. Вышитое кружево обрамляло круглый вырез, открывавший ямочку на шее. Розовая атласная лента, протянутая сквозь небольшие отверстия, стягивала ткань под грудью. Эмма повертелась взад-вперед, наслаждаясь тем, как шелк скользил по ее животу и ногам, пробуждая желание. В спальне ее ожидал молодой супруг. Одна лишь мысль о том, что произойдет между ними, приводила Эмму в состояние возбуждения. Если бы не ложь, лежавшая на ней тяжким бременем, то сегодня была бы лучшая ночь в ее жизни.
– Трусиха, – прошептала Эмма. Эмма натянула на себя тяжелый шелковый халат, завязала пояс и приготовилась к встрече со своей судьбой. Может быть, и нечестно, но Эмма была намерена пустить в ход все уловки, чтобы смягчить гнев мужа, когда он узнает правду о том, чем зарабатывала на жизнь его супруга.
Себастьян сидел на краю большой кровати под балдахином и осторожно потирал свой бок. На нем был надет халат, его жена знала о том, что под одеждой скрыта глубокая рана, перевязанная белым льняным бинтом. Себастьян не заметил, что возле двери стояла Эмма. В этот момент гримаса боли, которую причиняла ему рана, исказила лицо маркиза. Весь день ему приходилось мужественно скрывать страдания. Но они прекратились, когда он увидел новобрачную.
Маркиз улыбнулся и посмотрел в ее глаза, полные любви. Он встал, когда Эмма вошла в комнату.
– Я начал думать, уж не застеснялась ли ты, дорогая? – ласково спросил он.
– А я начала думать о том, что это глупая идея.
– Глупая идея? – Себастьян удивленно поднял брови. – Это не то, что я надеялся услышать от моей жены в первую брачную ночь. Поздно передумывать.
– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Я лишь подумала о твоем здоровье, – Эмма подошла к кровати и взяла мужа за руку. – Прошу, сядь.
– Эмма, дорогая, уверяю тебя, со мной все хорошо, – Себастьян провел пальцами по ее щеке.
– Сядь, – Эмма старалась не замечать жар, охвативший ее.
Маркиз присел на край кровати, повинуясь ее приказу. Одеяло было снято, и белые шелковые простыни открылись взору новобрачной. И хотя с той ночи в «Зеленой черепахе» прошла всего лишь неделя, Себастьяну казалось, что он не держал Эмму в своих объятиях уже целую вечность.
– Тебе действительно следует отдохнуть, – сказала молодая жена маркизу, – а то от излишнего напряжения рана может открыться.
– Возможно, ты права.
Озорные искорки в глазах маркиза не гармонировали с тем, что он сказал.
– Конечно, права, – ответила ему Эмма.
– Наверное, я буду лежать, а ты напрягаться, – сказал Себастьян, откинувшись на подушки.
– Это слишком опасно, – слова маркиза дразнили новобрачную, а взгляд соблазнял.
– Любовь моя, ты будешь полностью под моим контролем, – черный шелковый халат, который был надет на нем, не мог скрыть явного доказательства страсти, которую Себастьян испытывал к молодой жене.
Картины, проносившиеся в воображении Эммы, дразнили ее. Внизу все горело от желания, которое она испытывала к Себастьяну.
– Нет, нельзя, – прошептала она.
– Эмма, милая, я умру, желая тебя, – Себастьян провел кончиком пальца по внутренней стороне ее руки. – Иди ко мне.
– Но твоя рана? – желание охватило Эмму, тайно подавляя все попытки не поддаться искушению.
– Она меня не беспокоит. Верь мне, милая. Я не стал бы так рисковать своим здоровьем и сокращать себе жизнь.
– Я никогда бы не простила себя за то, что навредила тебе.
– Эмма, разденься для меня.
Она не могла сопротивляться мужу и желанию, охватившему все ее существо. Эмма повиновалась Себастьяну, словно зачарованная его тихим голосом. Она развязала пояс халата, тяжелый шелк упал на пол, окутав ее лодыжки. Рука Себастьяна сжала бедро жены.
Глаза Эндовера сузились и стали похожи на глаза тигра, который смотрит на свою добычу. Маркиз опустил взгляд, будто обмерял Эмму. И хотя Себастьян не прикасался к ней, тепло окутало новобрачную, будто бы он гладил руками ее обнаженную кожу.
– Я не видел еще никогда ничего более прекрасного, – сказал он.
– Я будто в раю, – Эмма подняла подол, шурша шелком и вертя его туда-сюда. – Подарок твоей мамы.
– Милое неглиже, – взгляд маркиза встретился со взглядом жены. У Эммы перехватило дыхание от этого голодного взгляда. – Но я говорю о красоте той, которая носит его.
Взгляд темных глаз Себастьяна говорил о страсти и о многом другом: он выдавал желание, которое было выше примитивных инстинктов, соединяющих мужчину и женщину. Этот взгляд заставлял Эмму чувствовать себя не просто красивой женщиной, а сиреной из древней легенды, столь влекущей к себе, что ее нельзя было не желать.
– Иди ко мне, Эмма, – Себастьян протянул ей руку.
– Я слышала много раз о том, как страсть порабощала человека, – голос Эммы ласкал мужа, обостряя все его чувства. – Я никогда не знала, насколько могучей она может быть, пока не встретила тебя.
Она опустилась на колени возле лежавшего на кровати мужа, слегка продавив мягкую перину своим весом. Себастьян подвинулся, одновременно привлекая супругу к себе. Губы Эммы раскрылись, она тихо вздохнула, когда коснулась своим бедром бедра мужа. Она казалась самой себе тетивой, натянутой стрелком.
– Страсть и желание могут быть настолько сильны что лишают человека разума. Я не верил в то, что это может произойти со мной, пока не встретил тебя, моя прекрасная задира.
– Ты заплатишь за то, что обзываешь меня, – сказала Эмма, улыбаясь, отчего маркиз задумался о том, что же она хочет сделать с ним.
Она развязала пояс его халата. Затем Эмма медленно сняла одежду с разгоряченного тела мужа. Себастьян предстал перед ней полностью обнаженным Он не мог скрыть охватившее его желание, даже если бы очень хотел. Его восставшая плоть жаждала плоти Эммы. Маркиз провел пальцем по соску молодой жены. Напряженный бутон был тверд, словно камень, скрытый под шелковым неглиже. Его губы слегка приоткрылись.
– Прикоснись ко мне, Эмма, – попросил Себастьян.
– С удовольствием, милорд, – она нагнулась. Шелк темных волос медленно рассыпался по телу возлюбленного. Прикосновение шелкового неглиже дразнило маркиза своей мягкостью. Эмма провел пальцами по груди мужа, слегка дотрагиваясь до сосков на его груди, торчавших над белым льняным бинтом. – Когда я думаю о том, как чуть не потеряла тебя, то… – Эмма закрыла глаза.
– Не беспокойся, – Себастьян провел пальцами по ее щеке. – Я намереваюсь жить долго.
– Неважно, что может случиться, но знай: я люблю тебя больше всего на свете, – она посмотрела на мужа. – Ты для меня все.
– Мы вместе, и ничто нас не разлучит, – отчаяние, которое Себастьян увидел в глазах Эммы, больно ранило его душу.
– Ничто на свете, – новобрачная наклонилась к маркизу и поцеловала его в губы так, как будто он был ее жизнью.
Себастьян полностью отдался желанию, увеличивающемуся с каждым мгновением. Он ласкал Эмму, тер руками теплый шелк, скрывавший ее тело, гладил ее по спине, по бокам, ласкал грудь, проводил пальцами по напряженным соскам. Маркиз пил тихие вздохи Эммы с ее губ, страсть пожирала его, словно пламя. Но когда он попытался перевернуться и подмять жену под себя, она отпрянула со словами:
– Что вы задумали, милорд?
– Я думал, что тебе все и так понятно, дорогая, – Себастьян потерся губами о ее подбородок.
– А я думала, что мы согласились, что ты не будешь рисковать здоровьем, – Эмма прижалась руками к плечам мужа и уложила его на подушки. – Сегодня я буду на тебе.
– Делай как хочешь, любимая, – горячая кровь стучала в жилах маркиза.
– Обязательно скажи мне, если будет больно, – Эмма улыбалась, будто кошка, наклонившаяся над кувшином со сливками.
– Не волнуйся. Ты никогда не делала мне больно, – Себастьян увидел, как тревога промелькнула на лице Эммы, что заставило его подумать о том, каким же демоном одержима его жена. Но она наклонилась над грудью мужа, открыла рот и втянула его сосок внутрь. Необычное ощущение прогнало эту мысль из головы Себастьяна.
Поласкав другой сосок, Эмма скользнула вниз, целуя своего мужа и проводя языком по его коже, будто она была голодным пламенем, а он – щепкой, зажегшейся от ее прикосновения. Теплый шелк неглиже гладил Себастьяну кожу, дразня спрятанными под ним прелестями. Маркиз занимался любовью со многими женщинами, многих он сейчас не мог и вспомнить. Но никогда не испытывал ничего более волнующего, чем это исследование мужского тела влюбленной женщиной. Ни одна женщина не доставляла Себастьяну удовольствия таким способом.
– Себастьян, я люблю тебя, – прошептала Эмма.
– И я тоже тебя люблю, моя прекрасная, обольстительная Пандора, – признался маркиз.
– Я всегда буду любить тебя, – Эмма медленно села на него, принимая Себастьяна в теплую гавань своего тела.
Все слова о любви и страсти, которые миссис Эндовер говорила своему сыну, пронеслись в голове маркиза. Он думал, что искренняя любовь ему недоступна. Но теперь он понимал, насколько высокомерны и заносчивы были его представления о любви.
Себастьян смотрел, как его прекрасная колдунья сняла с себя неглиже и бросила его на пол рядом с кроватью. Она склонилась к нему и стала тереться своей обнаженной грудью о его грудь. Тихие вздохи, слетавшие с ее губ, смешивались со страстными стонами, вырывавшимися из груди маркиза. От удовольствия он почти не замечал острой боли в боку.
Себастьян обвил Эмму руками и притянул к себе так, чтобы можно было ощущать ее теплую грудь. Нежный запах роз окутывал его и проникал в самые потаенные закоулки чувств. Тихие всхлипы срывались с губ Эммы. Она была настоящим открытием для маркиза.
Легкие спазмы женской плоти чуть не привели Эндовера на грань наслаждения. Но он сопротивлялся им, желая удовольствия не только для себя, но и для своей жены. Эмма вцепилась ему в плечи: она скакала на нем верхом, изгибалась дугой, пока не достигла наивысшего блаженства, пока едва заметные судороги не сотрясли ее тело и ее плоть не сжала его. Себастьян издал глухое рычание, смешавшееся с тихими стонами и всхлипами его жены. Они оба погрузились в царство наслаждения.
– Тебе хорошо? – спросила Эмма, прикасаясь губами к его шее.
– Давненько мне не бывало так хорошо, – смех вырвался из его груди наружу.
Маркиз крепко обнял свою возлюбленную. Но он все никак не мог избавиться от мучившей его тревоги. И хотя Эмма теперь его жена, Себастьян не мог прогнать странное чувство, будто может потерять ее.
«Это все из-за Рэдберна, – думал он. – Он все еще бродит на свободе и может напасть в любой момент».
Возможно, со временем, когда маркиз разберется с племянником и найдет Шарлотту, страх потерять Эмму пройдет. А пока Себастьян постарается сделать так, чтобы ничего не угрожало его счастью с молодой женой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коварная искусительница - Дайер Дебра



У романа есть своеобразное очарование, хотя часто бесит героиня - таких несдержанных особ пороть хочется. Иногда хочется "проскроллить" - много отступлений ни о чем. Развязка - супер. Впервые не могла догадаться в чем дело, пока автор не разжевал мне суть оговорки. Читайте и составьте собственное мнение.
Коварная искусительница - Дайер ДебраKotyana
18.06.2012, 4.35





Бредятина
Коварная искусительница - Дайер ДебраМаша
9.10.2014, 15.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100