Читать онлайн Коварная искусительница, автора - Дайер Дебра, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварная искусительница - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварная искусительница - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварная искусительница - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Коварная искусительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– Вы хотите, чтобы деньги, которые вы заработаете в будущем, высылались Марджори Ашервуд. В дом маркиза Эндовера? – Джон Найтли глядел на Эмму сквозь очки. Круглые стекла портили его лицо, делая карие глаза широкими и придавая им выражение невинности, скрывая ум, который (Эмма знала это) у него, несомненно, был. – Ваша тетя ушла жить к маркизу Эндоверу? – спросил он.
– Да, совсем недавно. – Эмма крутила завязки ридикюля.
Пистолет, который она носила в зеленом мешочке, покоился на ее бедре. Она никуда не ходила без оружия. Особенно пока Холлингтон на свободе. И хотя они с маркизом вернулись неделю назад в Лондон без всяких приключений, Эмма продолжала думать, что Холлингтон тоже вернулся.
Эндовер настоял на том, чтобы она взяла с собой двух лакеев. Поскольку он захотел, чтобы Эмма и тетя Марджори ради собственной безопасности переехали к нему домой, она решила замести немного следы правды. Эмма не лгала Себастьяну, когда сказала ему, что ей нужно вернуться домой и уладить кое-какие личные дела. Просто она не сказала всю правду. Она оставила лакеев в кабинете, а сама ушла тайком к Джону Найтли. Но все это дело измучило Эмму.
– Да, я буду жить в доме Эндовера. Завтра я выхожу за него замуж, – объявила она.
Найтли раскрыл рот, но не смог ничего сказать. Он сидел, окруженный с обеих сторон кипами рукописей, отчего казалось, что Джон Найтли сидит в миске и смотрит оттуда на Эмму Уэйкфилд. Сочетание открытого рта и выпученных глаз делало его похожим на золотую рыбку.
– Желаю счастья, – пробормотал он, поправите очки на переносице.
– Спасибо, – ответила ему Эмма. Она была рада любым пожеланиям счастья, особенно если учитывать, какое препятствие лежало перед ней.
Она слышала, как в помещении слева работал печатный пресс, выпуская на свет страницы книг. В воздухе витал тяжелый запах чернил и мокрой бумаги. Этот аромат до сих пор вызывал у Эммы волнение.
Пять лет назад она вошла в эту контору. Тогда у Эммы Уэйкфилд не было ничего, кроме рукописи романа «Провинциалка» и несбыточной надежды на то, что его напечатают. Джон Найтли нашел в этом романе художественные достоинства, и этого ока за лось достаточно для того, чтобы «Провинциалка» была издана.
– Значит ли это, что у нас больше не будет таком привилегии, как право на издание ваших романов? – Найтли откашлялся. – Или, осмелюсь надеяться, его светлость предоставит вам время для написания новых книг?
– Точно сказать не могу. Пока нет.
– Пока нет?
– Нет. – Эмма намотала ридикюль на другую руку. – Видите ли, я не сказала лорду Эндоверу о том, что занимаюсь писательским ремеслом.
– Ремеслом? – Найтли сложил руки на почтовой бумаге, лежавшей в беспорядке на столе. – Эмма, мне не надо говорить вам, как были популярны ваши романы. Мы заработали на их издании больше всего. Я не солгу, если скажу вам, что их очень будет не хватать.
– Мне тоже будет не хватать занятий писательством, – у Эммы больно кольнуло в сердце, когда она подумала о том, чтобы оставить литературу.
– Мне кажется, что вы хотите обсудить этот вопрос с лордом Эндовером, не так ли? – Найтли постучал пальцами по письменному столу. – Вполне возможно продолжать писать, не говоря ему об этом.
– Нет, я не смогла бы, – Эмма знала, что надо лишь найти подходящий момент и сказать Себастьяну всю правду. – Я считаю честность очень важным качеством. Особенно в браке.
– Честность. Да, она важна. Знаю, поэтому ожидаю того же от своей жены, – Найтли поднял подбородок и слегка улыбнулся. – Читал ли его светлость ваш последний роман?
– Он прочел достаточно, чтобы понять, что Сильвестр списан с него, – Эмма прикусила нижнюю губу.
– А вы все еще намерены сказать ему правду? – глаза Найтли, спрятанные за толстыми стеклами очков, округлились.
– Я жду, когда наступит подходящий момент. Тогда я ему все и скажу.
– Подходящий момент? – Найтли снова прижал очки к переносице. – Может, скажете всю правду вашему супругу через несколько месяцев после свадьбы? А за это время вы могли бы написать еще один роман.
– А вы бы издали его? – Эмма бросила на Джона Найтли непреклонный взгляд.
– Конечно, – он тихо рассмеялся. – Если бы я был на вашем месте, Эмма, то подходил бы к этому вопросу с большой осторожностью.
– Да, это дело требует очень большой осторожности, – эта мысль поразила ее. – Как же Эндовер может узнать, кто скрывается под псевдонимом Э.-У. Остин?
– Вы думаете, что он попытается сделать это? – Найтли с удивлением посмотрел на Эмму.
– Не могу сказать точно. Мне просто интересно, стал бы он пытаться, если бы мог.
– Только несколько человек знают правду, – Найтли сложил руки и опустил подбородок на костяшки пальцев. – А эти люди должны соблюдать права авторов. Могу уверить вас, что они не скажут лорду Эндоверу правду о том, кто скрывается под псевдонимом Э.-У. Остин.


Себастьян сидел на краю письменного стола в своей библиотеке и слушал о том, что Роджер Танниклиф успел сделать с утра.
Бывший офицер из армии лорда Веллингтона сейчас зарабатывал на жизнь тем, что добывал информацию для клиентов, которыми являлись светские люди. Если муж хотел узнать, кто же любовник его жены, то обращался к Танниклифу. Если дама хотела узнать побольше про джентльмена, который сватался к ней, то Роджер Танниклиф узнавал про него все, вплоть до того, какой табак он нюхает. Сам Танниклиф был светло-русым и голубоглазым человеком среднего роста. Никто не мог догадаться с первого взгляда, что он был шпионом во Франции. Этот человек не выделялся из толпы, и это было одним из его преимуществ.
– Я пробрался в типографию Найтли. – Роджер отпил глоток кофе, а затем продолжил: – Я узнал, что лишь горстка людей знает, кто на самом деле этот Э.-У. Остин. Я думаю, что скоро мне удастся войти в доверие хотя бы к одному их них.
– Я полностью уверен в том, что это вам удастся, – Себастьян вертел фарфоровую чашку в руках.
– Я считаю, что мы скоро добудем нужную информацию, – Роджер улыбнулся, его голубые глаза светились от гордости.
Танниклиф ушел, а Себастьян остался в библиотеке.
– Скоро я узнаю, кто этот Э.-У. Остин. Я должен решить, что делать с ним. Или с ней, – он посмотрел на собаку, лежащую у его ног.
Улисс поднял голову, прислушиваясь к Себастьяну. Себастьяну казалось, что животное понимает, о чем он говорит.
– Я не мстителен. Месть часто ведет к необдуманным поступкам. Но этот Остин заслуживает наказания.
Улисс повернул голову в сторону двери, ведущей на веранду. Себастьян посмотрел туда же, но не заметил ничего интересного. Там никого не было. Да и в саду никого не было видно. Но собака встала и пошла по комнате, будто что-то привлекло ее внимание. Улисс остановился около двери, понюхал воздух, затем бросился на веранду и пропал в саду.
Себастьян подумал, что его выманил кролик. Маркиз взял чашку кофе. Ароматный пар ласкал его обоняние, а сладкий вкус сливок растекался по языку. Какое же наказание должен понести Э.-У. Остин за те неприятности, что он причинил семье Себастьяна.
Тихий щелчок, будто кто-то закрыл большую застекленную дверь, ведущую на веранду прервал размышления Эндовера. Себастьян обернулся и увидел, что возле двери стоит Холлингтон.
– Не ожидали увидеть меня, Эндовер? – Мартин подошел к маркизу и направил пистолет прямо в его грудь. – Вы честно верили в то, что я позволю уйти вам невредимым после того, что вы мне сделали?
– Холингтон, а перед вами открыта заманчивая перспектива, – Себастьян вертел кофейную чашку в шагах. – Насколько я помню, вы были в числе моих похитителей.
– А, это, – Холлингтон остановился в нескольких футах от Себастьяна. – Я просто решил, что вы должны заплатить мне за то, что восстановили Женевьеву против меня.
– Моя сестра сделала свой выбор.
– Вы не дали мне жениться на ней.
– Я сказал вам, что не стал бы одобрять ваших отношений с моей сестрой, – Себастьян не сводил взгляда с Холлингтона, а сам просчитывал следующий ход. Скоро придет Эмма. Мать маркиза ушла за покупками вместе с сестрами и тетей Марджори. Они тоже скоро придут. – Я не говорил Женевьеве, что она должна делать.
– Я вам не верю, Эндовер, – глаза Холлингтона сузились. – Женевьева никогда бы не предпочли меня Уэйнрайту.
– Но предпочла же, – Себастьян сжал чашку и руке. – Она сказала мне, что вы холодны, а ваш столько же холодный взгляд иногда пугал ее.
– Лжете, – Холлингтон застыл на месте, пистолет качнулся в его руке. – Вы влили яд в ее мысли. Вы заставили вашу сестру отвернуться от меня. Но теперь вы мне заплатите. Я читал в газете, что завтра у вас свадьба. Завтра счастливый день, не так ли? Вы и мисс Уэйкфилд. Где эта тварь? Я с ней сейчас…
Себастьян выплеснул кофе своему противнику в лицо. Холлингтон ахнул и отпрянул назад, а маркиз тем временем бросился к нему. Но только он хотел схватить противника, как раздался выстрел. Пуля прошла через бок, опалив кожу. Себастьян пошатнулся от резкой боли.
– Черт тебя возьми, – выругался Холлингтон.
Маркиз ухватился рукой за бок, теплая кровь стекала сквозь пальцы. Но уголком глаза он заметил, что Холлингтон поднял на него сжатую в кулак руку. Себастьян тоже поднял руку, чтобы защититься. Рваная рана на боку пылала от боли. Себастьян вдохнул поглубже и ударил своего противника в челюсть. Холлингтон споткнулся и ударился о ручку кресла. Маркиз, шатаясь, подошел к нему. Холлингтон встал кое-как на ноги и схватил кочергу с подставки.
Маркиз попытался защититься от удара. Но тут в воздухе прогремел выстрел. Холлингтон открыл рот, на лице его было удивление. Кочерга выпала из рук. Мартин пошатнулся, взгляд его был устремлен вперед.
– Проклятие, – прошептал Холлингтон. Тут его ноги подкосились, и он упал на пол, зажимая плечо рукой. Глаза его расширились от такого потрясения.
Себастьян посмотрел через плечо. Позади него на расстоянии нескольких футов стояла Эмма, тоненькая струйка дыма вилась над пистолетом, который она держала в руке.
– Я убила его? – спросила она.
– Нет, только ранили. Пуля попала ему в плечо, Себастьян посмотрел на поверженного врага, а затем на перепуганную Эмму.
Через миг она вздрогнула, будто кто-то ткнул ее пальцем в бок.
– Господи, вы же ранены, – ужаснулась Эмма. – А я стою здесь как полная дура.
– Так, царапина. – Себастьян подошел к ней, шатаясь. Его силы слабели с каждым шагом. – Я думаю, что нам надо…
– Себастьян, – Эмма обхватила его руками.
– Да со мной все хорошо. Мне просто надо присесть, – свет мерк в его глазах. Маркиз сел на ковер. – У меня слегка кружится голова, – сказал он.
– Насколько серьезно вы ранены? – спросила Эмма, опустившись перед ним на колени.
– Пуля лишь оцарапала мне бок, – Себастьян посмотрел на человека, лежавшего рядом с ним. Холлингтон зажимал плечо и скулил от боли, будто щенок. – Что с вами, Холлингтон? Вы ранены?
– Врача мне, врача!
– Да он нужен нам обоим, – Себастьян улыбнулся своей невесте, надеясь, что напряжение исчезнет с ее лица. – Пошлите кого-нибудь за врачом, мой ангел.
– Да, конечно, – Эмма дотронулась дрожащей рукой до его руки, которой маркиз зажимал рану в боку. – Может, мне сделать что-то еще, прежде чем посылать за врачом?
Улисс прыгал за дверью, лая так, как будто он только что затравил лису.
– Впустите моего Улисса, – попросил Себастьян, глядя на дверь.
Эмма подбежала к двери и открыла ее. Большая собака бросилась к Себастьяну, а затем начала рычать на того, кто лежал рядом с хозяином.
– Поздно, малыш. Тебе не удастся стать героем в этот раз. Моя невеста спасла меня, – маркиз потрепал его по голове. – Все хорошо, – Эндовер потрепал Улисса по шее. – Я в порядке.
– Я приду сюда сразу после того, как пошлю за врачом, – сказав это, Эмма выбежала из комнаты. Бледно-зеленый муслин ее платья плыл вокруг нее.
Когда Эмма ушла, Эндовер повернулся к Холлингтону и посмотрел на его рану. Затем он сел рядом со своим противником.
– Боюсь, что вы будете жить, – произнес он.
– Эта тварь пыталась убить меня!
– Когда вы услышите о том, что я хотел сделать с вами, посчитаете, что вам повезло и моя невеста спасла вас от более страшной участи, – улыбнулся Себастьян.
– Что же вы можете сделать со мной, Эндовер? – из глаз Холлингтона текли слезы, но он пристально смотрел на маркиза. – Вы воображаете, что сможете отдать меня под суд? Если я попаду туда, то расскажу всем, как я оприходовал вашу будущую жену.
Гнев, такой же сильный, как и пульсирующая боль в боку, охватил Себастьяна. Только самодисциплина, которой маркиз учился много лет, помогла ему выглядеть хладнокровным и говорить спокойно.
– Если бы вы причинили моей невесте вред, тогда вы бы уже не спрашивали, что бы я сделал с вами, Холлингтон. Вы бы очень скоро предстали перед Создателем, и тогда бы вам пришлось объяснять, почему вы сделали это, перед ним, – произнес маркиз.
– Эндовер, я даже пальцем ее не тронул, – ноздри Мартина трепетали. – Но в суде поверят в то, что я сделал это.
– Вы отправитесь туда, где уже будет неважно, что вы скажете или сделаете, – Эндовер наклонился к своему противнику, губы его изогнулись в улыбке. – Когда узнаете, что я хочу с вами сделать, то пожалеете о том, что мисс Уэйкфилд не убила вас.


Эмма сидела в кресле рядом с постелью, на которой лежал Себастьян, и смотрела, как он попивал принесенный ею шоколад.
– Холлингтон сделал это из чувства мести? – спросила Эмма.
– Он считал, что моя сестра отказалась выйти за него замуж из-за меня.
– Месть. Бесполезное чувство. Преступление, совершенное ею против будущего мужа, давило на мисс Уэйкфилд словно камень, который можно было бы установить на ее могиле, если Себастьян оставит ее. – Конечно, вы выше того, чтобы мстить человеку, задевшему вашу гордость. Особенно если он совершил это непреднамеренно. Только трус набрасывается на того, кто совершил ошибку.
– Ты думаешь, что я был слишком жесток по отношению к Холлингтону? – Себастьян поднял темные брови, удивленно смотря на невесту.
– Нет, этого человека надо повесить за то, что он делал с купленными у Рэдберна женщинами, – Эмма не могла не содрогнуться от мысли о том, что она едва не стала его жертвой. – Я могу лишь надеяться на то, что в Новом Южном Уэльсе к Холлингтону отнесутся по-доброму.
– Я знаком с человеком, который решит, как наказать этого мерзавца. После того как этот человек прочтет мое письмо, наш похититель получит по заслугам, – маркиз повернулся и схватился за одну из подушек, нагроможденных под ним.
– Так лучше? – Эмма быстро поправила подушку, ее пальцы скользнули по мягкому белому шелку, нагретому телом ее возлюбленного.
– Да, – подмигнул ей Себастьян. – Милая Эмма, не надо обращаться со мною так, как будто я калека. Это всего лишь царапинка. Если бы моя матушка не перепугалась, то я бы сейчас обедал со всеми вместо того, чтобы есть в постели, как беспомощный старик.
– Ваша матушка настаивает на том, чтобы вы хорошенько отдохнули. Я считаю, что если вы не будете осторожны, то тяжело заболеете.
Себастьян взял ее за руку и прижался губами к нежной коже запястья. Нежное прикосновение его горячих губ снова зажгло в Эмме огонь желания. Она не заметила, как тихий вздох вырвался из ее груди.
Эмма попросила Себастьяна соблюдать приличия после того, как приняла его предложение. Мисс Уэйкфилд не хотела рисковать. Ей не хотелось, чтобы тетушка, миссис Эндовер или одна из ее двоюродных сестер увидели, как Себастьян тайно покидал ее спальню ночью.
– Вам следует выкинуть эти мысли из головы, – Эмма выдернула руку.
– Какие такие мысли, дорогая? – маркиз посмотрел на нее невинными глазами.
– Прекратите разыгрывать невинность. Это вам не идет. Вы выглядите слишком искушенным в этих делах. Я не собираюсь рисковать вашим здоровьем. Даже если бы я хотела попробовать, кто-нибудь зашел бы обязательно: ведь надо посмотреть, как вы, милорд, поживаете. Представляете, что бы он увидел?
– Да это просто царапина. А если мы запрем дверь, то никто не войдет, – Себастьян погладил свою невесту по колену.
– А я не стану объяснять тетушке, почему дверь в спальню заперта. – Эмма шлепнула его по руке. – Вам надо отдохнуть.
– Но любимая, я… – гримаса боли появилась на лице маркиза, когда он попробовал дотянуться до…
– Ну вот, видите, – Эмма встала и отошла подальше от постели, чтобы Себастьян не смог уговорить ее. – Я не дам вам безобразничать, Себастьян. Не сегодня. Вам нужно отдохнуть.
– Хорошо, – маркиз откинулся на подушки. – Но если ты считаешь, что я позволю царапине испортить завтрашнюю ночь, то глубоко ошибаешься. Я не собираюсь пропускать первую брачную ночь.
Завтра их свадьба. Себастьян заслужил то, чтобы узнать правду, пока они не произнесли брачные обеты. Конечно, если бы маркиз узнал о том, чем занималась его невеста, то отказался бы произносить их. Он бы отвернулся от Эммы, и она не смогла бы доказать, как сильно она его любит.
– Милая, что-то не так?
Эмма посмотрела в прекрасные темные глаза Себастьяна. В его взгляде была такая теплота, такая любовь! Что же увидит она, когда скажет правду?
– Мне надо кое-что тебе сказать, – произнесла она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коварная искусительница - Дайер Дебра



У романа есть своеобразное очарование, хотя часто бесит героиня - таких несдержанных особ пороть хочется. Иногда хочется "проскроллить" - много отступлений ни о чем. Развязка - супер. Впервые не могла догадаться в чем дело, пока автор не разжевал мне суть оговорки. Читайте и составьте собственное мнение.
Коварная искусительница - Дайер ДебраKotyana
18.06.2012, 4.35





Бредятина
Коварная искусительница - Дайер ДебраМаша
9.10.2014, 15.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100