Читать онлайн Коварная искусительница, автора - Дайер Дебра, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварная искусительница - Дайер Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварная искусительница - Дайер Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварная искусительница - Дайер Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дайер Дебра

Коварная искусительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Слова, что не были сказаны, дразнили Себастьяна. Он знал, что должен уклониться от этой темы. Но не мог.
– А со мной как? – спросил он.
Эмма поставила свой стакан на стол и встала со стула.
– Уже поздно, и мне пора уходить.
– А я думаю, что вы должны остаться, – маркиз схватил девушку, собиравшуюся уйти, за запястье.
– Если вы боитесь Холлингтона, то я могу оставить вам пистолет, – Эмма быстро облизнула пересохшие губы кончиком языка, отчего на них остался соблазнительно блестящий след.
– Мне нет дела до Холлингтона, – Себастьян отпустил ее руку и встал. – Хотя и должно быть. Но, когда вы рядом, мне кажется, что я не могу думать ни о чем, кроме того, как мне хочется заняться с вами любовью.
– Вы будете сожалеть о том дне, когда повстречались со мной, – Эмма отпрянула назад.
– Я мало о чем сожалею в жизни. Во-первых, я сожалею о том, что сказал это. Тогда я был разгневан, – маркиз бросил взгляд в сторону, боясь, как бы не потерять контроль над тем чудовищем, что бесилось в нем. – Я с детства учился сдерживать свои чувства и порывы. Я всегда думал, что человек должен сохранять ясность ума. А чувства этому мешают. А когда я с вами, то просто не могу обуздать их.
– Я понимаю, что это вас раздражает, но уверяю вас, что это неумышленно.
– Вам трудно в это поверить, но многие женщины, с которыми я был знаком, делали все, чтобы привлечь мое внимание. Они перебегали дорогу перед моей каретой, надеясь встретиться со мной. Они падали передо мной в обморок, надеясь, что я их поймаю. Я думал, что разгадал загадку женщины, и понял, что им нужно от меня. Но тут появились вы.
– Я не стала бы прибегать к столь глупым уловкам, чтобы привлечь внимание мужчины. Уверяю вас, я не стремлюсь замуж, – Эмма гордо подняла голову.
– Я прекрасно знаю о вашем отношении к браку. Вы дали мне ясно понять, что мысль о том, чтобы выйти за меня замуж, вызывает у вас отвращение.
– Я не считаю брак с вами отвратительным. Отвратителен брак без любви.
– Вы нужны мне больше, чем какая-либо другая женщина. Я хочу, чтобы вы стали моей женой, – произнес Себастьян.
– Вы просто хотите затащить меня в постель. Если бы вы любили меня, действительно любили… – Эмма махнула рукой, будто не веря сказанному. – Но вы не любите. А поскольку вы не любите меня, то я мучила себя сомнениями. Я все думала, могла ли я заставить вас полюбить меня. Но это затея глупа, поскольку вы не верите в чувства. Или, по крайней мере, не верите в то, что способны на них. Но почему же вы ожидаете, что я вступлю с вами в брак, когда я могу испытывать сильные чувства, а вы нет?
– Мне никогда не нужна была другая женщина так, как нужны вы.
– Это все грубая страсть, – покачала головой Эмма.
– Я не могу назвать то чувство, которое испытываю к вам. Если это грубая страсть, то она не похожа на ту, что я испытывал прежде. Она горит сильнее, и погружаешься в нее глубже.
– Вы были нужны мне с того момента, когда я увидел вас впервые. Вы нужны мне сейчас. И будете нужны мне до самой смерти.
Эмма едва дышала. Свет от свечей и нечто более яркое, что могло быть лишь светом надежды, отражались в ее глазах.
– Мне не нужен другой, мне нужны только вы, – произнесла она.
Тихое признание поразило Себастьяна. Ему стало тепло, как от бренди. Это признание дурманило больше, чем любой наркотик. Больше не было причин не целовать Эмму: эликсир страсти уничтожил их. Маркиз следил за выражением глаз девушки, он видел, как страсть отражалась в их голубой глубине.
– Выходите за меня замуж, – прошептал он.
– Вы бесите меня больше, чем кто-либо. Я то хочу вас задушить, то… – Эмма обвила шею маркиза руками. Она обнимала его так, как будто хотела держать его в объятиях до рассвета, так, как будто чувствовала огонь страсти, горящий в крови Себастьяна, и хотела, чтобы маркизу стало легче. Она обнимала его так, как будто хотела, чтобы он понял, что ждал этого мгновения всю жизнь. – Как же я могла надеяться на то, что преодолею страсть к вам? – произнесла Эмма.
– Не могли, – Себастьян запустил руки в ее волосы и прижал пальцы к затылку. Теплые шелковистые пряди ласкали ему кожу.
– Наглая и высокомерная бестия, – прошептала Эмма.
– Докучливая задира, – Себастьян притянул ее к себе и девушка пришла в его объятия легко, словно перышко, которое несет ветер. Ее теплое и влажное дыхание касалось его щеки. Мягкие губы девушки коснулись губ маркиза: он чувствовал вкус бренди на ее губах. Губы Эммы дрожали, когда Себастьян прижался к ним первый раз, будто у нее перехватило дыхание. Да, он еще никогда не желал ничего более сильно, чем сдаться в плен Эмме.
Замуж за Эндовера? Эта мысль волновала и пугала Эмму одновременно. Что будет хуже: жить с ним и рисковать его чувствами или жить без него и не узнать, как это хорошо – лежать в его объятиях?
– Эмма, дайте мне ответ, – маркиз слегка откинулся назад и посмотрел на нее. – Вы выйдете за меня замуж?
Его взгляд поразил девушку. Страсть и нерешительность, которые она увидела в его глазах, растрогали ее до глубины души. Человек, которого она всегда считала уверенным в себе, выглядел таким трогательно неуверенным. Все сомнения, мучающие ее, соответствовали ответу на вопрос, возникший в ее душе Эмма не могла жить без этого человека. Он был вызовом, которому она не могла оказать сопротивление. Да и не стала бы оказывать.
– Для меня было бы большой честью стать вашем женой, – произнесла Эмма.
Себастьян закрыл глаза, будто шепча беззвучную молитву. А когда он снова посмотрел на свою возлюбленную, то увидел, как ее глаза светились чистой радостью.
– Эмма, – прошептал он, поднимая ее на руках.
Она обвила шею маркиза руками и крепко прижимала его к себе, пока Себастьян ласкал ее. Радость и легкость прогнали тени сомнения и страха. Эндовер поставил Эмму возле постели, так чтобы она оказалась в потоке трепещущего света, который отбрасывал светильник на стене.
– Я обнимал тебя сотни раз в моих снах. Я целовал и ласкал тебя. И каждое утро, когда я просыпался, то испытывал такую глубокую и такую лютую страсть, что боялся, как бы она не сделала меня душевным калекой.
Взгляд Себастьяна Эндовера не лгал. Он был человеком чести, человеком, который верил в то, что не способен поддаться чувствам. Но он стал пленником чувств и страсти. Страсть и стремление к любимой, страстная тоска и желание – все было в его глазах. Но помимо них было и нечто более чудесное и неожиданное – искренняя любовь, которую Себастьян даже и не пытался скрыть. Эмма смотрела на него, изумленная и пораженная столь удивительным признанием.
– В моих снах вы обнимали меня сотни раз. Вы целовали и ласкали меня. Но каждое утро я просыпалась в отчаянии от того, что мои сны не сбудутся, – призналась она.
– Похоже, у нас много общего, – Себастьян дотронулся до вышитых цветочков на вырезе ночной рубашки, которая была на Эмме. – Я так хочу вас, Эмма, что просто умираю от желания. Но если вы хотите подождать до того, как мы произнесем брачные обеты, то просто скажите мне, и я обещаю, что не трону вас.
– Странно. Мне кажется, что самая важная клятва уже дана, – руки девушки скользнули по плечам, а затем по груди маркиза.
Ладони ее терлись о мягкий хлопок, но она ощущала его обнаженную грудь, до которой так хотела добраться. Эмма запустила руки под рубашку, и пальцы ее скользнули по темным завиткам на груди Себастьяна. Упругие мышцы сжались от прикосновения. Девушка прижалась губами к ямочке на его шее. От Себастьяна пахло дождем. И теперь Эмма могла узнать его по этому неповторимому запаху.
– Эндовер, я вас люблю, – произнесла она.
– Я думаю, что при таких обстоятельствах вы могли бы называть меня по имени. По правде говоря, мне очень бы хотелось услышать его, – маркиз слегка подмигнул ей.
– Себастьян, – Эмма прижалась пальцами к его коже. – Это кажется невозможным, но я любила вас всю жизнь.
– Это судьба, – прошептал Эндовер и прижался губами к ее виску. Его дыхание, горячее и влажное, согревало девичью кожу.
– А я думала, что вы не верите в судьбу.
– Не верил. Пока в мою жизнь не ворвалась прекрасная амазонка, – Себастьян расстегнул верх ночной рубашки. – С той поры я поверил во многое то, что считал невозможным. Я представить себе не мог, что со мной будет так, как будто меня разорвут на множество мелких частей, а потом соберут, но уже совершенно по-новому. Если это не любовь, то я не представляю, чтобы я мог испытывать более сильное чувство.
– Мне ничего не нужно, только бы быть с вами до конца моей жизни, – призналась Эмма, стаскивая с маркиза рубашку.
– Слова, что вы бросили мне в тот вечер, когда ехали в одной карете со мной, задели меня. Я думал, что вы безнадежно романтичны. Но теперь я знаю правду. – Маркиз улыбнулся ей теплой и искренней улыбкой, наполненной весельем и наслаждением. – Теперь каждый восход будет для меня ярче предыдущего, потому что вы будете делить его со мной. Теперь я знаю, что хочу прожить всю жизнь с вами. Я хочу смотреть в лица моих детей и видеть в них частичку вас. Эмма, вы были правы. Любовь дороже всего на свете.
– Вы единственный, кого я люблю, – в ее глазах блеснули слезы. Эмма не могла не плакать. Но от этих слез не было больно: они смыли боль и страх, так долго мучавшие ее.
– Я хочу вас, Эмма.
Себастьян скользнул губами по щеке Эммы и приник к изгибу ее подбородка, отчего она почувствовала тепло, разлившееся по шее. Как же она любила маркиза, причем самого разного. Его щеки стали другими, гладкая кожа стала грубой и темной, поскольку он долго не брился и начал обрастать щетиной.
Эмма и Себастьян стали медленно раздевать друг друга, отбрасывая условности, до тех пор, пока не осталось ничего того, что могло помешать соединению их тел.
Маркиз был прекраснее, чем могла представить себе его возлюбленная. Его красота, казалось, была создана силой и изяществом. Когда он подошел к Эмме, то она застыла в нерешительности, так как хотела полюбоваться им чуть подольше. Эмма хотела запомнить каждую подробность этой ночи, записать ее на страницах памяти, чтобы можно было лелеять воспоминания о ней всю оставшуюся жизнь. Наконец она не смогла больше терпеть ни секунды и шагнула в объятия Себастьяна.
Его кожа излучала тепло, согревавшее Эмму, словно тепло родного дома в холодный зимний вечер.
Себастьян скользил руками по ее коже, будто она была шелком и бархатом, а он никак не мог насладиться ее гладкостью. Девушка также ласкала его, наслаждаясь силой упругих мышц.
Маркиз ласкал Эмму везде губами, пальцами, языком, прикасался к ней так, как она и не мечтала. Девушка казалась самой себе глиной в умелых руках мастера. Он лепил ее с помощью нежных прикосновений, вдувал в нее жизнь всякий раз, когда теплое дыхание касалось ее кожи, пока Эмма не ожила от любви, пока она не стала дышать порывисто, пока горячая кровь не забурлила в ней. Ей казалось, что она умрет от желания, переполнявшего ее. И когда наслаждение Эммы достигло предела, Себастьян взял ее на руки и положил на матрас.
Она заключила его в свои объятия, желая достичь того, что приходит, лишь когда мужчина соединяется с женщиной. И маркиз пришел к ней, обнимая ее так нежно, будто она была дороже всего на свете. Она удивленно вцепилась в маркиза, пока тот снимал последнюю преграду. Эмма вздыхала, пытаясь найти его губы, пока Себастьян уговаривал ее вытянуться всем телом и раскрыться перед ним так же, как ее душа раскрылась перед его любовью.
Эмма училась этому древнему танцу под чутким руководством любимого. Она двигалась в обратном направлении: когда маркиз погружался в нее, она поднималась ему навстречу. Наслаждение росло в ней с каждым движением и охватывало Эмму все больше и больше. Оно накапливалось в ней, словно пузырьки в кипящем чайнике, пока не выплеснулось наружу, так как Эмма больше не могла его сдерживать. Она почувствовала, что распалась на тысячи сверкающих осколков, но через мгновение осколки вновь сложились в Эмму Уэйкфилд, но не прежнюю. Она стала другой. Все, что было до того, как она встретила Себастьяна Эндовера, больше не устраивало ее. Похоже, что он взял каким-то образом частички ее жизни и добавил к своей.
Себастьян глубоко вздохнул и прижался своей грудью к груди Эммы. Его запах дразнил ее. Маркиз поднялся так, чтобы можно было заглянуть в глаза той, которую он любил. Эмма теперь дышала спокойно. Она смотрела на него с благоговением. Себастьян смотрел на Эмму не просто как на женщину, с которой он собирался вступить в брак. Он смотрел на нее как на единственную женщину на свете, которая была нужна ему.
– Вы самая лучшая женщина, которую я когда-либо встречал, – маркиз провел пальцами по щеке Эммы. – Я чувствовал в тот вечер, когда встретил вас, что вы, моя прекрасная и безрассудная Пандора, перевернете и обрушите мой мир.
– Я испортила вашу спокойную и упорядоченную жизнь? – спросила она, наматывая шелковистые пряди на пальцы.
– Вы уничтожили ее полностью. Очень странно, но мне так нравится, – Себастьян поцеловал Эмму в кончик носа. – Я ценю вашу красоту, уважаю вашу смелость, а также восхищаюсь вашей честностью. Вы самая замечательная из всех женщин, которых я когда-либо встречал. Я очень рад, что вы решили прожить всю жизнь со мной.
Теплые слова любви вились вокруг Эммы, согревая ее, будто объятия любимого. Но эти слова навевали и страх. Себастьян восхищался ее честностью? Что же он скажет, когда узнает правду о ней? Эмма же обманывала его. Даже в некотором отношении предала его. Сможет ли маркиз простить ее за то, что она ему сделала?
– Что такое, дорогая? – Себастьян потрепал Эмму по щеке. – Что-то не так?
Она должна сказать ему правду. Прямо здесь и сейчас. Но слова не приходили на ум. Эмма не могла испортить чудесное мгновение позорной правдой.
– Ничего. Ничего страшного не может случиться, пока вы любите меня, – сказала она.
Себастьян внимательно смотрел на Эмму, пока она беззвучно и почти не дыша молилась о том, чтобы он не заставил ее открыть всю правду.
– Мне пришлось потратить немало времени, чтобы понять ту простую истину, которую мне матушка вбивала в голову на протяжении долгих лет. От судьбы не уйдешь. А ты – моя судьба.
Эмма поборола страх, закравшийся к ней в душу. Сейчас она будет просто лежать в его объятиях и получать ослепительное наслаждение. А завтра можно будет посмотреть в лицо действительности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коварная искусительница - Дайер Дебра



У романа есть своеобразное очарование, хотя часто бесит героиня - таких несдержанных особ пороть хочется. Иногда хочется "проскроллить" - много отступлений ни о чем. Развязка - супер. Впервые не могла догадаться в чем дело, пока автор не разжевал мне суть оговорки. Читайте и составьте собственное мнение.
Коварная искусительница - Дайер ДебраKotyana
18.06.2012, 4.35





Бредятина
Коварная искусительница - Дайер ДебраМаша
9.10.2014, 15.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100