Читать онлайн Твое прикосновение, автора - Дьюран Мередит, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твое прикосновение - Дьюран Мередит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дьюран Мередит

Твое прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Для поездки Санберн нанял закрытую четырехместную карету, один из тяжелых видов транспорта, прозванный остряками «громыхало» из-за громкого стука колес по булыжной мостовой. Внутри кареты пахло плесенью и застарелым потом. Временами, особенно во время поворотов, Лидия чувствовала даже какой-то навозный запах. Сделав такое открытие, девушка стала с большим подозрением поглядывать на несвежую солому, расстеленную под ногами.
Санберн нашел ее беспокойство забавным.
— Мисс Бойс, вы просто представьте себе, что очутились в сельской местности.
Однако Лидия возразила, что там обычно не встречается обивка из велюра. Обсуждение убранства кареты скрасило дорогу.
Двор оказался слишком узким для такого громоздкого экипажа, поэтому им пришлось идти дальше пешком. По обеим сторонам улицы тянулись обветшавшие кирпичные строения. Выбитые стекла окон то тут, то там были заделаны старым тряпьем и газетами. Откуда-то доносились голоса людей: громко плакал ребенок, какой-то мужчина грубо требовал подать чай, где-то женщина распевала гаммы удивительно приятным сопрано. Несколько чумазых детей, увлеченных игрой в бабки прямо в грязи, казалось, не обратили внимания на появление незнакомцев. Но когда за спиной Лидии кто-то выплеснул из окна содержимое ночного горшка, отчего девушка испуганно отскочила в сторону, дети разразились хохотом.
— Совсем не смешно, — резко оборвала Лидия виконта, который тоже засмеялся вслед за ребятишками. — Неужели вам не жаль этих несчастных людей?
— Расплодившихся здесь в неимоверных количествах.
— Не надо ерничать! Такие ужасные условия для жизни…
— Я вовсе не ерничаю. Иногда даже считаю себя радикально мыслящим человеком.
Такое заявление показалось Лидии настолько абсурдным, что теперь настал ее черед рассмеяться.
— Это вы-то радикал, владелец нескольких фабрик?
— Представьте себе, мисс Бойс, как ни удивительно, это так и есть. — Санберн вскинул руку и принялся перечислять, загибая пальцы: — Я поддерживаю создание профессиональных союзов. Меня раздражает наша политическая возня вокруг Судана. Меня возмущают удушающие налоги в Египте. Признаюсь, Индия для меня — непонятная тема, а Австралия находится слишком далеко, чтобы думать о ней. Еще я считаю, что у России есть основания заявлять свою позицию в отношении Кабула, а также… кстати, я говорил вам, что я ужасно симпатизирую движению суфражисток? Они такие забавные, когда с присущей им энергией пытаются навязать всем свои убеждения.
Боже, неужели он заподозрил в ней суфражистку? Может быть, он просто решил ее поддразнить. Однако от этой мысли Лидии неожиданно стало приятно.
— Не знаю, что вам сказать. Вообще-то… я поддерживаю равноправие, но мне бы не хотелось целыми днями носиться по парку, громко пропагандируя свои взгляды.
— Не сомневаюсь, что вас это мало привлекает. Для вашего уровня здесь нет ничего интересного. Вам больше подошла бы роль дамы, которая пишет язвительные письма в редакции газет, скрываясь под мужским псевдонимом. Разве я не прав?
Лидия стиснула зубы. Какая чушь приходит ему на ум!
Заметив колючий взгляд своей спутницы, Санберн добавил: — Ладно, на чем я остановился? Ах да. Когда я в добром расположении духа, я готов предоставить независимость Канаде. Насчет Трансвааля у меня нет определенного мнения. О, вот еще что! Вы будете поражены: в дождливую погоду меня тянет стать вегетарианцем. Согласитесь, овцы выглядят такими неаппетитными, когда их шерсть мокрая и грязная.
Виконт широко улыбнулся, сверкая ровными белоснежными зубами. Вызывающе крепкое здоровье и демонстративно покровительственная улыбка представителя высшего класса плохо сочетались с понятиями Лидии о человеке из народа.
— Хорошо. Наверное, я неправильно судила о вас… то есть попросту не знала, что у вас такие жизненные принципы…
— Ах, не надо. — Санберн взмахом руки прервал ее рассуждения, сверкнув при этом кольцами на пальцах. Тогда в музее Лидия поинтересовалась, всегда ли он носит эти украшения. Улыбнувшись в ответ, виконт распахнул свой сюртук, показывая пистолет. Тщеславие этого человека не знало пределов, если он был готов стрелять ради его защиты. — Я вовсе не человек принципов. По крайней мере в широком смысле. Я человек одного принципа, мисс Бойс, — точнее сказать, одной-единственной жизненной позиции. К счастью, ее очень легко запомнить. Если мой отец — противник чего-то, тогда я всеми силами буду это поддерживать. И наоборот, разумеется.
Понадобилось несколько мгновений, чтобы Лидия убедилась в ошибочности своей первоначальной оценки виконта. Она нахмурилась. Сама виновата, что принимала этого человека всерьез. Теперь ей следует быть умнее.
— Поразительно простая философия. Жаль только, что такую же простоту вы не распространяете на свои привычки пользоваться украшениями. Ведь от вас идет такой блеск и сияние, что ни одна вдовствующая герцогиня не сравнится в этом великолепии с вами, Санберн. Мои глаза не в силах даже смотреть на это.
— О! — Виконт притворно схватился за сердце. — Безжалостная женщина! Так высмеять человека, который столько усилий прилагает, лишь бы понравиться вам.
Лидия игнорировала эту чепуху.
— Я могу лишь сказать, что мне жаль вас, однако будет лучше, если я воздержусь высказываться положительно в отношении вас и вашего наивного принципа. Какое-то мальчишество! Должно быть, очень тоскливо, когда задерживаешься в детстве.
— Но что я могу поделать? — возразил Санберн. — Если я сохраняю молодость, это всего лишь чудесное свойство первенца в семье. Кто бы пожалел нас, несчастных наследников, мисс Бойс. Все застарелые проблемы нависают у нас над головой, словно молот над наковальней, — хозяйство, арендаторы, персонал, сотни, если не тысячи, разных людей, которые в один прекрасный день будут обращаться с просьбой дать им работу для существования. Но это еще впереди! Пока сия чертовщина не начала обрушиваться на тебя, ты воспринимаешь все это умозрительно. Иногда это длится десятилетиями, если твои старики задерживаются на этом свете.
Лидия осуждающе посмотрела на Санберна:
— Некоторые могли бы это время использовать, чтобы с большей пользой распорядиться своими богатствами. Например, помогать нуждающимся, вместо того чтобы скупать фабрики, которые ничего не производят, кроме обилия дыма и человеческих страданий.
— А также мыла, — весело подхватил Санберн. — Про мыло не забывайте. Марка «Лечебное мыло Эльстонс» стоит всего лишь пенни за кусок и продается у любого аптекаря. А, ну вот мы и пришли.
Здание было пятиэтажное, всей своей громадной массой оно, казалось, с годами врастало в землю. Пока они поднимались по узкой лестнице, Лидия то и дело нервно вздрагивала от ужасающего скрипа ступеней. Она вспоминала, что ежедневно люди погибали под, старыми рушащимися постройками. Надо ли говорить, что закончить жизнь подобным образом ей совершенно не хотелось.
Поднявшись на пятый этаж, они подошли к небольшой двери. Лидия постучала, и Санберн тут же, словно невзначай, сунул руку внутрь сюртука. Девушке оставалось надеяться, что виконт не станет стрелять в женщину, к которой пришли, пока они не поговорят с ней. Из-за двери раздался отрывистый голос:
— Кто там еще?
— Это мисс Бойс, — отозвалась Лидия.
Дверь со скрипом отворилась, и перед ними показалась полная женщина средних лет в потертом сером платье. У нее были усталые глаза с темными кругами, болезненно-желтое лицо резко контрастировало с карминно-красными крашеными волосами.
— Что вам нужно? — заговорила женщина удивленным тоном. Но затем, окинув взглядом Лидию, дама застыла на месте. — Если вы из церкви, можете убираться. Мы не раздаем ничего на пожертвования.
— Нет, — торопливо сказала Лидия, — мы этим не занимаемся. Это вы миссис Маршалл?
Женщина приподняла брови:
— Мисс Маршалл моя сестра. Ее нет дома, так что идите лучше клянчить деньги в другом месте. — Дверь начала закрываться.
Лидия решительно шагнула вперед и помешала хозяйке.
— Извините, мадам. Нам не нужны никакие деньги. Один молодой человек передал мне очень странную записку от имени вашей сестры. Там была просьба прийти по этому адресу.
По лицу женщины пробежала тень недовольства.
— Ну, еще бы! Она уже и так превратила мою квартиру в какой-то зоопарк. Вы уже четвертые, кто заявляется сюда, чтобы посмотреть на нее. Так вы еще хотя бы женщина. Это немного меняет дело.
Санберн сдавленно засмеялся. Лидия с трудом удержалась, чтобы не толкнуть его локтем.
— Мы бы не хотели вас тревожить, но не знаете ли вы, где ваша сестра может быть сейчас?
— Понятия не имею. Вы опоздали всего на день. Вчера вечером я ее прогнала отсюда. Больше она здесь не покажется. — Лицо дамы исказила неприятная гримаса. — Не хотела я делать этого. Но она не оставила мне другого выбора своим поведением. — Женщина погрузилась в молчание, однако явно раздумала закрывать дверь перед ними. Она снова изучала Лидию любопытным взглядом. — Что-то я не пойму, чего ей нужно было от вас. Скажите, вы точно не из церкви?
На этот раз Санберн рассмеялся во весь голос. Это привлекло внимание хозяйки квартиры, и она выглянула из-за двери, чтобы взглянуть на него. Когда женщина заметила унизанные кольцами руки Санберна, она даже присвистнула от изумления.
— Так какие у вас дела с Полли?
— Похоже, она знакома с одним из деловых партнеров моего отца. Это некий мистер Хартнетт.
— О, по-моему, она знала его.
— Быть может, вы нам что-нибудь объясните? — предложил Санберн с очаровательной улыбкой. — Только вот на этой лестнице не так хорошо видно, как в вашей квартире, миссис…
Хозяйка фыркнула.
— Миссис Огилви. Только моя квартира даже не стоит тех денег, которые я за нее плачу. Семь фунтов в месяц за такую площадь, где и мышонку тесно. Ладно уж, чего там, заходите внутрь.
В руке виконта мелькнула банкнота. У Лидии замерло дыхание, а миссис Огилви недовольно сверкнула глазами, как будто ей предложили раскаленный уголь.
— Мне ваши деньги не нужны! — заявила хозяйка. — Я не такая, как моя сестра.
— Можете считать это нашей с вами сделкой, — предложил Санберн. — Нам необходимо выяснить, с какой целью ваша сестра хотела встретиться с мисс Бойс. Как она сказала, ее отец был знаком с мистером Хартнеттом, однако нам совсем непонятно, в чем заключается его связь с вашей сестрой.
— Ладно. Я не могу вам рассказать, что ей нужно было от вас, зато мне известна пара вещей, которые она получала от этого мистера. — Миссис Огилви снова посмотрела на деньги в руке Санберна. — Она мне всю жизнь испортила.
Лидия вгляделась через плечо хозяйки в маленькую темную комнату. Крыша была очень покатой, поэтому едва ли здесь можно было спокойно выпрямиться во весь рост. Однако в жилище было прибрано и по-своему уютно. Возле печки находился небольшой стол, покрытый гладкой хлопчатобумажной тканью. Кусок такой же ткани лежал на кровати. На подоконнике стоили горшки с чахлыми цветами. Стены украшали развешанные репродукции в рамках. Быстро выстроив стратегию разговора, Лидия воскликнула:
— Как, у вас даже есть портрет миссис Чаддерли! Виконт, вы только посмотрите, вон там на стене изображение Элизабет! Виконт — большой друг этой дамы, — доверительно добавила она, наклоняясь к хозяйке квартиры.
— Вы сказали «виконт»? — Теперь дверь открылась полностью. — Вот те на! И что же это Полли такое натворила? Неужели она вмешалась в ваши дела? Только не говорите, что эта мошенница обманула вас.
— Нет, нет, — успокоил даму Санберн.
— Хорошо, в таком случае вы не обеднеете. — С этими словами миссис Огилви взяла деньги. — Лишняя гордость доходов не приносит, как говорится. Только учтите, как бы вам не пожалеть своих денежек, поскольку во всей этой истории нет ничего особенного. Проходите, но, как на грех, у меня весь чай закончился. И уж не обессудьте, у меня только один стул.
Войдя в комнатку, Лидия пыталась отказаться от предложения присесть, однако настойчивая миссис Огилви сбросила со стула газету и листок бумаги с недурно выполненным женским портретом и заставила гостью опуститься на стул. Лидия похвалила рисунок.
— Это моя младшая постаралась, — пояснила женщина, протягивая листок. — Неплохо у нее это получается. Девчонка просто обожает свою тетку Полли. Это ведь она на рисунке.
Смеющиеся глаза и капризные губки.
— Ваша сестра очень миловидная, — заметила Лидия, внезапно чувствуя какую-то досаду от собственного открытия.
Миссис Огилви пожала плечами:
— Смазливая пустышка, только и всего. И что хуже всего, Мэри не сводит с нее глаз и во всем старается подражать ей. Как же мне это не нравится! Одеваю ее как куклу, мою Мэри, да только слушается она лишь свою тетку, а не мать. Ох, не к добру все это! — Женщина слегка взмахнула полученной от Санберна купюрой. — Не подумайте, что я взяла деньги для себя. Все это только для моей девочки, моей Мэри. Ладно, теперь о моей сестре. Я даже не знаю, что вам рассказать о ней. Она ведь со мной не особенно откровенничала.
Лидия посмотрела на Санберна в ожидании, что тот вступит в разговор. Однако виконт молчал, очевидно, предоставляя ей активную роль. Тогда она откашлялась и осторожно начала погружаться в окутанную мраком тайну.
— Вы сказали, что вам известно имя мистера Хартнетта. Была ли мисс Маршалл… его знакомой?
Миссис Огилви неодобрительно поджала губы.
— Так, давайте-ка сразу решим. Или мы будем говорить откровенно по существу, или вы из тех дамочек, которые любят танцевать вокруг да около?
— Тонко замечено, — бросил Санберн, подмигивая Лидии. — Мисс Бойс вообще не любительница танцевать.
Миссис Огилви посмотрела на девушку, как будто усомнилась в правильности своего решения впустить непрошеных гостей в свою комнату.
— Какой стыд! Это как же так?
Лидия почувствовала, что заливается краской.
— Понимаете…
— Она считает, что у нее это дурно получается, — пришел на выручку Санберн.
— Я никогда не говорила этого, — парировала Лидия, хотя виконт, конечно же, был прав.
— Ах, милочка! Может быть, вам не везло на хороших партнеров, — участливо сказала миссис Огилви, окинув беглым взглядом внушительную фигуру Санберна. — Знаете, что я вам скажу? Радуйтесь жизни, пока молодость с вами. Старость приходит так быстро. Ладно, давайте все-таки ближе к делу. Итак, Полли была содержанкой у Хартнетта. — Женщина многозначительно пожала плечами. — Уж, пожалуй, лет одиннадцать. Связалась с ним еще когда была жива его супруга. А потом уж они и не расставались вовсе. Хартнетт даже снял для нее комнатку в Сент-Джонс-Вуд. Она еще говорила, что это все равно, как он женился на ней. А что без обручального кольца, то какая от него польза? Но когда старик скончался, Полли пришлось туго. В завещании о ней даже словечка не нашлось. Вот тут я ей и припомнила, какой толк от обручального кольца. В два дня хозяин квартиры выставил ее за дверь. Пришлось мне ее приютить, кормить, дать место для ночлега. Но мое терпение лопнуло, когда в мою квартиру повадились ходить разные мужчины, которым нужна была Полли. Причем подлая публика: всякие мелкие жулики да грабители. А мне нужно думать о моей дочурке Мэри. К тому же Полли невзлюбила моего Реджи. Из-за нее мы и ссориться начали, вот как прошлым вечером. Разве могла я такое терпеть, пусть даже она и сестра мне?
Из всей этой речи Лидия выхватила одно слово. Все остальное бледнело на фоне его значимости.
— Грабители, — тихо повторила она. Неужели мисс Маршалл или ее дружки добрались до корабельного груза? Но каким образом?
— О да. По крайней мере выглядели они очень похожими на лихих людей.
— Мистер Хартнетт догадывался, что у Полли такие приятели?
На лице миссис Огилви появилась кислая улыбка.
— Откуда мне знать, мисс. Хотя я и слышала, как они несколько раз называли его имя. По-моему, у них были вполне дружеские отношения. Они даже называли его Джонни.
Пораженная услышанными словами, Лидия откинулась на спинку стула. Здесь что-то было не так. Не мог старый университетский друг ее отца водить дружбу с мелкими воришками!
— Я не хотела вас расстраивать, — добавила миссис Огилви. — Я уверена, что ваш отец не имеет к этому никакого отношения.
К огорчению Лидии, эти успокаивающие слова прозвучали очень неискренне.
— Конечно, вы правы, — выдавила она в ответ. — Скажите, вы можете нам помочь разыскать вашу сестру?
Миссис Огилви вздохнула:
— Я бы и рада, да не могу. Я ведь ей заявила, чтобы она шла жить к Молли Маллой, они были давними подругами. Но там она так и не появилась. Может быть, вам стоит поинтересоваться в пивной. Я имею в виду ту, что расположена ниже по нашей улочке. Пару раз от Полли пахло джином, когда она приходила домой. Но разве могла я винить сестру, зная, через какие трудности пришлось ей пройти. Послушайте. — Последнее слово хозяйка адресовала Санберну. При этом она кивнула в сторону фотографии миссис Чаддерли: — Расскажите мне что-нибудь про нее. Мне так нравится на нее смотреть, честное слово. Признайтесь, что она подлая грешная штучка. Я права? Я не могу поверить в такую несправедливость, чтобы у этой красотки душа была столь же хороша, как и ее лицо.
«Могла бы и я рассказать вам кое-что», — подумала Лидия.
— Увы, — ответил виконт, — не могу я ничего такого сказать вам. — Спутница Санберна недоверчиво посмотрела на него. — Элизабет очень благовоспитанная особа.
— Вот как! Элизабет, вы сказали? Звучит очень по-дружески. А у нас здесь, пока дело не дойдет до помолвки, ни один мужчина не решился бы так нескромно называть даму. — Брови миссис Огилви укоризненно поползли вверх.
Лидия молча поднялась со стула. Санберн проигнорировал ее намерение уйти, если вообще заметил это.
— Мы очень давние друзья, — пояснил он. — Она выросла в соседнем поместье.
— Поместье, — уважительно повторила хозяйка квартиры. У нее был такой благоговейный вид, словно молодой человек поделился с ней секретом бессмертия. — Это кое-что значит. Полагаю, у нее большая шикарная карета, гардероб забит бесчисленными платьями, сплошь бархат и шелк.
Вдруг под ногами задрожал пол. Лидия испуганно посмотрела вниз. Мелькнула мысль, что подтверждаются самые жуткие ее опасения и весь дом сейчас обрушится. Дрожь продолжалась, но теперь девушка расслышала и другой звук: кто-то поднимался по лестнице.
Пока Санберн и миссис Огилви были заняты беседой о великолепной Элизабет, из-за двери донеслось чье-то насвистывание. Услышав его, пожилая женщина изменилась в лице, мгновенно утратив добродушное отношение к непрошеным гостям.
— Ой, да никак это Реджи! Он же должен быть на фабрике!
— В самом деле? — Санберн стал надевать шляпу. — В таком случае мы откланяемся.
— Вы не сможете выйти — он перехватит вас сразу же на лестнице. Я ведь здесь совсем одна в это время. — Миссис Огилви сильно побледнела. — Боже милостивый! Да он только посмотрит на вас и сразу заподозрит, что я взялась за старое, точно вам говорю. Да еще как разглядит эти ваши шикарные наряды, вполне даже может попытаться убить вас. Давайте через окно, — решительно скомандовала она.
Еще не отошедшая от шока, вызванного первым неожиданным откровением хозяйки, Лидия поначалу не оценила всю важность последних слов миссис Огилви. Но тут девушка заметила, как скривилось лицо Санберна, когда он кивнул в сторону окна.
— Вы не шутите? — бросил он.
— Там на крыше есть маленькая лестница. Вы сможете переждать наверху.
Санберн пожал плечами и двинулся к окну. Схватив его за руку, Лидия попыталась его остановить.
— Извините меня, но я не намерена лазить по крышам! Он остановился.
— Значит, не хотите?
Хозяйка квартиры была в панике — она поспешно откинула матрас и стала засовывать подальше деньги, полученные от виконта.
— Там они будут целее, — пробормотала она себе под нос. — Ну, смелее. Теплыми ясными вечерами мы с дочкой любим выбираться на крышу: стоим и смотрим на звезды.
— Но я могу в любой момент просто пристрелить этого Реджи, — предложил Санберн.
— Нет! — одновременно воскликнули Лидия и миссис Огилви.
— В таком случае полезли на крышу. — Виконт стал открывать окно. — О да, — промолвил он, выглядывая наружу. — Прошу вас, мисс Бойс. Там хороший маленький балкончик, куда вы с легкостью перепрыгнете.
С каждой секундой свист становился все громче. У Лидии мелькнула мысль предложить Санберну вылезти через окно первым. Не станет же этот Реджи убивать женщину?
От грубого толчка в спину Лидия чуть не упала вперед.
— Торопитесь, — пропыхтел у нее над ухом жаркий шепот миссис Огилви. — Ради всех святых, мисс, быстрее. — В тот же миг крепкие руки Санберна обхватили девушку за талию и выставили ее через открытое окно прямо на свежий весенний воздух.
Она посмотрела вниз и, дернувшись назад, попыталась вернуться в комнату, но от этого движения лишь крепче прижалась к виконту. С высоты дома дети, игравшие в бабки, выглядели совсем крошечными.
— Не дергайтесь, — мягко посоветовал Санберн и шагнул из окна вслед за Лидией.
— Не делать чего?
— Лучше смотрите сюда. — Виконт взял руку девушки и крепко прижал к оконной раме. — Просто сделайте один шаг вправо. Я иду сразу за вами. Давайте, мисс Бойс, это ваше небольшое приключение.
У Лидии так сильно дрожали коленки, что она боялась не устоять на ногах. Девушка начала бочком пробираться вдоль узкого выступа. По совести говоря, назвать эту конструкцию балконом вряд ли было возможно. Лидия с трудом добралась до места, где заканчивалось мансардное окно и начиналась плоская крыша. Сделав глубокий вдох, она ступила на крышу и сразу же упала на колени. Дальше она карабкалась на четвереньках, пока не отползла подальше от края крыши. Лидия повернулась как раз в тот момент, когда на шиферную плиту шагнул Санберн. За его головой виднелась целое море крыш: мансардные окна с потрескавшимися оконными рамами, печные трубы, наклонившиеся вкривь и вкось на фоне огромного ясного неба.
Она передвинулась поближе к мансардному окну. Хорошенькое приключение!
— Крыша может провалиться под нами. Санберн опустился и присел рядом с Лидией.
— Она еще такая крепкая, что слона выдержит. Зато какой вид, мисс Бойс!
Согласиться с этим Лидия не могла. Зрелище, представшее перед ней на линии горизонта, пробуждало какое-то странное чувство. Лидия вспомнила игру, которая однажды попалась ей на глаза. Это была движущаяся модель Уэст-Энда — с маленькими мостами, дворцами и зданиями, миниатюрным Букингемским дворцом, крошечными каретами, которые можно было катать по изящно разрисованным дорожкам Гайд-парка. И вот теперь девушка могла оценить, насколько та красочная и лакированная модель отличалась от реальных отвратительных трущоб. Как же много здесь домов — покосившихся, сгорбленных и готовых, кажется, развалиться у тебя на глазах! Лидия совершенно не знала, какие улицы находятся в этом районе. Она находилась сейчас в самом сердце Лондона, но для Лидии это было все равно, как если бы она оказалась где-нибудь в Египте.
— У вас довольно сердитое выражение лица, — заметил Санберн. — Надеюсь, вы злитесь не на меня?
— Я вовсе не злюсь, — сухо ответила Лидия. Она чувствовала какое-то стеснение и замешательство, хотя не могла понять причину такого состояния. — Я просто не понимаю, почему мы должны были вылезать из окна.
— Дорогая, здесь диктует правила хозяйка этого дома. Она заботится о том, чтобы избежать ссоры с мужем.
Взгляд девушки остановился на голубе. Никогда еще ей и в голову не приходило завидовать птице. Однако, глядя, как голубь уверенно разгуливает по кровельным плиткам, Лидии вдруг сильно захотелось испытать наслаждение от полета на собственных крыльях.
— Мне как-то страшновато…
— Смею вас уверить, я бы ни за что не допустил, чтобы вы упали, — заявил Санберн. — Но возможно, мне не стоило бы вмешиваться.
— Надеюсь, вы не хотите этим сказать, что способны столкнуть меня?
— Я всего лишь обращаю ваше внимание, что и страх дарует нам удовольствие.
Девушка искоса посмотрела на виконта, но, как ни старалась, не смогла найти достойный ответ его вздорным рассуждениям.
— Обратите внимание на замечательный эффект испуга, — продолжил Санберн. — Я обнимаю вас за талию, а вы даже не обращаете на это внимания.
Лидия удивленно опустила взгляд. Виконт был прав. Однако его руке просто некуда было больше деться.
— Никакое это не удовольствие. Вынужденная необходимость.
Санберн рассмеялся:
— Здесь вы явно принижаете смысл. Зато стоит только моей руке скользнуть вверх…
Пальцы виконта замерли на части тела, до которой дотрагиваться ему было категорически запрещено всеми правилами приличного поведения.
— А теперь, — прошептал Санберн ей в самое ухо, — можете говорить, что я бесстыдно пользуюсь сложившейся ситуацией или… — Мужские пальцы нежно, но уверенно обхватили ее грудь. — Можете похвалить меня за изобретательность. В любом случае сейчас вам будет не до страхов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твое прикосновение - Дьюран Мередит



Опять литературный штамп: кузен, претендующий на наследство и идущий за него на все. 100-й раз читать об этом уже не интересно. Авторы! Придумайте что-нибудь новенькое!
Твое прикосновение - Дьюран МередитВ.З.,65л.
10.10.2013, 10.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100