Читать онлайн Твое прикосновение, автора - Дьюран Мередит, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твое прикосновение - Дьюран Мередит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дьюран Мередит

Твое прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— О чем вы так задумались, мисс Бойс?
Лидия вздрогнула и подняла голову. Мистер Ромни на протяжении всего обеда безуспешно пытался разговорить ее, пока не решил просто посплетничать с другой дамой, сидевшей слева от него. Однако теперь эта его собеседница задремала на своем стуле и даже немного похрапывала.
Откашлявшись, Лидия ответила:
— Просто засмотрелась на красивое убранство стола. Леди Морленд — превосходная хозяйка.
Она жестом указала на серебряные вазы и канделябры, которыми был заставлен стол. Хозяйка дома дополнила сервировку из серебра множеством искусно выполненных гирлянд из вьющегося плюща и свежесрезанных цветов. Однако такая красота в греческом стиле оказалась несовместимой с аллергией одного из гостей. Бедный лорд Стрэттон не успел даже присесть за стол, как принялся неудержимо чихать. Для него этот званый ужин закончился извинениями и преждевременным уходом.
— Ну что вы, разве здесь есть что-то особенное? — Сегодня у мистера Ромни было хорошее настроение. Он даже, вопреки своему обыкновению, не воспользовался возможностью прочитать Лидии лекцию об опасности переедания и злоупотребления спиртным. — А теперь скажите-ка мне: что говорят женщины по поводу недавних событий? Я имею в виду этих ужасных бомбистов.
Лидия подавила недовольный вздох. Мистер Ромни уже сполна насладился интересом окружающих, когда сообщал им об этом происшествий, живописуя, как доблестная полиция предотвратила заговор ирландцев, намеревавшихся взорвать Скотленд-Ярд и лондонский клуб «Джуниор Карлтон».
— Признаюсь, женщин это мало интересует. — Уловив недовольство на лице собеседника, Лидия добавила: — Видите ли, сейчас приходится больше думать о пошлинах.
— Ах да, эта проклятая таможня, — понимающе согласился мистер Ромни. — Уж они любят вдоволь поспать и хорошо поесть. Разве может быть польза от людей, Которые привыкли потакать своим слабостям? Уверяю вас, нет!
Неожиданно двери в зал резко распахнулись.
Гости удивленно переглянулись. Лидия чуть не выронила бокал. На пороге стоял Санберн, облаченный в вечерний костюм. Он аккуратно стянул перчатки и приветливо улыбнулся сидящим за столом. Ей даже показалось… Нет, вряд ли возможно, чтобы он открыл двери ударом ноги.
— Добрый вечер всем. — Он скользнул взглядом по собравшимся гостям. — Маман, как вы чудесно выглядите! И отец здесь!
Морленд, у которого рядом не оказалось трости, с силой хлопнул руками по столу, пытаясь встать. Какое-то мгновение всем казалось, что попытка будет безуспешной. К старику подскочил лакей, стараясь помочь. Однако граф с недовольным ворчанием отказался от предложенной помощи слуги и сам поднялся на ноги.
— Что все это значит?
— Я ужасно проголодался, — заявил Санберн. — Маман, это действительно египетская куропатка? Очень кстати.
Леди Морленд, миниатюрная хрупкая женщина с седеющими светлыми волосами, спокойно наклонилась над большим блюдом с дичью, которое держал в руках стоящий возле нее лакей.
— По-моему, именно она. Тебе предложить немного?
— Элен, — едва слышным голосом обратился Морленд, однако графиня нежной улыбкой вынудила его замолчать.
Хозяйка дома посмотрела на слугу, от чьей поддержки только что отказался ее супруг.
— Будьте любезны, поставьте еще один прибор для нашего сына.
Пока слуги устраивали все необходимое для нового гостя, в комнате царила тишина, нарушаемая лишь шарканьем ног и шумом передвигаемых стульев. Почти всем присутствующим пришлось поочередно вставать, давая возможность слугам расставить стулья и столовые приборы. За всей этой сценой наблюдал Санберн, стоявший в дверях с видом беззаботного шалопая. В какой-то момент он даже зевнул, без стеснения демонстрируя всем собравшимся широко открытый рот. На косые взгляды некоторых гостей, шокированных его поведением, Санберн отреагировал ленивой улыбкой. Затем он вдруг запустил пятерню себе в выгоревшие от солнца волосы, тем самым приводя их в совершеннейший беспорядок.
Вместе с тем, подумала Лидия, весь его вид наводил на мысль, что молодой человек вот-вот готов уснуть на месте и едва ли станет причинять беспокойство гостям. Но когда Санберн заметил, что слуги накрывают ему на самом конце стола, он выпрямился и шагнул вперед.
— Я бы хотел сидеть здесь, — промолвил он, указывая пальцем на место как раз напротив Лидии.
У девушки заныло под ложечкой от дурного предчувствия. Антония, которая только что старалась скрыть приступ смеха от всей этой сцены, убрала руку от лица и бросила в сторону сестры озабоченный взгляд. В ответ Лидия лишь покачала головой. Ничего особенного, это лишь случайное совпадение. Минула уже неделя со дня ее злополучной лекции. Если бы этот человек хотел предпринять что-то против нее, он сделал бы это раньше.
Еще через минуту все приготовления за столом были закончены. Графиня кивком пригласила гостей вновь занять свои места. Какое счастье, что это не большой семейный ужин! Тогда это заняло бы не менее получаса, так как пришлось бы убирать все блюда и сервировать стол заново!
Вынужденный перерыв негативно сказался на настроении собравшихся. Когда ужин продолжился, слышны были только, позвякивания столового серебра и хрусталя. Лидия украдкой взглянула на графа. Его лицо сильно раскраснелось. Теперь Морленд сидел, отложив вилку в сторону, и сердитым взглядом смотрел на сына.
А тот не обращал на отца ни малейшего внимания. С явно наигранной увлеченностью он принялся уплетать куропатку.
— Очень даже вкусно, — объявил Санберн. Затем, проглотив очередной кусок дичи, он добавил: — Надо же, просто восхитительно.
Но эти его комментарии никак не способствовали возобновлению общей беседы за столом.
От внимания Лидии не ускользнуло, с каким вожделением разглядывает красавчика ее сестра Антония, Лидия с трудом сдержала недовольный вздох. Высокий худощавый виконт выглядел очень привлекательным в строгом черном костюме. Глаза молодого Дарема были изумительного светло-серого цвета. Лидия не могла представить, как же она не обратила внимания на его глаза тогда в институте. Когда она встретилась с ним взглядом, на губах виконта появилась улыбка и он насмешливо приподнял бровь. «Поддразнивает меня». Лидия покраснела и опустила голову. Самодовольный павлин. Вероятно, решил, что она влюбилась в него.
Когда молчание стало невыносимым, графиня решила действовать и приветливо обратилась к молодой гостье:
— Как продвигаются работы вашего отца, леди Сазертон?
— Я полагаю, неплохо, — отозвалась Софи. — Но лучше вам задать этот вопрос моей сестре, она в курсе всех подробностей. Я же, должна признаться, очень плохо разбираюсь в таких вопросах.
— Дела идут хорошо, — без промедления вступила в беседу Лидия. Ей только было непонятно, почему графиня не обратилась сразу к ней. — Отец стоит на пороге важного открытия. Требуется, конечно, провести дополнительные раскопки, но мы считаем, что он обнаружил подлинное место, где была первая остановка во время Исхода.
Вилка Санберна со звоном упада на тарелку.
— Как интересно!
Лидия не осмелилась посмотреть в его сторону. Вот деревенщина! К счастью, на помощь вновь пришла графиня.
— Потрясающе, мисс Бойс. Это будет поистине выдающееся событие.
От ее слов Лидии стало немножко легче.
— Конечно, какие могут быть сомнения. — Действительно, завершив эту работу, отец получит наконец давно заслуженное признание. Даже Джордж будет вынужден согласиться, что достигнут ошеломляющий результат. — Это будет… поистине эпохальное открытие — ни больше ни меньше.
— Насколько я помню, вы и сами немного интересуетесь наукой. Лорд Морленд был однажды на лекции, которую вы читали в Обществе антропологии. Разумеется, все отметили и ваше недавнее выступление в институте археологии.
Санберн презрительно фыркнул. Однако Лидия не придала этому значения и с благодарностью посмотрела в сторону графа:
— Спасибо, что не забыли об этом, сэр. — Старик ответил едва заметной улыбкой. — Я пока еще не проводила самостоятельных исследований. Однако у меня была возможность опубликовать несколько статей, посвященных обзору находок, сделанных другими учеными. Например, недавно я написала статью, где рассматриваются итоги исследований мистера Тайлора в области культуры коренного населения Мексики. Если сопоставить эти результаты с работой мистера Моргана, то, мне кажется, выдвинутые теоретические положения носят необычайно плодотворный характер.
— В самом деле? — вступила в разговор леди Стрэттон, сидевшая на другой стороне стола неподалеку от Лидии. Казалось, что поведение Санберна как-то освободило гостей от натянутой сдержанности. — Но все-таки, я полагаю, эти результаты не такие интересные, как открытия, относящиеся к Древнему Египту. — С этими словами дама лукаво посмотрела на виконта. Как и все присутствующие за столом, Лидия не удержалась от взгляда в том же направлении.
Не обращая внимания на проявленный к нему интерес гостей, Санберн запрокинул голову и осушил до дна бокал мадеры.
Лидия внезапно вздрогнула, обнаружив, что леди Стрэттон ждет ее ответа.
— Интересы моего отца лежат в области античности, — сказала она. — Что касается меня, то изучение современных культур мне представляется более увлекательным занятием.
В разговор вмещался мистер Ромни.
— Тайлор — это тот деятель, которому хочется доказать всем, что современные люди ничем не отличаются от дикарей. За это, не иначе, его и взяли на работу в Оксфорд.
Лидия улыбнулась:
— Верно, можно и так оценить итоги его изысканий. — Повернувшись к леди Стрэттон, она продолжила: — Видите ли, он убежден, что все человеческие расы произошли от одного и того же рода, но потом различные культуры стали развиваться с неодинаковой скоростью. Поэтому неудивительно, что он приходит к выводам, будто изучение первобытных культур представляет большую важность для понимания истоков нашего с вами общества.
Мистер Филмор неодобрительно нахмурил брови:
— Вот уж не ожидал, что язычники и всякие там пигмеи могут иметь отношение к нашему происхождению.
Завязавшийся разговор привлек внимание Софи.
— А вот я, например, согласна с мистером Тайлором! Просто нужно посетить железнодорожный вокзал Сент-Пакрасс часов в шесть вечера, и вы все убедитесь, что среди нас полно дикарей. Вы когда-нибудь обращали внимание, как все эти клерки сбивают с ног друг друга, когда торопятся занять места в поезде? — Она передернула плечами, изображая крайнее возмущение. — От таких сцен я просто прихожу в ужас!
Некоторые из гостей одобрительно рассмеялись. Конечно, Софи не поняла, о чем был разговор, однако ей удалось очень непринужденно вернуть общую оживленную атмосферу за столом. У сестры был природный дар к таким эффектным выходкам, а вот Лидия всерьез беспокоилась, что никогда не будет способна на подобные естественные поступки.
К сожалению, теперь и Антония вдруг решила, что представился подходящий случай переключить внимание на собственную персону. Она наклонилась вперед и сказала:
— Но ведь это совсем не те дикари, которых хочет изучать моя сестра. Она мечтает отправиться в Канаду, чтобы наблюдать там за жизнью индейских племен. Вы можете себе такое представить?
— Индейцев? — Графиня в изумлении поставила на стол бокал с недопитым вином.
— Нет, это было лишь кратковременным увлечением, — поспешно стала оправдываться Лидия. И ведь она говорила об этом лишь один раз, причем вырвалось это у нее случайно и необдуманно, в тот тоскливый и дождливый день, когда рядом так некстати оказалась ее болтливая сестра. — И в этом вовсе нет ничего противоестественного, — добавила она, заметив неудовольствие на лице графини. — Многие ученые занимались исследованиями индейских обычаев. Вот, например, знали ли вы о том, что у некоторых племен существовал ритуал, который они называли «потлач»? Он заключался в том, что индейцы раздавали другим людям свои самые дорогие вещи. Вы только вдумайтесь — это же непостижимо! Представляете, относиться к ценностям как к бесполезному хламу!
И здесь Санберн захохотал.
«Я должна его игнорировать», — мысленно приказала себе Лидия и посмотрела на сидящих за столом гостей в ожидании новых вопросов.
Но все молчали, а Софи улыбалась, наклонившись над тарелкой.
Лидия почувствовала себя неловко. Разве она сказала что-нибудь шокирующее? Вроде бы нет. Кружева неприятно щекотали кожу на шее, и Лидии захотелось расстегнуть воротничок.
Пауза затягивалась. Собравшиеся за столом не собирались щадить ее и жаждали чего-то скандального.
— Ну хорошо, — выдохнула наконец Лидия. — Кажется, виконт, вы находите поведение индейцев забавным?
Молодой человек поднял голову. Такое ангельское лицо могло быть разве что у трехлетнего карапуза, которого застали играющим в грязной луже.
— О, вовсе нет, мисс Бойс. Я просто подумал, что вы уже однажды высказали свое мнение о древнем хламе, и это произошло в присутствии гораздо большего числа людей, чем здесь. Вот мне и показалось, что вам эта тема, по-видимому, настолько близка, что вы охотно поднимаете ее вновь.
Лидия ответила ему холодной улыбкой. Разумеется, Санберн намеревается выставить ее в смешном свете. Тем хуже для него.
— Ну вот, возьмем, к примеру, вас, виконт. — Чувствуя на себе любопытные взгляды всех гостей, Лидия еще раз изобразила на лице вежливую улыбку. — Вы прославились собранной вами коллекцией древностей. Не слишком утруждая себя поисками и раскопками. А другим людям подобное увлечение может стоить жизни.
Все внимание гостей разом переключилось на Санберна. Виконт поднял свой бокал с учтивым поклоном в сторону Лидии.
— Действительно, хлама и мусора развелось много, — спокойно промолвил он.
С некоторым опозданием до нее дошла двусмысленность, сказанных им слов: их можно было истолковать и как согласие с ее мнением, и как оценку произнесенной ею речи. Санберн четко уловил момент, когда Лидия поняла это. Ему было нетрудно догадаться о душевном состоянии молодой женщины, которую, как всегда, подвел проклятый румянец.
Миссис Филмор заерзала на стуле.
— Мисс Бойс, вы, несомненно, хотели сказать, что на все воля Отца Небесного. У общества нет ни разума, ни духа, чтобы управлять нашими поступками!
Лидия отвела взгляд от Санберна. Она чувствовала, что сердце у нее бьется немного быстрее, чем обычно. Какой негодяй! Пытается делать такое лицо, будто они с ним только что флиртовали!
— Разумеется, — ответила Лидия. — Я не имела в виду, что общество является архитектором нашей жизни. Просто хотела подчеркнуть: оно влияет практически на все, что мы видим вокруг. В том числе и на выбор, который мы совершаем, полагая, что делаем это сами.
Леди Филмор раздраженно покачала головой:
— Милочка моя, да вы говорите какую-то ересь!
— В таком случае, миссис Филмор, примите мои извинения. Однако наличие веры в могущество науки вовсе не отрицает веры в Божественный промысел. И если мы изучаем определенную модель общественного устройства, то это не мешает нам верить, что ее создателем был сам Господь, у которого на то были свои веские причины.
— Вот именно, — вмешался граф. — Давайте-ка не будем забывать, что и сам Дарвин свято верил в высшие силы.
— А лично мне даже понравилась эта ересь, — с нарочитой медлительностью заявил Санберн. — Во всем этом споре лишь она представляет хоть какой-то интерес. В том, что я делаю, мисс Бойс, нет никакого смысла. Я совершаю поступки, исключительно следуя своей прихоти, своему настроению. И провидение тут ни при чем. Более того, я даже этим горжусь.
— Что достойно всяческого сожаления, — сердито вставил Морленд.
— Природа ваших поступков очевидна и для окружающих, — учтиво улыбнулась Лидия, глядя прямо в лицо красавчика. «Что, получил?» − Хотя я не ожидала, что вы в этом признаетесь. Но раз уж эта черта вашего характера так важна для вас, мне нечего дополнить. Продолжайте пребывать в мире иллюзий.
За столом воцарилось молчание, которое нарушил лишь раскатистый смех Морленда. Лидия неожиданно почувствовала на себе неодобрительный взгляд Софи. Да, похоже, она зашла слишком далеко. Приходится признать, что она публично оскорбила виконта, приравняв его к глупцам, пребывающим в своих заблуждениях. Но какой же он негодник, этот виконт! Он все еще ей улыбается, хотя смотрит на нее совсем не добрым взглядом. По крайней мере понятно, что ей удалось удивить его. И вот теперь он делает вид, что собирается прочесть ее мысли.
Ладно, наплевать на его любопытство! К тому же ну что этот человек мог бы узнать о ней? Лишь только то, что она его презирает.
— Прекрасная погода, — внезапно сказала Антония. — Хотелось бы, чтобы она продержалась подольше.
— В самом деле, — отозвалась графиня. — Однако вчерашняя гроза была очень неожиданной.
— Позвольте теперь и мне сказать, — негромко обратился к присутствующим виконт. — Мне очень симпатичны женщины, склонные так горячо высказывать свои взгляды. Это обязательно предвещает страстность и в другом.
Миссис Филмор даже ахнула от возмущения.
Лидия решила не реагировать на эту преднамеренную дерзость, хотя оказалась в трудном положении. Она чувствовала, как со всех сторон ее буравят взгляды гостей, шокированных словами Санберна. Но теперь ей было уже все равно.
— Очень хорошо, виконт. Я вижу, что вы не потрудились понять меня. Поэтому придется сделать еще одну попытку и объяснить вам более доходчиво. Даже если ваше самолюбие задето…
Все головы сидящих за столом разом повернулись к Санберну, разразившемуся громким смехом.
— Вы хотите сказать, что загнали меня в угол?
— …вы ведете себя в соответствии со своим характером, — громко продолжила она, не обращая внимания на его реплики. — Вы когда-нибудь задавали себе вопрос, почему ваши действия такие однообразные? Не потому ли, что срабатывает некая модель, постоянно влияющая на ваше поведение? Вот и выходит, что вы — только актер, хорошо играющий свою роль, но вовсе не вы ее написали. За вас это сделало общество! При благоприятных обстоятельствах наука могла бы более подробно изучить проблему взаимоотношений индивида и общества.
— Ха! — Морленд ударил кулаком по столу, так что зазвенел хрусталь. — Великолепно сказано! Что, Джеймс, наверное, уже не чувствуешь себя непревзойденным оригиналом?
Сидящий рядом с Лидией мистер Ромни тоже решил присоединиться к разговору и встал.
— Ошибочка! Я заметил натяжку в ваших рассуждениях, мисс Бойс! Можно еще применять эту вашу науку с какой-то пользой для дела, если речь идет о варварских племенах. Но ведь вы говорите о цивилизованном обществе, то есть о христианах, вся жизнь которых основана на Божиих законах. Заявлять о праве на какое-то понимание или толкование этой вашей модели — это ересь, как только что заметила миссис Филмор, — высказался джентльмен, после чего снова опустился на стул, удовлетворенно кивая упомянутой даме. Та без промедления ответила сдержанным кивком.
— Все это так, но разве мы не можем расценивать эти изыскания как некий путь, помогающий нам лучше постичь Божий законы? — Лидия окинула взглядом сидевших за столом гостей, но увидела лишь замешательство и какую-то напряженность. Только на лице графини можно было уловить едва заметную улыбку. — Это и есть наш опыт в углублении веры и наше стремление к лучшему постижению замыслов Всевышнего. В любом случае, — добавила она, краем глаза заметив скучающее выражение на лице Санберна, что и подтолкнуло ее закончить фразу колкостью в его адрес, — виконт объявил всем, что не страшится ереси. Он даже находит ее интересной.
Ее издевка лишь вызвала ухмылку на лице Санберна.
— Очевидно, согласно вашей теории я так и должен был реагировать! Разве могу я комментировать свои действия, если я всего лишь идеальный манекен? Какое облегчение! Я давно подозревал, что испытывать чувство вины совершенно напрасное занятие!
— О нет, сэр! Вы меня совсем неправильно поняли. У вас есть и другие роли, и это вы сами выбираете, какую конкретную роль вам хочется играть.
— Лидия! — резко вмешалась Софи.
— И что это за роль, мисс Бойс? — подался вперед Санберн. — Давайте-ка не будем ходить вокруг да около: раскройте мою сущность. Грешный ли я человек? Изложите подробно все мои грехи, дорогая, опишите их во всех деталях, пожалуйста. В конце концов, вы же так хорошо знаете меня. Ученые люди, как я слышал, очень ценят доказанный факт, ставя его превыше всего.
— Санберн! — с укором в голосе попыталась остановить его леди Морленд.
Однако Ладия подняла руку, давая понять, что не нуждается в защите.
— Все верно, виконт. Я действительно не знаю вас достаточно хорошо, — спокойно согласилась она. — Чтобы сопоставить ваши поступки с присущими им мотивами, мне понадобится определенное время для наблюдений.
— Я не согласен, — покачал головой Санберн. — Вам потребовалась всего лишь одна минута, чтобы оценить стелу как подделку. — Его губы искривились в улыбку, которая не предвещала ничего хорошего — мрачную, саркастическую и даже злобную. — Вот интересно, как такое может быть?
Морленд довольно фыркнул.
— Ага, Джеймс, все не можешь успокоиться после унижения в институте?
Хозяйка дома встала из-за стола.
— Полагаю, настало время сделать перерыв. Джентльмены стали подниматься, помогая дамам.
Мужчины определенно намеревались пойти в курительную комнату. Мистер Ромни ощупывал сюртук, отыскивая сигареты. Однако Санберн остался на месте. Из-за своего несвоевременного появления он оказался без партнерши. Поддерживаемая под руку мистером Ромни, Лидия проследовала к выходу из обеденного зала, чувствуя спиной направленный на нее жесткий взгляд виконта.
В холле к ней подошла Софи. Она взяла сестру под руку и сердито прошипела:
— Какого черта? Что ты вытворяешь?
— Оставь меня, пожалуйста. Иди лучше к Антонии. Мне нужно в дамскую комнату.
В туалетной комнате свечи с ароматом жасмина отбрасывали мерцающий нежный свет на мраморную умывальную раковину и золотистые обои на стенах. Лидия ополоснула холодной водой шею и запястья рук, затем промокнула лицо мягким полотенцем. Господи, никогда еще в жизни она не оказывалась в такой непростой ситуации. Одно дело — давать отпор какому-то наглецу, и совсем другое — делать это, одновременно разыгрывая целый спектакль перед публикой. Она умудрилась оправдать все самые худшие пророчества Джорджа. Боже, ну почему нельзя было просто игнорировать этого эксцентричного субъекта? Ведь она могла только учтиво улыбаться, и все его провокации так и остались бы без ответа.
Лидия перевела дыхание и отложила в сторону полотенце. Появление Санберна в этом доме получилось весьма эффектным и даже скандальным. Теперь это надолго станет расхожим анекдотом среди остальных гостей. По сравнению с его выходками ее собственные высказывания должны показаться весьма лояльными. Вряд ли кому-то будет интересно вообще вспоминать ее слова. В конце концов, кто она? Никто. Стареющая незамужняя женщина, пытающаяся заниматься наукой, которую пригласили, проявляя вежливость к ее зятю. Лидия прекрасно понимала свое место в светском обществе: старые девы расценивались в нем лишь немногим выше, чем прислуга. Кроме того, никого не могло удивить наличие у нее собственного мнения. «Синий чулок» и должен быть таким, по мнению большинства обычных людей.
Она стукнула кулачком по туалетному столику. Слишком много времени она уже здесь провела. Лучший способ прекратить сплетни — появиться в гостиной с таким видом, будто ничего особенного не произошло. Поправив кружевные перчатки, Лидия открыла дверь и вышла.
Всего в нескольких шагах от дамской комнаты, прислонившись к стене, стоял Санберн.
— Надеюсь, вы простите мне мое поведение за столом, — обратился он к Лидии. — Я просто в восхищении от вашего таланта все раскладывать по полочкам. Ведь когда вы с такой легкостью указали на признаки подделки, можно было даже вообразить, что ее изготавливал не кто иной, как ваш отец.
Удивлению Лидии не было предела. Вот это уже клеветнические измышления, причем самые отвратительные: все высказано в такой манере, что невозможно ответить без того, чтобы признать прозвучавшие обвинения серьезными. «Не доставляй ему такого удовольствия», — приказала Лидия себе и через силу улыбнулась:
— Какой вздор, сэр! Ведь вы сами купили эту подделку. Не станете же вы обвинять меня за вашу оплошность?
Санберн пожал плечами:
— В данном случае меня лишь несказанно удивляет, что ваш отец, столь замечательный и уважаемый человек, мог подвергать риску и свое доброе имя, и свою карьеру, торгуя фальшивыми древностями.
По спине Лидии пробежал ледяной холодок.
— Только не делайте вид, что вы говорите все это всерьез.
— Я как никогда серьезен.
Охваченная уже настоящим испугом, Лидия рискнула осмотреться вокруг. От этого человека можно ждать чего угодно. С ним рядом просто опасно оставаться далее, их могли заметить вместе. Однако теперь она уже не могла просто уйти после такого обвинения. Ведь он способен повторить то же самое где угодно. Как известно, подозрения имеют свойства сорняков, они разрастаются на любой почве, размножаясь из самого ничтожного побега. — Простите, сэр, — обратилась она к Санберну подчеркнуто холодным тоном. — Вы только что посмели опорочить имя моего отца. Прошу вас дать мне объяснение вашим словам или немедленно извиниться.
— О! — воскликнул виконт. — Вы превратились в яростную тигрицу, как только почувствовали, что ваша игра проиграна.
— Я вас не понимаю. — Голос Лидии становился все громче, но она не могла сдержаться. — Вы просто бредите!
Тихий смех Санберна привел ее в замешательство. — Да, конечно, дорогая. Безумие — наша семейная черта. Или вы не знали об этом?
Последнее замечание и вовсе лишило Лидию дара речи. Разумеется, об этом знали все. Тогда, четыре года назад, все газеты писали только об этом. Сестра Санберна убила своего мужа, и ее упрятали в сумасшедший дом. Вообще-то семейству Даремов, как всегда, повезло. Если бы эта несчастная родилась в семье человека с менее высоким положением в обществе, ее попросту повесили бы. Но как удивительно, что Санберн вообще решился напоминать об этом трагическом событии!
Виконт отошел от стены и, держа руки в карманах, двинулся к Лидии. На мгновение ей показалось, что этот высокий молодой человек с приветливой улыбкой просто ее старый приятель, с которым они сейчас вместе посмеются над удачной шуткой.
— Так скажите мне всю правду, — заговорил Санберн, все так же выдерживая обезоруживающую игривую манеру разговора. — Он вас посвятил в это дело?
Лидия молча покачала головой.
— О ком вы говорите?
— О моем отце. Это ведь он привлек вас к проверке подлинности стелы? Можем пока оставить в стороне вопрос о том, как данный предмет попал ко мне, но, несомненно, граф знал заранее, что вы распознаете находку вашего отца.
От этих слов Лидию просто охватил ужас. Значит, этот человек считает, что она могла войти в какой-то сговор с графом Морлендом?
— Мой отец не имеет ничего общего с изготовлением подделок. — Санберн продолжал наступать на нее, и Лидия почувствовала, что упирается спиной в дверь. — Мой отец — ученый, уважаемый человек. Если вы станете разносить какие-либо слухи, чтобы причинить ему вред…
— То что? — Виконт подошел совсем близко. Еще мгновение, и он столкнется с ней.
Лидия испуганно замерла, увидев, что Санберн уперся обеими руками в стену, затем наклонился так близко к ней, что его дыхание ощущалось на ее губах. Несколько секунд он скользил взглядом по ее лицу, после чего в упор посмотрел ей прямо в глаза. Почти неслышным голосом Санберн выдавил:
— Что же вы предпримете, мисс Бойс?
Лидия стояла не шелохнувшись. Сердце замерло в груди. Она уже ничего не понимала. Дыхание Санберна отдавало мятой, от его тела, прижимавшегося к ней, шло тепло. Он поймал ее в ловушку, словно зайца.
— Я сумею защитить себя. А вам будет стыдно.
— Да неужели? — Он поднял руку и приложил палец к ее щеке. — Наверное, холодно отвернетесь при нашей новой встрече? Или расскажете своим подругам, какой я плохой и невоспитанный человек? — Голос Санберна слегка дрогнул. — Разве вы станете так говорить обо мне, дорогая? — Он провел пальцем по ее щеке до уголка рта. В это мгновение какой-то неконтролируемый нервный импульс вынудил Лидию облизнуть губы. И, к своему ужасу, она случайно коснулась языком кончика его пальца, ощутила солоноватый вкус его кожи.
Не сводя глаз с девушки, Санберн убрал свой палец и нарочито медленно поднес к своим губам. Он демонстративно пробовал на вкус то место, которого касался ее язык. Серые глаза виконта все так же в упор смотрели на Лидию, насмехаясь и поддразнивая. По ее телу пробежала волна жаркого тепла. Это в ней нарастает злоба, поспешила успокоить себя Лидия. Ничего иного. Злоба и гнев. Рот Санберна издал легкий чмокающий звук, и он опустил палец.
— Прелестно, — прошептал виконт. — Совсем не похоже на вкус суетливой, раздражительной и коварной маленькой старой девы. Ну что ж, если меня хорошенько попросить, то я мог бы в знак прощения позволить вам поцеловать меня.
Лидия перестала дышать. Теперь пошла в ход самая низкая и дешевая форма насмешки — намек на ее незамужнее положение. Для нее обижаться на такие колкости вообще было бы глупо. Она просто не должна на них реагировать. Ехидство такого сорта ей совершенно безразлично! События этого вечера немного вывели ее из равновесия., но все же она ничем не заслужила, чтобы судить о ней стал такой человек, как этот. Лидия сжала руки в кулаки , уперлась в грудь Санберна и изо всех сил толкнула его.
Санберн отступил на шаг назад, проделав это весьма изящно, хотя явно не ожидал такой реакции со стороны собеседницы. Разумеется, столь же непринужденно он принял бы и этот фантастический поцелуй. Эта мысль еще сильнее разозлила Лидию.
— Вы просто последний негодяй, — произнесла она низким и хриплым голосом. Лидия почувствовала, что способна даже ударить его. — Уж не знаю, какая больная часть вашего рассудка стала причиной всего этого параноидального бреда, но я все-таки скажу вам всю правду: мой отец во всех своих поступках порядочный, скромный и честный человек. И его доброе имя не удастся опорочить таким субъектам, как вы. Да, вы можете рассказать всему свету эту вашу бредовую выдумку, но люди просто поднимут вас на смех. Впрочем, могу предположить, что именно этого вы и добиваетесь. Судя по тому, как вы пускаетесь во все тяжкие, лишь бы выставить себя шутом перед обществом, меня такое объяснение ничуть не удивило бы.
— О! — воскликнул Санберн и медленно сложил вместе ладони, затем повторил это. Движение, изображая аплодисменты нарочито замедленными, но звонкими ударами. — Просто великолепный монолог. Сара Бернар могла бы вам позавидовать.
— Ваши оскорбления…
— Какие оскорбления? Дорогая, вовсе нет! Я действительно получил грандиозное удовольствие.
Лидия перевела дыхание. Сердце билось все также неровно, и учащенно.
— Быть может, в этом и есть вся причина? Вам захотелось унизить меня? Так сказать, насладиться реваншем за то, как я поставила вас в дурацкое положение перед публикой. И сегодня уже во второй раз, должна заметить. Вот это очень напоминает мне реакцию обозленного вожака обезьяньей стаи. — Овладевшее Лидией чувство презрения вернуло голосу привычную уверенность. — Как примитивно, Санберн! Отправляйтесь лучше в зоопарк, если хотите посоперничать с равными вам по развитию существами.
— Вы правы. Я слегка отклонился от своих обычных стандартов поведения. Но попробуйте понять и мои чувства. Просто стены этого дома подавляют мой дух.
Лидия не сдержалась от новой колючей насмешки.
— Знаете, я хочу еще раз повторить: ваше место в зоопарке. Ведь вы просто животное. Примитивное дикое существо…
Санберн рассмеялся:
— Вот и вернулись к вашему привычному занятию — чтению лекций. Но мне почему-то вдруг захотелось закончить эту лекцию в самом начале, закрыв ваш рот поцелуем. — Пока Лидия соображала, как реагировать на эти слова, виконт добавил: — Не мог себе представить, что у меня так много общего с Карнелли. Однако что есть, то есть: мы оба очень несговорчивые люди.
Услышанное имя заставило Лидию вздрогнуть. Карнелли был импортером, через которого проходили поставки предметов античности от ее отца. Боже правый!
— Так это он вам наговорил все эти несусветные бредни? — Но этого просто не могло быть. Карнелли содержал свое хозяйство в чудовищном беспорядке, был косноязычен, но вряд ли кто-нибудь решился бы обвинить его в нечестности.
— Нет, — ответил Санберн. — Карнелли всего лишь показал мне упаковочные листы, сопровождавшие грузы вашего отца. А еще он любезно отметил место, куда поместили при, погрузке мою фальшивую стелу.
О' Боже!
— Извините, — поспешно бросила Лидия и помчалась прочь от виконта по коридору.
Утро следующего дня выдалось холодным и сырым. В карете Лидия закуталась в шаль, стараясь унять сотрясавшую ее тело дрожь. В любое время года воздух грязных узких улочек возле магазина Карнелли был каким-то едким и густым, состоящим из смеси дыма, испарений мочи, запахов протухшей рыбы, и открытых канализационных стоков. Когда экипаж замедлил ход, чтобы проехать по узкому проходу, из канавы выскочили бродячие собаки, худые до такой степени, что были отчетливо видны их ребра. Голодные животные принялись облаивать карету.
Наконец они подъехали к магазину, и Лидия почувствовала явное облегчение, выходя из кареты. Однако вскоре ее настроение испортилось.
— Это сущая правда, мисс, — заявил ей Карнелли, протягивая лист бумаги. — Стела вписана в реестр грузов, отправленных вашим отцом, как ни грустно мне говорить об этом.
У Лидии пересохло в горле. Значит, здесь и ее вина. Она попросту просмотрела очевидную подделку.
— Но как этот предмет мог попасть сюда? Отец ни за что не пропустил бы такую вещь.
Торговец пожал плечами:
— Возможно, кто-то просто вскрыл груз в Порт-Саиде или даже на Мальте. Вскрыл и подменил подлинный предмет этой подделкой.
— Скорее всего, — кивнула Лидия. Именно таким было единственное возможное объяснение. Но она решила на время отложить мысли об этом и заняться выработкой плана своих ближайших действий. Ей неизбежно придется снова иметь дело с виконтом. — Я не знала, что лорд Санберн входил в число клиентов моего отца. — Кстати, это свидетельствовало о вопиющей небрежности с ее стороны. — А кто такой этот его агент?
— Я не знаю, мисс. Ни один из предметов в этой партии даже и не предназначался его светлости. Я обычно продаю ему товары, полученные от Колби. Мистер Санберн не интересуется дешевкой. — Уловив пристальный взгляд Лидии, торговец покраснел и пожал плечами: — Я имел в виду — менее дорогими предметами, мисс, которые обычно поставляет ваш отец.
— Отец реализует предметы старины, которые правительство Египта разрешает ему продавать, — заметила она. — Он же не мародер, сэр. Мой отец — порядочный законопослушный ученый. И вам это хорошо известно.
Карнелли откашлялся.
— Да, мисс. Проблема в том, что грузы перемешались. Эта стела отгружалась вовсе не для мистера Санберна. — Он смущенно кивнул на документ, который держала в руке Лидия.
Почерк на упаковочном листе показался ей знакомым. Этот характерный наклон в обратную сторону принадлежал секретарю ее отца, работавшему в Каире. Но само содержание записей не давало ключа к разгадке.
— Груз предназначался мистеру Хартнетту, — поняла Лидия. Это был старый приятель отца еще с университетских времен. Он покупал у него антиквариат на полном доверии.
— Разумеется, мисс.
Лидия почувствовала некоторое облегчение. Значит, подделка не прошла через ее руки. По условиям договоренности мистера Хартнетта с ее отцом ее участие в таких поставках не предусматривалось.
— Но почему эти предметы вообще попали в продажу? Я же советовала вам попридержать их. Ведь этот джентльмен умер две недели назад.
Карнелли вздохнул:
— Во всем виноват Уилкинс. Это он все запутал. Причем неразбериха коснулась не только товаров вашего отца, мисс. Например, грузы Овертона попали к клиентам Колби.
Овертон был настоящей свиньей, он до сих пор злился на отца за то, что к тому перешли его лучшие клиенты.
— Не ждите, что я стану сочувствовать этому человеку.
— Это и не важно. О ком я действительно беспокоюсь, так это о Колби. Вот он не на шутку разгневан. Угрожает даже приостановить все дела с нами. Думаю, придется мне дать хорошую взбучку Уилкинсу.
Племянник мистера Карнелли доставлял хозяину магазина немало проблем. Грубые ошибки подростка давно превратились в бесконечный анекдот. Но сегодня история с путаницей товаров вовсе не казалась Лидии забавной. Некомпетентность Уилкинса ставила под угрозу репутацию ее отца. Мистер Хартнетт, конечно же, разобрался бы, что фальшивая стела отгружена в его адрес по ошибке. Однако Санберн не имел оснований доверять ее отцу. В случае, если он предаст публичной огласке это происшествие, клиенты отца вполне могут отказаться от его дальнейших услуг. Но хуже всего другое. Коллеги отца могут начать относиться к нему с подозрением. Тогда прощайте все надежды на получение субсидий! Отцовский проект будет отложен на неопределенное время. Не говоря уже, разумеется, об угрозе для будущего Антонии. Репутация едва начавшей появляться в свете девушки так хрупка и уязвима. Что станет говорить семейство мистера Паджета, если до них дойдут слухи, будто ее отец замешан в какой-то незаконной деятельности?
Пальцы Лидии принялись нервно барабанить по прилавку. Заметив это, она крепко сжала руки.
— Вы должны немедленно прислать мне весь оставшийся груз, предназначенный мистеру Хартнетту. Боюсь, я не смогу больше доверять вашему магазину как надежному месту для хранения. А на будущее, полагаю, лично вы должны будете принимать наши поставки. Если, конечно, мой отец решит и далее пользоваться вашими услугами.
Торговец антиквариатом тяжело вздохнул:
— Хорошо, мисс. Больно мне слышать такие слова от вас, но думаю, это справедливо.
— Надеюсь. А теперь я должна телеграфировать отцу об этом происшествии. — Представив, что ей и впрямь предстоит так поступить, Лидия разволновалась. — Вне всякого сомнения, в этой подмене виноват один из его работников или, возможно, какой-нибудь портовый рабочий в Каире. А это значит, что настоящая стела сейчас ушла для продажи на какой-то из рынков. И добавлю, что скорее всего с ужасно большой скидкой!
— Как скажете, мисс.
Лидия пристально посмотрела на торговца:
— Судя по вашему тону, сэр, вы в чем-то сомневаетесь.
Карнелли пожал плечами:
— Я знаю вашего отца как честного человека. Но эта торговля — скверное занятие, мисс Бойс. Мне и самому приходится нелегко, поверьте.
Лидия хлопнула ладонью по прилавку.
— Я очень надеюсь, что вы не намекаете, будто мой отец играет во всем этом деле какую-то неблаговидную роль!
— Конечно, нет, что вы! — поспешно согласился хозяин магазина.
— Поскольку даже допустить мысль, что папа стал бы рисковать своей репутацией, участвуя в торговле подделками, было бы более чем возмутительно!
— Думаю, именно так, — пробормотал Карнелли. — Очень прошу меня извинить, мисс. Ни в коем случае не хотел причинять вам неприятностей.
— Тогда я не могу представить, что другое вы могли подразумевать своим заявлением. Не забывайте, что вы говорите про моего отца, а не про какого-нибудь расхитителя гробниц вроде Овертона или Колби. Генри Бойс прежде всего ученый. Если он и занимается торговлей, то лишь для финансовой поддержки своих исследований, а не ради пополнения личного банковского счета. И эта работа составляет для него смысл жизни! Вам стоило бы просто задуматься, каково это — жить вдали от своей семьи, перенося всякие лишения, порой на протяжении многих лет… — Лидия умолкла, заметив, что перешла на повышенный тон. — Хорошо, — торопливо закончила она. — Простите мне мою… горячность. Но вам должно быть понятно, что отец никогда не стал бы ради такого дешевого мошенничества рисковать собственной репутацией или своим положением ученого. Или счастьем своей семьи.
— Вы правы, мисс. — Карнелли дернул себя за рыжий завиток волос. — Я все прекрасно понимаю. Мистер Бойс — замечательный человек, и мне ли этого не знать. — Однако на лице торговца все еще лежала тень от какой-то нерадостной мысли.
— В таком случае что вас тревожит? Пожалуйста, будьте со мной откровенны.
— Собственно, ничего особенного. Только вот… никуда не деться от вопросов его светлости. Я ведь так и не могу до конца разобраться, что случилось с теми вещицами, которые он приобрел. Конечно, они достались кому-то из клиентов Колби, и этот кто-то сейчас сидит и посмеивается над моим горем. Ох, проклятый Уилкинс! Еще раз прошу прощения, мисс.
Лидия не стала реагировать на его слова. Ее больше интересовала возможность уладить все проблемы с Санберном и погасить в зародыше неприятные слухи.
— Дайте мне адрес виконта. Я постараюсь компенсировать ему ущерб, который он понес из-за этой истории с фальшивой стелой.
Карнелли оживился. — О, очень признателен вам, мисс. С вашей стороны это большая любезность. Надеюсь, он обрадуется, когда увидит на пороге своего дома такую очаровательную девушку.
Лидия скорчила легкую гримасу, пытаясь скрыть приятное возбуждение, которое доставили ей льстивые слова хозяина магазина.
— Благодарю вас, — промолвила она, забирая листок, на котором Карнелли нацарапал адрес Санберна. — Я дам вам знать, как пройдут мои переговоры с виконтом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твое прикосновение - Дьюран Мередит



Опять литературный штамп: кузен, претендующий на наследство и идущий за него на все. 100-й раз читать об этом уже не интересно. Авторы! Придумайте что-нибудь новенькое!
Твое прикосновение - Дьюран МередитВ.З.,65л.
10.10.2013, 10.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100