Читать онлайн Твое прикосновение, автора - Дьюран Мередит, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твое прикосновение - Дьюран Мередит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дьюран Мередит

Твое прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Спустя четыре года
Новомодное электрическое освещение было таким ярким, что отделка из белого мрамора едва не слепила глаза. Джеймс Дарем оперся локтями на ограждение балкона, сцепил пальцы рук и устремил взгляд вниз, в холл своего дома. Пожалуй, отделка пола каменными плитами выглядит чересчур вызывающей, что придает дому какой-то греческий стиль. Джеймс почувствовал головокружение. Во рту пересохло. В таком состояний он мог бы запросто упасть через перила балкона.
От этой мысли Дарем вздрогнул и отступил назад. Однако его голова, казалось, стремилась оторваться от тела и взлететь вверх. Боже милостивый! Никогда больше он не станет даже пробовать эту дрянь, которую намешал для него Фин.
Хм… Мысль показалась знакомой. Вроде бы когда-то он уже принимал подобное решение. Пожалуй, даже не один раз.
— Санберн!
Прозвучавшее слово пронзило задурманенное сознание Джеймса, возвращая его к действительности. Дарем вздрогнул и понял, что тишина лишь пригрезилась ему. На самом деле сверху звучала музыка, раздавался веселый смех, по лестницам разносились шум голосов и звонкие женские крики. Ну конечно же, все правильно! Там наверху расположились его гости, двадцать с лишним человек. Компания села праздновать еще накануне вечером, а он, естественно, радушный хозяин для всех этих людей.
— Черт побери! — выругался Джеймс. Удивление от открывшейся сути происходящего показалось ему самому настолько забавным и неестественным, что он не удержался от смеха.
— Санберн! — прозвучало вновь, на этот раз совсем близко. Голос был визгливый и вполне мог принадлежать Элизабет. Но для полной уверенности нужно было увидеть зовущую его женщину своими глазами. Особенно в его нынешнем состоянии. «Так посмотри, глупец!» Действительно, неплохая идея. Еще немного усилий, и он это сделает.
— Санберн, ты что, оглох?
Джеймс с трудом поднял голову. Совершенно верно, это была Лиззи. Она почему-то скользила вниз по лестнице. Откуда эти волшебные способности? Да нет же, если в этом мире и существует волшебство, к Элизабет оно вряд ли относится. Даже если бы ей этого сильно захотелось. Дарем решил пойти навстречу Элизабет, испытывая самые добрые намерения. Он хотел взять ее за руки — ведь она выглядела такой несчастной, а ее волосы, недавно уложенные в элегантную прическу, теперь растрепались и падали на заплаканные глаза.
Однако ноги почему-то не слушались Джеймса. Он споткнулся уже на первой ступеньке и сел. Это маленькое происшествие произвело на него удручающее впечатление. Почему он не догадался позаботиться о ковровых дорожках?
Дарем покачал головой и протянул руку к перилам лестницы. Но не успел он снова подняться на ноги, как Лиззи уже оказалась рядом с ним. Перед глазами Джеймса красовались собранные в складки юбки. Присмотревшись, он заметил, что они были чем-то испачканы. Судя по запаху, вином.
— Санберн, он… мне изменил. У него на коленях сидит женщина! Вообрази, одна из твоих горничных! И он ласкал ее прямо у меня на глазах! — Элизабет крепко вцепилась пальцами Джеймсу в плечо, требуя от него внимания. — Ты, наконец, слышишь меня? Или ты спишь? — У нее начали подрагивать уголки рта. — Нелло там развлекается с одной из твоих служанок, — капризно настаивала она.
Да… Там происходит что-то необычное, Дарему не понравилось, как Лиззи смотрит на него. Это чувство возникло внезапно и не проходило. Однако вместе с неприятным ощущением окружающий мир стал немного более реальным. Вот лестница, это его дом, в котором он вчера устроил вечеринку. И все-таки головокружение никуда не исчезало. Но в следующую секунду у него в голове словно что-то щелкнуло и включились мыслительные механизмы.
— Ты сказала «одна из горничных»? — Джеймс приподнялся, держась за стойку перил. Очень трудно было сделать первый шаг. Черт побрал бы этого гнусного Нелло, вечно он впутывается в разные скверные ситуации.
— Подожди! — Элизабет стала карабкаться по лестнице вслед за ним. — Джеймс, но ты же… не станешь его бить, ладно? Он просто немного перебрал, вот и все. Хотя не исключено, что на него так подействовала та дрянь, которую ему дал Эшмор. Но мне бы не хотелось, чтобы вы передрались!
— Да успокойся ты, — беззлобно бросил Дарем, поднимаясь по лестнице. Наркотик все еще действовал, он до сих пор не мог сосредоточить свое внимание. Нелло! Этот парень должен был знать, что можно, а что нельзя. Есть правила, и их никому не позволено нарушать. Боже, какой отвратительный вкус во рту!
Джеймс добрался до верхней площадки лестницы и обнаружил, что гости находятся повсюду. Элиза Стразерн, покачиваясь, брела по коридору, а Кристиан Тилни тащился за ней следом. Колин Мьюр, мерзкий шотландец, занимался тем, что пытался влить спиртное в каменный рот бюста одного из предков Джеймса. На это безобразие глазели, одобрительно хихикая, зрители. Конечно же, это были двойняшки Коломондли.
Наконец в дальнем углу комнаты он заметил Нелло. Тот оживленно спорил с Далтоном. Элизабет была права (впрочем, она всегда была очень наблюдательна к малейшим деталям, особенно если дело касалось ее драгоценного Нелло). Парень обнимал рукой одну из горничных, которая недовольно поджимала губы и явно была настроена высвободиться при малейшей возможности. Джеймс проследовал через гостиную и приблизился к спорщикам как раз в тот момент, когда разгорячившийся Нелло уже занес кулак для первого удара.
Дарем перехватил его за запястье.
— Эй, ребятишки, ну-ка остыньте!
— Да чтоб он сдох, этот гад! Сейчас я доберусь до него! Это я развратный дятел?
— Так оно и есть, — отозвался Далтон с пьяной ухмылкой. — Это же ты так долбил ту египетскую девку, что весь корабль трясло. Беднягу Санберна от этой качки так тошнило, что он чуть не отдал концы.
— Ах ты, жалкий…
Джеймс рукой обхватил Нелло за шею и потащил назад. Горничная завизжала и повалилась на пол. Джеймс успел заметить краем глаза, что девушка тут же проворно убежала.
— А Далтон прав, — буркнул он прямо в ухо Нелло, — ты развратник тот еще. И если мне не веришь, то Лиззи живо приведет тебя в чувство.
Нелло мгновенно перестал сопротивляться.
— Лиззи, говоришь?
— Вот именно, — вступила в разговор Элизабет. Она подошла ближе и встала перед Нелло. — Какая же ты свинья!
Джеймс немного ослабил свой захват.
— По-моему, ты ее прилично разозлил.
Действительно, лицо Лиззи покраснело от гнева. Она приблизилась еще на шаг, подняла над головой обе руки, и Джеймс заметил, что Элизабет держит тот самый предмет, который он должен был отдать этим утром. Его египетская погребальная стела!
— Не делай этого, Лиззи!
Но каменная плита уже обрушилась на плечо Нелло. От громкого треска даже скрипач взял фальшивую ноту. Жалобно вскрикнув, Нелло опустился на колени.
— Плечо, мое плечо!
— Сломала, — выдал диагноз Далтон и стал сползать по стене. Очевидно, его сморил сон.
— Боже правый! — Джеймс выхватил стелу из рук Элизабет. Он перевернул камень и с беспокойством стал осматривать, отыскивая повреждения. Много дней Дарем любовался древним погребальным камнем, даже чокался с ним бокалом бренди по вечерам. Заранее предвкушал, с какой завистью будет смотреть на стелу его отец. А эта Лиззи вот так запросто использовала его сокровище в роли дубины!
— Неужели я сломала ему плечо? — забеспокоилась Элизабет. Она вглядывалась в лежащего Нелло, и лицо ее было непривычно бледным и застывшим.
— Нет, — облегченно вздохнув, отозвался Дарем. — Вроде все цело.
— Не уходи, — с усилием выдавил Нелло, — мне нужна… помощь.
— Ты бросаешь меня! Оставляешь одну с умирающим Нелло! — пронзительно закричала Лиззи.
С благодушным видом погладив каменную стелу, Джеймс выпрямился.
— Да ни за что. Ведь наша дружба навек и все такое прочее. Однако, если ты не забыла, у меня назначена встреча в институте археологии.
Дарем провел целый месяц в Египте, тяжело переносил морскую болезнь на плавучем доме, подолгу вынужденно свешиваясь через перила борта корабля. В этом Далтон был совершенно прав, корабль качался, как маятник. Перед путешествием Джеймс активно переписывался с Порт-Саидом и потратил немалые деньги на всякие второсортные древности. Однако, израсходовав несколько тысяч фунтов, он все-таки раздобыл нечто действительно бесценное. В самом деле, ведь на всю эту работу у него ушло целых шесть месяцев, и как он мог забыть об этом! Определенно, отрава, которой он отведал, сделала свое дело.
— Ну, еще бы, — нервно отреагировала Лиззи, — разве может быть что-то важнее твоих жутких древностей. Наверное, ты не отменил бы свою встречу, даже если бы Нелло умер!
— Пожалуй, ты права. — Дарем легонько чмокнул Лиззи в щеку и быстрым шагом направился к выходу из гостиной. Стоило поторопиться, пока она не начала снова плакать.
Лидии удалось справиться с волнением, и голос ее больше не дрожал. Никто в аудитории пока не поднялся, чтобы назвать ее сумасшедшей. Софи попросту задремала — ее шляпка съехала набок, и Антонии пришлось поправить головной убор сестры. Впрочем, через некоторое время шляпка оказалась в том же положении. Ладно, ничего удивительного. Гораздо важнее другое. Сидевший в первом ряду лорд Эйресбери слушал ее выступление с неподдельным интересом. Так что в целом, с осторожным оптимизмом подумала Лидия, все пока идет… очень даже неплохо.
Много дней она загоняла вглубь все свои надежды на успех. И вот наконец накопленная энергия вырвалась наружу. Мысль о том, что исполнение ее надежд начинается, таким головокружительным вихрем пронеслась у нее в голове, что Лидия неожиданно начала запинаться.
— Если… то есть, я хочу сказать, при условии, что исследования, которые провел мой отец, доказали свою состоятельность, можно утверждать, что есть веские основания…
В дальнем конце аудитории распахнулась дверь, впуская молодого человека, весьма помятого. Его появление отвлекло Лидию, и она сделала паузу. Несмотря на полдень, новый слушатель был одет в вечерний черный фрак с галстуком бабочкой.
Несколько людей в зале также отвлеклись от ее выступления и стали оглядываться на вошедшего в аудиторию человека. Следом за молодым мужчиной шествовал слуга в блестящей алой ливрее. В одной руке он держал теплое пальто, а в другой — предмет в форме плиты.
Все понятно, какой-то эксцентричный опоздавший слушатель. Ничего заслуживающего ее внимания. Лидия поправила очки и вновь сосредоточилась на тексте своего выступления.
— Итак, есть веские основания считать, что Тель-эль-Масхута не являлся тем местом, где была сделана первая остановка во время Исхода.
Послышался сонный храп. Это задремал толстый рыжеволосый мужчина, сидевший рядом с лордом Эйресбери. Лидия решила не реагировать на неприятный шум, чтобы не разволноваться еще сильнее.
Когда Лидия добралась до последней страницы своего доклада, по спине у нее стекали капельки пота. Она трудилась над заключительной частью доклада несколько дней, намереваясь изложить сделанные отцом открытия в как можно более доходчивой манере. Собранные им данные были очень вескими, тем не менее ей следовало также сформулировать достаточно убедительные доводы против позиции ученых, которые заявляли о точном местоположении библейского города Пифом. Некоторые из них сегодня присутствовали в аудитории, и если бы они решились на публичное высмеивание ее доклада, это негативно сказалось бы на шансах отца получить субсидии для дальнейших исследований.
«Стойкость», — вновь напомнила себе слова отца Лидия. Лорд Эйресбери имел колоссальное влияние на Фонд исследования Египта. По слухам, этот человек умел позитивно оценивать инновации. В случае его поддержки вопрос получения финансирования от фонда решился бы благоприятным для них образом. Отцу нужно было еще два сезона проведения изысканий, чтобы превратить свои результаты в не подлежащие сомнению факты, говорящие о точном месте первой стоянки евреев во время Исхода из Египта. И если это произойдет, то все отцовские неурядицы закончатся. Ему больше не придется заниматься продажей антиквариата. Более того, многие фонды станут предлагать ассигнования на его проекты. Возможно даже, им с отцом придется отклонять некоторые предложения финансовой поддержки.
От этой мысли Лидия почувствовала прилив воодушевления. Как же долго отец добивался такого результата! И вот теперь именно ей суждено закрепить этот успех. Девушка облизала пересохшие от волнения губы.
— А теперь, если позволите, я…
— Ага! Вот вы где!
Опоздавший молодой человек во фраке уже был на середине прохода. Это именно он громко обратился к кому-то из сидящих в аудитории. По залу прокатился гул голосов.
— Ну-ка вставайте, — вновь заговорил нарушитель спокойствия. — Прятаться бесполезно.
У Лидии заныло под ложечкой. До сих пор все складывалось слишком удачно для нее. Не следовало забывать, что цыплят по осени считают.
Разумеется, ее мудрый отец предвидел и такое развитие событий. «Дорогая, может случиться и так, что какой-то дурно воспитанный человек попытается помешать твоему выступлению. В такой ситуации ты должна приложить все усилия, чтобы вернуть себе внимание аудитории».
Она сделала глубокий вдох и для большей уверенности оперлась ладонями о кафедру.
— Если позволите, — громко обратилась она к залу.
Эксцентричный незнакомец во фраке в изумлении повернулся в ее сторону. Было такое впечатление, будто он впервые осознал, что в зале проходит публичное мероприятие.
— Сэр, мне бы хотелось завершить мое выступление!
Однако Лидию никто не слушал. Внимание всех присутствующих переключилось полностью на возмутителя спокойствия, а значит, аудитория была для нее потеряна. Аудитория, так необходимая ее отцу!
Не веря своим ушам, девушка смотрела на незнакомца, который бесцеремонно обратился к пожилому джентльмену, сидящему у самого прохода:
— Ну ладно, в таком случае придется горе идти к Магомету. — Незнакомец во фраке кивком головы подозвал слугу, и тот, приблизившись, подал ему плиту, которую до сих пор держал под мышкой.
Несколько членов общества, включая лорда Эйресбери, приподнялись со своих мест, чтобы получше разглядеть предмет.
Пожилой джентльмен также приподнялся со своего кресла.
— Что это все означает, черт возьми?
— А вот на это ответить я предлагаю вам, сэр. — Возмутитель спокойствия жестом приказал слуге опустить камень у самых ног пожилого мужчины.
На какое-то время в зале воцарилось напряженное молчание. Теперь уже все присутствующие наблюдали, как повелению хозяина и к его очевидному удовольствию слуга развернул каменную плиту для удобного обзора. Таким образом, лекция Лидии превратилась в какое-то подобие шоу. Девушка обнаружила, что смотрит на происходящее сквозь странную мутную пелену. В следующее мгновение она с ужасом поняла, что это ее собственные слезы. Господи правый, разрыдаться, как малое дитя, на глазах у всей аудитории! Мелькнула мысль: как хорошо, что внимание толпы отвлечено от нее. Лидия украдкой провела рукой по глазам. Крайне глупо так вести себя, она должна сохранять спокойствие и достоинство.
Все так, но надежды на успешный результат умирали. В аудитории царил полный хаос. То тут, то там отодвигались или даже опрокидывались стулья, разлетались программки выступлений, шум восклицаний и предположений становился все сильнее. Добрых три четверти ее прежних слушателей сорвались со своих мест и столпились у каменной плиты.
Всего несколько из присутствующих, не поддавшихся всеобщему настроению, вспомнили о лишенной слова докладчице и бросали на нее сочувствующие взгляды. Лидии даже удалось ответить им вежливой улыбкой. Рыжеволосый джентльмен ухмыльнулся, и она отвернулась, метнув в его сторону такой холодный взгляд, который не мог не заметить даже такой толстокожий субъект. Лидия увидела краем глаза, как толстяк наклоняется к своей соседке, безупречно одетой блондинке примерно одного с ней возраста, и шепчет ей что-то на ухо. Дама в ответ лишь презрительно поджала губы.
Лидия принялась молча собирать в стопку страницы своего доклада. Пальцы дрожали. Жалкая личность! С таким отношением она сталкивалась всю жизнь. Даже папа, самый преданный и любящий муж в истории, прервал свое дежурство у постели больной мамы, как только услышал новость о прибытии из Каира какого-то каменного изваяния. В тот день Лидия сидела в затемненной спальне, держа ладонь на воспаленном лбу матери. Другой рукой она попеременно то сжимала плечико Софи, то поглаживала маленькие дрожащие пальчики Антонии. Сидела и прислушивалась к грохоту отцовского экипажа, быстро уносящегося прочь от дома. Тогда ей было лишь шестнадцать лет, и никто из них еще не догадывался, что лихорадка мамы станет фатальной. Тем не менее именно тогда ее будущее вдруг предстало перед ней со всей ясностью. Да, отец сможет поддерживать ее учебу, но не стоит рассчитывать, что его внимание будет принадлежать ей одной. Конечно, если и она не увлечется его единственной страстью и госпожой, имя которой Леди Египет.
Лидия стала внимательнее рассматривать негодяя, который лишил ее всякой надежды на будущее. Вот его пальцы, унизанные в несколько рядов кольцами с драгоценными камнями. Серебряные часы, бирюзовая брошь на лацкане фрака… Вне всякого сомнения, перед тем как выйти в свет, этот тип должен был несколько часов провести перед зеркалом, пока его камердинер и парикмахер стараются наилучшим образом расположить прядь золотистых волос, чтобы она нависала над бровью именно так, как требует их господин. И этот помятый разряженный павлин сорвал ей выступление! Даже, хуже, он полностью разрушил, уничтожил одним небрежным ударом саму основу всех планов, которые так старательно выстраивали они с отцом!
Рыжеволосый толстяк поглядывал на Лидию со злорадным торжеством. Ей показалось, она угадала, что он там нашептывает на ухо лорду Эйресбери. Они еще и злословят! Похоже, улетучиваются все шансы на получение субсидий. Когда информация о ее провале дойдет до Каира, как же сильно расстроится отец! А ведь он так рассчитывал на поддержку Эйресбери. Поэтому и она все надежды возлагала на положительную оценку лорда. Ладно, в таком случае она отплатит этому павлину.
С неожиданной яростью Лидия приподняла юбки и направилась к собравшимся. Рыжеволосый недоброжелатель злобно хмыкнул, когда она промчалась мимо него. Но девушка даже не обратила на него никакого внимания. Помогая себе локтями, Лидия растолкала собравшуюся толпу, игнорируя недовольные возгласы, и наконец протиснулась к каменной стеле, так что ее юбки едва не закрыли часть плиты.
Ей было достаточно одного лишь взгляда.
— Это подделка, — сказала Лидия. Но ее никто не услышал.
— Это подделка, — повторила она, удивляясь собственной настойчивости.
Наступила тишина, в краткие секунды которой девушка, постепенно успокаиваясь, осознала, что натворила своим заявлением. Она уже открыла рот, пытаясь смягчить смысл произнесенного утверждения, по крайней мере привести свои доводы, но тут кто-то толкнул ее.
— Не может быть! — воскликнул какой-то мужчина. Пренебрегая всеми правилами приличия, он опустился на колени и даже встал на четвереньки, чтобы получше разглядеть стелу. — Как раз наоборот, здесь все признаки подлинности!
В том-то и дело, что этих признаков чересчур много, подумала Лидия.
— Какая редкостная находка! — ликующим голосом поддержал всеобщее воодушевление другой мужчина. — В самом деле, лорд Санберн откопал настоящее чудо! Вы только посмотрите на…
— Вы можете помолчать? — оборвал его пожилой джентльмен, к которому и была поднесена стела. Его водянисто-голубые глаза отыскали Лидию. Он выступил вперед, и окружившая их толпа расступилась. — Вы что-нибудь знаете об этом артефакте, мисс Бойс?
— Еще бы она не знала! — раздался голос Антонии. Она подошла к спорщикам в настоящем облаке ароматов. Этот особый сорт духов, заказанных Софи из Парижа, Лидия узнала сразу, достаточно было всего один раз их понюхать. Младшая сестра прижалась к Лидии и обняла ее. Сколько раз уже Лидия твердила Антонии, что молодые девушки не должны появляться в обществе так сильно надушенными. Однако Софи, напротив, с одобрением относилась к этому.
— В самом деле, уж она точно все знает, — настаивала Антония самым легкомысленным тоном. — Да она умела читать клинопись, когда еще сидела у папы на коленях. Каждый день она проводит в Британской библиотеке и изучает арабский язык!
Пожилой джентльмен почтительно улыбнулся:
— Конечно. Я сам большой поклонник трудов мистера Бойса. — Он протянул Антонии руку: — Простите мою бесцеремонность. Я Морленд, граф Морленд.
Антония пожала протянутую руку графа и присела в изысканном реверансе, что было особенно сложно сделать в платье с длинным шлейфом и в окружении большого числа зрителей.
Лидия изобразила вежливую улыбку. Ее отвлек беглый взгляд эксцентричного незнакомца, сорвавшего ее выступление. Правда, теперь она знала, что зовут его Санберн. В данную минуту он пробирался к ней ближе, и Лидия отчетливо заметила всю небрежность одежды этого человека, которую он позволил себе, собираясь появиться на публике. Манжеты рубашки были расстегнуты и свободно болтались. На лиловом жилете отчетливо красовалось пятно от пролитого вина.
— Прошу вас простить моему сыну его неучтивые манеры, — обратился к Лидии граф. Он сурово посмотрел на молодого человека, но тот лишь насмешливо приподнял бровь с видом нераскаявшегося Люцифера.
Переваривая неожиданную новость о близком родстве этих двух людей, Лидия почувствовала еще большее смущение. Семейство Даремов пользовалось дурной славой: их сестра совершила убийство, и ее упрятали в дом для умалишенных где-то в сельской местности. Теперь она вспомнила слухи, которые ходили в свете про сына старого графа. Он славился репутацией необузданного светского льва и развлекал общество тем, что своим поведением часто компрометировал отца в различных публичных местах.
О небеса! Похоже, она влезла в весьма неприятный семейный спор. Что бы она ни произнесла, каждое слово будет только сильнее втягивать ее в конфликт между отцом и сыном.
— Может быть, стоит посоветоваться с кем-то из компетентных лиц. К тому же этот вопрос не входит в сферу моей компетенции. В то же время сейчас в аудитории немало выдающихся ученых…
— Вот именно, — заявил сын графа.
— Чепуха, — решительно возразил Морленд. — Насколько я могу судить, именно вы, мисс Бойс, наделены здравым смыслом, чтобы внимательно рассмотреть данный вопрос, прежде чем присоединяться к этому… этому хору восторженных славословий. Будьте решительнее, дорогая. Каков ваш вердикт?
— Антония тихонько засмеялась и стиснула руку старшей сестры:
— Ну, Лидия, скажи им все.
Но Лидия чувствовала только еще большую скованность. Чуть помедлив, она взяла сестру за руку, и это прикосновение придало ей немного спокойствия.
— Есть немало причин, вынуждающих меня усомниться в подлинности этой стелы, — медленно начала она. Только теперь Лидия позволила себе более внимательным взглядом задержаться на каменной плите. К большому облегчению, девушка быстро нашла веские подтверждения своей интуитивной догадке. — Так вот, это изделие изготовлено таким образом, чтобы максимально походить на погребальную плиту, относящуюся к Среднему царству. Однако на такой плите должны быть изображения кувшинов с пивом. Вместо этого мы видим нечто напоминающее сосуды для хранения мазей. — Она быстро посмотрела на Санберна и тут же отвела взгляд. Одна бровь молодого мужчины была разделена шрамом. — Это вовсе не Нефертити, с чего вы взяли? К тому же женщина опустилась на колени, а это совершенно неправильно. В те времена в Египте становиться на колени было принято лишь перед чем-то божественным. Подозреваю, что если внимательно изучить следы от работы долотом на обратной стороне плиты, мы можем обнаружить признаки обработки при помощи тесла. По всей совокупности этих фактов уже можно предполагать, что данная стела… не подлинник.
Лорд Санберн хмыкнул:
— Возможно, следует осмотреть ее кому-то, у кого есть более определенная версия.
Лидия крепче сжала руку сестры.
— Я вижу достаточно хорошо. В конце концов, именно для этого и нужны очки.
— Черт возьми, — выкрикнул кто-то за спиной у Лидии, — а ведь она права!
Граф улыбнулся:
— Боже мой, какой острый глаз! Нам всем повезло, что вы избрали для себя ту же профессию, что и ваш отец.
— Благодарю вас, сэр. — Собравшись с мужеством, Лидия решилась еще раз взглянуть на сына достопочтенного графа. На этот раз она не позволила себе отвести глаза в сторону. — Я полагаю, что в данной области необходимы новые точки зрения. Слишком часто я сталкиваюсь с тем, что египтология служит лишь удобным предлогом, пользуясь которым некоторые люди с определенными наклонностями попросту занимаются коллекционированием красивых старинных безделушек, не имеющим ничего общего с научными исследованиями. — Ее взгляд скользнул по кольцам на пальцах Санберна.
Лидия готова была к любой его реакции — побагровевшему от злости лицу, протесту, возможно даже, грубому оскорблению (она не ожидала более агрессивных действий). Однако неожиданно для нее молодой человек ей улыбнулся. И что это была за улыбка! Неуверенная вначале, как будто сын графа сомневался в своем отношении к молодой женщине, она вдруг преобразилась. Санберн внезапно широко улыбнулся и залился громким смехом. Это было так неожиданно. Лидия отметила для себя, что этот небрежно одетый молодой мужчина удивительно красив.
Но затем произошло что-то непонятное. Смех Санберна вначале был вполне естественным, но очень скоро стало ясно, что он слишком затянулся. По мере того как его веселье выражалось все более громкими звуками, стало возникать ощущение, что смеется сумасшедший. Лидия чувствовала, как за ее спиной люди постепенно возвращаются на свои места. Но она была не в силах отвести взгляда от лица молодого лорда. Ее удерживало не только болезненное любопытство. Ей никогда еще не доводилось наблюдать, как человек сходит с ума. И вот теперь Санберн продемонстрировал это явление очень наглядно и убедительно.
Что касается графа, то он выглядел скорее раздраженным, нежели обеспокоенным.
— Возьми себя в руки, мальчик мой! Боже правый, что вы там курили?
Удивительно, но сын графа мгновенно перестал смеяться.
— Вы меня растрогали, — бросил он Лидии. Затем, хохотнув еще раз, он прищелкнул пальцами, подзывая своего слугу, и тот быстро подал ему пальто. Надевая его, Санберн обратился к отцу: — Может быть, вам следует нанять ее для проверки всей вашей коллекции. В конце концов, вы оба производите впечатление компетентных людей. У вас сложились определенные отношения.
Лидия напряглась. Последнее слово было произнесено каким-то почти издевательским тоном.
— Мою коллекцию? Неужели я похож на глупца, готового потратить деньги на подделки?
— Отец, мне нужно с вами переговорить, — не слушая его, бросил Санберн.
Молодой человек направился к выходу, но тут же остановился и обернулся, заметив, что граф не последовал за ним.
— Тебе уже не нужен этот камень? — любезным тоном спросил Морленд.
— А зачем он мне? — пожал плечами Санберн. — Впрочем, я приберегу его для вашей могильной плиты. Как считаете, подойдет?
От таких жутких слов Лидии стало не по себе.
— Пойдем разыщем Софи, — прошептала она на ухо сестре. — Здесь нам больше нечего делать.
Однако когда Лидия повернулась к выходу, граф окликнул ее по имени.
— Я вам напишу, — промолвил он. — Очень признателен за вашу сегодняшнюю консультацию.
— О, в самом деле. Я тоже вам напишу, — послышался ровный голос Санберна. — Мы ведь можем вдвоем пользоваться вашей любезностью. У меня еще много древних предметов, которые вы могли бы обесценить.
Лидия замерла на месте и стала считать до десяти. Однако ей так и не удалось найти ответные слова, которые не выходили бы за рамки приличий. Молча сделав реверанс перед лордом Морлендом, она повернулась спиной к ним обоим и поспешно потащила за собой сестру к выходу.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твое прикосновение - Дьюран Мередит



Опять литературный штамп: кузен, претендующий на наследство и идущий за него на все. 100-й раз читать об этом уже не интересно. Авторы! Придумайте что-нибудь новенькое!
Твое прикосновение - Дьюран МередитВ.З.,65л.
10.10.2013, 10.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100