Читать онлайн Твое прикосновение, автора - Дьюран Мередит, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твое прикосновение - Дьюран Мередит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твое прикосновение - Дьюран Мередит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дьюран Мередит

Твое прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Толпа, собравшаяся в мюзик-холле «Эмпайр», была настроена не слишком патриотично. Когда хорошенькая молодая блондинка вышла на сцену и запела «Снимите шляпы перед империей», тут же раздался шум и свист, совершенно заглушившие ее пение. Кто-то даже выплеснул содержимое своей кружки прямо на малиновый занавес. Покраснев и отвесив поклон, блондинка попятилась и поспешно скрылась за занавесом. Оркестранты, позже всех заметившие, что аккомпанировать больше некому, сбились с мелодии и вообще перестали играть.
По партеру прокатился недовольный ропот. Свет электрических ламп падал на толпу зрителей, многие из которых раздраженно стучали кулаками и топали ногами. Джеймс сидел в одной из частных лож, расположенных в виде подковы на четвертом ярусе театра. Какие-то люди, взобравшись на плечи своих приятелей, громко кричали, требуя продолжения. Было ясно, что уже к ночи многие из кресел с кремово-золотистой обивкой будут украшены отпечатками грязных подошв.
Виконт повернулся, чтобы посмотреть в глубину ложи. Не прошло еще и часа, как забравшийся туда Фин активно накачивал себя виски. Теперь же приятель Джеймса полулежал в кресле, свесив голову на грудь.
— Он там жив еще? — полюбопытствовал Далтон. Джеймс протянул руку и потряс Фина за плечо.
— Смотри, что тут происходит, — окликнул он спящего, но не дождался никакой реакции. — Фин, у нас тут целый бунт назревает.
На плечо Джеймса навалился мягкий живот Далтона. Наклонившись над Джеймсом, тот громко закричал:
— Эй, приятель, очнись!
— Черт возьми! — Сморщившись от боли, виконт локтем спихнул с себя бесцеремонно придавившего его друга. — Далтон! Что ты так орешь у меня прямо над ухом?
— Нет, ты мне скажи, какого дьявола он вообще пришел сюда? Неужели только для того, чтобы дрыхнуть? — Далтон, отдуваясь, сел на свое место. — Жалкое зрелище. А я-то собирался приятно провести вечерок. Ведь не каждый день человеку подваливают денежки. — Он вновь наклонился к Джеймсу: — Мы сегодня гуляем!
Фин сонно зевнул. Тогда Далтон повернулся, чтобы пожаловаться Тилни. Джеймс заметил, как один глаз у Фина слегка приоткрылся, и, одарив виконта улыбкой, приятель опять погрузился в сон.
По-своему логичное поведение, подумал Джеймс.
Должно быть, очень забавно исподтишка наблюдать, как Далтон капризничает, словно школьница. Но самому ему было не до смеха. Да и Фин, чего он добивается, черт возьми? Роль неудачника совершенно не шла ему. А если Фин вознамерился решительно измениться, он мог бы по крайней мере проявить какую-то изобретательность и придумать что-то пооригинальнее. Джеймсу всю жизнь было слишком тошно от самого себя, чтобы еще радоваться появлению возле себя дублера.
Теперь уже он наклонился поближе к Фину, намереваясь спокойно поговорить с приятелем. Оказавшись рядом с ним, Джеймс вдруг обнаружил кое-что еще: слабый тошнотворно-сладкий запах. Снова опиум. Боже! Уж не стал ли Фин пленником этого дурмана?
— Ты снова принялся за свое? — прошептал он. — Ей-богу, твоим дурным мозгам не помешал бы мышьяк.
Казалось, Фин не намерен был отвечать. Но через какое-то время он нарушил молчание:
— Совершенно верно. Но тебе не стоит обо мне беспокоиться.
— Черт побери, дружище, ты должен завязать с этим.
— Именно сейчас я не готов обсуждать такие вопросы.
— Постарайся. С тех пор как ты стал полноправным владельцем титула…
— Отстань от меня, Санберн.
Внизу на сцене снова распахнулся занавес, и появился мистер Кемпбелл. Толстячок с наигранной веселостью на лице окинул партер блуждающей улыбкой и кивком приветствовал восторженные крики своих поклонников. Затем, без лишних предисловий, артист запел зажигательную песенку, в которой всячески поносились грехи аристократов.
Недовольный Далтон разразился сердитой бранью. Он принялся расстегивать и вынимать из манжет усеянные бриллиантами запонки.
— Не надо было являться сюда сразу после ужина, — бормотал он. — Неловко себя чувствуешь здесь во фраке.
— Ха! Испугался пары жалких ирландцев! — Это раздался голос Тилни, который сидел, вытянув ноги, в кресле за Далтоном. Он даже положил ноги на ограждение балкона. Одной рукой Тилни обнимал прижавшуюся к нему рыжеволосую танцовщицу, которую подцепил в фойе во время антракта. Большие карие глаза девицы неотрывно смотрели на его бриллианты. Джеймс легонько подтолкнул Далтона в плечо и подбородком указал в сторону спутницы Тилни.
— Как же они сияют! — благоговейно заметила танцовщица.
— Вам они нравятся, моя дорогая? — Далтон положил запонки в подставленные лодочкой ладони девушки. Повернувшись к Джеймсу, он недовольно пожаловался: — Ну, где же этот официант? Мне нужна еще одна порция выпивки.
— Давай, я сам схожу, — отозвался Джеймс. Начиная с ужина, он постоянно пил алкоголь, однако настроение продолжало оставаться неважным. Но действия свои он контролировал. Значит, можно было бы выпить еще.
— Именно так человек приносит пользу другим, — обрадованно заявил Далтон. — Бери пример.
Джеймс поднялся со своего места, протиснулся мимо неподвижного тела Фина и очутился в узком коридорчике, идущем вдоль бельэтажа. Стены здесь были отделаны красным бархатом. Через небольшие промежутки на стенах висели светильники, создававшие в затемненном коридоре светлые оазисы. Владельцы здания мюзик-холла хвастались, что в нем организована отличная система пожарной безопасности. Но Джеймсу показалось, что в тесном коридорчике в воздухе пахло чем-то горелым, как будто произошло короткое замыкание электрических проводов.
Он намеревался быстро пройти до фойе, но вместо этого Джеймс продолжал стоять на месте, упершись обеими ладонями в мягкий ворс обивки стен. Он смотрел туда, где изгибающийся коридор уходил во тьму. По контрасту с кричащей архитектурой самого театра, построенного в мавританском стиле, когда для привлечения внимания каждый уголок пространства украшается блестящей позолотой и зеркалами, в этой части здания было что-то особенное, приятное для глаз. Скромность убранства и царящая здесь тишина пробуждали в Джеймсе какие-то непривычные ощущения. Покой как разновидность пустоты, подумалось ему. Вот в таком месте было бы очень приятно поскучать. И, видит Бог, ему так скучно.
Вдруг вспомнилась Лидия Бойс. Она не выходила у него из головы, как навязчивая мелодия. Джеймс неожиданно понял: весь вечер его мысли, то и дело обращались к ней. Прошла неделя со дня их последней встречи. Но ее не было на вечеринке у Спенсеров, не было на рауте у Элморов, не появилась Лидия даже на музыкальном вечере у Моубреев. И зачем только он таскался по этим идиотским приемам? Чтобы встретиться с ней? Такая возможность не должна его волновать. Джеймс был готов к какому-нибудь праведному порицанию, еще одной лекции в темном вестибюле, неожиданному поцелую и так далее. В поисках Лидии он разъезжал повсюду, где была вероятность ее встретить. Джеймс не сомневался, что сумеет с успехом развлечь девушку. Однако складывалось впечатление, что та вовсе не искала встречи с ним. Напротив, как выяснилось, Лидия сбежала в поместье Патешоллов в Чилтерн-Хиллз. Он узнал об этом лишь благодаря Элизабет, которая ездила туда на уик-энд. В отправленном нынешнем утром письме она упомянула о том, как тихо и скромно сидела с ней за столом его «богиня возмездия».
Странно… Это совсем не походило на Лидию. Он скорее ожидал бы от нее каких-то высказываний в свой адрес, даже сделанных в форме едких замечаний.
С другой стороны, чему он удивляется? Разве он дал ей какой-то повод вспоминать о нем? «Мы можем стать друзьями», — заявила она тогда. Но ведь она не могла относиться к нему с должным уважением. Господи, да разве мог он винить ее за это? Прямо у нее на глазах он едва не забил человека до смерти. А каким было ее лицо, когда он отвернулся от того ублюдка! В тот момент это врезалось ему в память. Лидия смотрела на него так, словно перед ней был дикарь, человек, способный бросить беспомощную женщину на лестнице незнакомого дома. Большой, дьявольски большой ошибкой с ее стороны было смотреть на него так, как будто он способен поднять руку и на нее. Вероятно, вот такое выражение не сходило с лица Стеллы в течение тех нескольких последних недель ее жизни с Боулендом.
А затем без всякой на то причины Лидия все простила ему. И это чрезвычайно удивило его. Он демонстративно выставлял себя перед ней с самой плохой стороны. Почему? Неужели хотел оттолкнуть ее от себя? Возможно ли, что сейчас он настолько пресыщен, что способен общаться с женщинами исключительно ради забавы? С прелестными женщинами, которые тают от его прикосновений. Там, на крыше, у него не на шутку захватило дух от ее робких ласк. И потом, когда они сидели на корточках над осколками разбитой стелы, она с такой признательностью посмотрела на него. В ту минуту он готов был для нее решительно на все. Ей не следует смотреть на мужчин таким взглядом. Необходимо, чтобы кто-то предупредил ее об этом. Иначе мужчин начнет бросать то в жар — от страсти, то в панику — от нерешительности. Он сталкивался уже с женщинами, которые искусно владели такими приемами. Однако нельзя всего за один день преодолеть пропасть, разделяющую их. Здесь требуется осторожность и умение показать себя в выгодном свете. Если ее отец был таким героем, которого ей хотелось видеть, то непременно нужно будет поддержать ее в этом мнении. Наивность Лидии проявляется даже сильнее, чем у Стеллы. Надо быть осторожным с ней.
Да, Далтон же хотел выпить.
Джеймс продолжил свой путь. В фойе стоял шум от множества посетителей, вышедших освежиться. Он протиснулся к бару, где девушка в кричащем наряде с обвисшими перьями разливала джин в шестипенсовые кружки. На локтях у виконта повисли две смеющиеся девицы и стали просить его угостить их выпивкой. Джеймс для начала купил спиртное для бесцеремонных девушек, однако отклонил их предложение проводить его наверх. Он даже не мог понять, что именно беспокоило его, но это новое непривычное состояние как бы отделяло его от самого себя, позволяя удивительным образом наблюдать себя со стороны. Излишне вычурная одежда, притворная усмешка на губах. Как же он стремился с выгодной стороны показать себя в самых пустейших и суетливых поступках! Мелко и глупо все это!
Джеймс уже поднялся на третий лестничный пролет, как из полумрака навстречу вышел какой-то молодой человек. На вид ему не было и двадцати лет, а в том месте, где когда-нибудь станет расти настоящая борода, пока что был заметен лишь темный пушок. Однако нож в руке юнца выглядел вполне настоящим, особенно когда он шагнул вперед и прижал оружие к самому горлу Джеймса.
Захваченный врасплох, тот отступил назад. Парень последовал за ним, протягивая руку к трем кружкам джина, которые виконт нес наверх своим приятелям. Получилось забавное подобие балетной сцены: ни одной капли спиртного не попало на пальцы Джеймса, пока он пытался отбежать подальше от напавшего на него незнакомца. У агрессивного юноши кожа была багрово-красного цвета, а в его глазах можно было угадать порочные наклонности.
— Отдайте то, что вы забрали, злобно прошипел парень.
Джеймс с удивлением посмотрел на незнакомца. Для убийства это место было совсем неподходящим. Внизу было множество людей, и слышался топот ног зрителей, поднимавшихся по лестнице.
— Что отдать? — переспросил виконт. Нападавший крепче сжал нож, и лезвие вдавилось в горло Джеймса. Если его убьют в мюзик-холле и он, падая, еще и весь обольется джином, этого будет достаточно, чтобы отца хватил апоплексический удар.
— Сами знаете что. — Выговор безошибочно выдавал в наглом щенке жителя Уайтчепела. — Не притворяйтесь, будто у вас их нет. Я умею читать газеты не хуже вас. «Слезы» принадлежат Египту!
Опять эти проклятые заметки. За последние несколько дней их стало заметно больше. Хотя эти слова про Египет — что-то новенькое. Обычно авторы статей ограничивались тем, что пытались всех запугать проклятиями фараонов.
Египет. И тут в голове у Джеймса словно что-то щелкнуло. Такое совпадение слишком маловероятно. Можно было опросить подробности, однако попытка разговора вполне могла вызвать у парня еще большее раздражение, отчего лезвие ножа воткнулось бы еще глубже.
— В чем дело? Эй, послушайте! Да у вас нож? В ситуацию вмешался незнакомец в цилиндре, который остановился неподалеку и принялся изумленно разглядывать через монокль Джеймса и его противника. Парень быстро оглянулся через плечо, отпустил Джеймса и тут же метнулся вниз по лестнице.
— Джеймс опустил кружки с напитком на ковер. Выпрямившись, он ощупал шею. На пальцах была кровь. Ну хорошо же. Он рванулся вперед мимо продолжавшего что-то бормотать человека в цилиндре и понесся по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. На первой лестничной площадке Джеймсу удалось заметить негодяя. Парень с ножом стоял на лестнице на один пролет ниже. Спрыгнув с последних ступеней лестницы, он выскочил в фойе и быстро растворился в толпе.
Джеймс выбежал на улицу. Окутанная теплым ночным воздухом шумная Лестер-сквер кишела людьми и была ярко освещена. Тысяча ярких ламп заливала светом здание мюзик-холла, выкрашенное в кремовый и золотистый цвета, а также близлежащие питейные заведения. Толпы смеющихся женщин и возбужденных молодых щеголей разгуливали повсюду, куда бы ни посмотрел Джеймс. Однако напавший на него юноша бесследно исчез. Виконт с немалым усилием заставил себя успокоиться. В воздухе стоял аромат жженого сахара, жареной рыбы и дешевой выпивки.
Просто какой-то безумец. Именно так Джеймс оценил активность автора анонимных писем. Однако сейчас он пришел к выводу, что все несколько сложнее. Тот юнец четко упомянул Египет. А когда стали к нему поступать все эти послания? Джеймс подумал, что он не мог ошибиться: первое письмо пришло на следующий день после скандала в институте археологии.
Дьявол. Кто-то явно решил, будто ему досталось гораздо больше предметов из партии груза, оправленного Хартнетту, чем было в действительности. И если эти люди поставили именно его в центр всех событий, они, очевидно, не обойдут вниманием и Лидию. Если уже не начали это делать. Получается, что мисс Бойс нужно открыть глаза на истинное положение вещей. Причем это следует сделать как можно скорее. Не имеет значения, что подумает Лидия, слушая его. Главное, что ему вовсе не хотелось представлять себе эту девушку с перерезанным горлом.
Виконт быстро возвратился в свою ложу.
— Пойдем отсюда, — обратился он к Фину, не обращая внимания на жалобы Далтона, который так и не дождался выпивки. Оказавшись в темном узком коридоре, Джеймс пояснил другу: — Мне нужна твоя помощь. Надеюсь, ты не настолько пьян, чтобы отказать мне?
Фин ответил, почти не задумываясь:
— Думаю, я вполне адекватен…
— Отлично. Тогда послушай меня внимательно. Короче говоря, какой-то неизвестный тип последнее время засыпал меня письмами о проклятиях фараонов, каких-то египетских «слезах» и моей неминуемой гибели. А только что некий парень напал на меня в темном углу и был готов перерезать мне горло. Я упустил его, но очень хотел бы найти и поймать. Каким-то образом он ухитрился доставлять мне свои письма. Поэтому, видимо, нужно будет наблюдать за моим домом. Ты мог бы взять это на себя?
Фин задумчиво приподнял бровь. — Нет вопросов. Говоришь, «слезы» и всякие проклятия? Он пишет только об этих вещах?
— У меня есть основания предполагать, что это связано с контрабандными операциями, организуемыми кем-то в Египте. — Для блага Лидии Джеймс не стал упоминать ее отца. Однако он расценил собственное решение как глупый и нелогичный порыв. Если скрывать все факты даже от своих друзей, то это вряд ли будет наилучшим способом защитить Лидию. — Каким-то образом это связано с той фальшивой стелой, которую я купил для себя. Выяснилось, что эта вещица прибыла в Лондон в партии товаров, отправленных Генри Бойсом. — Забавно, но, сказав эти слова, Джеймс почувствовал какое-то угрызение совести. — Однако есть подозрение, что подделку вложил туда кто-то другой. — Не на шутку рассердившись на самого себя, Джеймс пожал плечами и добавил: — Я предполагаю, что у тебя есть друзья, которые работают на Востоке. Был бы признателен тебе, если бы ты смог посоветоваться с ними.
Слушая рассказ Джеймса, Фин стоял с отсутствующим взглядом на лице и даже смотрел куда-то в сторону.
— Я могу сделать кое-что получше, — медленно начал он. — Тут недавно до меня дошел один слух. — Фин повернулся к виконту. — Мне трудно представить, как ты оказался замешан в этом деле… Очень надеюсь, что здесь какая-то ошибка. Тем не менее списать все на случайное стечение обстоятельств было бы… несколько неразумно.
— Охотно выслушаю тебя, — откликнулся Джеймс. — Но нам придется разговаривать по пути к вокзалу. Я собираюсь провести ночь в пригороде.
Весной многие загородные поместья были безлюдными. Однако «Бэгли-Энд» находился всего в двух часах езды от Лондона, и семейство Патешоллов любило скрываться там от надоедливых формальностей, предписанных светскими традициями для этого времени года. Когда Софи получила от них приглашение, то несвойственный Лидии энтузиазм, проявившийся по этому поводу, подтолкнул ее к решению принять его.
— Может быть, это как-то пойдет тебе на пользу, — глубокомысленно заметила Софи. — Какая-то ты стала грустная последнее время. — Обе сестры посмотрели друг на друга с одинаковым удивлением, а присутствовавшая при этом Антония хлопнула в ладоши и попросила их обняться. Сестры выполнили ее просьбу, несмотря на то что снова поссорились перед ужином.
Семья Патешолл тяготела к здоровым спортивным забавам. Крокет, теннис, велосипедные прогулки и стрельба из лука стали занимать значительную часть дневного времени Антонии. Зато Софи предпочитала бездельничать, сидя в гостиной, сплетничать с подругами или читать романы. Лидию, которая объяснила свою «грусть» легким недомоганием, остальные просто предоставили самой себе. Она проводила время за книгами, забираясь для этого в уединенные башенки, расположенные над большим залом поместья, или прогуливалась по дому, разглядывая предметы старины. Она уже обнаружила в маленькой столовой, примыкающей к кухне, маску мумии, закрытую настенным ковром. От ее внимания не ускользнуло и то, что в качестве дополнительной ножки для бильярдного стола служил небольшой обелиск ассирийского происхождения. А заглянув в курительную комнату, Лидия даже пожалела об этом. К ее ужасу, там в качестве пепельницы использовали римскую погребальную вазу.
В первые несколько дней она отправлялась спать довольно рано. Ведь ее беспокоил озноб, не так ли? Несомненно, меланхоличное состояние Лидии никакого отношения не имело к тому, что она узнала о Санберне. Однако, лежа в постели и прислушиваясь к голосам пирующих внизу гостей, она не могла прогнать мысли об этом человеке. Непонятно ей было и то, откуда в ней эта затянувшаяся меланхолия. Даже если невероятное расположение звезд заставило бы Санберна полюбить ее, ей не хотелось бы выходить за него замуж. О, у Санберна действительно были причины сердиться на Морленда: сейчас она в этом не сомневалась. Но ведь виконт сам сознательно решился пожертвовать своим возможным счастьем, чтобы причинить страдания старому отцу. Это означало, что ненависть для Санберна важнее, чем любовь.
Вечером пятого дня, измученная своими мыслями, Лидия решила остаться со всеми внизу. На уик-энд прибыло несколько новых гостей. Их появление, словно добавление какого-то вещества в химическую реакцию, изменило общий настрой обитателей поместья, делая их более веселыми и шумными. За ужином миссис Чаддерли высказала насмешливое замечание насчет фигуры мистера Энсли, и начался общий обмен пикантными комментариями. Этот фривольный разговор не закончился и с переходом веселой компании в гостиную. Лидия сделала попытку отправить младшую сестру в постель, но та стала возражать, ссылаясь на то, что она уже взрослая и ее нельзя прогонять, особенно когда среди гостей находится мистер Паджет. Тогда Лидия отвела ее в холл, чтобы прочесть лекцию о большом различии прав замужних женщин и молодых девушек, которые всего лишь помолвлены. В конце проповеди Антония зевнула и заявила:
— Тебе-то зачем все эти знания? — Но тут же, придя в ужас от своей бестактности, младшая сестра разрыдалась, стала просить прощения и убежала вверх по лестнице.
Возвратившись в гостиную, Лидия была совсем не в праздничном настроении. Возле камина стоял мистер Энсли, который оживленно предлагал новое развлечение собравшимся гостям.
— А сейчас играем в прятки, — громко объявил он. Лидия уселась возле Софи. — Только давайте немного пофантазируем. Сейчас закроем глаза и представим, будто за окном уже август. Эпсомские скачки, Хенлийская регата — это уже позади. Стрельбы в Бизли и Актовый день также прошли. Все вы невообразимо устали. Сыты по горло бесконечными развлечениями. Давайте представим, что у нас настоящая деревенская вечеринка, мы все где-то на севере, льют бесконечные дожди.
— Это похоже на Гебриды! — выкрикнула миссис Чаддерли. Лидия посмотрела в ее сторону. Элизабет сидела на небольшом двухместном диванчике рядом с мистером Нельсоном. Ее рука лежала на колене мужчины. Насколько знала Лидия, эти двое не были родственниками и не состояли в каких-либо официальных отношениях. Конечно, Санберна не удивило бы подобное поведение. Наоборот, именно такие свободные нравы он, несомненно, приветствовал.
— Отлично! — воскликнул мистер Энсли, жестом изображая прикосновение к невидимой шляпе. — Великолепно. Нас всех судьба забросила на Гебриды. И мы должны найти для себя интересное занятие. Прекрасно, в таком случае я предлагаю поиграть в «закрытый поцелуй». — По комнате прокатились удивленные вздохи и нервные смешки. — Да-да, — с улыбкой подчеркнул мистер Энсли. — Вы все об этом слышали: игра в прятки, но необычная. Если джентльмен находит даму, он получает право ее поцеловать. Дама может спастись, только если ей удастся добежать до зимнего сада!
Мистер Паджет незаметно выскользнул из комнаты. Его уход изменил к лучшему мнение Лидии об этом молодом человеке. Подобные забавы не были редкостью во время уик-эндов в загородных поместьях. Но обычно они начинались ближе к ночи. Лидия считала, что мода на эту игру распространилась от обитателей Мальборо-Хаус, где, по слухам, такие игры были весьма популярны.
Она тоже собралась встать, чтобы уйти, однако Софи удержала ее за руку. В ее глазах играли огоньки возбуждения.
— Ты должна остаться, — настойчивым тоном попросила сестра. — Это будет так весело, Лидия. Но я не смогу принять участие, если ты уйдешь.
— Но ты и не должна делать это. Это неприлично. По-моему, Джордж…
— О, не беспокойся о нем, ему все равно. Его волнует только карьера.
— Погасите свет! — громко крикнул мистер Энсли слуге, при этом обе сестры даже вздрогнули. — Темнота должна быть на всем первом этаже. — Он искоса кинул беглый взгляд на Софи. Заметив, что Лидия смотрит на него, мистер Энсли покраснел и тут же повернулся к слугам, чтобы отдать дополнительные распоряжения. Его поведение чрезвычайно обеспокоило Лидию.
— Софи, это просто нелепо. Я не могу доверять этому человеку. Еще неизвестно, что у него на уме.
Сестра поднялась. На ее лице было хорошо знакомое Лидии упрямое выражение.
— Мистер Энсли джентльмен, и Джордж сам попросил меня подружиться с ним. Его отец очень влиятельный человек.
— Но…
— Собственно говоря, кто ты такая, чтобы давать мне советы? Ты ведь вообще случайно попала в эту компанию. Если тебе так нравится, можешь и дальше играть роль зануды, которая только и мешает людям весело провести время. Но тебя совсем не касается, что буду делать я. — Сердито тряхнув головой, Софи отошла к другим дамам, которые уже собрались в уголке и, хихикая, бросали возбужденные взгляды на мужчин. Туда же направился и Энсли, не сводя глаз с Софи. Боже правый! Лицо Софи раскраснелось, и она смущенно рассмеялась, польщенная вниманием этого господина.
Как же это все отвратительно! Лидия решительно подошла к сестре.
— Я не отойду от тебя ни на шаг, — твердым тоном заявила она.
— Тогда тебе придется повсюду ходить за мной.
— Значит, буду ходить.
Кто-то выключил люстру. Когда наступила полная темнота, стали раздаваться взволнованные женские голоса. Лидия поспешно ухватила сестру за рукав:
— Я не отпущу тебя.
— Девяносто секунд, дорогие дамы! У вас всего девяносто секунд, чтобы спрятаться.
— Только не надо мне приказывать, как будто ты моя мать, — со злостью прошептала Софи и вырвала руку с такой силой, что Лидия едва не упала. Она наткнулась на кого-то. Судя по возмущенному шепоту, это оказалась миссис Эллис. Но в следующее мгновение и она убежала. Теперь слышались лишь звуки шагов, редкие приглушенные смешки, а затем наступила полная тишина.
Нет. Не совсем. До Лидии доносились шелест шелковых платьев и легкое поскрипывание кожаной обуви. Где-то рядом с ней кто-то осторожно дышал.
— Сорок пять секунд, — тихо объявил Энсли, — Приготовьтесь, господа. Наши дамы уже с нетерпением ждут, чтобы мы их поймали.
По спине Лидии пробежал неприятный холодок. Повсюду вокруг нее стояли джентльмены, которые собирались начать охоту. Ей совершенно не хотелось находиться в этой комнате, когда пройдут оставшиеся секунды ожидания.
Затаив дыхание, Лидия направилась к двери, выставив вперед обе руки. Она напряглась из боязни наткнуться на какого-либо мужчину. Ей показалось, что эти несколько осторожных шагов — самая длинная прогулка в ее жизни. Неожиданно ее рука коснулась чего-то. Это стена. Лидия стала лихорадочно ощупывать руками слева и справа. Пальцы дотронулись до дверного косяка. Она выскользнула в холл, свернула направо и, подобрав юбки, побежала к холлу, откуда начиналась главная лестница.
Лидия уже оперлась рукой о перила, когда кто-то ухватил ее за запястье. Чей-то палец скользнул, по ее ладони.
— Поймал, — раздался голос Энсли. В следующее мгновение мужчина рывком привлек ее к своей груди и прижался губами к ее рту.
Лидия с такой силой оттолкнула наглеца, что тот скатился с лестницы и растянулся на полу, оказавшись прямо в пятне лунного света, падавшего через окошко над входной дверью.
— Черт возьми! — Мужчина стал приподниматься на колени. — Софи, какого дьявола вы…
— Я Лидия, — холодно поправила девушка, — Ее сестра.
Мистер Энсли недовольно фыркнул, словно в рот ему попала какая-то гадость.
— Извините, — пробормотал он. — А я решил, что это Софи.
Нельзя обижаться на это признание.
— У которой, между прочим, есть законный муж!
Недовольная гримаса на лице Энсли сменилась противной ухмылкой.
— А вам-то какое дело? — Мужчина наконец поднялся на ноги. — и вообще, что это вы делаете здесь на лестнице? Для вас самое подходящее место — зимний сад. — Когда он стал приближаться к Лидии, она обратила внимание на его нетвердую походку. Должно быть, этот джентльмен прилично выпил, когда задержался с гостями после ужина. — Можно подумать, вы мечтали, чтобы и вас кто-то поймал, — продолжал Энсли. — Эх вы, бедная перезрелая…
— Не трудитесь продолжать, меня это не трогает, — парировала Лидия. — И должна вам признаться, что скорее я бы поцеловала лягушку, чем вас. Лучше остановитесь, пока не поздно, иначе утром вам будет о чем пожалеть.
Однако мистер Энсли сделал, еще один шаг к Лидии. Вот мерзавец! Ей захотелось влепить ему пощечину.
Яркая вспышка заставила их обоих вздрогнуть. Они повернулись к окну — снаружи послышались раскаты грома.
Начавшаяся гроза, казалось, привела мистера Энсли в чувство. Он пригладил ладонью волосы, пробормотал какое-то ругательство и удалился.
Лидия стояла в неподвижности посреди темного холла, вслушиваясь в звуки удаляющихся шагов. «Перезрелая». Неужели это о ней? Нынешним утром она внимательно разглядывала себя в зеркале. Вокруг глаз у нее в самом деле появились морщинки, которых не было еще четыре года назад. Конечно, она уже не девушка в самом цвету, но назвать ее «перезрелой»… Это уж слишком. Хотя… нельзя забывать, что к двадцати шести годам у большинства женщин уже имелась пара детишек, а то и больше. Но ее судьба сложилась иначе. Так что из этого? Зато у нее есть более важные дела, чем стыдиться самой себя.
И все же, и все же. Какой ужасный звук издал этот мужчина, когда обнаружил, кого поцеловал! Разве так ведут себя джентльмены? Отвратительный хам, мерзкий негодяй. Впрочем, случившееся не должно ранить ее чувства. Ведь ее целовал куда более приятный мужчина, чем этот. Причем Санберн явно получал от этого удовольствие. «Прекрати думать о нем», — напомнила Лидия себе.
Мистер Энсли принял ее за Софи. Почему его так удивило, что сестра его решительно игнорировала? С какой стати этот мужчина вообще позволил себе так фамильярно обращаться с Софи? Ведь все выглядело так, будто… да, будто они оба заранее договорились об этой встрече в темноте.
Нет. Она, должно быть, ошибается. Софи не могла позволить себе такое.
И все же Лидия прекрасно понимала, почему ей ужасно не хочется сейчас идти через холл. Она просто боялась столкнуться с доказательствами ее самых худших предположений. Лицемерие всегда возмущало ее. Как можно было увести Джорджа из-под носа у родной сестры, а потом флиртовать с мистером Энсли?
— Как же я устала от всего этого! — прошептала Лидия. Устала играть роль верного сторожа Софи. Пусть она сама отвечает за собственные ошибки.
Снова прогремел гром. Лидия обнаружила, что стоит перед входной дверью. Она открыла ее и стала смотреть на внезапно начавшийся ливень. В детстве она любила выходить на улицу в такую погоду, чтобы испытать на себе всю силу стихии, ради чего была даже готова промокнуть до нитки. «Моя маленькая вакханка», — любовно называл ее отец. А вот Софи да жути боялась молнии. В грозу она пряталась в маминых юбках и, даже ни разу не захотела полюбоваться красотой грозовых разрядов.
Лидия вышла на открытую галерею. Склон лужайки уходил к небольшому озеру, по которому перекатывались волны, подгоняемые ветром. Когда позади за ней захлопнулась дверь, Лидии почудилось, что это явный знак для нее. Да, она не войдет в дом, пока начатая там игра не прекратится.
Дом являл собой яркий пример готического уродства. В дождливую погоду он выглядел похожим на надменную горгулью, распростертую на земле. Когда экипаж уже начал замедлять ход, Джеймс, не дожидаясь, открыл дверцу и выпрыгнул. Приземляясь, он едва не упал — гравий дорожки давно не разравнивали, и под дождем ее поверхность стала очень грязной.
Шагая к входной двери, виконт обратил внимание на странную картину. Весь первый этаж был погружен во тьму. Когда же он нетерпеливо ударил кулаком по двери, она подалась и со скрипом отворилась.
От дурного предчувствия по спине Джеймса побежали мурашки.
Стараясь успокоиться, молодой человек сделал глубокий вздох. В мозгу у него прокручивались всевозможные пугающие сцены. Виной всему был Фин. Рассуждая про «слезы Египта», он выдвинул целую теорию. Но даже если банда головорезов каким-то непостижимым образом пронюхала, куда решил поехать Джеймс, совершенно невозможно было представить, чтобы им удалось одолеть столько людей, тем более за такое короткое время. Значит, здесь происходило что-то другое. Джеймс прошел внутрь и заметил тусклый дрожащий свет лампы, удаляющийся по коридору.
— Эй! — окликнул он.
— Кто это? — Светлое пятно заколебалось, после чего двинулось в обратном направлении и стало приближаться к нему. Внезапно лампа поднялась выше, и Джеймс увидел перед собой встревоженное лицо служанки. — О, сэр! Так вы только что прибыли? А мы уже и не ждали больше гостей.
— У вас что здесь, полное затмение?
— Что вы, сэр. Это сами гости погасили свет. Они затеяли игру в прятки, а может быть, уже и закончили. Теперь, наверное, все в зимнем саду. Вам нужна лампа, сэр? Я пойду принесу еще одну.
Виконт покачал головой. Это был не его дом, но все-таки, черт побери, нужно что-то делать. После всех тревожных мыслей и фантазий ему совершенно не хотелось оставаться в темноте.
— Включите свет.
— Хорошо, сэр.
Джеймс пошел по коридору. Он раньше уже бывал в поместье «Бэгли-Энд», правда, наездами. Послышалась звуки фортепиано, и виконт пошел на них. Нужно было найти Лидию, объяснить ей сложившуюся ситуацию и выяснить, где она хранит остальные подделки. Потом уничтожить их, передать их этому головорезу или же Фину, в зависимости от обстоятельств. Как только он исполнит свои обязанности, можно будет влиться в ряды праведников.
Когда Джеймс дошел до вестибюля южного крыла дома, звуки музыки стали еще громче. Он отодвинул скрытую раздвижную дверь и оказался в столовой. Одной загадкой стало меньше: почти вся прислуга столпилась возле стеклянных дверей, ведущих в зимний сад. Собравшиеся с большим любопытством разглядывали, как среди деревьев танцуют и выпивают гости. Рядом с пальмой в горшке он заметил сестру Лидии — Софи. Та широко улыбалась и, размахивая руками, разговаривала с каким-то мужчиной. Выглядела она как-то странно: волосы растрепаны, кружевная перчатка разорвана до запястья.
Виконт проследовал мимо слуг, и те, проворно отскочив от дверей, разбежались, словно потревоженные голуби. Среди гостей он увидел миссис Джойнер, а также леди Балмер и Майкла Хэнкока — очень некрасивого молодого человека, который, однако, слыл замечательным поэтом. Хозяева поместья Патещоллы обожали людей, причастных к искусству. Лидии нигде не было видно.
— Леди Сазертон, — позвал Джеймс, но Софи как раз в эту минуту с изумленной улыбкой на лице слушана своего спутника и не отреагировала. Тогда виконт подошел ближе и легонько дотронулся до ее плеча: — Мадам.
Софи обернулась.
— Виконт! — воскликнула она с удивлением и бросила встревоженный взгляд на своего собеседника. Стоявший рядом с ней изящно одетый светловолосый мужчина хрупкого телосложения держал в руках монокль. Он принадлежал к тому типу людей, которые быстро краснеют даже от небольшого количества спиртного. — Мистер Энсли только что всех нас научил очень забавному варианту игры в прятки. Кстати, вы знакомы с мистером Энсли?
Энсли. Да, это был именно он.
— Конечно, мы встречались, — ответил Джеймс. — Насколько я помню, вы наследник владельца банка?
Энсли расплылся в белозубой улыбке.
— Надеюсь, это не такой уж большой недостаток?
— Скорее, достоинство, — добавил виконт. — Но это ваше личное дело. Леди Сазертон, а где ваша сестра?
Софи неуверенно переводила взгляд с одного мужчины на другого. Энсли неожиданно побледнел.
— Ну… даже не могу сказать. Мне казалось, что она… хотя нет, я вспомнила, что не видела ее с тех самых пор, как погасили свет. Вероятно, она ушла с вечеринки.
Энсли презрительно фыркнул.
— Она вообще вышла из дома.
Сестра Лидии перевела взгляд на стеклянные стены зимнего сада.
— Но там же дождь, — пробормотала она, как будто впервые обратила внимание на потоки воды, стекающие по стеклам. — Не могу точно сказать. Весьма странная реакция.
— Правильно ли я понял, что она вышла из дома во время грозы? Но почему?
Энсли неодобрительно хмыкнул.
— Да кто же вам скажет? — По его интонации можно было понять, что упоминание о Лидии его раздражает. — Бог ее знает, может быть, заблудилась где-нибудь в кустах. Извините, Софи, но вы должны согласиться, что ваша сестра такая зануда.
— Вы действительно так считаете? — Леди Сазертон смущенно засмеялась. — Хотя может быть. Очень уж она серьезна, наша Лидия.
Яркая вспышка молнии осветила все вокруг. Раздались испуганные крики гостей. Джеймс подернулся, чертыхаясь, и пошел обратно к парадному входу. По пути он столкнулся с Элизабет. Красавица поправляла прическу и игриво говорила кому-то в комнату, из которой только что вышла:
— Тогда вам придется еще раз меня поймать. О, Джеймс! А ты что здесь делаешь?
— Ищу кое-кого, — пояснил он. — Извини.
Миссис Чаддерли недовольно нахмурила брови, но не произнесла ни слова, когда Джеймс проследовал мимо нее.
На улице дождь был такой сильный, что водяные струи больно хлестали по лицу и голове виконта. Еще хуже было то, что стелющийся по траве туман делал любой шаг опасным. Когда Джеймс зацепился ногой за корень дерева, ему лишь в самое последнее мгновение удалось избежать падения в грязь. Господи, какая глупость! Какого черта она может делать под открытым небом в такую погоду? А он сам? Нужно ли ему бросаться на поиски этого «синего чулка», у которого не хватило ума додуматься, что в грозу разгуливать не полагается?
Территорию парка осветила вспышка молнии. Перед Джеймсом открылась удивительная картина: неспокойное озеро, раскачивающиеся на волнах две лодки, привязанные у берега, и одинокая фигура женщины в белом платье, стоящая на краю причала. Господи! Виконт ускорил шаг. Неужели она хочет заболеть? Всего в нескольких шагах находился уютный дом, но эта женщина стояла под дождем, подняв лицо к небу. Дождь барабанил с такой силой, что голове было больно. Джеймс даже представить себе не мог, чтобы кому-то нравилось подставлять лицо под хлещущие холодные струи воды. Что заставило Лидию неподвижно стоять, промокая до нитки? Быть может, она скована страхом? У Лиззи иногда случались такие минуты, когда та впадала в ступор. Например, при виде пауков, мышей, клещей и других ужасных вещей, от которых она могла замереть на месте или же вздрогнуть и помчаться прочь, словно перепуганный жеребенок.
Когда Джеймс подошел ближе и мог уже разглядеть получше лицо Лидии, его беспокойство немного улеглось. Он опасался, что столкнется с женской истерикой и ему придется, сдерживая нарастающий гнев, успокаивать девушку. Однако Лидия была само спокойствие: рот приоткрыт, руки расслабленно опущены вдоль тела, а ладони сложены в пригоршни, словно помогая дождевым струям падать на землю. Когда молния вновь осветила небо, Санберн уловил на лице девушки что-то вроде… эйфории.
Раздался громкий раскат грома, и Джеймс бросил встревоженный взгляд на сарай для лодок, возле которого находилась Лидия. Когда же он вновь посмотрел на девушку, ее глаза были открыты, она смотрела на него и улыбнулась какой-то странной улыбкой.
— Что вы здесь делаете? — спросил Санберн.
Лидия рассмеялась. Смех тоже звучал необычно.
Джеймс даже подумал, не пьяна ли она. Нет, судя по осанке и движениям, такая нелепая версия не имела под собой оснований.
— Привет, Джеймс. — Ее безмятежный тон чем-то не понравился молодому человеку. Такое поведение было несвойственно Лидии. — Когда вы прибыли?
Спокойное приветствие девушки вывело виконта из равновесия.
— Только что, — процедил он сквозь зубы. Почему-то Джеймс чувствовал себя последним дураком. Он, понимаете ли, отважно бросился в самую грозу спасать несчастную девицу, а вместо этого обнаружил русалку. Нимфу. Творение природы, которое в нем абсолютно не нуждалось.
Хорошо, рассердить его Лидии удалось. А чем еще она его удивит? Вдруг у нее вырастут крылья, стоит ему лишь повернуться спиной?
— Значит, вы пришли сюда, чтобы меня найти, — спокойно сказала Лидия.
— Там, в доме, все решили, что вы куда-то пропали.
— О, я вас умоляю! Уверена, что никто даже и не вспомнил обо мне.
В голове у Джеймса словно вспыхнуло еще одно озарение. Сестра Лидии ничуть не была встревожена ее отсутствием. Более того, она даже не удивилась.
— Вовсе нет. О вас беспокоились. Значит, вы сознательно вышли под дождь?
Губы девушки слегка дрогнули.
— Возможно, мне захотелось принять холодную ванну. — Затем, пожав плечами, она добавила: — Мне и в голову не пришло, что кто-то меня хватится.
Само по себе такое заявление можно было считать довольно странным. Однако выражение лица Лидии оставалось спокойным и умиротворенным. Пока Санберн наблюдал за ней, его беспокойство постепенно уменьшалось. Стоять под дождем было очень непривычно: одежда промокла и потяжелела, рукава рубашки прилипли к телу, тяжелые капли дождя кололи его по щекам, словно ледяные иглы. Неожиданно Санберн поймал себя на мысли, что в этих неприятных ощущениях было что-то притягательное. Оказывается, можно получать удовольствие и от этого.
Он глубоко вздохнул и огляделся. Туман усилился, и ничего не было видно уже на расстоянии вытянутой руки. В воздухе стоял резкий пьянящий запах напоенной дождем земли, как будто от обрушившихся с небес потоков воды все живое пришло в движение: сама почва, молодые побеги зелени, налитые живительными соками травы, распускающиеся цветы. К этому острому аромату примешивался запах озона. Где-то вдали сверкали последние всполохи молний.
Лидия сошла с причала и проследовала мимо Джеймса. Удивленный виконт медленно двинулся за ней. Девушка вдруг остановилась, протянула руку в туманное облачко и вытащила, словно из ниоткуда, нежно-алый бутон розы.
— Под дождем они так чудесно пахнут, — тихо промолвила она. — Только посмотрите, как цветы раскрываются от влаги!
От этих слов у Джеймса что-то заныло внутри. Все его тело напряглось. Ему показалось, что он слышит скрытые намеки сладострастной женщины. Такой женщиной могла бы стать Лидия, если бы позволила себе это.
Странное состояние овладело виконтом. Оно походило на хорошо знакомое ему любовное влечение, однако чувство к этой девушке было непонятным, что представляло немалую опасность для его душевного равновесия. Теперь ясно, что гулять под дождем в грозу — одно из любимых ее занятий.
Джеймс вдохнул полной грудью. Теперь и он чувствовал восхитительный запах роз. Но Лидия не права, цветам совершенно не нравился дождь. Просто от дождя лепестки раскрывались под ударами тяжелых водяных капель.
Девушка искоса посмотрела на молодого человека. Их взгляды встретились. Джеймс предполагал, что его влечение к ней было лишь мимолетным интересом, недолгим безрассудством. Но, оказывается, он ошибался.
— Это вы так забавляетесь? — поинтересовался Джеймс.
Лидия нахмурила брови. Она пожалела, что чересчур раскрылась перед этим человеком.
Туман сгущался и был теперь молочно-белым. Лидия заулыбалась, но быстро погасила улыбку. Ну что ж, понятно. Видимо, ей все еще хочется побыть одной и его присутствие только мешает. Она не собиралась выказать даже малейшую радость от того, что Санберн оказался рядом с ней. И такое ее поведение выглядело странным, похожим на предательство.
Санберн внезапно вспомнил тот день, когда узнал, что творит Боуленд с его сестрой. Он вновь испытал тот бессильный гнев, который заполнил всю его душу. В тот день он не нашел для Стеллы правильных слов. Джеймс многим бы пожертвовал, если бы сумел тогда толком объясниться с сестрой. «Боже мой, — сказал бы он. — Да я просто прикончу этого сукина сына. — И еще сказал бы: — Почему же ты раньше молчала?»
Джеймс не собирался рассказывать об этом Лидии. Вместо этого он взял ее под руку и повел к сараю для лодок.
Сначала она молча сопротивлялась, что давало виконту удобный предлог выплеснуть свое раздражение. Он крепче сжал Лидию за руку и почувствовал, как она напряглась: все сильное, молодое тело девушки изготовилось к противодействию. Джеймс догадывался: Лидия убедила себя, что она уже немолода для свободного и живого проявления чувств. Однако ей было не под силу утихомирить свою чувственную плоть. Она не могла заставить свое тело быть глухим к прикосновению мужских рук, не могла игнорировать интерес Джеймса к ее телу, его умение доставить удовольствие, причем такое, о котором она и не мечтала.
Они вошли в маленький сарай. Вдоль одной из стен висели весла, стоял запах воска и лака для дерева. Лидия отпрянула назад, промокшие отяжелевшие юбки зашуршали по доскам пола. Джеймс встряхнул головой, испытывая детское удовольствие от того, что капли воды полетели прямо ей в лицо. Ему самому было бы трудно объяснить это внезапное острое желание вызвать хотя бы какую-то ответную реакцию со, стороны Лидии. Это желание подталкивало Джеймса к тому, чтобы схватить девушку, встряхнуть изо всех сил и заставить ее обратить на него внимание.
Однако Лидия не доставила ему такого удовольствия. Она сосредоточенно принялась разглаживать свои юбки. Девушка долго возилась с ними, пока наконец при полном взаимном молчании не поняла со всей очевидностью, что такое занятие больше не может служить предлогом игнорировать присутствие мужчины. Тогда Лидия подняла голову, и от удивления у нее округлились глаза — все это время виконт пристально разглядывал ее.
Лидия вовсе не притворялась. Она как будто забыла о его присутствии. Ее спутник мог рассердиться, но этого не произошло. Боже, сколько же раз он выставлял себя полным идиотом перед ней! А Лидия так и оставалась наивной. Ну как взрослая женщина могла быть настолько неуверенной в собственном обаянии и привлекательности?
Неожиданно Лидия заговорила:
— Я скучаю по деревне. Мне так душно в городе. — Уловив легкую извиняющуюся интонацию, Джеймс догадался, что девушка решила прервать затянувшееся молчание.
Однако Джеймс слушал ее гораздо внимательнее, чем она могла предполагать. В голосе девушки было что-то особенное. Несомненно, он замечал это и раньше. Еще при их первой встрече Джеймс отметил некую хрипловатость голоса, едва уловимую в ее тщательно выверенных интонациях речи. В ней угадывалась за внешней робостью и манерностью твердость характера. Какая же она скрытная!
Но ему она сможет рассказать все. Она будет говорить вновь и вновь о чем угодно, пока не перестанет бояться откровенно высказывать свои мысли.
Однако он ограничился легкой улыбкой.
— В таком случае вам стоило бы заняться садоводством. А вот бегать в грозу под дождем — довольно экстравагантное и глупое занятие.
Брови девушки взметнулись вверх.
— Виконт, — начала Лидия с интонацией заботливой няни, укоряющей непослушного малыша. — Уж не вы ли собираетесь давать уроки этикета? Вообще-то я привыкла считать, что вы не самый большой его знаток.
Глупышка! Она еще этого не поняла, но ее игра уже подошла к концу. Ее чопорность и холодность больше не обманет его.
— Мисс Бойс, — ответил Джеймс, в точности копируя ее интонацию. — Мне известно, что вам доставляет явное удовольствие критиковать мой образ жизни. Однако давайте припомним, что это именно вы вздумали носиться под дождем во время грозы.
Лидия молча окинула взглядом виконта.
— Я вовсе не просила вас следовать за мной. Полагаю, это Софи направила вас сюда?
Улыбка Джеймса стала язвительной.
— Небольшое уточнение. Неужели вы считаете, что ваша сестра вообще знает о вашем пребывании здесь? О том, что вы здесь наедине со мной? Полагаю, что ни одна душа не догадывается, где вы находитесь в данную минуту.
— Мы уже оставались и раньше наедине.
— О да, — согласился виконт. — И знаете, с этими встречами связаны мои самые нежные воспоминания.
Однако и сейчас Лидию не так легко было смутить.
— Вы мне льстите! — На лице девушки появилось шутливое выражение. — Наверное, мне пора снова убежать под дождь, чтобы спастись от вас.
Джеймс не сразу нашелся с ответом.
— Вы можете попробовать. — Пора было начинать осуществление его замысла. — Это было бы очень забавно.
Улыбка сошла с лица девушки. Она отвернулась. В голове Джеймса сверкнула догадка: одна лишь мысль, что он мог бы броситься за ней вдогонку, взволновала Лидию.
Почему-то и его собственное дыхание стало учащенным. Он представил себе эту картину — с развевающимися распущенными волосами Лидия бежит по лужайке.
— Неужели вас еще никто не догонял?
— Извините, что?
Все мысли и слова собрались воедино в его голове. Общая картина становилась все яснее, и Джеймс уже мог обдумывать отдельные детали. Еще несколько мгновений, и весь его замысел обретет желанную четкость. И тогда он уверенно переиграет ее. Поймает ее, как бабочку. Пришпилит к своей коллекции. Как человек науки, она сумеет оценить всю основательность его замысла.
— Я хотел спросить, Лидия, за вами когда-нибудь бегали мужчины?
Она рассмеялась и ответила ему взглядом, который был таким откровенным, таким прямым и искренним, что у него даже перехватило дыхание.
— Да, — ответила она. — Кое-кто пытался. Но безуспешно. Скажите, Санберн, зачем вы пришли сюда?
— Джеймс, — поправил виконт. Значит, она решила принять его вызов. Тем лучше для нее. — Неужели вам кажется странным мое присутствие здесь?
— Но здесь не то общество, к которому вы привыкли, Санберн.
— Может быть, я соскучился по деревенской жизни.
— Ха! Вот уж в это я не поверю. Она слишком пресная для таких людей, как вы.
— Вы умная девушка, — сказал Джеймс. — Так угадайте, почему, я здесь?
— Наверное, от скуки.
— Нет, мне ничуть не скучно.
— Так я не угадала? Ну что ж, надо еще подумать.
Насмешливость ее интонации застала виконта врасплох. А затем, столь же внезапно, восхитила его. Надо же, какая язвительная и колючая малышка.
Небо расколола еще одна вспышка молнии. Джеймс невольно вздрогнул. На лице у девушки появилось смешливое выражение.
— Боитесь? Думаете, нас поразит гром?
— Да, именно это и может произойти, — откликнулся он, взял Лидию за руку и привлек к себе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твое прикосновение - Дьюран Мередит



Опять литературный штамп: кузен, претендующий на наследство и идущий за него на все. 100-й раз читать об этом уже не интересно. Авторы! Придумайте что-нибудь новенькое!
Твое прикосновение - Дьюран МередитВ.З.,65л.
10.10.2013, 10.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100