Читать онлайн Очарованная, автора - Чиотта Бет, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованная - Чиотта Бет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованная - Чиотта Бет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованная - Чиотта Бет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чиотта Бет

Очарованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Мерфи шарил в темноте, пытаясь нащупать мобильник. Он бросил взгляд на освещенный циферблат часов: 3.00. Три ночи, чтоб их черти взяли! Он нажал на кнопку телефона с уверенностью, что ничего хорошего не услышит.
— Да?
— Ты один?
— Нет.
— Тогда сделай так, чтоб был один. А пока слушай меня. Прижав к уху телефон, Мерфи попытался высвободиться из-под рук и ног Лулу, не желая тревожить ее, а Боги тем временем рассказывал о своей стычке с Софи. Лулу потянулась к Мерфи.
— Не уходи, — жалобно захныкала она в тот момент, когда Боги говорил что-то о том, как поместил Софи в надежное место под охраной.
Мерфи повернул голову.
— Подожди-ка, брат, — прервал он Боги и, сжав маленькую ручку Лулу, поцеловал ее ладонь. — Я только пойду попью водички.
Лулу что-то невнятно пробормотала в ответ, и он понял, что она не просыпалась. Хотелось думать, что ей снится их последняя «секс-капада», изобретательный секс в горячем душе в позах, которые дали бы фору самой «Камасутре». Но вдруг ей снятся русалки и акулы? Поли? И она, проснувшись в одиночестве, ударится в панику? Мерфи на миг заколебался — опять эти проклятые «вдруг»! — но потом все же тихонько выскользнул из спальни, попросив Боги продолжать. Ему хотелось, чтобы дело поскорее закончилось. Хотелось, чтобы угроза Лулу миновала.
— Я, конечно, восхищаюсь Софией, которая так ловко, не растерявшись, разузнала то, что нам нужно, но черт возьми, Мерфи, она ведь чуть не влезла в переделку!
— Значит, ты сделал то, что обязан был сделать ради ее безопасности. Я бы тоже так поступил.
— А ты стал бы спать с Джульеттой?
В этом, случайно сорвавшемся с языка вопросе сквозила тоска. Мерфи догадывался, что Боги уже клянет себя за несдержанность. Душевные переживания, слышавшиеся в его голосе, заставили Мерфи забеспокоиться. Он никогда раньше не замечал, чтобы Боги сомневался в правильности своих действий.
— Не знаю, — со всей правдивостью признался Мерфи. — Я ведь не на твоем месте. — Неужели он на самом деле позвонил лишь из-за этого? Чтобы обсудить нравственную сторону дела? Только то, что он вообще поднял эту тему, свидетельствовало о том, что он здорово себя этим измучил. — Хочешь поговорить об этом?
— Нет.
Мерфи в голову внезапно пришла мысль.
— Разве твой мобильник не прослушивается?
— Привет ребятам.
Ребятам из ФБР. Он, конечно, имел в виду агентов, сидящих в фургоне для скрытого наблюдения, о которых он упоминал. Им он перепоручил Софи. Боги сейчас было явно все равно, узнает ли о Лулу их ответственный оперативный сотрудник: до захвата оставались считанные часы.
— Хоть я и не осуждаю тебя за то, что ты все взял под свой контроль, но Софи, очнувшись, обозлится до чертиков и будет рвать и метать.
— Лучше злая, чем мертвая. Слушай, мы уже приняли окончательное решение, — сказал Боги, снова переключаясь на деловой лад. — Если Гэллоу не объявится, Ривелли скорее всего сам сядет за руль. Нам главное, чтобы курьеры с наркотой добрались из пункта А в пункт Б. Я звоню тебе, чтобы Лулу не волновалась, если ей не удастся связаться с сестрой.
— Спасибо. — Мерфи достал из холодильника бутылку воды. — Я хотел бы быть с вами, Боги.
— Меня это не удивляет.
— Хочу собственными глазами видеть, как возьмут этих мерзавцев. — А еще ему хотелось видеть возвращение брата. Не то чтобы Мерфи не доверял ФБР. Его тревожило душевное состояние Боги. Он боялся, что это сможет каким-то образом помешать брату быть на высоте во время операции и даже поставить его под удар.
— А Лулу? Я знаю: твой дом — твоя крепость, но этот тип Марлин по-прежнему отирается где-то поблизости. Кто знает, на что он способен.
— Я попрошу помощи у Джейка.
— Мне придется получить для тебя разрешение на участие в деле.
— Так сделай это.
— Я с тобой свяжусь, — сказал Боги и дал отбой. Мерфи одним махом опустошил бутылку на четверть. Его тело пульсировало в предвкушении действий. В том, чтобы расстроить планы противника, такой кайф, в котором он не мог себе отказать. После увольнения из морской пехоты именно это в значительной степени подвигло его на то, чтобы стать специалистом по обеспечению безопасности. Лулу была права. Они по-разному смотрели на жизнь. Непримиримых дискуссий им не избежать. Но; ополоумев от любви к ней, он даже о них мечтал.
Зазвонил телефон. Хорошо бы это был Боги с сообщением о том, что ему дают добро на участие, иначе им не избежать словесной схватки.
— Да?
— Товар прибывает завтра, — оповестил Джейк Мерфи, который несказанно удивился этому полуночному звонку. — Аэропорт Филадельфия. 17.00.
— Знаю.
— Откуда?
— От Боги, а он — от Софи. В общем, длинная история. А ты?
— От Руди, а он — из пятнадцати голосовых сообщений. В общем, сложная история. — Он выдохнул. — Тут все вперемежку — и жизненный кризис, и недостаток здравого смысла.
Мерфи посочувствовал. У него самого в жизни не раз бывало такое: и кризисы, и неприятности.
— От ошибок никто не застрахован.
— Именно это я ему и сказал, но он не пожелал меня слушать. О-хо-хо! Правда, дело у них до постели все-таки не дошло.
— Слишком много для меня информации, — остановил его Мерфи, которому не терпелось вернуться в постель к предмету своей страсти.
— Он весь испереживался из-за этого, — тем не менее продолжил Джейк, и было ясно: он и сам разволновался не меньше. — Афия пытается его уговорить не сознаваться во всем Жан-Пьеру. Зачем, спрашивается, обижать Джей-Пи из-за ерунды, минутной слабости? Ведь ничего серьезного не произошло.
Это означало, что, Гэллоу хоть и не изменил другу, но был близок к этому.
— Афия — женщина широких взглядов.
— Она очень чуткая, самая терпимая из всех женщин, которых я когда-либо встречал. Это те два качества из ста, которые я в ней люблю.
— Кстати, об особенных, не похожих на других женщинах. Мне нужно, чтобы ты присмотрел завтра за Лулу. Я собираюсь участвовать в захвате и не хотел бы, чтобы она оставалась без присмотра.
— Не вопрос, — пообещал Джейк. — А ты за это должен проследить, чтобы Руди вернулся назад цел и невредим.
— Ты уверен, что Гэллоу в своем нынешнем состоянии вообще поедет?
— Как только он узнает подробности, его не удержишь.
— Боги не хочет, чтобы Гэллоу знал подробности, — ответил Мерфи.
— Что ж, не повезло ему. Я не отправлю Руди надело, ничего ему не сообщив. Придется тебе тут мне довериться, Мерфи. Сможешь?
— Если б я тебе не доверял, Джейк, я бы тебе не позвонил, когда все это только начиналось.
— Разговор становится чересчур сентиментальным, — прервал Мерфи частный сыщик. — Звякни мне завтра, сообщи точное время, когда потребуется нянька. Постой-ка. Насчет того, что Лулу — особенная, не похожая на других женщина…
— Я собираюсь сделать ей предложение.
— Ты знаешь ее… сколько? Три, четыре дня?
Сердце Мерфи затрепетало от радости и любви. Внутреннее чутье подсказывало, что он поступает верно, все системы работают нормально.
— Правое дело — верное дело. После многозначительной паузы Джейк проговорил:
— Спорить тут нечего. Чем больше я об этом думаю, тем больше мне импонирует то, что ты свяжешь судьбу с этой женщиной. Лулу — огонь-девка, никогда не знаешь, что она выкинет. Она даст тебе жару.
Губы Мерфи дрогнули.
— Ну хватит уже сентиментальничать. — Он отключил телефон и направился обратно в спальню.
Мерфи забрался под одеяло, и любимая женщина, перевернувшись на другой бок, прильнула к нему, попав в его объятия. Она закинула ногу ему на бедра и, обвивая рукой за плечи, случайно задела его подбородок. И без того страдающий бессонницей, он сегодня, верно, спал спокойно в последний раз. Мерфи услышал, как Лулу сквозь сон пробурчала что-то нечленораздельное об упругих шарах, и чуть не рассмеялся. Он все-таки надеялся, что она имела в виду жонглерские атрибуты.
Он представил себе жизнь бок о бок с артисткой, огонь-девкой, и его сердце заполнила радость.
Еще четыре дня назад он боролся с унынием, которое длилось у него целый месяц. Сейчас Мерфи понял причину своей депрессии. Кризис среднего возраста. Сорок, и все один. Ни жены, ни детей. В будущем ничего, кроме работы и капиталовложений.
Ему было нечего терять — он ничего не имел.
Лулу мигом вылечила его от хандры. Удивительно, как один человек может изменить жизнь. Лучана Росс была супергероиней, рожденной, чтобы взращивать благопристойность и врачевать несчастные души. Она согревала сердце Мерфи своим теплом. Он просто утопал в ее доброте. Сегодня вечером вместо мучивших его кошмаров, полных смертей и разорения, он будет грезить о новой жизни и о силе, которую дают надежда, любовь и смех.
Он увидит во сне Лулу.


Сквозь тонкие, прозрачные занавески в комнату проникали солнечные лучи: наступал новый день. Мерфи крепко спал возле Лулу, возвещавшей наступление новой жизни. Жизни, богатой живыми спорами и изобретательным сексом. Он ведь сказал, что это у него надолго, значит, навсегда, верно? Он сказал, будто готов заполнить свой дом воспоминаниями. Ведь он под этим подразумевал приглашение Лулу переехать к нему жить, так? Да. Не могла же она оказаться настолько наивной, чтобы не понять этого. Но больше всего Лулу удивило, что она оказалась на это готова. Жизнь во грехе она больше не считала грехом. Как могло быть ошибкой то, что показалось ей таким правильным?
И тем не менее оставалось что-то, что не давало ей покоя. Приятные мысли о том, как она вдохнет жизнь в этот дом, вытеснялись кошмарами о смерти и возможном расставании. Печальные воспоминания о тех, кого она любила и кто бросил ее когда-то, мешались с мучительными видениями, связанными с контрабандой наркотиков. Неужели ее сказочный мир, та башня из слоновой кости, в которую она была заключена, грозила рухнуть? Неужели это предостережение? Осуществлять на практике постулат Вив «живи полной жизнью» получалось непросто. Вдруг она идет к катастрофе? Вдруг Мерфи утратит к ней интерес после того, как ФБР возьмет Фальконе?
Господи, ну откуда эти мрачные мысли?
Руди бы от такого удар хватил. Он сказал бы, что нельзя терять веры. Нужно мысленно представлять себе светлое будущее. «Постарайся увидеть его. Воплотись в него».
Лулу закрыла глаза и мысленно представила себе жизнь с мужчиной, который любит детей, но не хочет их иметь. С мужчиной, которому не важно, что она бесплодна. С мужчиной, который готов рисковать в своем стремлении сделать мир лучше. С ее идеальным спутником жизни.
Она открыла глаза и обнаружила, что Мерфи пристально разглядывает ее. Тело Лулу под этим откровенным взглядом завибрировало. Этот мужчина буквально источал сексуальность. Лулу поразилась себе: одного проникающего в душу взгляда ей оказалось достаточно, чтобы быть готовой к близости. В бедрах почувствовалось покалывание.
Губы Мерфи изогнулись в обольстительной улыбке.
— О чем думаешь, принцесса?
— О тебе. О нас.
— Это хорошо. Вот только мне не нравится, что ты хмуришься.
— Я не умею готовить, — брякнула первое попавшееся Лулу, хотя на самом деле имела в виду «У меня не будет детей». Пусть Мерфи не хотел оставлять потомство в этом мире, он все равно должен был знать о ее самом большом изъяне. Вдруг он передумал? Вдруг? А может, ее основной недостаток в другом? В способности в любой ситуации видеть возможность плохого конца? Первый раз в жизни Лулу прокляла свое воображение.
Мерфи убрал с ее лица прядь волос, прошелся пальцем по подбородку.
— Мне это не кажется такой уж большой проблемой, милая. — Он заглянул ей в глаза, скользя пальцами по ее шее, а затем стал легкими движениями неспешно очерчивать круги вокруг обнаженных грудей. — Меня больше беспокоят те ограничения, которые ты установила сама для себя.
Внутри у Лулу что-то сжалось и затрепетало в ожидании.
— Ограничения? — Их вчерашние любовные игры в горячем душе были просто верхом изобретательности. Что тут можно придумать еще?
— Ты веришь мне?
Лулу посмотрела ему в глаза, словно заглянула в самую душу.
— Верю, — не раздумывая, ответила она.
Мерфи взял с тумбочки презерватив. Лулу как завороженная следила за тем, как он надевает его на восставший член. Ее воображение рисовало ей десяток разнообразных картин. Что у него на уме? Мерфи лег на нее сверху, и ей на миг показалось, что она этого не выдержит. Она почувствовала тяжесть его обнаженного тела, прижимавшего ее к кровати, и это сразу же вызвало у нее ассоциации с бесплодным, бессмысленным и безрадостным совокуплением. Но вот он прильнул к ее губам, его пальцы начали творить с ее телом чудеса, поддразнивая, соблазняя, любя, и тревога постепенно стала исчезать, оставив лишь одну мысль: «Ты — мой единственный».
Мерфи замер. Его взгляд воспламенил ее душу, которая отныне и во веки веков будет принадлежать ему одному.
— Только ты, и никакая другая.
Лишь теперь Лулу сообразила, что, как видно, невольно проговорила свои мысли вслух и Мерфи ответил ей древней клятвой верности. Он вошел в нее, взорвав ее сердце бурным восторгом. Лулу, задыхаясь, вцепилась ему в плечи. Он любил медленно и нежно, пока перед глазами не возникла радуга. Колин Мерфи расцветил ее будущее яркими, светлыми красками, обещая счастье, какое бывает только в сказках.
Они перестали замечать время, уносясь куда-то в радужные выси. В несуществующий мир. Мерфи застонал, а тело Лулу содрогнулось в самом мощном из оргазмов, когда-либо испытанных ею. Она не могла сдержать слез. Ее принц на миг приоткрыл перед ней дверь в счастливую страну.
— Умоляю, скажи мне, что это слезы счастья, — прохрипел Мерфи. На его лице проступило какое-то напряженное выражение, будто бы он чувствовал перед ней вину.
Лулу с улыбкой провела ладонями по его суровому прекрасному лицу.
— Вот теперь ты на самом деле мой.
— Ты куда?
— В Лос-Анджелес.
Сердце у Руди стучало где-то в горле. Он тупо смотрел на Жан-Пьера, который хватал свою одежду из шкафа и в беспорядке пихал ее в чемодан. После нескольких часов беспокойного сна у Джейка и Афии ему надоело оттягивать неизбежное. И он отправился домой. До откровений дело не дошло — Жан-Пьер уже паковал вещи. И это лишь подтвердило опасения Руди, что их отношения действительно весьма непрочны.
Упершись руками в бока, Жан-Пьер повернулся к Руди.
— Ведь ты этого добивался, не так ли?
Руди с трудом сглотнул. Любовник выглядел как с похмелья и был зол как черт. Небритый, темные круги под обычно блестящими глазами. Рубашка измята и не гармонировала с брюками. Никогда еще Руди не видел таким добродушного, чрезвычайно требовательного к одежде Жан-Пьера. Он понимал: что бы он ни сказал или сделал в этот момент, он лишь усугубит ситуацию. В горле образовался гигантский комок.
— Я хочу, чтобы ты воспользовался этой исключительной возможностью, — еле-еле выдавил он из себя. — Я хочу, чтобы ты получил заслуженное признание. И не хочу, чтобы ты упустил свой шанс работать в Голливуде и потом долгие месяцы обижался бы на меня за это.
— Ты меня изумляешь, заяц. Настолько не верить в мой здравый смысл!
От этого обращения, которое поначалу раздражало, а потом, позже, напротив, грело ему душу, теперь у Руди по спине пробежала дрожь.
— Я просто… Я хочу, чтобы ты был счастлив.
— И поэтому прошлой ночью не вернулся домой. Не перезвонил мне и не удосужился сообщить, что с тобой все в порядке, что ты не разбился и не сгорел где-нибудь на дороге. Нет! Я только от Джейка узнал, что ты жив-здоров. Причем в три ночи, ни больше ни меньше.
— Я вел себя отвратительно.
— Ах, oui. — Жан-Пьер продолжил сборы.
— Нет, я хочу сказать… — И Афия, и Джейк предостерегали Руди, уговаривали не рассказывать Жан-Пьеру о своем опрометчивом шаге. Говорили, что будет лучше, если он преодолеет неуверенность в себе и постарается укрепить отношения с Жан-Пьером, а не подрывать их. Однако Руди подумал, что теперь это все не имеет значения. Его репутация подмочена: он не пришел домой ночевать. Жан-Пьер, вне всяких сомнений, уже предположил самое худшее. «Преодолей неуверенность в себе».
— Я слышал твой разговор с Люком. Меня обуяла ревность, я был уверен, что ты собираешься снова сойтись со своим бывшим любовником. — Жан-Пьер оставил его слова без ответа, и Руди с досадой взмахнул руками. — У вас с ним так много общего! Вы оба молоды, оба из артистической среды. Оба французы. Я не выдержал, я сорвался. Я… я… — О Господи! Он не мог сказать ему этого.
— Ты искал утешения в объятиях другого.
— Это было не… мы не…
— Это не важно. — Жан-Пьер резко захлопнул оба чемодана и взялся за ручки. — Я сообщу Энтони о своем решении завтра. Я уже предупредил в «Карневале» об уходе. Несколько последующих дней я буду жить в мотеле.
Наконец Руди сделал шаг вперед и отважился прикоснуться к нему. Он накрыл ладонью руку Жан-Пьера, прикосновения которой он так жаждал. Чувство вины с новой силой захлестнуло его, и голос от этого прозвучал как-то невыразительно и отрешенно:
— Тебе не нужно уходить. Останься здесь. Я могу переселиться в комнату для гостей.
На глазах Жан-Пьера выступили слезы. Он вырвал свою руку из руки Руди и зашагал к двери.
— Эх, заяц…
— Я тебя не оставлю одну.
— Не смеши меня, Джейк. Если ты не присмотришь за Лулу, Мерфи от нее никуда не уйдет, а стало быть, не сможет подстраховать Руди. Ты должен ехать. Со мной все будет в порядке. Правда. Просто я устала.
Джейк наблюдал, как Афия накладывает из консервной банки в двойную мисочку что-то вкусное для кошек. Она была бледной и выглядела утомленной. Большую часть ночи она проворочалась с боку на бок, не в силах успокоиться, а на рассвете и вовсе не спала — утешала Руди. Даже днем ей подремать не удалось.
Но Джейка больше всего беспокоили ее дрожащие руки. Эпизод с Руди совершенно ее обессилил. И плюс к этому она вошла в комнату как раз посреди его телефонного разговора с Мерфи. Джейк стоял перед выбором — либо выложить ей все начистоту, либо нагло врать. Но о последнем не могло быть и речи. В итоге теперь Афия волновалась не только о Джей-Пи с Руди, но также и о Руди с Лулу, противостоявшим сумасшедшим Фальконе.
«У меня такое чувство, будто должно произойти что-то дурное».
Черт! Отогнав собственное дурное предчувствие, Джейк подошел к Афии сзади и, обняв за талию, прижал ладони к ее плоскому животу. Он знал, что Джони в начале беременности чуть не потеряла ребенка, и от этого его забота о жене переходила все мыслимые и немыслимые границы.
— Давай-ка я отвезу тебя к Джони, детка. Мне будет куда спокойнее, если ты будешь не одна.
Афия откинула голову назад ему на плечо и вздохнула.
— Ты ведь весь изведешься, если я не поеду да?
— Не исключено.
— Тогда я согласна. Если ты не сможешь сосредоточиться, под угрозой окажется не только Лулу. А у меня уж и так голова кругом идет, чтобы еще и о тебе беспокоиться. — Высвободившись из его объятий, Афия понесла мисочку к прачечной. — Я покормлю кошек, а ты слетай наверх за моей сумочкой. — Она оглянулась через плечо и подмигнула. — Пошевеливайся, детка!
Это выражение Афия однажды услышала от Джейка, когда тот уговаривал ее прыгнуть в контейнер с мусором за чемоданом. А если точно — за чемоданом Анджелы Фальконе. Попытка Афии хоть немного поднять Джейку настроение не увенчалась успехом. Он принужденно улыбнулся и направился к лестнице. Кроме сумочки, ему захотелось отыскать и старый браслет Афии, который хранился в верхнем ящике шкафа, и надеть этот амулет ей на запястье.
Пусть это и не сочеталось с его принципами здравомыслящего человека, в настоящий момент для защиты от беды все средства годились, даже магические.
Софи находилась под защитой. Руди был на пути в аэропорт Филадельфия. Как только прибудет Джейк, Мерфи отправится на встречу с Боги. Они должны разорвать цепь, по которой сюда из-за границы поступали наркотики, и разрушить верхушку известной криминальной семьи.
Ноу Мерфи к преследователю Лулу, Поли Фальконе, были еще и свои счеты.
Жизнь Лулу из диснеевского мультика превратилась в голливудский триллер. И с каждой минутой ситуация обострялась.
Лулу, не веря своим глазам, уставилась на монитор компьютера. Только по приблизительным подсчетам, 2, 8 миллиона подростков пробовали «экстази» по крайней мере раз в жизни, а многие употребляют наркотик регулярно, невзирая на его опасное воздействие на мыслительные, физические и психологические процессы. Нижний возрастной порог детей, экспериментировавших с наркотиком, популярность которого неизменно растет, приблизился уже к двенадцати годам.
Двенадцатилетние!
Когда Мерфи попросил ее позвонить и отпроситься с работы, сказавшись больной, Лулу не спорила. Она не запаниковала, когда он сообщил ей последнюю информацию относительно операции «Жестянка с леденцами». Она знала, что ее импульсивная сестра в надежных руках, а Руди сам в состоянии о себе позаботиться. Но ее повышенная нервозность требовала от нее сдерживать свое воображение, пока она с этими своими вечными «а вдруг» не дошла бы до смертельной перестрелки Мерфи и его брата с представителями клана Фальконе. Это означало, что стоит чем-то занять голову.
Мерфи предложил ей, пока он собирается на дело, поработать над очередной лунной сказкой. Но Лулу, желая поглубже вникнуть во все нюансы проводимого ФБР расследования, залезла в Интернет. Знание, как она недавно поняла, это сила.
Но знание и опасно.
Красная пелена гнева сгущалась перед ее глазами по мере того, как она знакомилась с данными статистики и просматривала научные обзоры. Взбудораженная, вооруженная страшными фактами, она вскочила с места как ошпаренная и помчалась в спальню.
— Тебе известно, что МДМА — популярный клубный наркотик подростков?
Мерфи натягивал через голову черную водолазку.
— Я думал, ты будешь сочинять лунную сказку.
— Ведь речь идет о миллионах детей! — с чувством воскликнула Лулу, стремительно расхаживая по комнате. — Наркотик не вызывает привыкания, но дети вновь хотят испытать уже знакомую эйфорию. У тех, кто постоянно употребляет МДМА, происходит нарушение функции мозга или потеря памяти. В больших дозах МДМА может привести к гипертермии, которая в свою очередь вызывает печеночную, почечную и сердечно-сосудистую недостаточность. Это не какой-то там безобидный «повышающий настроение» наркотик, Мерфи!
Мерфи заправил водолазку в брюки и мрачно посмотрел на Лулу:
— Я знаю, милая.
— А что одна таблетка стоит около двадцати пяти долларов, ты знал? Джо сказал, что члены семьи Фальконе ввозят «экстази» на миллионы долларов! Сколько же это таблеток? Сколько же детей и подростков им удастся охватить? Эти бандиты — жадные, вероломные подонки! — Лулу отыскала глазами лежавший на кровати пистолет Мерфи и, без малейших колебаний взяв его, попыталась всучить Мерфи. — Тебе это понадобится.
— Стоп! Ну-ка! Осторожно. — Мерфи высвободил у нее из руки оружие, отводя в сторону дуло. — Ты смотри, куда его направляешь, тигренок.
— Убедись, что берешь с собой достаточно пуль. Если один из них выстрелит в тебя, непременно выстрели в ответ. Только постарайся никого не убить. Мне ужасно не хотелось бы, чтобы твою совесть отягощало убийство.
Мерфи улыбнулся, пряча пистолет в кобуру:
— Думаю, справлюсь.
Раздраженная, Лулу, вздохнув, бессильно опустилась на кровать.
— И зачем только люди употребляют наркотики? Они же могут повредить мозг и другие жизненно важные органы. Просто в голове не укладывается! Разве дети не слышат, что им говорят? «Скажи наркотикам нет!»
Мерфи приблизился к кровати, протянул руку к Лулу и, откинув упавший ей на лицо локон, заправил его ей за ухо.
— Навязшего в зубах лозунга явно недостаточно, принцесса. Так что ты собираешься с этим делать?
— Я?
— Если кто-то и может тронуть сердца и души детей, думаю, что это именно ты. Подумай, как ты сможешь принести больше всего пользы и — вперед, в атаку.
Лулу удивленно подняла на Мерфи глаза, черпая в его нежном, проникновенном взгляде уверенность в себе. В ее голове закружились мысли.
— Я могла бы сочинять особые лунные сказки, которые внушали бы детям, что употреблять наркотики вредно. Эти сказки, наверное, можно было бы включить в школьные программы в качестве специальных уроков. Думаю, у них выделены средства для подобных вещей.
Мерфи улыбнулся:
— Уверен в этом.
— Это потребует много времени и упорного труда. Чтобы сделать все как следует, мне, наверное, придется оставить работу в «Карневале».
— Так оставь ее.
— Ага, и потерять социальные пособия?
— Об этом тебе больше не придется беспокоиться.
— Разумеется, придется. И опять же: переустройство сопряжено с риском, ведь так?
В глазах Мерфи блеснула гордость.
— Верно.
Человек действия. Человек чести. Борец. Сердце Лулу затрепетало — она прозрела. Она так боялась влюбиться в этого мужчину, что упустила главное. Судьба с самого начала, как только она сказала ему тогда в дверях «Здравствуйте!», уже была предрешена. Она полюбила Колина Мерфи. Пылкой и безоглядной любовью. И это оказалось совсем иное чувство, нежели то, которое она когда-то испытывала к Терри. Потрясающее открытие, которое она сделала, буквально лишило ее дара речи.
Раздался звонок в дверь.
— Это Джейк. — Мерфи поднял Лулу на ноги и обнял. Его улыбка угасла. — Когда я вернусь домой, битва с семейством Фальконе будет закончена, и тогда мы сможем начать нашу жизнь. Как ни банально это звучит, но благодаря тебе я во всем теперь вижу положительную сторону, Лулу. Ты права. Мой ребенок тоже мог бы участвовать в переустройстве этого мира. Я бы хотел иметь четверых или пятерых детишек. — Он скользнул большим пальцем по ее пылающей щеке, улыбнулся, глядя в ее горящие глаза. — А ты?
К горлу Лулу подступила тошнота.
— Я бы хотела одного, — выдавила она из себя.
— Хорошее начало. — Мерфи легко поцеловал ее в губы, отступил назад и, дерзко улыбнувшись, взъерошил ей волосы. — Не делай такое угрюмое лицо, тигренок. Семья Фальконе — сущий пустяк по сравнению с вражескими ордами. — Он зашагал к двери и, обернувшись, подмигнул ей. — Ура!
Лулу смотрела ему вслед, ополоумев от горя: счастливое будущее отменяется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованная - Чиотта Бет



просто супер захватывающая история
Очарованная - Чиотта Бетюля
21.11.2010, 0.19





Читать обязательно! 10 из 10
Очарованная - Чиотта Бетвалентина
11.01.2014, 17.14





Читала через строчку
Очарованная - Чиотта БетМаша
13.02.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100