Читать онлайн Очарованная, автора - Чиотта Бет, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованная - Чиотта Бет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованная - Чиотта Бет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованная - Чиотта Бет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чиотта Бет

Очарованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Нет ничего хуже, чем приносить дурные вести. Мерфи хотелось утешить Лулу и, заключив в объятия, прогнать поцелуями печать страдания с ее лица. Но он лишь крепче сжал ее плечо, давая ей возможность со всем справиться самой. Софи хорошо знала сестру. Известие о наркотике буквально сразило ее. Сокрушенно взирая на потрясенную Лулу, Мерфи почувствовал, как она покачнулась.
«Скотина!» — обругал себя Мерфи зато, что нанес ей этот удар.
Словно услышав это мысленное ругательство, Лулу подняла на него глаза, в которых читалось полное с ним согласие.
— Мне нужно подышать воздухом. — Она высвободила руку и, не сказав ни слова, решительно вышла из комнаты.
Мерфи тихо присвистнул и, выгнув брови дугой, обратил взгляд на всю честную компанию. Он знал, что будет непросто.
— Дайте нам минуту.
— Лучше ты, чем я, — недовольно буркнул Джейк.
— Я хочу присутствовать, — сказала Софи. Гэллоу и Жан-Пьер ее поддержали. Мерфи кивнул.
— Понятно. — Он нашел Лулу на закрытой веранде, где она задержалась, чтобы поднять велосипед, который случайно опрокинула.
— Я вам не верю, — бросила она, не оборачиваясь.
— Я знаю. — Мерфи и не думал ее успокаивать, и она выбежала за дверь. Он решил при первой же возможности разобрать хлам на этой веранде и заменить сломанный замок. Все в доме просто вопило об отсутствии мужчины. Мерфи спустился по лестнице, чуть не споткнувшись о фонарь из тыквы, и через лужайку направился вслед за Лулу. Он нагнал ее, когда она торопливо шагала, почти бежала, по направлению к пляжу. — Вы сердитесь.
— Нет, я расстроена. Это не одно и то же.
— Я слышал, у вас бешеный темперамент. — Его губы дрогнули. — Жаль, я не застал вас в этом состоянии.
— А мне не жаль. — Бледные щеки Лулу порозовели. — Зрелище не из приятных.
Мерфи был почти уверен, что это зрелище прекрасно, но оставил свои соображения при себе. Лулу от природы была наделена чистой, непорочной красотой, которая действовала на Мерфи с силой ядерной боеголовки. В присутствии Лулу исполнение профессиональных обязанностей превращалось для него в тяжкое испытание. С Мерфи такое случилось впервые.
Лулу продолжала целенаправленно идти по асфальтированному тротуару, устремив взгляд вдаль, на голубую линию горизонта.
Мерфи просканировал все вокруг.
Богатые дома. Тщательно выбритые лужайки. Роскошные автомобили на подъездных дорожках. Какой-то человек подстригал живую изгородь. Впереди по дощатому променаду дети катались на скейтах, да парочка яппи гоняла на роликах. Ничего подозрительного. Если не считать приближающейся пожилой дамы с платиновыми волосами, прогуливавшей маленькую лохматую собачонку. Ошейник на собаке и ожерелье дамы украшали фальшивые бриллианты, на обеих красовались одинаковые желтые свитера и цветастые шапочки с закатанными краями. Бедная собака!
— Лулу! — Женщина помахала рукой и засеменила навстречу. Ее губы в кричаще-красной помаде растянулись в широкой улыбке. Собака тоже засеменила вслед за хозяйкой, правда, без улыбки. Наверное, шапка ей была ненавистна. А кому бы такое понравилось?
Лулу вяло подняла в приветствии руку.
— Добрый день, Флора.
Женщина прижала ладонь к огромной обвислой груди.
— А кто это с вами, милочка?
— Это Мерфи. Мерфи, это Флора. — Лулу наклонилась и потрепала белоснежного пса за шею. — А это Флаффи.
Флора и Флаффи. Мерфи улыбнулся. Какая разношерстная компания окружает принцессу. Лулу не стала поддерживать разговор и, пробормотав вежливое «Всего хорошего», продолжила путь.
— До свиданьица! — Флора с улыбкой помахала рукой. Мерфи помахал ей в ответ.
— Соседка? — полюбопытствовал он.
— Местная сплетница, но женщина приятная.
Ну конечно! Мерфи хранил молчание, пока они не очутились перед выгоревшими на солнце ступеньками южной части известного во всем мире променада. Пять миль на север — сплошные казино Атлантик-Сити. И «Оз».
— В этом мире встречаются не только приятные люди, принцесса. Есть и неприятные, которые совершают отвратительные поступки.
— Я знаю. Я просто… Я не общаюсь с такими. — Ухватившись за деревянные перила, Лулу уставилась на безлюдный пляж, на Атлантический океан с белыми барашками и сделала глубокий вдох.
Выросшая в доме бабушки, она, наверное, играла в детстве на этом пляже. Как часто она убегала сюда, чтобы оставить здесь дурные мысли, найти успокоение? Мерфи безумно хотелось знать об этой женщине все — от ее заветных желаний до любимой зубной пасты. Никогда еще ни один человек не было ему так интересен, что он мог испытывать удовольствие от пустой болтовни с ним.
Мерфи встал рядом с Лулу, с трудом удерживаясь, чтобы не накрыть ее руку своей ладонью. Прикасаться к ней, даже для того, чтобы утешить, было небезопасно. Она выглядела потрясающе в своей рубашке на пуговицах, в широких штанах и кроссовках. Дующий с океана свежий ветерок развевал ее золотистые кудри, принося соленый запах моря. Отчаянная девчонка-сорванец, Лулу одновременно представала сексапильной женщиной-загадкой. Воскресшие в памяти Мерфи живые картины прошлой ночи — танцы, поцелуй — лишь усугубили его страдания. «Сосредоточься!»
— Я знаю, девочка моя, вам не хочется верить в то, что вас накачали наркотиками, но у меня почти нет в этом сомнений.
Щеки Лулу вспыхнули. Отчего это произошло, Мерфи точно не мог бы сказать — оттого ли, что у него случайно вырвалось ласковое слово, или же сам предмет разговора заставил ее покраснеть. Он поспешно продолжил:
— Судя по вашему поведению и проявившимся симптомам, мы имеем дело с МДМА. В малых дозах это относительно безвредный, поднимающий настроение стимулятор, который приводит в состояние эйфории, обостряет ощущения и ослабляет внутренние запреты.
Лулу прижала ладонь ко лбу, точно пытаясь прогнать воспоминания о том, как она танцевала. Все ее эмоции были написаны у нее на лице, и Мерфи понял: она заново переживает вчерашнее и сожалеет о собственных эскападах.
Он воспользовался ее молчанием и продолжил. Чем больше она узнает, тем легче ему будет работать с ней.
— МДМА внешне выглядит как конфета. Они бывают разных цветов — синие, желтые, розовые, — и каждая помечена особым значком. Для каждой разновидности наркотика свое обозначение: якорь, кролик, сердечко, череп… Вам это ничего не напоминает?
— Нет. — Лулу, крепче ухватившись за поручень, начала раскачиваться. — Впрочем, постойте! Да. — Она искоса взглянула на Мерфи. — Меня в туалете угостили мятной конфеткой. На ней была изображена улыбающаяся мордашка. Мне это страшно понравилось. На вкус, правда, оказалась жуткая гадость, но я промолчала, не хотелось обижать ее. По-моему, я ей понравилась. — Лулу залилась краской. — Вы понимаете, о чем я? Понравилась.
Мерфи вскинул бровь:
— Вы хотите сказать, это была лесбиянка.
— Возможно, и бисексуалка. А может, нормальная, просто дружелюбная такая. Жан-Пьер говорит, в «Рубиновые лодочки» время от времени заглядывают любопытствующие женщины из «Летающих обезьян». Там все бывают: геи, бисексуалы, натуралы. Я не очень хорошо их различаю. Наверное, мне это просто безразлично. Был бы человек хороший, а там… Она мне показалась приятной. — Лулу сняла руки с поручней и принялась расхаживать. — Прямо не верится, что я пренебрегла основным правилом: никогда не берите конфеты у незнакомых людей. — Она шлепнула ладонью себя по лбу, потом еще раз. — Вот дура-то!
— Не дура, а доверчивая. — Мерфи улыбнулся, стремясь облегчить ее терзания. — А это не одно и то же. — Разница между первым и вторым, как подсказывал Мерфи жизненный опыт, весьма зыбкая, но об этом он умолчал. — Давайте вернемся к той особе, что угостила вас мятной конфеткой. Это она намеревалась подойти к вам на дискотеке?
— Нет, то был мужчина. — Мимо на велосипеде пронесся ребенок, и Лулу остановилась, провожая мальчишку взглядом, а затем обернулась к Мерфи и неподвижно уставилась на него широко раскрытыми глазами. — Если это попадет на страницы газет, репутация принцессы Очарование будет испорчена навсегда. Воображаю себе заголовки: СКАЗОЧНИЦА В СОСТОЯНИИ НАРКОТИЧЕСКОГО ОПЬЯНЕНИЯ СОБЛАЗНЯЕТ ТЕЛОХРАНИТЕЛЯ! И подзаголовок: «По неожиданному стечению обстоятельств принцессу стошнило прямо на ботинки телохранителя». Что подумают родители? А дети? Ведь я должна служить им примером!
Мерфи подавил улыбку. Положение, в котором оказалась Лулу, было вовсе не смешным, но ее неожиданный взгляд на ситуацию удивительным образом развеял гнетущую атмосферу.
— Они ничего не подумают, потому что ничего не узнают. Всем любопытствующим в клубе было сказано, что вы подхватили вирус. У них нет повода думать иначе. А теперь о том мужчине на танцполе… он что-нибудь сказал вам?
— Нет. — Лулу взволнованно провела рукой по непослушным кудрям. — Он просто улыбнулся. Он шел ко мне, во всяком случае, мне так показалось. А там кто его знает, может, он собирался пройти мимо.
— Можете его описать?
— Подробно не могу: вокруг толпилось много народу, было темно, а у меня голова почти не соображала.
— Высокий? Низкий? Толстый? Худой?
— Средний.
— Молодой? Старый?
— Средних лет.
— А волосы длинные или короткие? Темные или светлые?
— Короткие. Темные. Каштановые… хотя нет, черные. — Лулу покачала головой. — У меня плохая память на лица. Мне по роду деятельности приходится встречать столько людей! Чтобы запомнить человека, мне нужно увидеть его несколько раз, поговорить с ним, впрочем…
Мерфи медленно подался вперед. — Что?
— Мне действительно показалось, будто я уже его видела раньше.
— Можете предположить где?
— Нет. Может, потом вспомню, но сейчас не скажу. — Лулу потерла виски. — Простите, у меня в голове такая каша.
Мерфи убрал с ее искаженного страданием лица растрепавшиеся на ветру локоны.
— Я знаю.
Лулу с трудом сглотнула, отступила назад, уклоняясь от его руки, и принялась снова расхаживать.
— И вообще моя реакция была нелогична. Он же мне ничего не сделал, ничего не сказал — просто улыбнулся. Вероятно, у меня в голове помутилось от наркотика.
Мерфи наклонил голову.
— Не исключено. Паранойя — одно из побочных явлений. Но я ни в чем не уверен. Интуиция в жизни человека играет исключительную роль. Я думаю, внутреннее чутье подсказало вам, что хорошего от этого парня ждать нельзя.
Лулу ходила из стороны в сторону, покусывая ноготь большого пальца. Несколько мгновений спустя она обернулась и посмотрела Мерфи в лицо.
— Ну ладно, я, так и быть, поверю, хотя это и непросто, в то, что я находилась под действием наркотика. Это объясняет мое… — она подняла глаза вверх, — необычное поведение. Оно было неуместным. Я чувствую себя полной дурой, злюсь на себя, но так мне и надо: я проигнорировала то, что знает каждый пятилетний ребенок. Однако, что касается всего остального, я не верю ни в какого помешанного поклонника. Как можно в это поверить? — Лулу развела руки в стороны. — Вы только посмотрите на меня!
— Я смотрю. — И Мерфи мог поклясться чем угодно, что увиденное ему нравилось. Достоинства фигуры Лулу были скрыты одеждой, но вообразить ее обнаженной ему не составляло труда. Ведь вчера, танцуя с ней, он прикасался к этим роскошным, соблазнительным выпуклостям. И пусть сегодня одежда висит на ней мешком, тогда все нужные места были обтянуты футболкой и джинсами. О да! Мерфи нравилось то, что он видел. Сексуальные волосы. Полная грудь. Потрясающий зад. Но ее обаяние заключалось не только в ее внешности. И как раз это, подумал Мерфи, для него самое страшное, а для ее преследователя — мощная приманка.
Мерфи провел ладонью по лицу.
Перечислять Лулу все ее достоинства было бы глупо, и поэтому он ограничился простым ответом:
— Шаровые молнии харизмы способны зажечь кого угодно. Уверен, это не первый парень, который на вас запал, принцесса.
Лулу, фыркнув, вскинула руку.
— Как бы то ни было, спасибо вам за комплимент. Мерфи рассердился. Дело было не в ее скромности. Лулу не притворялась, она на самом деле уходила от реальности.
— Нравится вам это или нет, но ваш преследователь видит в вас девушку своей мечты. Он прислал вам специально подобранный подарок — жемчуг в морской раковине. Когда я вчера ночью завел музыкальную шкатулку, то услышал песню из того самого фильма, который мы с вами смотрели.
Лулу удивленно подняла голову и отступила на шаг. Девочка-паинька не желала смотреть правде в глаза, именно это Мерфи прочитал на ее лице.
— Ваше первое выступление вчера… Кого вы представляли?
— Русалку. Но это может оказаться чистым совпадением. — Лулу, помолчав, вздохнула. — А может, и нет. Может, у одного из присутствовавших на празднике у Дителли мужчин — кого-то из обслуги, родственников или друзей — пунктик насчет русалок. Может, он-то и прислал мне подарок. Подарок неуместный, это правда, но ничего особенно предосудительного я в нем не вижу. И какая, скажите на милость, связь между подарком и тем, что мне в «Оз» подсунули наркотик?
— Вы говорили, будто мужчина на дискотеке показался вам знакомым. Попробуйте вспомнить, не встречались ли вы с ним вчера на празднике у Дителли?
Лулу, облизнув губы, с трудом сглотнула. В ее глазах промелькнуло нечто похожее на узнавание.
— Вот и связь обнаружилась. — Это означало, что Боги тоже присутствовал на детской вечеринке. Десять против одного — Дителли связаны с мафией. — Тот парень подходил к вам на празднике? Вы знаете его имя?
Лулу, которую явно переполняли эмоции, покачала головой.
— Нет. Он стоял среди мужчин, подбадривая детей, когда мы устраивали соревнования: ребята бегали наперегонки на руках и ногах животом вверх, по-крабьи. Эта компания привлекла мое внимание: очень уж они расшумелись. Хотя тот человек ничего не выкрикивал. Он просто наблюдал. За мной. — Лулу приложила ладонь ко лбу. — Я не подумала тогда ничего плохого. Люди всегда на меня смотрят. Я же артистка. Хотя…
— Что?
— Ничего.
Но кое о чем она решила не рассказывать. Мерфи, готовый уже было приступить к подробному допросу, остановился, поняв, что толку от этого не будет. Он почти видел, как она возводила вокруг себя защиту, строила сказочные замки, сооружала крепостные стены, отгораживаясь от всего безобразного и дурного рвом.
Лулу снова подошла к перилам и устремила взгляд на море.
— Бедлам какой-то! Подобное не случается с такими людьми, как я.
Мерфи вспомнил своих родителей, честных и простодушных.
— К сожалению, случается.
Лулу медленно обернулась. В ее ореховых глазах вдруг водоворотом закружилось подозрение.
— А как вы оказались втянуты в это?
Мерфи давно ждал, когда же она наконец спросит у него об этом, пытался предугадать, как она воспримет сказанное им — ослабит свою защиту и впустит его внутрь или, наоборот, окончательно замкнется. Эта тоненькая, хрупкая женщина бросала ему вызов лишь одним своим существованием. Она была полной его противоположностью, являя собой образец душевной красоты. Чувства Мерфи просто вибрировали от страстного желания завоевать ее и завладеть ею.
Не один Боги увяз.
— Вчера я получил сообщение о том, что вы в опасности. Эта информация пришла мне от моего верного друга. Учитывая особенности его профессии, я имею серьезные основания полагать, что ваш поклонник каким-то образом связан с преступными структурами.
— Понятно. — Губы Лулу изогнулись в скептической усмешке. — И чем же этот ваш друг занимается?
— Он специальный агент ФБР. Задействован в программе по борьбе с организованной преступностью. — Мерфи оторвал взгляд от ее соблазнительных губ, силясь унять разбушевавшийся тестостерон. Какого черта? Он же в конце концов не мающийся юнец, переживающий период полового созревания. Уже два месяца, как стукнуло сорок. Два месяца назад закончился средний возраст, черт подери.
— Он сейчас законспирирован, и это все осложняет. Я не могу разыскать его, не могу попросить поддержку у властей, не поставив под удар его дело и, что важнее, его безопасность. Поэтому, пока он не предоставил мне более существенную информацию, придется нам действовать крайне осмотрительно.
Лулу, приподняв брови, уперлась кулаками в бока.
— Агент ФБР и гангстер. Мамочки! Да это, пожалуй, будет похлеще моих лунных сказок!
Не обращая внимания на ее сарказм, Мерфи продолжил:
— У нас две возможности. Самое простое решение — это отменить все запланированные вами выступления до получения дальнейшей информации. Я смогу более эффективно обеспечивать вам безопасность, если вы не будете появляться на людях.
— Вы что, рехнулись? — вскинулась на него Лулу. — У меня обязательства, договоренности! Меня ждут дети. Об этом даже не думайте, Мерфи!
Именно этого Мерфи и ожидал.
Лулу, озябнув на сильном ветру, обхватила себя руками.
— Даже если я и поверила в этот бред, прятаться лишь потому, что какой-то придурок увидел во мне воплощение своей мечты, я не собираюсь!
Мерфи пришло в голову, что он, наверное, неправильно понял слова Софи о ее сестре. Лулу, как видно, и не думала пасовать перед трудностями. Она боролась. И в этом был такой драйв! Мерфи посмотрел в противоположную от моря сторону. Флора с Флаффи и мужчина, подстригавший живую изгородь, во все глаза пялились на них. А еще он заметил знакомый голубой «линкольн», совсем недавно останавливавшийся возле соседнего с домом Лулу особняка. Сидел ли Сэм Марлин в машине? Или прятался где-то за деревом? А может, шатался где-то возле променада? Как там выразилась о нем Софи? Любитель поглазеть. Одно только предположение, что этот мерзкий тип шпионит за Лулу, укрепило Мерфи в его намерениях.
— Ну хорошо. Тогда в действие вступает план Б. — Сняв свою куртку, Мерфи завернул в нее Лулу и прижал к себе. — Вы сходите со сцены. Отныне вы не свободны и не доступны. Вы всем, кому можно, объявите о своем новом бой-френде.
Лулу удивленно посмотрела на него.
— Но у меня же нет бой-френда, — проговорила она сдавленным шепотом.
— Теперь есть. — Мерфи запустил руки в ее волосы и, прежде чем она успела крикнуть «Не надо!», «Помогите!» или еще что-то подобное, что пришло в ее очаровательную головку, прильнул к ней в поцелуе и словно прикоснулся к солнцу. Мерфи ласкал и покусывал эти мягкие губы, отдававшие жевательной резинкой и апельсинами, до тех пор, пока Лулу не вздохнула и не ответила ему. Он настойчиво проник внутрь языком и почувствовал, как Лулу застонала.
Она крепко вцепилась в Мерфи. Скользнула холодными проворными ручками ему под рубашку и вонзилась ногтями в его мускулистую спину. Еще теснее прильнув к нему, она приготовилась к смертельной атаке, обхватила его ногу своей и тесно прижалась к его восставшей плоти. Ей хотелось большего, и Мерфи был готов дать ей это — прямо здесь и сейчас, на этом дощатом променаде.
Его кровь устремилась в пах, подталкивая схватить принцессу и скрыться с ней за дюнами. Но голос разума остановил его.
Взяв ее лицо в свои руки, Мерфи слегка отстранился и приник лбом к ее лбу. Для того, чтобы успокоить дыхание и предательскую дрожь, ему потребовалось огромное волевое усилие. Тем не менее он взял себя в руки.
Заряженная атмосфера. Зловещая тишина. Затишье перед бурей.
— Пожалуйста, принцесса, — тихо проговорил он. — Не ругайтесь на меня, не бейте меня по щекам, а также коленом в пах. Я хочу, чтобы и Флора, и вся остальная следящая за нами, затаив дыхание, публика поверила в то, что мы с вами любовники.
Так этот поцелуй был не более чем стратегическая уловка? Оглушенная биением своего сердца, Лулу постаралась изобразить спокойствие, которого на самом деле не было и в помине.
— Вам повезло: я талантливая актриса. — Она до настоящего момента и не подозревала насколько. По ее жилам растекалась расплавленная лава. Все самые потаенные части тела пульсировали и трепетали. Только одно могло бы сделать этот знойный поцелуй жарче — если бы они, как Берт Ланкастер с Деборой Керр в фильме «Отныне и во веки веков», качались в волнах прибоя. И все же голос Лулу звучал ровно, а лицо оставалось безмятежным. Ей даже как-то удалось скрыть сотрясавшую ее дрожь. В конце концов, на карте стояло ее достоинство.
Мерфи криво улыбнулся.
Лулу хотелось влепить ему пощечину. Но, всегда сдержанная, словно дипломат, она только сжала опушенные руки в кулаки.
— Не могу поверить, что мне что-то угрожает, но тут я, кажется, в меньшинстве. Так, значит, я теперь должна поддерживать эту дурацкую выдумку про бой-френда. — Лулу посмотрела в противоположную от берега сторону. Она увидела, как Флора, разинув рот, машет ей рукой, и скривилась. Часа не пройдет, как вся округа узнает об их публичном проявлении любви. Стиснув зубы, Лулу снова глянула на Мерфи. — Но вы ко мне не переедете.
— Данный уровень опасности делает необходимым обеспечение охраны двадцать четыре часа в сутки.
— Это ваше выраженьице скоро мне опротивеет. Почему бы не сказать «круглосуточно»?
Улыбка Мерфи стала еще шире. Он добрался до ее рук, утопавших в рукавах его куртки, и повел прочь от набережной.
— Если вы беспокоитесь о своей репутации…
— Конечно, я беспокоюсь о своей репутации, — процедила Лулу сквозь зубы, вдыхая запах кожаной куртки и одеколона. Куртка Мерфи, накинутая на ее тело, отчего-то страшно возбуждала Лулу. Подкладка хранила его тепло. А если завернуться в его простыню, что тогда она бы почувствовала? — Дети видят во мне образец для подражания, — сказала она, сдерживая готовое разбушеваться воображение. — И я должна служить им достойным примером. Я не могу открыто жить во грехе.
— Не кажется ли вам, что это немного несовременно?
— Если иметь моральные принципы несовременно, то да, можете себя поздравить, вы наткнулись на ископаемое. Можете посмеяться. Большинство именно так и делает.
Мерфи сжал ее локоть.
— Я не большинство.
— Плохо, что я разведена, — вдруг брякнула Лулу, не желая сосредоточиваться на его неожиданно одобрительном отношении к ее старомодным взглядам на жизнь.
Мерфи повернул к ней голову, и Лулу поморщилась. На самом деле она не собиралась говорить вслух то, что сказала. Они молча прошли мимо таращившихся на них соседей. Что бы там Флора ни шепнула на ушко мистеру Торндайку, это, судя по всему, было что-то весьма пикантное, поскольку мужчина даже не заметил, как Флаффи пописал на его обожаемую изгородь.
Как только Мерфи с Лулу оказались вне пределов слышимости, Мерфи возобновил разговор:
— А вы не пытались наладить семейную жизнь?
— И за все свои старания осталась ни с чем. — Лулу вздрогнула. Да что с ней такое? Ведь показывать посторонним свою боль и разочарование ей совсем не свойственно.
— Так это он бросил вас?
— Он не виноват, — поспешила исправиться она, опомнившись. — Я оказалась не той женщиной, на которой, как ему представлялось, он женился. — Лулу прочитала в глазах Мерфи любопытство и поняла, что лишь возбудила его интерес. Предупреждая неудобный вопрос, она ускорила шаг. — Я не хочу говорить об этом.
Мерфи без труда приноровился к ней.
— Тогда давайте поговорим о моем переезде.
— Тут не о чем разговаривать. Вам придется изыскать иной способ охранять меня. И это в том случае, если охранять меня действительно нужно.
Только решительный отказ мог сейчас не дать ее раскаленным мозгам взорваться. Впереди стояла машина Сэма Марлина. Лулу очень надеялась, что он не привез ей еще один подарок. Хватит ей на сегодня драм. Лулу подошла к дому и стала подниматься по лестнице. Ей никого не хотелось видеть — ни сестру, ни друзей. И Мерфи, разумеется, поймет, что ей нужно побыть одной после всего того, что на нее сегодня обрушилось. Лулу вошла в свою спальню именно в тот момент, когда зазвонил ее мобильный телефон.
Воодушевленная надеждой отвлечься, она с готовностью схватила трубку.
— Лунные сказки Лу…
— Кто такой Чаз? — В трубке послышался какой-то очень спокойный мужской голос. Стоило Лулу услышать его, как ее нервы зазвенели, словно натянутые струны.
— Кто говорит?
— Чаз — это тот, с кем ты вчера танцевала? Тот, кто привез тебя домой?
Лулу охватило смятение. Все ее возражения против переезда Мерфи, будто ветхая плотина, рухнули, не устояв перед жестокой реальностью, которая хлынула мощным потоком, затопив рассудок Лулу. Паника боролась с гневом. Но она силилась говорить спокойно:
— Вы подсунули мне наркотик?
— Мне жаль, что тебе стало плохо. Так неудачно все вышло.
— Почему же? — Лулу не выдержала, и ее темперамент вырвался наружу. — Потому что это сорвало ваши планы, и вы не смогли мной воспользоваться в тот момент, когда для меня исчезли все запреты?
— Мне нравилось смотреть, как ты танцуешь. Твоя улыбка… очень на меня действует.
— А на меня действуют наркотики, — выпалила она в трубку. — Сильно и плохо. Хотите, чтобы я улыбалась? Обещайте, что никогда не будете больше выкидывать таких фокусов. Употребление наркотиков противоречит закону и морали, и они… опасны. Обещайте, что…
— Тот мужчина, — тихо повторил голос в трубке, — тот, который отвез тебя домой… Кто это?
Его прямота, его ужасающее, леденящее душу спокойствие страшно нервировали Лулу. Вдруг она услышала легкий стук и, подняв глаза, увидела на пороге Мерфи. Их взгляды встретились, и Лулу, почувствовав притяжение его силы, не могла уже отвести от него глаз.
— Мой друг.
Последовала пугающая, наполненная каким-то жутким смыслом пауза и затем ответ, после которого Лулу обуял такой ужас, по сравнению с которым самый кровавый триллер ничто.
— Он недостаточно хорош для тебя, — выдавил мужчина. — Никто из них не достоин тебя.
Молчание, воцарившееся в трубке, оглушало Лулу почти так же, как гул, раздававшийся у нее в голове. Ни жива ни мертва от страха, она села.
Мерфи приблизился к Лулу, аккуратно вытащил из ее судорожно сжатой руки телефон и стал нажимать кнопки.
— Что вы делаете?
— Проверяю последний входящий звонок. — Он покачал головой. — Номер не определился. — Он отключил мобильник и положил его на ночной столик.
Лулу не знала, что думать, что чувствовать. Ясно было только одно: позвонивший ей таинственный незнакомец ее претензии к нему по поводу наркотиков пропустил мимо ушей.
— Никакие разумные доводы на него не подействовали.
— Я вообще сомневаюсь, что он разумный человек. — Мерфи сел рядом с Лулу. — Что он сказал?
— Он сказал, что вы не достойны меня. Что никто из них не достоин меня. Никто из кого?
Мерфи поскреб подбородок.
Лулу ощутила покалывание в теле. Опять это жуткое предчувствие.
— А?
— Не знаю точно. Что еще?
— Он хотел знать, не Чаз ли вы. Я было подумала, не связан ли его звонок как-то с Софи, но он продолжал допытываться, не Чаз ли тот, кто отвез меня домой и с кем я вчера танцевала. На вопрос, кто вы такой, я ответила, что вы мой друг. Остальное вы знаете сами. — Лулу только теперь осознала, что сжимает руку Мерфи. Она разжала пальцы и вздохнула. — Простите.
— Не извиняйтесь. — Лулу хотела убрать руку, но Мерфи не позволил ей этого сделать, стиснув ее пальцы. — Отныне, принцесса, мы с вами неразлучны.
В эту минуту ей ничего так не хотелось, как этого. Только бы спрятаться в объятиях Мерфи, отдаться под его защиту. Зло, просочившееся в ее беспечный мир, открыто заявило о себе.
С одной стороны, Лулу отказывалась поверить в это, с другой — была напугана. Но больше всего злилась: скольким еще женщинам этот человек испортил жизнь? Неужели для него не существует нравственных ограничений?
— Не дай Бог, чтобы этот мерзкий тип появился где-нибудь в нашей округе. Здесь живет по меньшей мере десяток детей. — Лулу мрачно взглянула на Мерфи. — А Флора и мистер Торндайк? Им обоим за семьдесят. Они беззащитны, как дети.
Мерфи потер большими пальцами костяшки ее руки.
— Его не интересуют ваши соседи, Лучана.
— А Софи? Вдруг он попытается ворваться к нам, а она в этот момент будет дома и вздумает остановить его приемом карате или еще чего? Вдруг ей не удастся остановить его, и она только раздразнит его, так что он как-нибудь навредит ей?
Мерфи склонил голову, его губы растянулись в мягкой улыбке.
— Слишком уж много «вдруг».
— А вдруг кто-то вроде мистера Торндайка или Флоры заметит, как он выходит из дома? Возможно, ему тогда захочется избавиться от свидетеля. Я слышала, что бандиты иногда даже отрезают у людей части тела! — Стены реальности сдвинулись вокруг Лулу, и в груди у нее защемило. Стало трудно дышать.
Мерфи привлек ее к себе и погладил по спине.
— Ох уж это ваше воображение!
— Подобное ведь случается, не правда ли?
— Бывает. — Мерфи крепче сжал Лулу в объятиях, уткнувшись подбородком в ее волосы. — Но не тогда, когда я отвечаю за безопасность.
Его заверение не произвело на Лулу никакого впечатления. У нее в голове уже сложился самый мрачный сценарий развития событий. Но Лулу была готова на все, чтобы этот сценарий не воплотился в жизнь. Иной сценарий… Иной финал… Лулу отстранилась от Мерфи.
— Вы близко живете?
— В Смитвилле.
Тридцать минут езды от «Карневале». Отлично. Ей не придется пропускать работу. Софи может пожить у Руди с Жан-Пьером. С ними она будет в безопасности. Тогда негодяю незачем показываться в этом районе.
Сердце бешено колотилось. Лулу вскочила на ноги, подбежала к шкафу и вытащила оттуда три чемодана.
Мерфи поднялся.
— Вы собрались куда-то?
Быстро перебрав в голове предстоящие ей лунные сказки, Лулу сняла с вешалок нужные костюмы. С испариной на лбу она металась и уговаривала себя, что это не бегство, а просто творческий подход к самозащите. Она убеждала себя, что никуда не переезжает, а просто поживет в другом месте… какое-то время. Призвав на помощь свои актерские приемы, она твердо, со спокойной, решительной улыбкой на лице встретила вопросительный взгляд Мерфи.
— Есть план Б.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованная - Чиотта Бет



просто супер захватывающая история
Очарованная - Чиотта Бетюля
21.11.2010, 0.19





Читать обязательно! 10 из 10
Очарованная - Чиотта Бетвалентина
11.01.2014, 17.14





Читала через строчку
Очарованная - Чиотта БетМаша
13.02.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100