Читать онлайн Пленники ночи, автора - Чейз Лоретта, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пленники ночи - Чейз Лоретта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пленники ночи - Чейз Лоретта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пленники ночи - Чейз Лоретта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чейз Лоретта

Пленники ночи

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 18

Вдовствующая герцогиня Брентмор приехала как раз в тот момент, когда Лейла и Исмал решили выпить еще по одной чашке кофе.
Она вошла в столовую до того, как Гаспар успел возвестить о ее прибытии и, естественно, не дала возможности слуге спросить хозяйку, желает ли та принять гостью.
Исмал спокойно поздоровался с герцогиней и придвинул ей стул, Леди Брентмор окинула столовую и Лейлу с Исмалом испепеляющим взглядом, села и открыла свой гигантский ридикюль.
— Вам лучше на ней жениться, — сказала она Исмалу и швырнула на стол пачку бумаг.
— Рад доложить вам, ваша светлость, что мадам пересмотрела свои ошибочные взгляды и приняла мое предложение.
— Это была чистой воды благотворительность, — отозвалась Лейла. — Без меня он абсолютно бесполезен.
— Похоже на правду, — буркнула герцогиня и протянула Исмалу два документа. — Надеюсь, вы кое-что ей рассказали. В противном случае вам придется многое объяснить.
— Я признался в своем темном прошлом — во всем, кроме не принадлежащих мне тайн. — Исмал взглянул на документы и нахмурился. — Это почерк Джейсона.
— Он приехал вчера поздно вечером. Он все еще спит, а я не собиралась ждать весь день, пока он проснется. — Герцогиня обернулась к Лейле. — Джейсон приехал бы уже несколько недель назад, но он наконец-то получил мое письмо и остановился в Париже, чтобы кое в чем разобраться. Это касается денег, — ответила старая леди на удивленный взгляд Лейлы. — Я подумала, что с вашими деньгами не все в порядке — я имею в виду ваш счет в банке. Помню, когда-то очень давно Джейсон рассказал мне, что ваш отец отложил десять тысяч фунтов на ваше приданое.
— Десять тысяч?
— Джейсон искал вас, но безуспешно. Вскоре вы вышли замуж и ваши дела стал вести Эриар. И справлялся с этим весьма успешно. Поэтому Джейсон больше не занимался вашими финансами.
— Десять тысяч фунтов, — повторила Лейла. У нее голова пошла крутом.
— Джейсону пришлось многое подчищать после своего брата, который был партнером вашего отца в их преступных делах. Эсмонд из деликатности, вероятно, не назвал имени моего сына Джеральда. Теперь вы это знаете. Похоже, мы связаны одной веревочкой.
— Ваш сын был партнером моего отца? — медленно сказала Лейла, стараясь вникнуть в слова герцогини. — А у меня было десять тысяч фунтов приданого. Это… многое объясняет.
— Это, конечно, очень хорошо объясняет, почему Эндрю Эриар так рьяно заботился о никому не известной сиротке, защищая ее деньги от ее отупевшего от пьянства развратника мужа. Но так было вначале, когда Эриар только начинал свою практическую деятельность в качестве поверенного. Хотя даже после того, как он стал известным и влиятельным, он следил за вашими делами так, словно вы были членом королевской семьи. Но дело в том, что он не хотел, чтобы о вас заботился кто-либо другой — кто мог бы начать задавать нескромные вопросы.
Лейла обернулась к Исмалу.
— Этим объясняется беспокойство Эндрю, когда ты проявил ко мне интерес.
— Я, несомненно, начну задавать нескромные вопросы. — Исмал передал Лейле документы. — Это копии инструкций, которые твой отец предположительно передал в банк накануне своего исчезновения. Прочти хорошенько и обрати внимание на формулировки.
Лейле достаточно было прочитать несколько строчек, чтобы понять.
— Тебе знаком этот стиль, не так ли? — спросил Исмал. — Ведь за все эти годы ты получала от своего поверенного бесчисленное множество писем.
— Другими словами, Эндрю подделывал письма в банк?
— Равно как и завещание твоего отца. В этом я не сомневаюсь. Мы легко это установим, обратившись в Коллегию юристов гражданского права.
— Он украл мое приданое? А весь мир считает его святым. Я, во всяком случае, так считала. Он всегда был так ласков со мной и вертел мною, как хотел. Проклятый лицемер.
— Мне очень жаль, Лейла. Я знаю, что не должен говорить, что во всем была моя вина…
— Если только ты хочешь убедить меня в том, что ты сатана. Ты ведь не заставлял Эндрю воровать, а Фрэнсиса — забрать меня из дома отца и совратить.
— Тем не менее они воспользовались ситуацией, которую создал я: твой отец обезумел от страха и вина… слуги были одурманены… ты — без сознания и не могла даже позвать на помощь.
— Порядочные люди не воспользовались бы ситуацией. — Лейла швырнула документы на стол и встала. — Все было спланировано. Я в этом не сомневаюсь. Они уже знали про десять тысяч фунтов. О таких вещах не узнают вдруг, в течение каких-нибудь минут от обезумевшего от пьянства и страха человека. И про меня им все было известно. Они не пришли просто с улицы: экипаж был подготовлен, вещи упакованы. И письма, я могла бы в этом поклясться, были написаны заранее. Эндрю не мог написать их экспромтом.
Лейла попыталась вспомнить, как все было.
— Слуги тоже были заменены. Я хорошо помню, что чай мне принесла не моя горничная Габриэла, а служанка с кухни. Что-то произошло до того, как пришел ты. — Лейла закрыла глаза. — В коридоре были отец и ты, а с тобой — дюжий парень и маленький темноволосый человечек. Отец был раздражен.
Лейла открыла глаза и посмотрела на дверь.
— Потому что не было нашего дворецкого Антонио, и отцу пришлось самому открывать дверь.
— Все правда. Я удивился, почему у него так мало слуг. Ристо вошел в дом без проблем. Ему даже не понадобилась помощь Мехмета.
— Потому что Эндрю и Фрэнсис уже выманили из дома слуг, которые могли бы им помешать. Им оставалось лишь дождаться, пока непрошеные гости отца уйдут и они смогут войти в дом и привести в исполнение свой план.
— А когда ты очнулась в карете, Боумонт сообщил тебе, что твой отец мертв. Мне непонятно, откуда он это знал, ведь Джейсон сказал, что тело нашли только через два дня.
— Боумонт уверил меня, что отца увели твои люди. Но это лишено смысла, не так ли? Даже если они нарушили твой приказ, если бы убили моего отца, они не оставили бы в живых меня — я же была свидетелем. Это Эндрю и Фрэнсис столкнули отца в канал или сбросили туда его труп.
— Вот мы и нашли мотив, — сказал Исмал.
— Мы нашли убийцу.
— Жаль, что здесь нет Джейсона, — заявила герцогиня. — Он не поверит мне, если я скажу ему, что вы просто созданы друг для друга.
Мистер Эндрю Эриар, возвращавшийся в свою контору после ленча, остановился у дверей, чтобы оглянуться на человека, мимо которого он только что прошел. На этого человека смотрел не только он, хотя были и такие, кто отворачивался от бедно одетого субъекта с фонарем, клеткой и собакой. И хотя крысолов был в Лондоне необходимой фигурой, смотреть на него, да еще сразу после ленча, было не слишком приятно.
Войдя в контору, мистер Эриар все еще хмурился и старший клерк, Гливер, посмотрел на него с беспокойством.
— Надеюсь, что сегодня пирожки не были пережарены, сэр? Мистер Эриар объяснил, что пирожки были вполне съедобными, а вот встреча с крысоловом его расстроила.
— Надеюсь, это не у наших соседей в очередной раз возникли проблемы? Если у нас появятся крысы, это произведет плохое впечатление на клиентов.
— Никакой опасности нет, — уверил его Гливер. — Этот человек заходил к нам, но, как оказалось, по ошибке. Он перепутал улицу. Как только мы спустились в подвал, он тут же понял, что зашел не в тот дом. Он извинился, сэр, и даже вызвался — раз уж он пришел — осмотреть дыры, которые мы заделали в прошлый раз, и нашел, что они забиты крепко.
— Рад это слышать.
— Он сказал, что иногда может появиться мышь, только и всего.
— Я бы предпочел, чтобы у нас не было никаких паразитов. Давайте спустимся вниз и посмотрим, что можно сделать.
Через полчаса мистер Эриар стоял у окна и смотрел на улицу. Он понял — и от этого у него похолодело все внутри: что-то уже было сделано до него. Он заметил, что исчезла маленькая пыльная склянка с синильной кислотой, которую хозяин дома держал в подвале.
Эриар убеждал себя, что склянка могла пропасть уже давно. Возможно, ее убрал сам хозяин дома, решив, что проблема с крысами ему не грозит.
Мистер Эриар сел за письменный стол, подписал подготовленные Гливером бумаги, вычеркнул их из списка дел и покинул контору, чтобы заняться очередным делом.
Но там, куда он пришел — в Коллегию юристов, — его ожидал еще один неприятный сюрприз.
— Извините, мистер Эриар, — сказал клерк, — я обещал вам подготовить документы, но у нас все перевернуто вверх дном. Сюда приходили лорд Квентин с графом Эсмондом, и у них ушел почти час на то, чтобы найти то, что им было нужно. И слава Богу, что не больше — они искали завещание десятилетней давности, которое, как оказалось, было подшито не в ту папку.
— Как странно.
— Я не понимаю, зачем им было приходить сюда и докучать нам по поводу этого завещания. Но не сомневаюсь, что, если бы вы были здесь, они пристали бы к вам. Мы по крайней мере избавили вас от этой неприятности.
— Полагаю, это было завещание одного из моих клиентов. Вы сказали — десятилетней давности, не так ли?
— Да, это было завещание Бриджбертона, сэр. Я еще не успел поставить его на место. Вы, вероятно, захотите на него взглянуть, чтобы освежить память, потому что эти джентльмены наверняка не оставят вас в покое.
— В этом нет необходимости. Я помню завещание.
окинув коллегию, мистер Эриар миновал многолюдные улицы Сити и, свернув на запад, дошел до небольшого кладбища. Там он остановился у свежей могилы и долго смотрел на простойпамятник, который заказала Лейла Боумонт. Никаких херувимов или плакучих ив, никаких поэтических сентенций, никаких упоминаний о любящей супруге. Просто факты: имя, фамилия, дата рождения и дата смерти: 13 января, 1829.
— Ублюдок, — сказал Эриар и, опустив голову, заплакал.
День склонялся к вечеру, а он все стоял в той же напряженной позе и плакал, не замечая полицейских, блокировавших все выходы с кладбища, и их начальника, который стоял всего в нескольких ярдах от него рядом с мужчиной и женщиной.
— Все на местах, — сказал Квентин. — Лучше задержать его, пока светло. Миссис Боумонт, думаю, вам надо вернуться в экипаж. Если Эриар будет сопротивляться, нам придется применить силу. Вам будет неприятно.
— Все и так неприятно, — возразила Лейла. — Я хочу поговорить с ним.
Она двинулась с места, но Исмал схватил ее за руку.
— Не глупите. Даже негодяи иногда плачут. Он плачет о том, что потерял, а не от раскаяния.
— Я хочу его понять, — упорствовала Лейла. — А при вас он ничего мне не расскажет.
— Он вас обокрал. Он научил вас не доверять себе, для того, чтобы он мог вас контролировать. Что еще вы хотите понять?
— Не знаю, но если есть еще что-то, чего я не понимаю, он заслуживает того, чтобы ему дали шанс объясниться. Такой же шанс, как Шербурну, как Дэвиду и Фионе. И как вам, — тихо добавила она.
Исмал отпустил ее руку.
— Я буду совсем рядом, — шепнул Исмал. — Если он поднимет на тебя руку, я перережу ему глотку.
— Надеюсь.
Лейла пошла по дорожке и встала рядом с Эндрю, но он даже головы не повернул.
— Эндрю.
Эриар оглянулся и, поспешно выхватив из кармана носовой платок, вытер лицо.
— Они пришли за мной?
Возможно, Лейла была доверчивой дурой, но ее сердце сжалось от боли. Ей пришлось сжать кулаки, чтобы удержаться и не взять Эриара за руку.
— Да.
— Мне очень жаль. Я хотел повеситься или пустить себе пулю в лоб. Самым легким и подходящим к случаю было бы выпить синильной кислоты. Но Эсмонд забрал склянку, не так ли? Мне и в голову не пришло, что сначала надо зайти в аптеку за новой… я сразу же пришел сюда. — Эриар спрятал платок. — Боумонт был сумасшедшим, и у меня не было другого выхода.
— Фрэнсис был в отчаянии, и он был вынужден уехать из Англии. Ему, по-видимому, были нужны деньги. Он, должно быть, грозился разоблачить вас, если вы ему не поможете. Это так?
— Я не знал, что он задумал, пока он не рассказал мне про Лэнгфорда и письма, про Шербурна и его жену, про Летицию Вудли и Эйвори. Я ничего этого не знал. Я даже не знал об этом грязном борделе до того, как он мне о нем рассказал. Он ждал меня у моей конторы в то утро, когда получил по заслугам за этот бордель. Я не хотел, чтобы видели, как я с ним разговариваю, поэтому отвел его в подвал. Я слушал, как он бесновался, и мне хотелось придушить его. И вдруг мой взгляд упал на склянку с синильной кислотой. В тот момент я еще не знал, как я это сделаю, но не сомневался, что должен. У меня не было выбора. Бешеных собак травят, не так ли? А он был бешеной собакой.
— Вы не были в курсе, чем ваш партнер занимался все эти годы? Неужели я должна поверить, что вы сошлись только для того, чтобы убить моего отца и украсть мое приданое? А потом ваши пути разошлись?
— Десять лет тому назад мы сделали то, что должны были сделать. Твой отец разорил нас. Я верил ему. Только после того как я потерял все, я выяснил, в какие криминальные сделки он вкладывал мои деньги. Правительство уже преследовало его, и он потащил бы меня за собой. Выбора не было. Надо было от него избавиться и уничтожить все, что связывало нас с ним.
— Разве для этого обязательно было красть мое приданое? — спросила Лейла.
— Оно не было украдено. Оно перешло к твоему мужу.
— Понятно. И он отдал вам половину — как плату за оказанные услуги.
Эриара передернуло.
— Я пытался как-то все уладить. Я с самого начала сказал Фрэнсису, что мы не сможем воспользоваться твоими деньгами, если только один из нас не женится на тебе. Я убеждал его, что нельзя оставлять семнадцатилетнюю девушку — без отца, с жалкой тысячью фунтов и совершенно одинокой. Если бы Боумонт тебя разорил, я бы женился на тебе, Лейла. Я бы тебя не бросил. Как бы то ни было, я никогда не прощу себя за то, что не приглядывал за тобой — или, скорее, за ним.
— Вы заставили меня поверить, что в том, что он меня соблазнил, была моя вина. Все эти годы я считала себя… прирожденной проституткой. Слабовольной и склонной к пороку, как мой отец. Все эти годы я стыдилась себя.
Эриар вздрогнул, словно Лейла его ударила.
— Боже милостивый… я… дорогая моя, я никогда так не считал.
— А я в это верила.
Эндрю сник, его плечи сгорбились.
— Я хотел сделать тебя сильной. Ты была такой наивной. Ты понятия не имела, как действуешь на мужчин. Я боялся, что Боумонт будет пренебрегать тобой и ты станешь добычей таких же, как он. Я хотел, чтобы ты была начеку, так чтобы никто не смог тебя использовать, причинить боль или разрушить твое самоуважение. Я всегда был о тебе высокого мнения, Лейла.
Лейла смотрела на бледное лицо Эндрю и старалась поставить себя на его место. Он был тогда тридцатидвухлетним холостяком, которому пришлось иметь дело с избалованным подростком. Смогла бы она справиться со всем этим лучше, чем он?
Конечно, она была ужасно наивна, даже когда выросла. Она ничего не понимала в мужчинах, и в том, что такое любовь и нормальные человеческие желания. Возможно, она больше прислушивалась бы к давним наставлениям Эндрю, если бы Фрэнсис не заставил ее поверить, что с ней что-то не так. Точно так же как он уверил Дэвида, что тот неполноценный мужчина.
— Я верю вам. Мне следовало бы вас понять. Жестокость не в вашем характере. Этим, с позволения сказать, талантом обладал Фрэнсис. То, что вы оказались связанным с ним, не означает, что вы такой же, каким был он.
— Я не знал, какой он… Если бы… впрочем, какой толк от всех этих «если бы».
Лейла смахнула ветку с памятника.
— Я тоже до недавнего времени очень многого не знала.
— Тебе, верно, помог Эсмонд. — Эриар оглянулся. — Вон он стоит, словно чертова Немезида. А с ним Квентин. Я понял, что что-то происходит, когда услышал, что вас взяла под свое покровительство леди Брентмор. Я знал, что ее сын Джейсон был в Венеции десять лет назад. Он шел по следу твоего отца… Год назад в Париже появился Эсмонд, а через месяц после его появления гнусная империя Боумонта разлетелась на куски. Полагаю, Эсмонд имеет к этому непосредственное отношение.
— Да, вы правы.
— Конечно же. Недаром он все время появлялся, то в твоем доме, сразу после того, как Боумонт умер, то на слушании, где давал показания. И вот уже несколько недель не уезжает из Лондона. Я все время пытался убедить себя, что это всего лишь совпадения. Я решил, что он просто хочет стать твоим любовником. Я все ждал, что он наконец от тебя отстанет, потому что ты ни за что на это не согласилась бы.
— Он не отстает.
— Я его недооценил. Пытался выдать желаемое за действительное. Я надеялся, что со временем ты обратишься ко мне за помощью и мы поженимся — как нам следовало бы это сделать десять лет назад в Париже. Я хотел заботиться о тебе. Хотел искупить свою вину. Я никогда не желал тебе зла, Лейла! Ты это знаешь, иначе не пришла бы сюда сегодня.
Глаза Лейлы наполнились слезами: ей было жаль Эндрю. Он был хорошим человеком, которого судьба связала с самыми большими негодяями на свете — с ее отцом и Фрэнсисом.
— Вам незачем было мне все это рассказывать. Вы не должны были мне исповедоваться. Против вас слишком мало улик.
— Это не имеет значения. Ты теперь знаешь правду.
— Но это не доказательство!
Улик не было. Была склянка с синильной кислотой, но точно такую же можно было найти в любом доме. Поддельное завещание — но кто удостоверит, что оно поддельное, если не существует образцов почерка ее отца? Эсмонд мог бы объяснить, как Эндрю вошел в дом, подлил яда в настойку опиума и все же мог успеть на почтовую карету в Дувр, но они не нашли бы кучера этой кареты, а если бы и нашли, он мог и не вспомнить Эндрю, особенно по прошествии почти трех месяцев.
— Сойдут и косвенные улики, — сказал Эндрю. — Квентин достаточно умен, чтобы в конце концов завести дело. Я бы предпочел не ждать. Хотелось бы поскорее со всем этим покончить. — Эриар откашлялся. — Ни тебе, ни твоим друзьям не стоит беспокоиться. Я умею держать язык за зубами. Я все же юрист. От публичного скандала пострадаю только я. — Ах, Эндрю! — Лейла едва сдерживала слезы.
— Мне не надо было позволять Боумонту жениться на тебе. Но с этим уже ничего не поделаешь. Он причинил много зла, я не стану добавлять. — Эриар разгладил перчатки и выпрямился. — Спусти их с поводка, Лейла. Становится поздно, и они могут не поспеть к пятичасовому чаю.
Исмал стоял у окна в кабинете Квентина, пока Эриар писал признание. Окончив, Эндрю дважды перечитал написанное, внес кое-какие незначительные исправления и отдал листы Квентину, который лишь бегло их просмотрел и передал Исмалу.
Обстоятельства преступления были подробно описаны с того момента, когда Боумонт явился к Эриару утром двенадцатого января и пригрозил, что расскажет о той роли — десять лет назад, — которую сыграл юрист в «криминальном заговоре: краже оружия из арсенала английских вооруженных сил». Эриар купил молчание Боумонта тем, что согласился переправить своего бывшего партнера на континент и обеспечить его десятью тысячами фунтов.
Ровно в шесть часов в тот вечер Эриар приехал в дом Боумонта, чтобы забрать его, но нашел его в состоянии сильнейшего наркотического опьянения. Боумонт наотрез отказывался покинуть Англию без жены. Эриар притащил его в спальню и приказал срочно паковать вещи. Но Боумонт упал на кровать и продолжал пить, пока Эриар, озабоченный тем, что они опоздают к отъезду почтовой кареты, упаковывал его вещи. Но к тому моменту, как он закончил, Боумонт полностью отключился.
Поскольку Эриар уже задумал убить Боумонта где-нибудь на пути их путешествия, он изменил свой план. Пока Фрэнсис спал, он подлил в опиумную настойку немного синильной кислоты (склянка уже лежала у Эриара в кармане), а потом распаковал чемодан и прибрал комнату. Затем он спустился вниз, собрал еду, к которой Боумонт почти не притронулся, убрал в кухне и вышел из дома через черный ход — так же как вошел.
Через несколько кварталов от дома, он нанял кеб и приказал кучеру гнать на Пиккадилли, где находилась стоянка почтовых карет. Эриар едва успел — карета отправлялась через несколько секунд. К счастью, его место не было занято.
В признании Эндрю не было ни слова об отце Лейлы, ни намека на то, что рассказал ему Боумонт о тех людях, которые пострадали из-за него и в конце концов осуществили свою тщательно продуманную месть, и никакого упоминания о «Двадцать восемь». Он написал лишь об убийстве — средствах, мотивах и благоприятном стечении обстоятельств. Это признание гарантировало короткое судебное разбирательство и приговор — казнь через повешение.
— Извините, месье Эриар, но мы не можем вас повесить, — сказал Исмал. — Если вы принудите нас обратиться в суд, вас наверняка осудят, и нам придется испрашивать помилование короля. Мадам будет настаивать на оправдании, а его нельзя будет получить, не объяснив смягчающих обстоятельств. Несколько человек будут вынуждены поддержать мое ходатайство: лорд Квентин, герцог Лэпгфорд, лорд Эйвори, лорд Шербурн, леди Кэррол и мадам Боумонт, разумеется. Все, что мы пытались сохранить в тайне, выйдет наружу, плюс все то, что Квентин и я до этого пытались утаить.
— Вы имеете в виду дело «Двадцать восемь», граф? Но нет нужды…
— Мне пришлось очень потрудиться, чтобы никто не узнал о преступлениях Боумонта, потому что разоблачение повредило бы его жертвам. Мне следовало бы его убить, но я питаю непреодолимое отвращение к убийству. Если бы мне пришлось все повторить, я все равно не убил бы его, я постарался бы решить проблему как-то по-другому. Боюсь, что я ошибся, позволив ему вернуться в Англию. Последствия этой ошибки испытали на себе и вы. Поэтому я чувствую свою ответственность. Если бы не я, вы не попали бы в столь затруднительное положение.
— Мое затруднительное положение явилось результатом того, что я сделал десять лет тому назад, — возразил Эриар.
— Мадам полагает, что вы искупили свою вину. В течение десяти лет — и это известно всему миру — вы честно служили своим клиентам, выполняя свой долг. Вы заботитесь о них так, как если бы они были вашими детьми. Ни разу с тех пор, как Джонас Бриджбертон обманул ваше доверие, вы никому не позволили обмануть доверие тех, кто зависел от вас. Я считаю, что это тоже искупление вины.
— Мне не нужна была ее жалость. Я только хотел, чтобы Лейла поняла: я не был похож на Боумонта и не был партнером в его преступлениях эти десять лет.
— Она понимает. У нее великодушное сердце, месье. Она сказала, что благодаря вам она стала такой, какой хотела стать. Она рассказала мне, как ваши наставления, ваша забота, ваша неизменная поддержка сделали ее сильной. Благодаря вам она стремилась добиться высоких целей. И благодаря вам у нее были средства и мужество противостоять своему мужу, который хотел сделать ее своей жертвой.
Исмал отошел от окна и протянул Эриару его признание.
— Я знаю, месье, что вы испытали облегчение, изложив все на бумаге, но ради Лейлы, я прошу вас уничтожить этот документ.
Лицо Эриара стало бледным как полотно.
— Вы следили за мной. На кладбище были полицейские, которые меня арестовали. Разве вы не этого хотели?
— Мы вас арестовали из предосторожности, — сказал Квентин. — Бог знает какие у вас были мысли.
Эриар посмотрел на Исмала.
— Вы думали, что я причиню Лейле боль?
— Она дорога мне. Я тоже предпочитаю быть осторожным, чтобы избежать ошибки.
— Понимаю.
Эриар взял свое признание и с каменным лицом разорвал его сначала пополам, потом еще раз и положил обрывки на стол.
— Что мне теперь делать? Я не могу… вы ведь не думаете, что я смогу жить так, как жил раньше?
— У лорда Квентина есть на этот счет кое-какие мысли. Ему и раньше приходилось решать щекотливые проблемы. А теперь, джентльмены, прошу меня извинить: мне надо уладить кое-какие личные дела.
Исмал нашел Лейлу в студии, где она пыталась отвлечься от тяжелых мыслей работой. Она натягивала холст на подрамник, но отложила молоток, когда вошел Исмал.
— Все в порядке?
— Разве ты не сказала мне, чтобы я все уладил? Разве я не исполняю малейшее твое желание? Разве я не раб твой?
Лейла бросилась ему на шею.
— Ты просто замечательный. Ты самый понимающий, самый мудрый, самый умный и сострадательный…
— Раб. Я твой раб. И это очень грустно.
— Вовсе нет. Ты знал, что именно так надо было поступить. Ты понял, как чувствует себя Эндрю. Он заплатил за те десять лет, попытался искупить свою вину и очистить свою совесть. А Фрэнсис угрожал разрушить все то, ради чего он работал. Разве это честно? Было бы преступлением казнить его за то, что он сделал. Это была бы самая ужасающая несправедливость. Еще одна жестокая шутка Фрэнсиса.
— Да не расстраивайся ты так! — Исмал прижал Лейлу к себе и стал гладить по волосам. — Квентин найдет способ, как использовать Эриара. Он начнет новую жизнь, как когда-то сделал я, и очистит свою душу с помощью отвратительной работы. Как знать? Может быть, Всевышний смилуется над ним и он встретит храбрую и любящую женщину, которая сделает его своим рабом.
— Я буду об этом молиться. Я никогда не понимала, почему он не женился. Вокруг было столько женщин, которые с радостью… А сегодня он сказал: один из них должен был жениться на мне. Боумонт женился на мне, а Эриару следовало оставаться холостяком — очевидно, это было одним из условий плана Боумонта: на тот случай, если бы с ним что-нибудь случилось, Эриар должен был его заменить.
— Но теперь у тебя есть я и Эриар отпадает. Так что тебе придется заботиться обо мне.
— Я не очень-то хорошо умею заботиться о мужьях. Из художниц не получаются внимательные супруги.
— К счастью, мне не требуется особая забота. Я умею развлечь себя сам. — Исмал посмотрел на подрамник. — Может, я научусь чему-нибудь новому.
— Ты хочешь стать художником?
— Нет. Одного художника в семье вполне достаточно. Но ты должна открыть мне все тайны своего искусства, а я уж напрягу свой умишко, чтобы изобрести какие-либо усовершенствования. А еще я могу подружиться с клиентами. Как знать, может, со временем ты сможешь получить заказ от королевской семьи. Теперь, когда я больше не работаю на Квентина…
— Ты серьезно? — Лейла посмотрела на Исмала с недоумением. — Да ты умрешь со скуки!
— Ты же не бросишь свою работу, чтобы скитаться со мной по свету, а я не смогу брать тебя с собой, когда буду выполнять поручения Квентина. А без тебя я никуда не поеду. Поэтому я и подал в отставку. Кроме того, ты забыла, что мы будем заняты воспитанием беспризорников.
Исмал взял Лейлу за руку и подвел к двери.
— Если я буду занят продвижением твоей карьеры, усыновлением детей — ну… и сватовством, конечно… у меня дел будет более чем достаточно.
— А я-то надеялась, что мы продолжим наше партнерство в качестве сыщиков. Это было так интересно. Может быть… — Лейла немного помолчала. — Может быть, Квентин разрешит нам время от времени поломать голову над каким-нибудь дельцем. Ты же не захочешь потерять свои профессиональные навыки из-за отсутствия практики?
— Ну, если только время от времени. Какие-нибудь кражи, или шантаж, или убийство.
Исмал и Лейла поднимались вверх по лестнице.
— У людей так много тайн, из-за которых у них возникают проблемы. Ты только подумай, сколько мы сделали за три месяца: помирили Шербурнов, соединили Дэвида и Петицию, помогли Дэвиду и его отцу. Ты знаешь, как гордится Лэнгфорд тем, что Дэвид попытался защитить репутацию брата?
— Все это хорошие дела. Похоже, ты решила стать святой. Они уже подошли к двери спальни. Лейла улыбнулась.
— Не совсем. Мы можем быть святыми на публике и порочными наедине. По-моему, у нас это хорошо получается.
— У нас. — Исмал открыл дверь.
— Да, у нас. — Лейла переступила порог. Исмал последовал за ней и закрыл дверь.
— Как сказала леди Брентмор, мы созданы друг для друга. И Джейсон Брентмрр с ней согласился. Он заезжал ко мне с леди Брентмор, когда ты был у Квентина. Они одобрили твой выбор будущей супруги. — Лейла села на кровать и скинула туфли. — Очевидно, я достаточно своенравна, капризна, безрассудна и безответственна, чтобы держать тебя в постоянном напряжении.
— Понимаю. Ты рассказала им, как ударила меня по голове грелкой. — Исмал снял камзол.
— Я рада, что рассказала им об этом. Я чувствовала себя немного виноватой. — Лейла начала расстегивать пуговицы. — Но Джейсон объяснил, что это просто было возмещением ущерба: ты злоупотребил моим доверием, а я отплатила тебе тем, что ударила тебя по голове. Он также считает, что я была права, дав Эндрю шанс признаться в своем преступлении и простив его.
— Еще бы ему так не считать. Сам он поступил бы так же. Я рассказывал тебе, как он помог мне помириться с его семьей десять лет назад.
Исмал смотрел, как платье соскользнуло с плеч Лейлы, а потом — с бедер.
— Он такой же, как ты. Ты всегда, прежде чем осудить, хочешь понять. Ты изменишь свое мнение, только если появятся неопровержимые факты. Ты обладаешь мудростью, которая отличается от простой сообразительности. Помимо этого, твоя мудрость — чисто женская.
Платье упало на пол, а за ним и сорочка.
— И она живет в женском теле, — добавил Исмал, быстро освобождаясь от своей одежды и принимаясь расшнуровывать корсет Лейлы.
— Да, я знаю. Тело ты любишь особенно.
Корсет упал, обнажив молочно-белую грудь. Подавив стон, Исмал стянул с Лейлы нижнюю юбку.
— Во мне все же есть что-то человеческое, — прохрипел он.
— Да. И родился ты в чужих краях.
Снять панталоны, отстегнуть подвязки и стянуть чулки оказалось делом нескольких секунд.
Лейла отползла на середину кровати. Исмал последовал за нею и устроился у нее между ног.
— Я был рожден для тебя. Лейла обняла его за спину.
— Да. Держи меня. Не отпускай меня, Лейла. Ты — ночь. Ты — все мои ночи. И все мои дни. Мое счастье. Ты знаешь это. — Исмал погладил ее. — Я люблю тебя.
— Я знаю. Но скажи это еще раз. И еще.
Исмал признался Лейле в любви на всех двенадцати языках, которые знал. Признался руками, губами, сердцем. Между ними больше не было секретов. В эту ночь Исмал мог любить Лейлу так, как всегда хотел, а она отдалась ему вся без остатка. И это был их путь в рай.
Позже, когда биение их сердец пришло в норму, Исмал рассказал Лейле, что для него было раем.
— Я люблю свою родину. Я мечтал о ней так, как хорошие люди мечтают о небесах.
— Еще в Париже я сказала Фионе, что ты похож на Люцифера.
— Которого изгнали из рая. Ты это почувствовала.
— Но тогда я этого не поняла. Я просто заподозрила, что ты дьявол с ангельским лицом. Но в душе Люцифер почему-то нравился мне больше, чем ангелы. Мне всегда хотелось дать ему шанс. Я уверена, что имелись смягчающие его вину обстоятельства.
— Никто, кроме тебя, не стал бы их искать. Только ты разгадала, кто я на самом деле. Если бы я был дьяволом, ты бы таскала меня за собой, пока делала добрые дела. А потом постучала бы во врата рая и потребовала бы, чтобы меня приняли обратно.
— Мне бы хотелось побывать там вместе с тобой.
— В раю?
— В Албании.
— Когда-нибудь это может случиться. Но это не обязательно. Я просто хотел объяснить тебе и себе, что о любви я знал только это — любовь к родине. Может быть, поэтому меня так страшила любовь к женщине. Десять лет я горевал о том, что потерял.
— Я люблю тебя. Я верну тебе все, что ты потерял.
— Ты уже вернула. Любовь живет в твоей душе. Наверное, Всевышний спрятал ее туда, чтобы ты сохранила ее для меня. Когда я с тобой, я слышу ее, вижу, вдыхаю ее аромат: ветер с моря, который шумит в соснах, бурные реки, море, горы, парящие в небе орлы. В тебе, в том, как ты двигаешься, в твоем характере я вижу свою родину, свой народ — гордый и смелый. Я думаю, что в прошлой жизни ты была албанкой и моя душа потянулась к тебе, когда я встретил тебя в Париже. Я заглянул в твои горящие глаза, и моя душа соприкоснулась с твоей.
Исмал прижал Лейлу к себе: — Ты моя женщина. Моя Лейла. Моя прекрасная судьба.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Пленники ночи - Чейз Лоретта



нудно, на один раз
Пленники ночи - Чейз ЛореттаLexx
31.08.2012, 9.49





Сюжет очень интересный, необычный! Главные герои- интересные личности. Детективная линия интересная. Короче, очень интересный роман!
Пленники ночи - Чейз ЛореттаМари
18.04.2015, 17.03





Мне кажется Исмал это асе таки Исмаил, наверное перевод неправильный. Потому что в мусульман самое распространенное имя это ИСМАИЛ. Роман не плохой, но чуточку нудный. Можно почитать один разок.10/6.
Пленники ночи - Чейз ЛореттаKamila
4.06.2015, 13.32





Мне кажется Исмал это все таки Исмаил, наверное перевод неправильный. Потому что у мусульман самое распространенное имя это ИСМАИЛ. Роман не плохой, но чуточку нудный. Можно почитать один разок.10/6.
Пленники ночи - Чейз ЛореттаKamila
4.06.2015, 13.37





По жизни встречала я таких мразей, как муж главной героини. Думала, что бы хоть кто-нашелся, кто их бы укокошил. И много чести для таких, что бы искать их убийцу. Кто бы это не был, он сделал благое дело. Роман чистой воды детектив, но не очень интересный. Нудноват.
Пленники ночи - Чейз ЛореттаВ.З.,67л.
25.11.2015, 16.35





Больше детектив.чем любовный роман и этим зацепило и держало до последней главы.
Пленники ночи - Чейз Лореттанастя
10.03.2016, 22.24





Роман нудный. Чуть дочитала.
Пленники ночи - Чейз ЛореттаОльга
29.03.2016, 9.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100