Читать онлайн Дьявол по имени Любовь, автора - Чейтер Линда, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявол по имени Любовь - Чейтер Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявол по имени Любовь - Чейтер Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявол по имени Любовь - Чейтер Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чейтер Линда

Дьявол по имени Любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Я ожидала, что дни будут тянуться бесконечно, и приготовилась противостоять судьбе, если та спутает карты. Но время шло на удивление быстро, и вот я уже стояла в церкви рядом с Харли и чувствовала, что не вполне готова, поскольку такой великий и торжественный момент в моей жизни заслуживал более пристального внимания. Мне хотелось крикнуть: «Постойте! Не спешите! Все происходит слишком быстро!» Я слышала, как за моей спиной тяжело дышит Триш в платье с высоким воротом, выбранном Элинор и застегнутом на все пуговицы. Возле меня стояли маленькие девочки, подружки невесты, путаясь в воланах и оборках моего подвенечного платья — белого, с едва заметным намеком на бледно-голубой.
Из-под вуали я, мигая, смотрела, как двигаются губы преподобного отца Боба. Он сменил свои обычные джинсы на стихарь, и лицо его хранило выражение торжественное и благостное. «Должно быть, он доволен собой, — подумала я. — Должно быть, пастор получит хороший навар от этой светской свадьбы. Теперь, вероятно, круг женщин, занимающихся изготовлением стеганых одеял, расширится».
Мой голос, произносивший брачные обеты, тихо шелестел в тишине, нарушаемой лишь шорохами и скрипами. Я слышала чьи-то еще слова, но не вникала в их смысл. На мой палец надели кольцо. Потом с моего лица откинули вуаль, и я увидела, что Харли созерцает меня с экстатической улыбкой. Церемония завершилась. Я не заметила никаких признаков присутствия Мефисто, и молния не сразила меня. Моя новая жизнь началась.
Мы вышли из церкви. Нашу торжественную процессию сопровождали подружки невесты, которые разбрасывали розовые лепестки на пути нашего следования, и певцы из группы Боба Саншайна, остервенело горланившие в надежде на то, что их упомянут в отчете о светской свадьбе.
На улице возле церкви натянули канаты, чтобы сдержать любопытную толпу. Казалось, весь Лос-Анджелес собрался сказать «прощай» своему самому завидному холостяку. В автопарке при церкви бойко торговали хот-догами, а на улице я заметила наскоро сколоченные прилавки с футболками, на которых красовались надписи «Харли и Синди». Нас окружила толпа фотографов — зажужжали камеры, папарацци устремились к нам, как бабочки, летящие на свет. Мы пробивались сквозь толпу к машине.
— Смотри! — Остановившись, Харли указал вверх. Над нами проплывал бледно-голубой воздушный шар с нашими инициалами, вплетенными в эмблему «Лапиник». В воздухе реяли нежнейшие лепестки роз. Толпа издавала восторженные возгласы. Кое-кто с энтузиазмом бросал в нас конфетти, рис и какие-то семена, похожие на птичий корм.
— Это потрясающе! — шепнул мне на ухо Харли, и я поняла, что он счастлив. — Я и не подозревал, что у нас столько друзей!
Я вскрикнула от боли, когда пригоршня семян подсолнечника, с силой брошенная кем-то из толпы, ударила меня в щеку. На глаза мне навернулись слезы.
— В чем дело, дорогая? — всполошился Харли. — О, не плачь! — Голос его дрожал от избытка чувств. Он громко шмыгнул носом. — Я тоже сейчас заплачу.
Когда мы прибыли на прием, устроенный в честь нашей свадьбы в изысканнейшем отеле, нам пришлось совершить ритуал, приветствуя гостей и позируя перед фотографами, прежде чем нам наконец удалось сесть за стол. Я уже знала эти ритуалы, поскольку насмотрелась на них на свадьбах других, но мне было странно оказаться в центре всей этой суматохи. Внезапно я оробела, ибо не привыкла к такому вниманию.
За сервировкой и кухней следил сам Хайнрих из ресторана «У Вагнера», что, судя по всему, считалось величайшим шиком. Числиться среди постоянных клиентов Хайнриха было почти то же самое, что удостоиться бронзовой звезды в свою честь на бульваре Голливуд или, по крайней мере, зарезервировать себе место на небесах. Сотни пар глаз следили за мной с того момента, как я села за стол, украшенный Хайнрихом бледно-голубыми лентами. Прямо передо мной сверкал изваянный изо льда гигантский флакон духов «Лапиник». Стоило ли вручать всем гостям духи и другие изделия компании бесплатно? Этого я не знала.
Я оглядела зал. Кроме очень немногих знакомых мне людей, всех остальных я не знала. Почему они так разглядывают меня?
Предполагалось, что они должны желать мне счастья, но я читала в их глазах только враждебность.
Неужели гости завидовали моей удаче, тому, что я вышла замуж за Харли? Может, все они питали тайную надежду на то, что случится что-то непредвиденное? Произойдет какой-нибудь конфуз или несчастье, И свадьба не состоится?
После того как подали первое блюдо, в зале воцарилось неловкое молчание. Почему они не разговаривали, не смеялись, не веселились? Это никак не вязалось с моими не слишком четкими представлениями о том, каким должно быть свадебное торжество. Потом лакеи Хайнриха в униформах начали обносить гостей бутылками с вином, всего лишь анемичным «Шардоннэ», но гости восприняли это как сигнал расслабиться. Схватив бокал с напитком, я залпом осушила его и снова протянула лакею. Элинор, сидевшая неподалеку, метнула на меня неодобрительный взгляд, но сегодня никто не заставил бы меня думать о количестве поглощаемых калорий.
Глядя на галерку, куда по велению Элинор были сосланы все друзья Синди, я заметила, что Бэбс на сей раз охотно проделала перелет и, видимо, не беспокоилась и о путешествии обратно. Рядом с ней расположились мужчина с тестообразным лицом и целый выводок пухлых колобков, по-видимому, Дейл и ее дети из Сиу-Фоллз.
Внезапно в центре зала возникла суматоха, так как женщина, проникшая сюда под видом одной из теток Харли, была уличена в том, что она репортер одного популярного журнала с сомнительной репутацией. По комнате поплыл гул возмущенных голосов, когда самозванку с позором выдворяли из зала. Сначала говорили о том, что в сумочке у нее оказался блокнот, а к ноге был привязан магнитофон. Позже в эти сведения были внесены коррективы: оказалось, что у нее не было магнитофона, но зато в шляпе она прятала миниатюрную камеру. К тому времени когда журналистку довели до двери, уже утверждали, что в мозг ее вживлен имплантат, связанный со спутниковой антенной, транслировавший с нее на всю страну все, что происходило здесь.
Когда эту особу изгнали из дальнего конца зала, где сидели друзья Триш и ее коллеги из ресторана «У Марти», послышались возгласы и смех. Это был самый шумный стол в зале и, судя по поведению расположившихся за ним гостей, они прихватили с собой изрядный запас спиртного. Я заметила, что один из лакеев Хайнриха проскользнул в дверь с бутылкой водки. Незаметно для остальных гостей ему вручили деньги, и он пошел вдоль стола, разливая напиток.
Среди веселящихся гостей Триш был и Чак Вудкок. Что, черт возьми, он здесь делает?
Триш поймала мой взгляд и ответила на мой незаданный вопрос:
— Я знала, Син, что ты обидишься на меня, если я приглашу его. Теперь, когда ты выпала из обоймы, у меня появились шансы поладить с ним.
Я попыталась изгнать из памяти свое свидание с Чаком в Малхоллэнд-драйв, видя, как предмет вожделений Триш, развалившись на стуле с отсутствующим видом, почесывает свой пах.
— Как по-твоему, — спросила она, томно косясь на его ширинку, — толщина пальцев мужчины соответствует размеру его Джона Томаса?
Торопливо осушив еще один бокал вина, я огляделась и заметила, что Харли разминает пальцы.
— Что касается нашего друга, сидящего рядом с тобой, — я кивнула на незадачливого насильника, посмевшего явиться на свадьбу своей несостоявшейся жертвы, — что касается Чака, то скорее это соотносится с его толстокожестью.
Пока гости уплетали десерт, фантастическое изделие из черники и бледно-голубых меренгов, я потянулась за своим бокалом и изумилась, увидев, что его цвет таинственным образом изменился, превратившись из светлого в темно-красный. Поблизости не было ни одного лакея. Кто же наполнил мой бокал? Чувствуя себя не в своей тарелке, я отхлебнула изрядную порцию, поставила бокал на стол и внимательно следила за ним. Темно-красная жидкость в бокале забурлила и начала подниматься к его краям. Мефисто! Охваченная паникой, я поднялась и оглядела комнату. Где он и чего хочет от меня сегодня?
Кое-кто из гостей бросал на меня удивленные взгляды.
— Прошу прощения, — пробормотала я, направляясь к двери. Я не хотела, чтобы Мефисто материализовался здесь. А вдруг я снова превращусь в Хариэт? Как все эти люди прореагируют, если прекрасная молодая жена Харли прямо у них на глазах сморщится и превратится в увядшую пожилую женщину?
В коридоре отеля я столкнулась с лакеем, который нес на подносе бутылку виски.
— Запишите на мой счет, — задыхаясь, бросила я и схватила бутылку. Мне отчаянно хотелось выпить.
Ворвавшись в дамский туалет, я заперлась в кабинке и начала сражаться с ярдами ткани, похожей на пену, из которой было сшито мое платье. Я желала поскорее добраться до своего тела и посмотреть, нет ли на нем признаков преждевременного старения. Пока оно было безупречным. Но меня охватил страх. Дрожащими руками я открутила крышечку с бутылки виски, ибо не держала его во рту с тех самых пор, как…
— Как мило с твоей стороны, Хариэт, что ты принесла мне выпить.
Я вздрогнула и испуганно подняла голову — Мефисто примостился на перегородке, отделявшей кабинки друг от друга.
— Убирайся! — зашипела я. — Оставь меня в покое!
— Неужели ты усомнилась во мне, Хариэт? Неужели подумала, что я забыл о тебе? — Он потянулся за бутылкой, погладив мое обнаженное плечо. — Наверное, ты уже ждешь вечера, страстно желая использовать это прекрасное тело? Повезло этому Харли!
Отпрянув от него, я попыталась привести в порядок свое платье.
— Чего ты хочешь? — сердито спросила я.
— Просто проверить, насколько ты продвинулась. Ты делаешь большие успехи, Хариэт, хотя на мгновение я испытал неприятное чувство во время церковной церемонии. Священный институт церковного брака! — Передернувшись от отвращения, Мефисто поднес бутылку к губам и надолго прильнул к ней. — К сожалению, я не смог быть свидетелем церемонии. Не идти же мне в столь мерзкое место! Поэтому и не видел, не крутишь ли ты шашни с моими врагами, и не слышал, что ты им обещала.
Он отер горлышко бутылки и передал ее мне. Я сделала большой глоток.
— Но в целом я горжусь тобой, — продолжал Мефисто. — Ты вошла в мир Голливуда с такой легкостью, будто родилась здесь. Я не ожидал, что ты добьешься столь убедительных результатов так скоро.
— Что ты хочешь сказать? — спросила я, наблюдая, как уровень виски поднимается к горлышку бутылки.
— А то, что ты поспешила урвать свой кусок пирога. — Склонив голову набок, он с интересом смотрел на меня. — Ты правильно использовала свои новые физические возможности, приобретя деньги, власть, влияние и положение в обществе. Разве не так?
— Но я…
— Я знал, что ты не устоишь перед соблазном, — самодовольно добавил он. — Ты такая же развращенная, как все они. Мне осталось недолго ждать, пока я получу веские доказательства твоей испорченности.
— Но это не так! — запротестовала я. — Меня не интересуют деньги Харли.
— Ах вот как? Неужели? — Мефисто поднял бровь. — Значит, ты вышла бы за него, даже если бы он был беден?
— Конечно, вышла бы! Я люблю его.
— Любишь?
Мефисто расхохотался так, что потерял равновесие, провалился в соседнюю кабинку и скрылся из виду.
— Любишь? — недоверчиво повторил он, появляясь из-под двери кабинки. — Ты разочаровала меня, Хариэт. Вот уж не думал, что ты попадешься на эту удочку.
— А что плохого в любви? Все радуются, когда она приходит. Почему же я не могу использовать этот шанс?
— Любовь, моя дорогая Хариэт, — иллюзия, созданная человечеством, чтобы преодолеть ощущение беззащитности и неуверенности. Каждому хочется значить хоть что-то. Это самый надежный и дешевый способ добиться власти над другим существом. Скоро ты убедишься в этом. Что случилось с твоими честолюбивыми устремлениями, Хариэт? Не верится, что ты отказалась от реальной власти, от возможности повернуться спиной к миру, столь ненавистному тебе, ради такой ненадежной замены всего этого.
— Но это именно то, чего я хочу. И почему бы тебе не отстать от меня и не оставить меня в покое? Мне нужно одно — стать счастливой.
Я отхлебнула виски, мечтая испытать то, чего не испытывала никогда прежде. Ведь я постоянно делала то, что велели мне другие.
— Значит, ты получила все, чего хотела? — Мефисто снова оказался на перегородке надо мной. — Ладно, посмотрим, что из этого выйдет. Надеюсь, ты не будешь разочарована.
— Ты получишь то, на что рассчитывал, заключая сделку, когда я умру, — пробормотала я, — но пока оставь меня в покое.
Мгновенным неуловимым движением он наклонился и погладил мою шею.
— Ты так хороша, когда сердишься! Уверена, что можешь подождать до вечера?
— Прекрати, — автоматически ответила я, стараясь не замечать того, что мое измученное ожиданием тело ответило на его ласку. Я подняла руку, чтобы оттолкнуть Мефисто, но моя рука встретила пустоту. Он стал прозрачным, растворился в воздухе.
— Помни, что я наблюдаю за тобой. Скоро ты поймешь, какую ошибку совершила. Ты попросишь меня вернуться и спасти тебя. Подожди только — и увидишь сама…
Голос его становился все слабее, пока не замер совсем.
Я посмотрела на полную до краев бутылку виски, сделала несколько больших глотков и с минуту подождала, но на этот раз уровень жидкости не поднялся. Мефисто ушел, и его волшебная сила вместе с ним.
Я уже собиралась выйти из кабинки, когда дверь в туалет скрипнула и до меня донеслись отдаленные звуки музыки и голосов — гости веселились. По плиточному полу простучали каблучки-шпильки.
— Господи! В этом месте я выгляжу, как эта проклятая трахнутая царица Савская! — послышался голос Триш. Ее гнусавый голос, растягивающий слова, отразился эхом от кафельных стен. — Господи, помоги мне расстегнуть эти чертовы пуговицы, Шарлин. Надо, чтобы мои сиськи были хоть чуть-чуть видны, и тогда у меня наметится хоть небольшой сдвиг с Чаком Вудкоком.
Я съежилась на унитазе, ибо сейчас совсем не жаждала общества Триш.
— Ну разве я заслуживаю такого обращения? — продолжала она, и в голосе ее появились плаксивые нотки. — Три года я была лучшей подругой Синди, а мне даже не позволили выбрать платье, какое я хотела.
— Это чертовски несправедливо, — согласилась Шарлин. — Но она ведь всегда была заносчивой маленькой сучкой.
— Ты видела, как она ведет себя? — спросила Триш возмущенно. — Лижет задницу всем этим своим надутым новым друзьям. Держу пари, Синди теперь считает, что мы для нее неподходящая компания и она слишком хороша для нас.
~ Подумай только, сколько деньжищ у нее теперь будет, — задумчиво проговорила Шарлин. — Теперь, когда она надела на палец его кольцо. Думаю, эта вечеруха влетела им в копеечку.
— Ну, при его-то деньжищах! — пробормотала Триш. — Думаю, они могли бы расщедриться и на выпивку, не скаредничая. Ты пробовала эту мочу, которую они выдавали за белое вино?
— Хочешь сказать «беуое уино»? — засмеялась Шарлин, передразнивая Элинор. — Не знаю, на что было похоже то, что подали на ваш стол, но нам пришлось подкупить лакея, чтобы он принес нам настоящее пойло.
— Лучше лопать что дают, пока дают, — заметила Триш. — Эта жадная сучка даже не сделала мне рождественского подарка. И не думаю, что когда-нибудь даст нам хоть что-нибудь.
— Чего я не понимаю, — Шарлин понизила голос, — так это того, что такой парень нашел в ней. В Синди нет ничего особенного. Интересно, как ей удалось захомутать его?
— Если хочешь знать мое мнение, Харли волнует только то, что у нее между ног. — И Триш разразилась пьяным смехом. — Она все время корчила из себя невинность, но я бы не удивилась, если бы оказалось, что она перепробовала половину мужиков по соседству. Вероятно, Синди знает какие-то фокусы, которые действуют безотказно.
Перегородка между кабинками дрогнула, звякнула задвижка.
— Черт возьми! Да у меня вот-вот лопнет мочевой пузырь! — послышался голос Триш из соседней кабинки. За этим последовало шуршание, а потом журчание жидкости.
Разгневанная, я встала и выпрямилась, намереваясь уйти, пока они были заняты своими делами. Если эти девицы столь скверного мнения обо мне, то я могу не задумываясь и без угрызений совести отвернуться от них и начать свою новую жизнь. Друзья Харли не будут так обращаться со мной. Я расправила складки платья и осторожно вышла из кабинки.
— Но ведь сейчас слишком поздно, правда? Я пыталась предостеречь его, объяснить, какую он совершает ошибку, но Харли не хотел слушать…
Услышав голос Элинор, я снова шмыгнула в свою кабинку.
— Не понимаю слепоты и тупости мужчин! — продолжала она. Судя по стуку каблуков, Элинор направилась к умывальнику.
Потом раздался щелчок — она, по-видимому, открыла пудреницу.
— Ты слышала эти брачные обеты в церкви, Сильви? «В богатстве и в бедности»… Представляю, о чем она в это время думала. Сидни высосет из него все, и винить в этом ему придется только себя.
— Забыть обо всех остальных! — воскликнула Сильви. — Уоррен уверен, что она совсем не в его вкусе.
— Нам следует держать ухо востро и постоянно приглядывать за ней, — твердо заявила Элинор. — Рано или поздно Синди оступится, сделает какой-нибудь промах. И тогда все увидят, что она лишь дешевая маленькая потаскушка. Надеюсь, Харли хватило ума заставить ее подписать брачный контракт, иначе эта маленькая сучка обчистит его, когда дело дойдет до развода.
— А ты видела, как она себя вела? — спросила Сильви негодующим шепотом. — Задирала нос и разговаривала с нами как ровня! Маленькое ничтожество!
— А ты заметила ее ужасную сестру? — усмехнулась Элинор. — И эту подружку?..
В соседней кабинке послышался беспокойный шорох…
— Да она выглядит так, будто на лбу у нее написано «шлюха»…
— Кого это, мать вашу, вы назвали шлюхой? — Перегородка дрогнула, когда Триш с силой хлопнула створкой двери и ринулась в бой. — Ах ты, старая надутая летучая мышь!
Послышались весьма неблагородные звуки завязавшейся потасовки.
— Немедленно уберите от меня руки! — возопила Элинор. — Сильви, помоги мне!
— Да ты просто завидуешь, потому что у тебя рожа как губка! — вопила Триш.
— Эта старая кикимора должна получить по заслугам! — подзадоривала Шарлин.
— О Боже! — прошептала Сильви.
— Пустите меня! — выла Элинор.
Снова скрипнула, открываясь, дверь, и воцарилось смущенное молчание.
— Везде ищут Синди. Она должна нарезать торт, — отразился эхом от стен сварливый голос Бэбс. — Кто-нибудь видел ее?
— А кто вы, мать вашу, такая? — осведомилась Шарлин.
— Ее единственная кровная родственница. Думаю, вам следовало бы это знать, — вознегодовала Бэбс. — И это дает мне большее право быть здесь, чем всем вам. — Слезливая дрожь в ее голосе сменилась отчаянным завыванием. — Моя сестренка! После всего, что я сделала для нее, она не хочет меня знать теперь, когда попала в высший свет!
Заговорило сразу несколько голосов:
— …так прекрасно все организовано… отличный сервис… что значит потерять сестру, если приобретаешь целую семью… всегда трудно…
— Все дело в обетах, которые они произнесли в церкви, — продолжала причитать Бэбс. — «Забудь обо всех, оставь всех…» Тогда-то я и поняла, что потеряла ее.
— В здравии и в болезни, — невпопад произнесла Сильви.
— В богатстве и бедности, — поддержала ее Шарлин, мелодично выпевая слова.
— Пока смерть не разлучит нас, — мрачно заключила Элинор.
— Пепел к пеплу и прах к праху, — прогнусавила Триш. — О, прошу прощения! — Она разразилась смехом. — Чертов сервис!
Я съежилась в своей кабинке, чувствуя себя премерзко. Я отчаянно хотела, чтобы они ушли. По моей щеке поползла слеза. Как я ни презирала этих людей, они казались мне моими единственными друзьями. Я не подозревала, как они ненавидят меня! Я призадумалась о своей прошлой жизни, и меня охватило чувство вины. Я вспомнила о Салли и Эндрю, людях, действительно доброжелательных ко мне. А я ничего не могла предложить им взамен. Как бы отблагодарить их теперь? Итак, у меня остался только Харли.
— Эй, посмотри-ка там, внизу, под перегородкой!
Мои размышления были прерваны отчаянным воплем Триш.
— Ведь это ее платье! Она все время там скрывалась! — Она умолкла, догадавшись, к чему приведет это открытие, и перешла на испуганный шепот: — Ты думаешь, она слышала нас, Шарлин?
— Так ей и надо, если она подслушивала! — возмутилась Сильви.
— Син! Ты там? — спросила Триш.
Закрыв глаза, я взмолилась, чтобы какой-нибудь добрый бог или злой дьявол стер их в мгновение ока с лица земли, метнув в них молнию.
— Постойте! — снова воскликнула Триш. — Я заберусь на перегородку и посмотрю сверху!
Мне пришлось быстро соображать и действовать.
Заметив, что у меня в руке до сих пор бутылка виски, я подняла крышку сливного бачка и сунула ее туда. Потом оправила платье, чтобы оно выглядело должным образом для женщины, только что очнувшейся от обморока. Сквозь полуприкрытые веки я увидела маячащее над перегородкой лицо Триш.
— О! Черт возьми! Шарл! Да она отключилась! — Наступила пауза. — Как по-твоему, Син умерла?
После следующей паузы, во время которой я слышала шорохи и шелесты, наверху появилось еще одно лицо.
— Нет, — послышалось заключение Шарлин. — Я вижу, что она дышит.
— Вот что! — завопила Триш. — Я спущусь вниз и выволоку ее!
Я продолжала изображать беспамятство, пока они извлекали меня из кабинки и переносили в зал. В дверях я внезапно «очнулась», вырвалась из их цепких объятий и бросилась к Харли. Теперь я знала, что он единственный человек, питавший ко мне какие-то чувства.
— Синди, солнышко! Где ты была? С тобой все в порядке? В его голосе слышалась нежность.
— Позаботься обо мне, Харли, — прошептала я.
— Конечно, позабочусь, дорогая! — отозвался Харли тоном собственника. — Ведь теперь ты моя! Вся моя!
После этого инцидента все стали проявлять ко мне внимание и дружелюбие, но я расценила это по-своему: они поняли, что перешли все допустимые границы. Я играла свою роль в этом представлении с чувством отрешенности, вероятно, благодаря выпитому мной виски.
— Твои друзья слишком шумные, — сказал Харли, наблюдая, как Марти во главе процессии своих коллег шествует по коридору в красном бархатном жилете, украденном у одного из лакеев Хайнриха. В каждой руке он держал по лопаточке для помешивания еды и весело помахивал ими.
За ним неуверенно следовала Триш. Она была озабочена пуговицами на своем платье и наспех сооруженным декольте, всего на несколько миллиметров отделявшим ее от неприличной наготы. За ней шел Чак Вудкок, ритмично покачивая бедрами.
Я содрогнулась при воспоминании об инциденте на Мал-холлэнд-драйв. То, что ждет меня сегодня вечером, будет совсем не похоже на это. Сегодня я, наконец, узнаю, что такое любовь. Эта ночь станет поворотной точкой в моей новой жизни, поможет мне забыть о долгих годах, прожитых в вынужденном безбрачии и одиночестве.
Я с нетерпением ждала этого момента с тех самых пор, как согласилась выйти замуж за Харли, но едва дверь номера для новобрачных закрылась за нами и мы оказались вдвоем, нас охватило смущение. Мы робко смотрели друг на друга через разделявшее нас пространство огромной кровати, застеленной бледно-голубым бельем. И в этот момент у меня началась паника. Я ничего не могла сказать и не знала, что делать. Я была растерянна, беззащитна и не подготовлена к тому, что меня ожидало.
Харли откашлялся.
— Ты… гм, ты воспользуешься ванной первая?
Благодарно кивнув ему, я бросилась туда. Заперев за собой дверь, я начала освобождаться от одежды. Потом с беспокойством оглядела себя в зеркале, однако тело Синди оставалось прежним. Удостоверившись, что у меня не появились морщины, я завернулась в купальный халат, дважды почистила зубы и, трепеща, вернулась в спальню. Я не знала, чего ожидать.
Харли стоял у окна, все еще полностью одетый. Он, улыбаясь, подошел ко мне, но когда я уже была готова упасть в его объятия, Харли отступил и скрылся за дверью, пробормотав что-то невнятное о необходимости принять ванну.
Я с ужасом поняла, что он тоже нервничает. Все происходило совсем не так, как я себе представляла. В моих мечтах все совершалось стремительно и бурно, без долгих и неловких пауз, предназначенных для смены декораций.
Угол покрывала был отогнут, и я заметила, что на нем тоже красовалась эмблема «Лапиник». Неужели Харли так одержим своим положением, что привез в отель постельное белье? Испытав легкое раздражение, я сбросила халат, забралась в постель и привела простыни в относительный беспорядок, чтобы скрыть эмблему. Из ванной до меня доносились звуки, свидетельствующие о том, что Харли полощет горло.
Наконец он вернулся в бледно-голубых трусах. Его вид ошарашил меня: Харли оказался меньше ростом и менее представительным, чем Харли, покинувший комнату несколько минут назад. Стыдясь своей наготы, я завернулась в простыни.
Когда, набравшись храбрости, я подняла голову, Харли стоял уже рядом со мной. Я в оцепенении, как зачарованная, смотрела на то место, где оттопырились его трусы. То, что я приняла за еще одну эмблему «Лапиник», оказалось лишь влажным пятном. С заученно небрежным видом Харли запустил руки под эластичный пояс трусов и осторожно спустил их.
В нескольких дюймах от кончика моего носа возник большой розовый пенис. Впав в замешательство, я закрыла глаза, потом снова открыла их, чтобы рассмотреть этот предмет получше. Слишком поздно — сделав одно стремительное движение, Харли оказался на кровати под простынями, И его руки уже лихорадочно шарили по моему телу.
— Синди, дорогая… — стонал и задыхался он. — Наконец-то… наконец-то ты вся моя…
Вот оно! Я обвила руками его шею, приготовившись к вторжению и гадая, не будет ли это больно. Казалось, Харли был полностью поглощен процессом, и я подумала: не права ли Триш, возможно, мои интимные органы в самом деле особенные?
— Тебе хорошо, дорогая?
Я не ощущала ничего, кроме щекотки между ног.
— М-м-м… — отозвалась я, в нетерпении ожидая, что он продолжит изыскания. Тело Синди, теперь мое тело, испытывало неукротимое желание, а остальная часть моего существа жаждала эмоционального удовлетворения. Ощущение щекотки продолжало нарастать, а меня все больше охватывали недоумение и разочарование. Сколько же еще он будет продолжать эти исследования?
Я напрягала мозги, стараясь припомнить описания эротических сцен в романах. Как дать ему понять, что я готова? Закричать: «Возьми меня, Харли!» Такой вариант казался мне слишком мелодраматичным. Или вести себя более приземлено: «Трахни меня, Харли, ради всего святого!» Но я боялась оскорбить его чувства.
Наконец я охватила его плоть рукой и потянула к себе. Все произошло будто само собой, и я на время забыла о Харли. Я пребывала в экстазе, впервые ощущая себя женщиной и сексуально активным человеческим существом. После столь долгих лет ожидания я занимаюсь этим!
Через некоторое время я подняла глаза на Харли и поняла, что он тоже забыл обо мне. Харли усердно трудился, стиснув зубы и плотно зажмурив глаза. На его лбу выступили мелкие бисеринки пота.
Это было довольно приятное ощущение — туда-сюда, туда-сюда. Но потом мне это надоело.
Я начала считать висюльки на люстре, мелодично позвякивавшие от сотрясения нашей кровати. В мои мысли вторгся Мефисто. Я видела его лицо, на котором застыла презрительная усмешка.
«Так значит, ты получила что хотела? Надеюсь, ты не будешь разочарована…»
Звучал ли этот голос в действительности или только в моем воображении? Я слышала его смех, который становился все громче и громче. Висюльки на люстре тоже зазвенели сильнее.
«Оставь меня в покое! — молила я. — Уходи!»
— Я кончаю! — возгласил Харли.
Еще один сильный толчок, потом долгий стон, и вот он уже лежит возле меня — обессиленная трепещущая масса.
Я ждала, интересуясь, что будет дальше. Но дальше не было ничего. Через несколько минут я села на постели и посмотрела на него. Он спал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявол по имени Любовь - Чейтер Линда



неожиданно, но интересно и увлекло...
Дьявол по имени Любовь - Чейтер Линдавалентина
3.10.2014, 7.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100