Читать онлайн Серебряная мечта, автора - Честэйн Сандра, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряная мечта - Честэйн Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряная мечта - Честэйн Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряная мечта - Честэйн Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Честэйн Сандра

Серебряная мечта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Еще затемно Сабрина пробралась на рудник. Сердце ее учащенно билось от бега. Она очень спешила. Надо успеть вернуться, прежде чем он уедет. Он собирался раздобыть припасы любым доступным способом. Но и ей лучше позаботиться, чтобы поездка оказалась успешной. Сверток с самородками и серебром все еще был в пещере. Надо только добраться до него.
Подняв лампу повыше, Сабрина увидела, что пока ей везет: к тайнику можно пробраться. Быстро раскидав камни в стороны, она просунула руку в углубление. Сверток был на месте. Она выбрала несколько кусочков руды с вкраплениями серебра, а остальные завернула и снова засунула в тайник. Проблема лишь в том, как она будет расплачиваться, не привлекая внимания капитана к серебру? Но об этом потом.
Она забросала камнями вход в тайник, встала, подняла фонарь. И вдруг увидела… серебро! Сверкающий кусок руды прямо у ее ног. В обломе стены блеснул серебряной змейкой зигзаг жилы.
Папа был прав. Ему все же удалось схватить удачу за хвост, но это стоило ему жизни. Эта неожиданная находка все решила. Как только завал будет разобран, можно начинать добычу. Хорошо, что он скрывал жилу от любопытных глаз. Завал надежно спрятал ее. Добавив большой блестящий кусок в сверток, она снова забросала тайник камнями, потушила лампу и пошла домой.
Коултер, стоя у дома в тени деревьев, с любопытством наблюдал за Сабриной. Как он и предполагал, она усиленно что-то скрывала. Но где? В шахте? Там же ничего нет, кроме грязи. Да и ужасающая бедность Александеров сразу говорила о том, что рудокопом Каллен был плохим.
Что бы это значило?
Похоже, поездка будет гораздо интереснее, чем он предполагал.
– С капитаном она в безопасности, не волнуйтесь, мисс Лорин.
Могучий ирландец день за днем наблюдал за красавицей с рыже-русыми волосами. Она заправляла домашним хозяйством вполне самостоятельно, хоть иногда и обращалась к Сабрине за советами.
– Может, вы и правы, мистер Макбрайд, но Сабрине еще не приходилось бывать в Баулдере без папы.
– Капитан позаботится о ней.
– Если она позволит. Да и как они добудут продовольствие без денег?
Ирландец расхохотался:
– Деньги! Капитан как раз славится этим. У нас с начала войны толком не было денег, лишь изредка перепадали золотые монеты. Не волнуйтесь, Коултер справится.
– И как они попадали в ваши руки, эти монеты, мистер Макбрайд?
– Вы не могли бы звать меня «ирландец»? А то мне так и кажется, что я должен вытянуть ладони, а вы побьете меня линейкой.
– Похоже, именно это и следует сделать, мистер ирландец.
Лорин не собиралась опускать слово «мистер». Она боялась доверять своим чувствам относительно этого человека. Он казался таким добрым и симпатичным, и его простая ирландская песня на похоронах лишний раз доказала это. Но это никак не вязалось с тем, что Сабрина обнаружила их в тюремном фургоне. Уезжая, Сабрина поручила ей приглядывать за Изабеллой и Мэри.
Лорин очень смущало и то, что ирландец был преступником, и то, что она волновалась в его присутствии. Его доброта просто подкупала. Как бы ей хотелось доверять ему и его обожающему взгляду.
Ирландец чувствовал ее нерешительность. Двигался он теперь при помощи костыля, так что она лишний раз не подходила к нему, но всегда ощущала, когда он был рядом, и ему это безумно нравилось. А как она чудесно краснела! Такая робкая и совсем не знает, о чем разговаривать с мужчиной. Если он придвигал стул поближе, то мог быть уверен, что она тут же вспомнит о каком-нибудь деле и убежит. Ему ли упрекать ее? У него и самого никакого опыта в таких делах. А после того как он безумно возбудился утром, когда она меняла повязку, то решил, что вовсе незачем смущать девушку.
– Сколько вы уже живете здесь, мисс Лорин?
– Пятнадцать лет, со дня рождения Рэйвен.
Ирландец обвел внимательным взглядом комнату и поморщился. Что же это был за отец? Как можно было допустить, чтобы они теснились в одной комнатушке пятнадцать лет? Да уж, ирландцы – либо труженики, либо бездельники. Но дочери любили его, и это говорит в его пользу.
– А перед этим папа объездил все на свете! Здесь он поселился, когда женился на Бледной Рэйвен! Ее семья помогла построить этот дом.
– Индианка?
– Да, она была из арапахо. Мы даже немного жили с ними, когда папе особенно не везло. Вместе с арапахо переехали сюда – это горы их предков.
– А что случилось с Бледной Рэйвен?
– Умерла, родив Рэйвен. Папа сильно переживал. Но куда же уедешь, нас ведь уже было пятеро. Мэри было три, а Изабелле – пять.
– А Сабрине тринадцать.
– Да, но она всегда казалась старше. Папе и в голову не приходило, как ей было тяжело. Он, правда, все собирался уехать, но… Так мы тут и остались. А ваша семья, мистер ирландец?
– Я тоже рос без матери. Она умерла, когда я был младенцем. А когда мне исполнилось шесть, то я, как и все братья, пошел работать на шахту.
– Ой, вы рудокоп, как и папа?
– Нет, я был шахтером, добывал уголь. И работал на чужих людей. Это тяжелая жизнь и работа, как и у вас здесь.
– Папа очень старался. Разве его вина, что он так и не нашел богатую жилу? И мы жили так дружно. Моя мать была христианкой и всех нас очень любила.
– Ее нежность чувствуется во всех, кроме разве Сабрины. А что случилось с вашей матерью?
– Ее убили индейцы во время набега.
– Но это были не арапахо?
– Нет, ютэ. А арапахо нашли нас и забрали к себе. Ютэ всегда были воинственными. Но это было давно, тогда индейцы пытались защитить свои земли от поселенцев. Папа даже не винил их. Говорил, что на их месте и сам бы дрался за свою землю. Но все равно было очень тяжело, пока он не женился на Бледной Рэйвен.
Ирландец кивнул. Уж он-то знал, каково без матери. В шестнадцать лет он договорился с капитаном корабля и приплыл в эту страну. И как только ступил на американскую землю, то понял, что нашел свое счастье. Но потом началась война и пришлось сражаться за свою маленькую ферму в Джорджии. Интересно, не занял ли кто-нибудь за это время его участок?
Но пять женщин одни-одинешеньки? Он нахмурился. Мужчина не должен позволять своим дочерям жить так бедно в стране, которая может осчастливить каждого. Надо пахать эту землю и растить богатые урожаи – вот как надо заботиться о своей семье, а не ковыряться в горах, ворочая камни. Уж он-то знает: занимался и тем, и другим. И фермерство намного лучше. Только вот земля здесь сухая и скудная.
– А вам никогда не хотелось уехать отсюда? Вдоль Рио-Гранде есть такие земли, где хлопок вырастает высотой с дерево. И река, говорят, никогда не пересыхает.
Мгновение они помолчали. Капли равномерно падали с тающих сосулек и чудесно напоминали о весне.
– А там тепло?
– О, да. Там всегда тепло.
– Как бы мне хотелось побывать там. Мне просто снятся иногда теплые края, поля с зелеными всходами и чистые заводи для купания. Но… в Колорадо тоже красиво, только по-другому.
– Но вы ведь хотели бы иметь собственную семью?
– Как же я могу оставить сестер? Я нужна им.
Ирландец заметил, что она так и не ответила прямо, а только дала понять, что ее желания не имеют значения. Ей же надо заботиться о сестрах. Но выражение лица выдавало ее. Лорин Александер нужны и собственный дом, и дети, и, конечно, муж.
На этот раз ирландцу даже не потребовалось почувствовать руки Лорин на его раненом бедре, чтобы мгновенно возбудиться. Стоило ему всего лишь представить Лорин с младенцем. Пауза, возникшая в разговоре, отрезвила его.
– А вы, мистер Макбрайд, думаете завести семью?
– Я? – Он недоверчиво рассмеялся. – Если янки не повесят, то я снова заведу ферму. А жену? Сомневаюсь, что кому-нибудь приглянется такой громадный уродина, как я.
– Разумеется, приглянетесь, – мгновенно ответила Лорин и вспыхнула от очевидной прямоты ответа. Чтобы скрыть смущение, она встала, подошла к печке и помешала фасоль. Тут как раз открылась дверь, и послышался счастливый смех Изабеллы:
– Ах, Карл, как это вы говорите, что были преуспевающим барменом, если чуть не перевернули ведро с молоком? Вы так же наполняли стаканы?
Тайлер и Изабелла с двух сторон поддерживали бледного красавца, чуть не неся его на руках к огню. Он закашлялся, и в груди послышались хрипы, которых раньше не было. Лорин тут же всполошилась. Только бы не воспаление. Умрет этот мужчина или выживет, Изабелле несдобровать в любом случае. Взглянув на сияющие глаза сестры и выражение лица бармена, она решила вмешаться:
– И где же молоко?
Резкий тон Лорин изумил Изабеллу. Улыбка на ее лице погасла:
– Мэри сейчас принесет его. А мистер Арнстин все еще слаб.
– Незачем было тащить его на дойку. Садитесь, мистер Арнстин, я налью вам чашечку кофе. А ты, Изабелла, возьми Мэри и Рэйвен, попробуйте отыскать хоть немного травы для коровы. Снег уже кое-где стаял.
– Вы сердитесь, мисс Лорин? Это я виноват. Я уже просил прощения у коровы и прошу его у вас. Ну и хлопот же я вам доставляю! Но мы сами поищем траву, на улице слишком холодно для мисс.
В голосе Карла были и смирение, и боль. И зачем она только отругала их? Он же чуть не умер. И еще может умереть, как и все они, и от голода, и от холода, если, не дай Бог, солдаты найдут их. Немного веселья вовсе не помешает. Если уж она считает ирландца милым и приятным, то почему же сестрам не могут нравиться эти мужчины?
– Правильная мысль, парень, – одобрил ирландец, прилаживая поудобнее костыль. Он тоже обратил внимание на кашель и бледность Карла. – Вот что, я поищу траву, а ты останешься с женщинами.
– Ну, и как же я их защищу, если что? Голыми руками?
– Своим красноречием» – съехидничал ирландец, громыхая костылем. – Ты бы, наверно, и дьявола соблазнил, если бы очень захотел. Мы вернемся до темноты, мисс Лорин.
Лорин долго смотрела ему вслед. Она не Сабрина и не умела разбираться в людях. Просто доверяла собственному сердцу. А оно говорило, что ирландец искренне заботится о них. А если она ошибается, то ей и страдать от последствий.
– С вами все будет в порядке, – сказал он уходя. Как будто дал ей клятву, с глазу на глаз, ей одной.
Они поехали к Баулдеру вниз по ущелью: Сабрина впереди, капитан следом. Уже настал полдень, но было все еще холодно, хотя снег уже начал таять и в воздухе ощущались свежесть и приближение весны. А небо было по-калифорнийски голубым.
Как они любили с Большим My в такие дни ловить рыбу и пускать кораблики. Далекие дни мира, покоя и счастья.
«Опять ты унесся мыслями в прошлое», – упрекнул себя Коултер. Он редко отдыхал душой так, как сейчас, особенно в присутствии женщины. Но именно эта женщина располагала его к воспоминаниям. Это настораживало. Не время расслабляться, да и опасно. Задание они так и не выполнили. Он решил поговорить с парнями, как только вернется. Нельзя позволять им думать об этих женщинах всерьез и строить какие-то планы. Надо помнить, что они беглые преступники и янки тут же повесят их, как только выиграют войну. А так и будет, потому что Юг не сможет победить. Сброд Коултера – практически смертники, и их судьба предрешена. Тут дело времени и везения. Парни и сами знают это, но не мешает напомнить.
Конечно, эти четыре женщины, прекрасные и желанные. Сам-то Коултер считал, что собственно не четыре, а две: одна – полуребенок и… Сабрина.
Он и его парни просто продлили себе жизнь, приехав в домик Сабрины. Исполнение приговора отложено, а вот как насчет везения? Никогда он особенно не задумывался об удаче. Просто жил и все. Но вообще-то ему дьявольски везло, ведь он все еще жив, хотя и потерял все, ради чего, собственно, стоило жить.
Стой, хватит – опять расчувствовался! А все эта женщина. Она заставляла его стыдиться своих поступков. Они-то воспользовались заботой Сабрины и ее сестер. Но когда-то настанет время уходить, а проблемы этого дома так и останутся нерешенными. Да как бы Карл не добавил сестрам новых проблем. Одна надежда, что Тайлер сможет удержать этого жеребца в узде.
Солнце стояло в зените, когда они добрались до того места, где индейцы напали на солдат. Коултер придержал лошадь, чтобы получше рассмотреть следы побоища. Почва размякла, колеи от колес фургона наполнились водой, кое-где окрашенной кровью. Пропитанная кровью земля… А он-то думал, что оставил все это позади, на Юге. И если бы не Сабрина, то и его кровь обагрила бы эту землю.
Сабрина украдкой наблюдала за Коултером. Щетина на щеках и подбородке подросла, все больше скрывая худое угловатое лицо. Интересно, сколько раз он отказывал себе в пище, чтобы его парни были сыты? Его серо-голубые глаза были задумчивы, брови насуплены. Пусть он и преступник, но видно, что убийство совсем не было для него обычным делом.
Выражение его лица говорило о том, что ему многое пришлось пережить, и Сабрина вновь подавила в себе желание как-то утешить его. Вряд ли бы он обрадовался, да и что говорят в таких случаях?
Они молча поехали дальше. Она ничего не знала о войне, кроме того, что там убивают, но как не заметить переживания другого человека? Он все таит в себе, предпочитает не делиться своими эмоциями. Но, наверное, нелегко пережить раны – свои и чужие, плен, полную беспомощность.
У нее и у самой было много потерь. Не смогла уберечь свою мать, а потом Бесси – мать Ларин, Изабеллы и Мэри – умерла, несмотря на все попытки Сабрины спасти ее. Теперь вот отец. От этих воспоминаний мороз побежал по коже. А вдруг не удастся сберечь и сестер? Неужели ей суждено терять всех, кого любит?
– У вас есть семья, Коултер?
– Уже нет.
– А куда вы собираетесь, когда кончится война?
Он помолчал, затем ответил:
– Куда-нибудь, где в полночь идет теплый дождь.
Теплый дождь в полночь. Странно. Но она вдруг поняла его и даже представила себе теплую летнюю ночь, парочку, стоящую под деревом; шум дождя в листве. Мир и покой.
– Похоже на то, что иногда рассказывает ваш друг Тайлер. Он и правда ученый?
– Был когда-то.
– А мистер Арнстин? Расскажите о нем.
– Карл? Он вольная птица. Кажется шутником и болоболкой, но у него мгновенная реакция, может скрутить человека, прежде чем тот поймет, в чем дело.
– Но это черты, присущие солдату.
– Мы все теперь солдаты, мисс Александер. Даже не припомнить, какими мы были до войны.
Они ехали уже по менее знакомой Сабрине местности, и она незаметно пропустила Коултера вперед. Тот прекрасно разгадал маневр – теперь его очередь показывать дорогу, она же будет следить за каждым его движением. И не просто следить: винтовка у седла и пистолет под пиджаком говорят сами за себя. Ладно, пусть он и не считает себя пленником, но и их шаткое перемирие нарушать не намерен.
Впереди – фактория Уайли. Он был уверен, что добудет здесь продовольствие. Но не менее важная задача – передать Уайли сведения для генерала Ли и так, чтобы Сабрина ничего не заподозрила. Придется придумать что-нибудь.
Был уже вечер, когда они выехали из ущелья на равнину. Коултер свернул с тропы и остановился в соснах у небольшого ручья.
– Ночевать будем здесь.
– Зачем? Разве не лучше доехать до места?
– Неизвестно, что нас ждет, а мне не нравится нарываться на неприятности в кромешной тьме. Дайте мне ружье, и я добуду что-нибудь на ужин. А вы разведите огонь.
– Сделаем наоборот. Я поохочусь, а вы разведете костер.
– Как вам будет угодно. Я просто подумал, что вы не доверите мне лошадей.
В голосе Коултера отчетливо слышалась ирония. Забавляется! У нее даже в горле запершило от злости. Но ведь на самом деле не знаешь, как поступить. Оставишь ему лошадей – и ищи-свищи потом. Дашь ему ружье, так они теперь близко к жилью – и лошадей добудет, и ружье уведет.
В животе так громко заурчало от голода, что она мгновенно сделала выбор. Будет так, как решила она, а ему – урок: нечего ею командовать!
– Только не устройте пожара, Коултер. Я скоро вернусь.
Сдвинув шляпу на затылок, он смотрел, как она исчезает за холмом. Этот дурацкий костюм только сбивал с толку! Она совсем не неуклюжая. А волосы – сказка, медно-каштановые и густые, просто роскошные. Так и хочется запустить в них пальцы. В седле держится, как мужчина, и не дает командовать собой. И никак не понять, о чем она думает. Из нее вышел бы отличный солдат. Он бы согласился идти с ней в разведку.
Нельзя сказать, что идея ускакать, оставив ее на произвол судьбы, не приходила ему в голову. Что-то сдерживало его. Может, честность. А может, чувство противоречия. Ведь она ожидает, что он сбежит, так? А вот и нет!
Когда Сабрина вернулась с двумя белками, костер уже горел вовсю. Лошади накормлены и напоены, ноги их спутаны, чтобы не разбрелись. У костра расстелены одеяла.
При виде этой картины Сабрина почувствовала, словно сердце обдала теплая волна. Честно говоря, она даже не ожидала снова увидеть его. Как же хорошо, когда рядом с тобой заботливый мужчина!
Коултер лениво поднялся на ноги:
– Наверное, глупо предлагать вам свою помощь?
Опять он подсмеивался над ней!
– Конечно, глупо, – через силу согласилась она. – Ведь у вас нет ножа.
Коултер благоразумно умолчал о том, что Рэйвен украдкой сунула ему охотничий нож. Вот она понимала, что он должен защищать Сабрину. Коултер спрятал нож между одеял, пока она охотилась. Кто знает, что может случиться ночью! А пока она занимается приготовлением ужина, надо бы расспросить ее поподробнее о том, что она видела той ночью, когда спасла их.
Пока она возилась с костлявыми пушистыми тушками, он задал первый вопрос:
– Мисс Александер, вы не могли бы еще раз описать тот день, когда индейцы напали на обоз?
– А что вас интересует?
– Где вы прятались? И как узнали, что янки разобьют лагерь у речки?
– Случайно. Я услышала разговор белого мужчины с индейцем.
– И видели, как он встретился с индейцем?
– Не видела, а слышала. Индеец называл белого Длинное Ружье, а самого его звали Серый Воин.
Сабрина быстро и ловко, словно мужчина-охотник, разделывала тушки:
– Они встретились у скал, за которыми я спряталась, чтобы перекусить.
– И как он выглядел, этот Длинное Ружье?
– Вот этого не знаю. Они перекинулись нескольким» фразами как раз о стоянке солдат и разъехались.
– Вы считаете, что он замешан в этой бойне?
– Конечно! Но он велел индейцу никого не убивать, а только забрать ружья и лошадей. Самому же ему были нужны только мулы с грузом. И он был там после боя.
– Дьявольщина! Какая жалость, что мы не прихватили ружья! На кой черт ему мулы?
Сабрина насадила мясо на вертел, который Коултер соорудил из веток. Зарыв потроха в землю, она пошла к ручью.
– Присмотрите за мясом, пока я мою руки.
– Будет сделано, мэм. Прикажете накрывать на стол и налить вина?
– Не умничайте, Коултер! Делайте, что вам говорят.
Можно, конечно, и поспорить, но он не стал. Да, было о чем подумать. Стало быть, убийство вообще не планировалось. Длинное Ружье хотел только мулов. Но что-то не сработало.
Убийство целого отряда солдат лишь разожгло ярость военных. Зачем белому было рисковать? И рада чего? Что везли эти мулы?
С тех пор как под Баулдером построили завод по производству боеприпасов, ружья и патроны легче купить. Значит, белого интересовало что-то другое. Но вину он хотел свалить на Коултера и его парней.
Длинное Ружье и Серый Воин. Это только имена. Ружья, патроны и лошади – прекрасная добыча для индейцев, так что с Серым Воином вроде все ясно. А вот мужчина по имени Длинное Ружье – сплошная загадка. Ему-то что перепало? Какая-то ерунда? А может, нет? Так или иначе, но Коултер и его парни теперь не просто беглые преступники, но еще и убийцы.
Коултер провел пальцем по лезвию и нахмурился. Итак, Сабрина ехала в Баулдер. Может, тоже замешана в этом? Он знает лишь то, что она рассказала. А зачем ехать в Баулдер, когда можно было отправиться в форт и попросить помощи у солдат? Ее отца давно бы откопали.
«Так, кажется, я настраиваю себя против женщины. Не надо. Она же рисковала, когда освобождала нас. Вопрос в том, почему? Совершенно очевидно, что на Юг и на наши идеалы ей наплевать».
Он перевернул мясо на вертеле и уселся на одеяло. Как же давно он не спал с женщиной! Тем более с такой задиристой!
Он лег, слушая отдаленное уханье филина. Желтая луна поднялась над верхушками деревьев, играя в прятки с серебристыми осинами.
Дым от костра, шипящий на углях жир, луна на небе – все это вдруг вызвало симпатию к этой земле. Она, конечно, суровая и не для слабых. Зато выдержала испытания временем. Исчезли бизоны, индейцев теснили все дальше, гибли люди в братоубийственной войне – а эта земля жила.
Как и Сабрина Александер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряная мечта - Честэйн Сандра



Увлекательный роман - прочитала с удовольствием.
Серебряная мечта - Честэйн СандраЛЮБОВЬ М ,
10.06.2013, 19.47





В романе показан один из способов выбора мужа на примере 4-х сестер. Не думать, не взвешивать, не присматриваться, а хватать то, что рядом лежит. Вот и в романе каждая из 4-х сестер схватила по солдату, и каждая получила то, что хотела в данный момент. Милый роман с тонким юмором, живой язык, без занудливости. Читайте. Советую.
Серебряная мечта - Честэйн СандраВ.З.,66л.
11.09.2014, 17.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100