Читать онлайн Серебряная мечта, автора - Честэйн Сандра, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряная мечта - Честэйн Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.69 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряная мечта - Честэйн Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряная мечта - Честэйн Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Честэйн Сандра

Серебряная мечта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Март, 1865 года
Передовой хребет, Колорадо
– Брина, доченька, лучше выйди-ка из рудника, пока я укладываю взрывчатку.
– Папа, а ты не торопишься? Может, лучше сначала укрепим туннель?
– Чепуха. Мы наткнулись на монолит, девочка. И он сдвинется туда, куда я ему скажу. Я взрываю эти горы дольше, чем ты живешь на свете.
Каллен Александер заложил взрывчатку в углубление, сделанное им в стенке туннеля, и начал привязывать запальный шнур.
– У-у, чтоб тебя разорвало, слишком коротко!
Он замер и вдруг усмехнулся, хлопнув себя по колену.
– Что смешного? – Сабрина никогда не понимала отцовского юмора.
– Взрывнику нельзя произносить слов «чтоб тебя разорвало!», правда же? – Не дожидаясь ответа, он шагнул назад и внимательно осмотрел каменную стену, на которую они наткнулись после нескольких недель работы. – Ладно, нечего кукситься, я еще шустрый.
«Но не такой, как раньше», – подумала Сабрина. Она не могла понять, отчего у нее на сердце кошки скребут, ведь ходить за отцом по пятам и следить, чтобы он не натворил глупостей, давным-давно стало ее долгом перед самой собой. Прошло много лет, но ничего не менялось, хотя он стал отцом еще четырех дочерей и пережил трех жен. А вот сегодня, один Бог знает, почему, она не могла отделаться от ощущения надвигающейся катастрофы. С тех пор, как Каллен вбил себе в голову, что Передовой хребет в Колорадо таит в себе золото, он взорвал уже не одну гору.
Но сегодня все шло не так.
Сабрина выбилась из сил. Они долбили камень шесть часов подряд, и безрезультатно. И тут отец наткнулся на две серые шишечки, которые с ходу объявил серебром. Сабрина не разделяла его энтузиазма: судьба уже не раз дурачила их. Каллен же чуть не с ума начинал сходить от радости, а такое состояние вело обычно к безрассудным поступкам. Сабрина уже приготовилась утешать отца, когда окажется, что новая шахта – еще одна несбывшаяся мечта. Список разочарований был длиной в жизнь.
– Папа, пожалуйста. – У нее появилась идея, как унять безудержную энергию отца. – Давай передохнем и попьем кофе и, может, добавим по капельке спиртного, чтобы согреться. Я сбегаю домой и принесу.
– Ирландское виски?
– Конечно.
– Замечательная идея. Мы отпразднуем наш прорыв как Колумб, когда открыл Америку.
– Только Колумб чуть-чуть ошибся в географии.
Сабрина улыбнулась. У них с отцом часто разгорались споры на исторические темы, и Каллен, случалось, подтасовывал факты, когда они не соответствовали его идеям. Если бы Сабрина в свое время не обменяла поросенка на десяток-другой исторических книг, то никогда бы не смогла отстоять свое мнение.
Но Каллен не сдавался без боя. Он тут же изобрел еще более витиеватые сравнения:
– Как Ромул основал великий Рим, так и я дам начало городу Александеру, Колорадо. У меня под матрасом лежит бутылочка, я припас ее для особого случая. Принеси ее, девочка моя, и посмотри, как там сестры управляются по хозяйству. Кажется, к вечеру снова пойдет снег.
Сабрина лишь кивнула. Ей незачем было проверять сестер. Спокойная, нежная Лорин наверняка проследила за всем. Если ничто не отвлекло Изабеллу, то она уже загнала корову в сарай, а Мэри накормила цыплят. Сабрина не была уверена только в Рэйвен, та всегда оставалась для нее загадкой.
Каллен Александер был вечным неудачником, убедившим себя, что именно он воспитывает в детях чувство ответственности. Правда же состояла в том, что как раз он-то практически не имел к этому отношения. Именно Сабрина после смерти второй мачехи, около пятнадцати лет назад, стала для сестер и отцом, и матерью. Все, что сделал Каллен, – это постарался изолировать дочерей от бед и напастей этого мира.
Сабрина бросила на отца обеспокоенный взгляд. Кажется, ничто, кроме кофе с виски, не способно сейчас отвлечь его от попытки немедленно заняться взрывными работами. Вздохнув, она плотнее запахнула пальто и начала спускаться по склону крутой горы, у подножия которой, среди елей, стоял их домик.
Она не стала возражать отцу, что Рим расцвел лишь потому, что Ромул добыл для города рабов и женщин, совершая набеги на страну сабинов. Что касается города Александера, то его единственными жителями были один мужчина и пять женщин.
– Дождись меня, папа.
– Ты только не забудь виски, девочка. Надо же окрестить наш рудник. С этого дня он станет известен как Серебряная Мечта.
Все быстрее сбегая по склону, Сабрина пожалела, что у нее нет и сотой доли отцовской уверенности. Завиток дыма поднимался из трубы их домика. Не забыть бы проверить запас дров. Папа прав: погода ухудшалась. Эх, вот о чем надо бы заботиться папе. Не о золоте и серебре, а о дровах. Но он знал, что со всеми хозяйственными заботами его девочки справятся сами. А вот если он наткнется на богатую жилу, то сможет обеспечить им жизнь в городе, в настоящем доме, жизнь, которую они заслужили.
Охваченная дурными предчувствиями Сабрина спешила, выбирая дорогу среди обломков скал. Не успела она отойти и на несколько сотен шагов, как земля содрогнулась от взрыва. Острая боль пронзила сердце девушки:
– Папа!
Она вихрем понеслась вверх по склону. По дороге Сабрина потеряла шапочку и в клочья разорвала перчатки об острые камни. Звук взрыва эхом прокатился по каньону, отражаясь с обеих сторон. Камни катились вниз, больно ударяя по ногам. Из входа в рудник поднимались клубы пыли. Она знала, что сейчас увидит.
Стена из земли и камней завалила вход.
– Папа! Ответь мне! С тобой все в порядке?
В ответ лишь гул оседающей руды, земли, грохот камней.
– Проклятие! Папа!
Он, конечно, не стал ждать ее возвращения. Каллен Александер никогда не ждал. Он ведь не верил, что с ним может произойти несчастье. Другим беднягам не везло, но его хранил Господь. Каллен верил, что на следующей лопате грязи будет золотой самородок величиной с тарелку, а за следующим камнем – начало жилы. Этот рай существует, просто он еще туда не попал.
Сабрина схватила лопату и начала копать. Но чем больше камней и земли она отбрасывала от входа, тем больше обломков обсыпалось с вершины лавины, похоронившей внутри горы ее отца.
Через какое-то время к этой непосильной, адской работе присоединились другие руки. Сабрина не знала, сколько прошло времени, когда она услышала:
– Брина! Бри-и-на! Прекрати! Самим нам не справиться! – Лорин трясла ее за плечи.
Не понимая, что происходит, она отошла наконец в сторону. Медленно повернувшись, Сабрина взглянула на сестер, плотно сжав губы, как делала всегда, когда кто-либо осмеливался перечить ей.
Мэри тихо плакала, обняв Изабеллу и Рэйвен.
– Он мертв, Брина, – спокойно сказала Лорин. – Он бы не выжил в завале.
Сабрина лишь плотнее укуталась в старое отцовское пальто и отчаянно замотала головой:
– Нет! Неправда! Я не верю! Папа там, позади завала. Он ждет, когда мы его откопаем. Надо продолжать!
Теперь уже сестры утешали Сабрину. Измотанные, с глазами, опухшими от усталости и слез, они окружили ту, кто всегда была их опорой.
Когда до ее сознания дошел весь ужас происшедшего, Сабрина зашаталась. Лорин права. Чернота ночного неба уступала место серому рассвету. Они проработали всю ночь напролет, а продвинулись лишь самую малость! Она уже вообще ничего не ощущала, да и сестры падали с ног от усталости. Надежды никакой. Пяти женщинам не пробиться сквозь скалу.
– Как несправедливо! – выдохнула Сабрина. – Наконец, после двадцати лет поиска, отец, кажется, действительно нашел свою жилу на конце радуги.
– Да, – ответила Лорин, покачнувшись и опершись на лопату. – Так и должно быть. Он всегда отчаянно верил в это.
Сабрина с трудом сглотнула. Горло болело от крика, ведь она столько времени пыталась дозваться, добиться хоть какого-то ответа. Но ответом была тишина, лишь изредка нарушаемая шумом падающих камней.
Как только он поджег запал, он должен был бежать вперед, и времени вполне должно было хватить. Почему же он не выбрался? Но кто знает, как велика рухнувшая лавина? Даже если камни не раздавили его, запаса воздуха хватило ненадолго.
Она знала, что он мертв, но отказывалась этому верить. «Этого не может быть, – убеждала она себя. – Сестры еще так молоды, их это просто убьет. Я должна защитить их».
Но, взглянув на сестер, поняла, что обманывает самое себя. Женщины семьи Александер не так уж и молоды. И не в том дело, что события прошлой ночи состарили их. Все они были достаточно взрослыми, чтобы уже иметь свои собственные семьи, за исключением, пожалуй, Рэйвен, которой было всего пятнадцать. Но Каллен пресекал все попытки ухаживаний со стороны тех мужчин, кого судьба иногда приводила к их удаленному от всего мира домику. В свои двадцать восемь Сабрина уже смирилась с участью старой девы, но понимала, что было бы ошибкой мешать остальным устроить свою жизнь.
– Ну почему я не родилась мужчиной? – простонала Сабрина. – Может, я смогла бы хоть что-нибудь сделать?
И тут Лорин сказала ей то, что давно уже было ясно всем сестрам:
– Ты всегда была сыном для папы, Брина, и делала то, на что у него вечно не хватало времени. А сейчас ты должна принять то, что произошло. Он мертв.
– Но мы не можем… Я не могу дать ему умереть!
– Лорин права, Брина. – Златокудрая Изабелла всхлипнула и возразила с редким для нее спокойствием. – Солнце уже встает. И снова будет буря.
– Пожалуйста, Брина. – Мэри, вечного миротворца, казалось, больше потрясла не смерть отца, а отчаяние Сабрины. – Ты должна отдохнуть.
Но окончательное решение категорично вынесла младшая сестра, красавица Рэйвен, точная копия третьей жены Каллена – наполовину индианки, умершей родами.
– Оставим Брину здесь. Дадим ей побыть одной. Как любил говорить папа, пусть выскажется гора, а мы тогда подумаем, что делать.
– Да-да, пожалуйста, уходите. Мне нужно немного подумать, – согласилась Сабрина.
Лорин, Изабелла, Мэри и Рэйвен устало направились к дому. Холодный ветер хлестал через расщелины и гнал по пятнистому снегу сухие шары перекати-поля. Сестры спускались по склону. Сестры… Одна семья. Но до чего же все они разные!
Сабрина единственная из сестер верила в мечту отца найти легендарную Золотую реку. Она и сейчас слышала его возбужденный голос: «Любому же дураку ясно, Брина. Только посмотри на форму ландшафта. Это же гигантский согнутый палец. Так и манит меня». И он пошел. Только этот палец убил его.
«Может, Рэйвен права насчет духов горы», – подумала Сабрина. Даже Каллен клялся, что слышал их. Но ведь он также клялся, и что маленький народец – гномы – беседует с ним, нашептывая советы, которых практичная, здравомыслящая Сабрина не слышала. Может, пришла пора послушать?
Сабрина села на большой красный камень, ее взгляду предстало ущелье отца и размытое солнце вдали, медленно совершавшее свой путь над грядой скал. Когда его тусклый свет проник в ущелье, она мучительно осознала всю тщетность своих намерений. Уставшая от работы, она ощущала не холод, а лишь какую-то странную вибрацию скал. Была ли это на самом деле музыка горы или просто ныли уставшие ноги, она не знала.
За стенами пещеры раздавались странные звуки. Воздушные потоки насвистывали, кружились по ущелью, раскачивали ели и сливались в аккорды.
– Ах, папа. Гора и вправду говорит со мной, но разве она скажет, что мне делать?
Постепенно свет стал оранжево-красным. К юго-востоку была видна часть плато, покрытого коричневой бизоньей травой, которой Изабелла кормила своих животных. То здесь, то там, образуя пятнистый узор, поверх травы лежал снег. Послушная порывам ветра сухая трава то пригибалась к земле, то, подобно расшалившемуся ребенку, играла в салки с перекати-полем, поднимаясь и вновь склоняясь в разные стороны. Сабрине никогда не надоедало наблюдать за этими живыми картинами равнины. Она всегда любила эту голую, неподатливую землю.
До вчерашнего дня.
Сильный порыв ветра проревел у входа в пещеру, коснувшись девушки своим ледяным дыханием. Он распушил локоны ее темно-рыжих волос, бросил несколько прядей ей в глаза и толкнул ее так, словно настаивал: «Уйди!» И именно в этот момент Сабрина вдруг осознала всю серьезность их положения. Как же одиноки они здесь! До городишка Баулдер на юге полтора дня пути и до форта Коллинз на севере – сутки! А ведь впереди до прихода весны их ждет лишь холод и снег.
Шайка индейцев-отступников совершала набеги на редких поселенцев. Из-за этого, а также из-за войны Севера и Юга, прекратилось движение почтовых карет. Теперь здесь редко появлялся кто-либо, разве что спасавшиеся от войны.
У сестер и вправду отчаянное положение. На руках лишь несколько золотых самородков и немного серебра, чтобы купить муку и бекон. А на Сабрине, как на старшей, ответственность за сестер. Как прокормить их без отца? Хотя разве когда-нибудь было легче?
Внезапно необходимость пробиться сквозь завал приобрела особую важность, и не только потому, что надо было похоронить отца, а и потому, что драгоценная руда тоже была скрыта под грудами обломков. А от этого зависела и их жизнь. Сабрина начала стягивать перчатки и застонала от боли. Руки были в крови.
Болели руки. Ныла спина. Сердце разрывалось от горя. Но вдруг она решительно расправила плечи и чертыхнулась. Нет, она недаром была дочерью Каллена Александера! Она найдет выход.
Никто, кроме нее, не знал о двух шишечках серебра в красной скале, до того взбудораживших Каллена, что он поджег запал, даже не укрепив как следует туннель. Он понял, что нашел не Золотую реку, которую долго и тщетно искал, а жилу чистого серебра, Серебряную Мечту, как он окрестил свою находку. Добыча серебра и есть их единственное спасение.
Но этого не сделать в одиночку. Здесь нужны помощники. Хоть бы поговорить с кем-нибудь. Но с кем? У нее никогда не было советчика, она никогда ни с кем не делилась своими мыслями.
Устало поднявшись, она побрела прочь от рудника. Начал падать колючий мелкий снег. Он кружился внизу каньона и подхватывал гранитную пыль. Колорадо, по-индейски – «красная земля», Колорадо стала могилой для Каллена Александера.
По дороге Сабрина продумала и отвергла несколько вариантов их дальнейшей жизни. Вряд ли приемлем переезд сестер на восток в поисках семей, согласных взять их к себе. Слишком много вдов и сирот оставляла война Севера и Юга. Они могли бы переехать в Баулдер и попытаться найти работу швей и кухарок. Но война унесла большинство мужчин, а оставшиеся в городишке были либо дезертирами и ворами, либо бедняками, у которых не было денег ни на одежду, ни на вкусную еду.
Наиболее практичным представлялся ей переезд в форт Коллинз. Там для контроля над индейцами и борьбы с конфедератами стояли войска северян. Но, страстно ненавидя войну, отец привил это чувство и дочерям. Нет, никуда они не поедут. Их домом, их родиной было это ущелье. Здесь они будут в безопасности.
Когда она все хорошо продумает, то соберет семейный совет.
Сабрина почувствовала, что лицо болело, и поняла, что льдинки на щеках – ее замерзшие слезы. Она остановилась, глубоко вздохнула и приказала себе не плакать. Она не может позволить себе расслабляться. Слишком многое нужно сделать.
Сабрина собиралась добывать серебро. Но ей необходима помощь. Нужен мужчина, который станет защищать их интересы, как свои собственные. Выход был только один – одна из сестер Александер должна выйти замуж.
Квинтон Коултер и его оборванная команда ждали среди скал. Тело уже ломило от твердой почвы и вынужденной неподвижности. Холод пронизывал насквозь; руки и ноги онемели и превратились в ледышки. Мелкий снег ложился на ресницы. Все пятеро стали похожи на краснощеких рождественских Санта-Клаусов со старинных открыток.
Боковым зрением Коултер отметил какое-то движение слева. Это огромный заяц проскочил по ущелью и скрылся в скалах.
– Везет как утопленникам, – прошептал печальный голос. – Вон бегает «обед», а нам нельзя стрелять. Может, он попадется в мой капкан.
– Тише, Тайлер. Он уже ушел, – сказал Коултер.
– Сколько еще, как вы думаете, парни? – Мелодичный акцент третьего мужчины – великана-ирландца, казалось, совсем не соответствовал его внешности. Но никто лучше не ведал, что осторожность усыпляет бдительность не только дичи, но и врага. Жизнь фермера научила его терпению.
– Недолго, – ответил Коултер. – Эти янки выехали из Денвера на рассвете. Скоро будут здесь.
– Да, парни, повнимательнее. Они везут ружья и порох, а это то, что позарез нужно Югу. Ну а мне не помешает несколько монет, отчеканенных на их новом монетном дворе в Денвере. – Карл Арнсган, четвертый член команды, ухмыльнулся. Он всегда знал, что из него выйдет хороший солдат, просто пока его не отыскал Коултер, не представлялась возможность попробовать себя в этой роли.
Коултер покачал головой. Терпение никогда не было характерной чертой Карла. Коултера поражало, что говорливый экс-хозяин салуна искренне привязался к Тайлеру Курцу, единственному образованному члену их команды. Дэйн, их разведчик, был одиночкой, любил красивую одежду и ни с кем не сближался. А ирландец, огромный, мускулистый ирландец, заменил им всем мать.
– Где Дэйн? – спокойно спросил Тайлер.
– В дозоре внизу тропы, – ответил Коултер. Ирландец тихо рассмеялся:
– Ну уж Дэйн-то, я уверен, точно нашел себе укромное местечко для костра и знай себе зажаривает сейчас того зайца – если, конечно, сообразил, как это сделать не выпачкавшись. Хочешь, пойду посмотрю?
– Нет, молчи и не шевелись.
Коултеру было бы спокойнее, если бы он мог видеть Дэйна. Но для этого пришлось бы выглянуть из укрытия, которое, к сожалению, не так уж надежно, чтобы рисковать. Они засели в скалах над тропой, чуть южнее Баулдера. Патронов было мало, да и их только пятеро. Да, им во что бы то ни стало нужны ружья и патроны этих янки. Но надежды Карла на то, что им удастся захватить и золото, напрасны, ведь его перевозили Сухопутной Тропой.
Они ждали. Пятеро солдат армии конфедератов, признанные негодными к службе в других частях и прозванные сбродом. Их обмундировали, как бродяг, и отправили на запад добывать ружья, патроны, золото – всё, что могло помочь армии южан, терпевшей поражение и терявшей надежду. Людям Коултера просто необходимо захватить этот груз и отправить его в Вирджинию, где генерал Ли находился в очень серьезном положении перед натиском армии Гранта.
Мороз становился все сильнее, пробирал до костей, и казалось, что даже кровь в венах заледенела. Коултер невольно вспомнил август в Каролине, когда хлопковые поля белели от обильного урожая. На секунды Коултер как бы перенесся в прошлое: мальчишка на ферме отца шагает босиком. Теплая, жидкая грязь хлюпает между пальцами ног.
Большой My двигается меж рядов хлопка, выпалывая сорняки. Кожа на его черной спине блестит от пота, а он басом горланит песню, от которой весь мир кажется прекрасным. И Коултер знает, что после полудня они с My улизнут на речку и будут рыбачить до позднего вечера. Он даже услышал кваканье древесных лягушек и увидел всполохи зарниц в черном ночном небе.
Но семьи уже не было, фермы тоже. Ни единой души в доме, никто не ждет защиты. Даже Большой My, подавшийся вслед за ним на фронт, убит. Не имеет смысла возвращаться. И не только Коултеру. Так же дело обстояло и у остальных в его команде. Поэтому они добровольно и вызвались на это задание. До сих пор им сопутствовала удача. Они атаковали патрули, захватывали мелкие партии оружия и денег, которые Коултер передавал Уайли, а тот переправлял на юг. Чтобы сохранить личность связного в тайне, только Коултер знал, что это Уайли.
Но Коултер устал, его люди тоже. Командиры надеялись, что война закончится через несколько месяцев, но она затягивалась и губила ростки той самой жизни, за которую они сражались, и превращала тружеников-фермеров в убийц.
Вдруг по ущелью пронесся порыв ветра и зазвучал, словно волынка, зовущая неведомый полк в бой. Коултер приподнял голову, прислушиваясь. Ветер мгновенно стих. Музыка смолкла, над горами повисла тишина.
Коултер проклинал себя за то, что отвлекся на воспоминания. Дэйн не подал никакого сигнала. Но если бы Коултер не позволил себе размечтаться, то гораздо раньше услышал бы приближение солдат. Он и сейчас еще не слышал их шагов, а скорее чувствовал. Остальные тоже насторожились и взвели курки.
Сердце Коултера забилось чаще, когда он приподнялся, чтобы взглянуть на каньон. Это движение спасло его от стрелы, просвистевшей возле руки и вонзившейся в снег как раз там, где секунду назад был его подбородок.
У него и парней не было никаких шансов. Не успев сделать ни одного выстрела, они уже были ранены и окружены высокими мужчинами с боевой раскраской лица, в одежде из медвежьих и бизоньих шкур.
– Индейцы! – ахнул Тайлер. – Мы тут ждем янки, а нас захватили индейцы. Везет как утопленникам.
– Призраки Серого Воина! – раздраженно пояснил самый рослый из индейцев.
Коултер выругался. Нескольких минут ностальгии хватило, чтобы окружили, ранили и взяли в плен всех, кроме Дэйна, которого не оказалось там, где он должен был быть в дозоре.
Может, он все же отыскал безопасное местечко для костра. Может, ему удалось скрыться?
Кажется, их везению пришел конец. Индеец издал победный вопль и просигналил солдатам северян, верхом поднимавшимся по горной тропе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряная мечта - Честэйн Сандра



Увлекательный роман - прочитала с удовольствием.
Серебряная мечта - Честэйн СандраЛЮБОВЬ М ,
10.06.2013, 19.47





В романе показан один из способов выбора мужа на примере 4-х сестер. Не думать, не взвешивать, не присматриваться, а хватать то, что рядом лежит. Вот и в романе каждая из 4-х сестер схватила по солдату, и каждая получила то, что хотела в данный момент. Милый роман с тонким юмором, живой язык, без занудливости. Читайте. Советую.
Серебряная мечта - Честэйн СандраВ.З.,66л.
11.09.2014, 17.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100