Читать онлайн , автора - , Раздел - ГЛАВА 39 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 39

Комитет снова собрался у Алека. Пол предпочел бы любое другое место, но считал, что это своеобразный тест: сможет ли он находиться в доме Энни, не поддаваясь своим воспоминаниям. Этим утром он отдал еще два витража, и у него остались только один большой – в спальне и несколько маленьких в разных комнатах. Возможно, ничего труднее в своей жизни ему не приходилось делать, но это было абсолютно необходимо. Так не могло дальше продолжаться.
Накануне вечером он видел Оливию в новостях. Репортер брал у нее интервью у входа в отделение скорой помощи. Он обсуждал с ней изменение общественного мнения после ухода в отставку Джонатана Крамера и публикации письма Алека в «Газетт».
– Из этого случая мы должны сделать вывод, что необходимо, лучше оборудовать отделение скорой помощи в Аутер-Бенкс, – говорила Оливия. – Кто бы ни стал заведующим отделением в Килл-Девил-Хиллз, он должен работать в этом направлении.
В своем хирургическом костюме Оливия была просто очаровательна и выглядела очень сексуально, ее голос звучал бодро и она сама задавала тон в интервью. Именно этот репортаж и вдохновил Пола написать стихотворение о ней – как давно он этого не делал – которое, по дороге на собрание комитета, он оставил в ее почтовом ящике.
Сейчас, на кухне Алека, у него было такое ощущение, как будто все это с ним уже происходило. Алек раскладывал в плетеные вазочки соленое печенье и поп-корн, а Пол разливал вино в бокалы на подносе. Только на этот раз он специально избегал смотреть на голубую лошадку «клуазоне» на полке перед его глазами.
Он взглянул на Алека:
– Оливия упоминала, что несколько недель назад вы ездили в Норфорк для организации публичных выступлений.
– Да, – Алек доставал салфетки с полки над раковиной. – Она прекрасно справилась со своей задачей.
– Спасибо за то, что вы написали письмо в «Газетт», – сказал Пол. – Оно многое изменило для Оливии.
– Это самое меньшее, что я мог сделать.
Пол наклонил бутылку над очередным бокалом.
– Я знаю, что последние несколько месяцев были кошмаром для Оливии, – сказал он, – я не слишком помогал ей. Мне придется многое наверстать.
Алек было направился в гостиную с вазочками и салфетками, но теперь остановился, и его губы медленно растянулись в улыбке.
– Заботьтесь о ней получше, хорошо? – Он перевел взгляд за спину Пола, и Пол, обернувшись, в дверном проеме между кухней и кабинетом увидел девочку. – Это моя дочь Лейси, – сказал Алек. – Лейси, это Пол Маселли, муж доктора Саймон. – И Алек вышел из кухни.
Пол улыбнулся девочке. Высокая, с гладкой кожей и голубыми глазами Энни, она взяла горсть соленого печенья из пакета, лежавшего на кухонном столе, и посмотрела на Пола. Ее волосы были наполовину черными, наполовину рыжими.
– Так это вы неправильно указали мой возраст, – она прислонилась к шкафчику.
– Что ты имеешь в виду? – Пол поставил бутылку. Ее волосы выглядели совершенно нелепо.
– В той статье о моей маме в «Сискейп». Вы написали, что мне двенадцать, а на самом деле мне было тринадцать. А сейчас мне четырнадцать.
Пол нахмурился:
– Могу поклясться, твоя мама сказала, что тебе именно двенадцать.
Она запихнула в рот несколько кусочков печенья.
– На моем месте каждый был бы недоволен, – сказала она с набитым ртом, – я имею в виду, насчет двенадцати лет. – Она кинула на него недовольный взгляд и проскользнула мимо. – Я ухожу, папа, – крикнула она в гостиную и исчезла через заднюю дверь.
Пол оцепенело смотрел ей вслед. Он мог бы поклясться на стопке витражей Энни, что своими ушами слышал, как она сказала, что ее дочери двенадцать.
В течение всего собрания он не находил себе места. Алек рассказывал о том, как продвигаются работы по перемещению маяка. Он говорил, что уже кладут рельсы, и строительная площадка кишит инженерами и топографами.
Пол слушал краем уха. Матери не ошибаются, когда дело касается возраста их детей. Разбуди его собственную мать среди ночи, и она без запинки отбарабанила бы возраст всех шестерых своих детей. Существует лишь одна причина, которая могла заставить Энни неправильно назвать возраст Лейси.
Едва собрание закончилось, он поблагодарил Алека и почти бегом устремился к своей машине. Домой он ехал в полном трансе, и, добравшись до своего коттеджа, тут же принялся рыться в коробке с кассетами. Раскопав три кассеты с интервью Энни, он вместе с диктофоном принес их в спальню, сел на кровать и стал лихорадочно прокручивать их до тех пор, пока не нашел ту, которую искал. С глубоким вздохом он прислонился к стене и нажал кнопку воспроизведения.
Из динамика донесся звон столовых приборов, с соседнего столика в «Си Терн», а затем его голос.
– Расскажи мне о своих детях.
По нервам полоснул голос Энни. Как давно он не слышал его – хрипловатый и здесь слегка запинающийся. Сейчас ему казалось, что он понимает, почему она говорила так медленно и осторожно.
– Ну… что бы ты хотел услышать?
– Все, – сказал он. – Полагаю, ты не назвала их Роза и Гвидо?
Пол поморщился, услышав, как прозвучал этот вопрос, и вспоминая ее свирепый взгляд.
– Ты обещал не… – сказала Энни, и он быстро прервал ее.
– Извини. Хорошо. Клей и…
– Лейси.
– Лейси. Сколько им лет?
– Клею – семнадцать, а Лейси двадцатого числа будет двенадцать.
Пол отмотал пленку назад:
– …двадцатого числа будет двенадцать.
Он выключил диктофон и закрыл глаза. Лишь одна причина могла заставить ее соврать. Пол думал о девочке на кухне Алека – девочке с глазами Энни и рыжими волосами Энни, пробивающимися из-под крашеных черных. И начав об этом думать, он уже не мог остановиться.
* * *
Степень магистра в области журналистики он получил в двадцать четыре года. Внезапно он представил себе свое будущее и увидел в нем пробел, который мог заполнить только один человек. Он не видел Энни больше четырех лет, с тех пор, как она оставила его в Бостонском колледже, одна отправившись в путешествие по побережью. Он не мог заниматься поисками работы, связывать себя обязательствами на будущее, пока не сделает последнюю попытку включить в него Энни.
В конце весны Пол приехал в Нэгз-Хед и снял квартиру в двух кварталах от залива. Он попробовался на роль в «Затерянном поселении», пьесе из истории Аутер-Бенкс, которая каждое лето шла в Мантео, и легко получил ее. Он нашел в телефонной книге номер Энни и Алека, но звонить не стал, а вместо этого поехал по адресу, который был указан в справочнике, к маленькому коттеджу в Китти-Хок, у самого залива. Он приехал ранним утром и поставил машину в квартале от дома, не отрывая от него глаз и прихлебывая кофе. Около семи он увидел, как из коттеджа вышел высокий темноволосый мужчина и сел в разбитый грузовик, стоявший на подъездной дорожке. Должно быть, это и есть Алек. Наблюдая, как он отъезжает, Пол почувствовал смесь ревности и зависти. Он подождал еще минут пятнадцать, чтобы убедиться, что Алек ничего не забыл, затем завел машину и проехал квартал до коттеджа, изучая себя в зеркале заднего вида. Он не слишком изменился за прошедшие четыре года: все так же носил очки в проволочной оправе, волосы были покороче, но ненамного.
Он вышел из машины, быстро прошел к входной двери и постучал прежде, чем успел передумать.
Энни открыла дверь. На какое-то мгновение он подумал, что она не узнала его, но затем услышал восторженный возглас: – Пол!
Она обвила руками его шею, и он прижал ее к себе, облегченно засмеявшись. В манеже за ее спиной тихо сидел малыш и наблюдал за ними. Даже с такого расстояния Пол мог разглядеть светло-голубые глаза, которые, как ему представлялось, принадлежали отцу ребенка.
Он продолжал сжимать Энни в объятиях, но она вывернулась, краска залила ее лицо.
– О Пол! – Она взяла его за руку. – Я очень сожалею, что мы так расстались, меня это все время беспокоило. Я так рада, что у меня есть возможность сказать тебе об этом, – она затащила его в комнату. – Заходи, заходи, – она отступила в сторону, уперев руки в бедра, и оглядела его оценивающим взглядом: – Ты хорошо выглядишь, Пол, – сказала она.
– Ты тоже, – она была невероятно хороша.
– Это Клей, – она наклонилась к манежу и взяла на руки маленького мальчика.
Пол коснулся крошечной ручки.
– Гвидо, – тихо сказал он. Вид у Энни был немного смущенный, она рассмеялась.
– Я совсем об этом забыла. И Роза, верно?
– Да, – тоска сжала его сердце. – Роза. Энни посмотрела на сына.
– Ты можешь сказать: здравствуй, мое сокровище?
Малыш зарылся головой в уютную впадину на ее груди.
– Он хочет спать. – Она положила Клея обратно в манеж и укрыла легким одеяльцем.
– Что ты здесь делаешь? Ты здесь в отпуске? С кем? – Она сыпала вопросами, не дожидаясь ответов. – Я бы хотела, чтобы ты познакомился с Алеком, если для тебя это не тяжело. – Она плюхнулась на диван. – О Пол, как только ты вообще простил меня? Я поступила ужасно, но я так запуталась из-за того, что мой отец заболел и все такое прочее…
– Я понимаю, – он сел рядом с ней на диван и взял за руку. – Я пробуду здесь, по крайней мере, все лето, – сказал Пол и ее улыбка стала менее лучезарной, но он постарался не обращать на это внимания.
– Все лето?
– Да. Я получил роль в «Затерянном поселении».
– Это замечательно, – ее голос прозвучал неуверенно.
– Я снял маленькую квартирку в Нэгз-Хед.
– Ты один?
– Да.
Наконец она, похоже, догадалась.
– Почему сюда? Почему в Аутер-Бенкс?
– А ты как думаешь?
Она покачала головой и забрала свою руку.
– Я замужем, Пол.
– И ты счастлива?
– Очень. Я сильно изменилась. Теперь я уже не такая… необузданная. Я жена и мать. У меня есть обязательства.
– Ну, а могу я видеть тебя время от времени? Просто двое старых друзей встретятся, чтобы пообедать вместе?
– Нет, если ты хочешь от меня чего-то большего. – Она сложила руки на груди и отодвинулась от него.
– Я буду довольствоваться тем, что ты захочешь мне дать, Энни. Если это всего лишь один обед за все лето, пусть будет так.
Он записал свой номер телефона в блокноте на кофейном столике, обнял ее на прощание и ушел, решив, что переждет, по крайней мере, неделю, прежде чем снова попытается увидеть ее.
Пьеса стала его спасением. Роль требовала от него много душевных сил, а репетиции занимали все дневное время. Однако по вечерам он не мог обуздать свое воображение, представляя себе Энни в ее маленьком коттедже, укладывающуюся в постель со своим высоким светлоглазым мужем.
Премьера «Затерянного поселения» состоялась жарким вечером, сделавшим тяжелые костюмы просто невыносимыми, однако толпа туристов приняла представление с восторгом, и, войдя в антракте за кулисы, Пол чувствовал себя просто великолепно. Он как раз взял бутылку коки у одного из рабочих сцены, когда заметил у гримерных Энни, неотрывно смотревшую на него. Один из актеров, проходя мимо, протянул руку, чтобы прикоснуться к ее волосам, и она улыбнулась незнакомцу, прощая ему вольность, как будто понимая, что он был не в силах удержаться. Пол подошел к ней.
– Рад тебя видеть, – сказал он.
– Ты был весьма эффектен, Пол. Твои бедра – это действительно что-то. – Она прикоснулась к его бедру, и его пронизал электрический разряд. Он заглянул в ее глаза и понял: она точно знает, что делает.
– Энни…
– Ш-ш-ш, – она прикоснулась пальцами к его губам, улыбаясь. – После представления. Есть одно место, куда мы можем отправиться. К моей подруге. Ты можешь ехать за мной. У меня красный «фольксвагену с откидным верхом. Ты меня увидишь.
И он увидел ее, под фонарем на стоянке, сидящую, скрестив ноги, на капоте «фольксвагена». Он отказался идти со всей труппой отмечать премьеру, а вместо этого последовал на автомобиле за Энни, загипнотизированный тем, как ветер раздувает в темноте ее рыжие волосы. Они переехали по мосту в южный Нэгз-Хед, повернули на кроутанское шоссе и следующие пятнадцать миль он держался вплотную к заднему бамперу ее автомобиля. Куда, черт возьми, она его тащит? В конце концов она съехала на боковую улицу, остановила машину и обернулась, чтобы подозвать его.
– Поставь машину здесь и перебирайся в мою букашку, – сказала она.
Он повиновался и едва захлопнул дверцу «фольксвагена», она развернулась и они снова выехали на шоссе.
– Где живет твоя подруга? – спросил он, когда они проехали Саузен-Шорз.
– Увидишь.
Они проехали еще несколько миль среди темных призрачных дюн. Пол пытался разглядеть какие-нибудь огни на горизонте, но темноту прорезали лишь конусы света от фар Энни.
– А где сегодня вечером Алек? – прокричал он сквозь шум ветра.
– Работает на материке. Последнее время он много работает с животными на фермах.
– А где твой малыш?
– У соседки.
Машину подбросило в колее, и он схватился за ручку дверцы.
– Куда мы, черт побери, едем, Энни?
Она указала вперед в темноту, и через мгновение он увидел вспышку света.
– Маяк?
– Кисс-риверский маяк. Мы собираемся навестить смотрительницу.
Он больше ни о чем не спрашивал, предоставив все Энни.
Она свернула на разбитую дорогу, и несколько минут машину трясло в темноте на ухабах, прежде чем они выехали на ровную поверхность. Энни въехала на маленькую площадку, покрытую утрамбованным песком рядом с маяком, и подрулила к большому белому дому. Пол вылез из автомобиля и посмотрел вверх, на вершину башни, возвышавшейся над ними, как раз в тот момент, когда луч света полоснул ему по глазам.
– Это феноменально! – воскликнул он.
– Я знаю. Пошли.
Она взяла его за руку, и они поднялись по мощеной дорожке к дому. В нескольких окнах первого этажа горел свет, но он не мог как следует разглядеть, что внутри.
Энни коротко постучала в дверь, и через минуту им открыла высокая пожилая женщина, одетая в длинную темную юбку и белую блузку.
– Заходи, Энни, – она отступила в сторону.
– Это Пол Маселли, Мери. Пол, это Мери Пур, смотрительница невероятного кисс-риверского маяка.
Пол церемонно кивнул Мери. Что, черт побери, происходит? Они что, собираются весь вечер беседовать с этой пожилой дамой?
Энни чмокнула Мери в щеку.
– Тебе что-нибудь нужно, дорогая?
– Нет, нет. – Мери помахала рукой. – Можете подниматься наверх.
Энни схватила Пола за руку и провела его по лестнице в маленькую спальню с двуспальной кроватью, застеленной пикейным покрывалом. Она закрыла дверь и резко обернулась, чтобы поцеловать его.
– О Боже, Пол, ты был так прекрасен на сцене. Я уже успела позабыть, какой ты. – Она начала расстегивать его рубашку, но он поймал ее за руки.
– Энни, я не понимаю…
– Ш-ш-ш, – она через голову, не расстегивая, стянула свою блузку и сняла лифчик.
– Держи меня, – приказала она, и он заключил ее в объятия, ощущая болезненно знакомый запах ее волос, теплую кожу ее обнаженной спины. Каждые несколько секунд в окно ударял луч маяка, заливая комнату белым светом, выхватывая из темноты рыжий огонь ее волос, матовую белизну тела.
– Трогай меня. Везде, – прошептала она.
Он скинул с себя одежду и уложил Энни на кровать, чтобы выполнить ее приказание. Ее тело живее реагировало на ласки, чем прежде, и ему совсем не нравилась мысль, что этой пылкостью он обязан ее мужу. Она обвила его ногами.
– Я хочу, чтобы ты был близко ко мне, Пол. Так близко, как это только возможно.
Он проник в нее, краем сознания улавливая скрип кровати и помня о старой смотрительнице внизу, но Мери Пур наверняка знала, что здесь происходит. Он выкинул звуки из головы и сконцентрировался на Энни. После всех этих лет он наконец снова был с ней, внутри нее. Она раскачивалась вместе с ним, но когда его рука скользнула вниз, между их тел, чтобы прикоснуться к ней, она покачала головой.
– Это не важно, – сказала она.
Он был настойчив. Упорен. И она все-таки кончила, и содрогания ее тела довели до предела его возбуждение.
Через несколько минут он начал было скатываться с нее, но она поспешно его удержала:
– Нет. Оставайся близко.
– Я люблю тебя, Энни.
– Держи меня.
– Я держу. Я здесь. – Он сосредоточился на том, чтобы прижаться к ней поплотнее и успокоить трепет ее тела. Затем он отклонился в сторону, чтобы увидеть ее лицо, когда свет снова заполнит комнату.
– Я не понимаю, как ты это устроила, Энни, – сказал он. – Старая смотрительница…
– Мери. Она знает, что мне нужно было встретиться с тобой. Я часто навещаю ее, когда Алек работает. Я рассказала ей все о тебе.
– Мы сможем встретиться еще раз?
– Обязательно. Лучше вечером. Ты можешь вечером?
– Конечно. Но давай встретимся у меня на квартире.
– Нет. Мы должны встречаться здесь. Люди могут увидеть меня с тобой. Меня многие знают, Пол. Мое лицо слишком хорошо известно. Здесь, на отшибе, мы в безопасности.
Итак, все продолжалось. Это было самое счастливое лето Пола, за исключением, разве, того, которое он провел с нею в Нью-Хоуп. По утрам она давала ему знать, что сможет встретиться с ним, вывешивая красный шарф на переднем крыльце своей студии. Она просила его никогда не приходить в студию. Ей не хотелось объяснять Тому Нестору его присутствие.
Несколько раз за лето он видел ее издалека вместе с Алеком. Он видел их в продуктовом магазине, а однажды на пляже, где они играли в бадминтон. Она много смеялась, и на щеках у нее появлялись глубокие ямочки. Эта картина преследовала его до следующего свидания с ней.
Шарф чаще висел на крыльце, чем отсутствовал. Энни и Пол встречались в доме Мери и проводили вечера в спальне наверху. Они часто говорили о прошлом и никогда – о будущем. Он проявлял осторожность в своих требованиях к ней, но к середине лета уже тяготился тайным характером их взаимоотношений. Ему хотелось большего.
– Мне кажется, тебе пора уйти от Алека, – сказал он однажды вечером, когда они еще лежали в постели.
Энни подняла голову с его плеча. Казалось, она поражена его заявлением.
– Я никогда не уйду от него, Пол. Никогда.
– Почему? Я лучше смогу обеспечить тебя. И Клея. Я усыновлю Клея. Я могу…
– Не говори так! – Она села в постели. – Ты говорил, что тебе будет довольно того, что я захочу тебе дать. Ведь так?
– Но я люблю тебя.
– А я люблю Алека.
Впервые он разозлился на Энни. Оттолкнув ее, он стал вылезать из постели, но она быстро схватила его за руку.
– Прости, прости, прости! Я не хотела, чтобы это так прозвучало.
– Ты почти не видишь его. Его все время нет, он оставляет тебя одну с ребенком и…
– Потому что он зарабатывает деньги. Сейчас он не может найти другой работы. Если бы мы хотели жить в городе, ему не пришлось бы столько работать. Но мы хотим жить здесь, и вынуждены таким образом за это расплачиваться.
Он посмотрел на нее:
– Ты употребляешь меня!
– Нет!
– Да! Я просто заполняю пустоту рядом с тобой, когда Алека нет поблизости. Верно? «Старый добрый Пол».
– Не говори так.
Она расплакалась, обняв его за талию, и он перестал спорить с ней.
Провожая его в тот вечер до машины, она держала его за руку.
– Я никогда не уйду от Алека, Пол. Если ты хочешь меня на этих условиях, тогда мы будем встречаться. Если нет – больше не приходи сюда.
Конечно, он продолжал приходить, терпя понимающий кивок Мери Пур, предательский скрип кровати. Он никогда не терял надежды, что Энни передумает. Последнее представление «Затерянного поселка» состоялось в День труда, и он устроился официантом в Мантео. Едва ли это было то, ради чего он учился, но уехать он не мог. А затем внезапно все переменилось.
В течение нескольких дней красный шарф не появлялся. Он беспокоился, не заболела ли она, или, может быть, рассердилась на него, и уже решил позвонить ей, когда обнаружил, что красный шарф снова висит на углу крыльца. Вечером он с большим облегчением отправился на Кисс-Ривер.
– Она наверху, – сказала Мери Пур, встретив Пола у дверей. Пол никогда не мог смотреть ей прямо в глаза. Он чувствовал, что она не любит его, с трудом переносит его присутствие. – Она плохо себя чувствует.
Энни выглядела ужасно. Ее волосы были завязаны сзади, глаза опухли. На лице – в углах рта и поперек лба появились морщины, которых он никогда прежде не замечал.
– Что случилось? – Он потрогал ее лоб, проверяя, нет ли жара, но он был холодный. – Бедная Энни! Ты выглядишь ужасно, – он попытался обнять ее, но она отстранилась.
– Мы не должны заниматься любовью, – сказала она, опускаясь на кровать.
– Конечно нет, раз ты себя плохо чувствуешь.
– Дело совсем не в том, – она была сильно взволнована, почти на грани истерики. – Нам нужно поговорить.
Должно быть, Алек обо всем узнал. Тогда все. Наконец-то дело приблизилось к развязке, и через несколько минут Пол узнает, выиграл он или проиграл.
Она нервно сжимала ладони на коленях:
– Я больше не могу этим заниматься.
– Что произошло? Алек узнал?
– Нет. Просто… я сама себе противна. – С этими словами она вскочила с кровати и пробежала по коридору в маленькую ванную комнату. Он услышал, как ее вырвало. И тогда он вспомнил, как она не давала ему пользоваться презервативами, считая, что с ними он не получит удовольствия. Однако она заверила, что ему не нужно волноваться, так как она заменила странный набор противозачаточных средств, который использовали в колледже, на диафрагму. Но насколько диафрагма надежней?
Когда она вернулась в комнату, ее кожа была влажной и серой. Он насильно обнял ее, и она, плача, прижалась к нему.
– Ты беременна, – он говорил тихо, уткнувшись в ее волосы.
– Нет! – Она отстранилась с диким взглядом. – Пожалуйста, Пол, просто уезжай из Аутер-Бенкс и никогда не возвращайся!
– Я не могу уехать. Не могу, пока ты не расскажешь мне, что произошло.
– Пожалуйста, – ее рыдания усилились. Сжимая его руку, она продолжала умолять его уехать. На лестнице он услышал медленные шаги Мери Пур и схватил Энни за руки, пытаясь ее успокоить. Дверь распахнулась.
Мери вошла в комнату, оказавшись вдруг совсем не такой старой, как думал Пол. Очень высокая, она стояла, сверкая голубыми глазами.
– Сейчас же убирайся отсюда и перестань расстраивать ее! – Она села на кровать и притянула голову Энни к своему плечу, та доверчиво прижалась к ней. – Успокойся, дорогая. Тебя опять вырвет. – Мери посмотрела на Пола: – Уходи.
Она произнесла это спокойно, но недобрым тоном, и Пол почувствовал, что сам вот-вот расплачется.
– Разве я не имею права узнать почему?
– Уходи немедленно, – сказала Мери.
Энни сильнее прижалась к Мери, подтянув колени к груди, словно стараясь забиться под крыло старой смотрительницы, и у Пола не оставалось выбора, как только уйти. Он вернулся к себе на квартиру, упаковал вещи и в тот же вечер уехал из Аутер-Бенкс, прикрепив к дверям студии Энни записку с адресом и телефонным номером своей семьи в Филадельфии.
«…двадцатого числа будет двенадцать.» Конечно же, она была беременна. Какая еще могла быть причина ее непонятного поведения и его внезапной отставки? Если бы во время интервью она сказала ему, что Лейси тринадцать, он бы подсчитал и все сразу понял бы.
О Господи! Он выдвинул ящик ночного столика и достал пачку фотографий Энни, которые фотограф из «Газетт» сделал у нее дома. Среди них была фотография Лейси и Клея, которая не пошла в статью, и Пол долго всматривался в лицо девочки. Она была точной копией Энни. Он должен увидеть ее снова и попытаться отыскать в ее лице свои черты и черты своих сестер. Он должен знать наверняка, и существовал лишь один человек, который мог ему в этом помочь.
Пол поставил в диктофон другую кассету, нажал кнопку воспроизведения и, закрыв глаза, откинулся назад, чтобы раствориться в голосе Энни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100