Читать онлайн , автора - , Раздел - ГЛАВА 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 34

Телефон зазвонил в десять тридцать пять. Оливия мыла голову в душе. Она завернулась в полотенце и поспешила в спальню, чтобы снять трубку раньше, чем включится автоответчик. Она услышала голос Пола, а не Алека, и на долю секунды расстроилась.
– Ты вернулся?
– Нет. Я в гостинице, в Вашингтоне. Я возвращаюсь завтра. – Его голос звучал устало и немного напряженно.
– Как ты себя чувствуешь? – спросила она.
Он помедлил с ответом, а затем до нее донесся слабый смешок или, может быть, кашель:
– Физически – хорошо. А душевно я близок к отчаянью.
Оливия почувствовала, как шампунь стекает у нее по спине.
– Что ты имеешь в виду? – таща за собой телефонный шнур, она дошла до бельевого шкафа в коридоре, вытащила полотенце и накинула его на плечи.
– Я разговаривал с Гейбом из «Газетт». Он рассказал мне о нападках на тебя по поводу Энни. Мне очень жаль, Оливия. Я и не предполагал, что «Газетт» может склочничать как желтая пресса. Может быть, если бы я не уехал, то смог бы как-то предотвратить этот скандал.
Она вернулась в спальню и села на кровать.
– Ты ведь тоже считал, что я виновата, – сказала она.
– В смерти Энни? Нет, Лив, я слишком хорошо тебя знаю, чтобы всерьез так думать. Меня удивляло, как ты могла работать над Энни, когда я был таким негодяем – я имею в виду свое отношение к ней. Но я не сомневаюсь, что ты сделала все возможное. Прости, что вообще хоть в чем-то тебя обвинял.
Оливия покачивала трубку на ладони.
– Твои слова для меня много значат.
Он помолчал немного, прежде чем продолжить:
– Я здесь много думал. Вашингтон – это сплошные воспоминания о тебе, о нас с тобой. Сегодня я заходил в книжный магазин Донована.
– Правда?
Она тут же представила себе магазин, звуки и запах теплого кофе, заполнявшие его.
– Жаль, что мы уехали отсюда. Нам было хорошо здесь.
– Но мы решили, что не хотим воспитывать там своих детей или приемных…
– Знаю, знаю, – он замолчал. Она слышала, как он вздохнул, прежде чем проговорил: – Мы можем встретиться, когда я вернусь?
– Конечно.
– Я имею в виду куда-нибудь пойти. Попробовать начать все сначала, – мягко попросил он.
– Я очень рада, – она ответила с той же теплотой.
– Я приеду около пяти.
– Я работаю до семи, – она сжалась, ожидая, что он рассердится, что ее работа снова мешает их отношениям.
– Хорошо, в семь, – ответил он и, поколебавшись, спросил: – Лив, почему ты не борешься с Крамером? На тебя это так не похоже – сидеть сложа руки.
Она провела рукой по покрывалу. Он прав, она всегда встречала противника с открытым забралом и не отступала, как впрочем, не отступала ни перед каким препятствием, встречавшимся на ее пути.
– Единственное, что могло бы мне сейчас помочь – независимая медицинская экспертиза, – сказала она, – но я не уверена, что у меня хватит сил пройти через это.
– Не сдавайся, Лив, прошу тебя. Независимо ни от чего, ты можешь рассчитывать на мою поддержку, обещаю.
Она поблагодарила его, удивленная и немного настороженная, не в состоянии до конца поверить в его искренность. Однако когда она повесила трубку, то уже приняла решение и, несмотря на поздний час, позвонила Майку Шелли.
Майк спокойно слушал, пока она излагала ему свой план. Она догадывалась, о чем он думал: независимая экспертиза затронет не только ее, но и все отделение скорой помощи.
– Пожалуйста, подожди денек-другой, прежде чем что-либо предпринимать, – сказал Майк наконец. – Дай мне немного подумать.
Положив трубку, она почувствовала себя гораздо лучше, не такой беспомощной, как полчаса назад. Она стояла перед зеркалом на дверце шкафа, рассматривая свое отражение в полный рост. На волосах – белая пена от шампуня. Оливия позволила полотенцу упасть на пол и повернулась, чтобы увидеть себя в профиль. Бесспорно, ее живот слегка округлился. Если Пол прикоснется к ней, он все поймет. Во всяком случае, Алеку этого вполне хватило, чтобы остановиться.
Вместо того, чтобы надеть ночную рубашку, она облачилась в футболку и единственные джинсы, которые еще сходились на ней. Затем она отправилась в кладовку и выбрала пару отверток и гаечный ключ из небольшого набора инструментов, оставленного ей Полом. Она принесла их в детскую вместе с радиоприемником и стаканом имбирного пива, предвкушая длинный и приятный вечер, посвященный сборке кроватки.
Вечером следующего дня Майк вызвал Оливию и Джонатана к себе в кабинет. Джонатан сел у окна с кислой улыбкой, ставшей в эти дни неотъемлемой принадлежностью его лица. Оливия же расположилась на ближайшем к двери стуле.
Майк подался вперед, опершись локтями на стол.
– Джонатан, – начал он, – я хочу, чтобы ты опроверг в прессе свое заявление о «сокрытии фактов».
– Я не собираюсь отказываться от того, что считаю правдой.
Майк покачал головой.
– Оливия намерена потребовать независимой медицинской экспертизы, и если это произойдет, я изложу комиссии то, что считаю правдой, а именно: в случае с О'Нейл вы оба были правы. – Майк говорил медленно, как бы опасаясь, что Джонатан не сможет уловить ход его мыслей. – Оливия была права, потому что имела знания и опыт для выполнения операций подобного типа. Если бы она не попыталась спасти жизнь миссис О'Нейл подобным образом, этот случай квалифицировался бы как преступная небрежность врача. Но и ты, Джонатан, тоже был прав. И знаешь почему? – не дожидаясь ответа, Майк продолжил: – Потому что ты необходимых знаний и опыта для выполнения таких операций не имел. И если бы ты попытался это сделать, то твоя попытка тоже квалифицировалась бы как преступная небрежность врача. Итак, – Майк откинулся на спинку стула, не отрывая взгляда от Джонатана, – ты хочешь, чтобы общество услышало мое мнение?
Джонатан побледнел, на верхней губе у него выступили бусинки пота.
– Ты передергиваешь…
– Ничего я не передергиваю, – прорычал Майк, снова подаваясь вперед, и Оливия, не меньше Джонатана, поразилась этой неожиданной вспышке гнева. – Ты напишешь это опровержение, Оливия потребует независимой медицинской экспертизы, чтобы защитить свое доброе имя. И она его защитит, можешь не сомневаться, но ты при этом вряд ли будешь выглядеть хорошо.
Она почти физически ощущала на себе взгляд Джонатана – свирепый, прожигающий насквозь.
– Не беспокойся, – сказал он ей, вставая, – я немедленно ухожу в отставку. И теперь ты сможешь спокойно резать животы, сколько твоей душе угодно. И мне на это наплевать.
Он снял с шеи своей стетоскоп и, прежде чем выскочить из кабинета, театральным жестом бросил его на стол перед Майком.
Майк взглянул на стетоскоп, и Оливии показалось, что он пытается сдержать улыбку.
– Извини, что не сделал этого раньше. – Майк перевел взгляд на Оливию. – Пожалуйста, подожди с независимой экспертизой, пока не станет ясно, чем все это закончится. – Майк указал подбородком на телефон: – Пожалуй, я позвоню в «Газетт» и сообщу им свежую новость!
По отделению скорой помощи сразу поползли слухи о том, что произошло в кабинете Майка. Не обращая внимания на шушуканье окружающих, Оливия переоделась в комнате отдыха для встречи с Полом. Она надела голубую юбку, скрывавшую заметно округлившийся живот, и белую кофту с короткими рукавами. Выйдя в приемную, она увидела Пола и почувствовала почти забытый трепет страстного желания.
Он принес ей нежно-голубую чайную розу в серебряной вазочке-амфоре. Она узнала редкий сорт, который выращивала в садике их прежнего дома в Кенсингтоне. К горлу подкатил комок, вызванный воспоминаниями о более счастливом времени.
– Я срезал ее сегодня утром, – сказал Пол, когда они вышли к его машине. – Забрался в сад до восхода солнца.
Несвойственная ему выходка заставила Оливию улыбнуться.
Он завел машину и выехал со стоянки.
– Ты хорошо выглядишь, – сказал Пол.
– Спасибо.
Она обратила внимание на то, что он снова надел обручальное кольцо. Очевидно, он всерьез хотел попробовать начать все сначала. Она изучала его профиль. Красивый подбородок с ямочкой, прямой правильный нос, однако вид у Пола был довольно измученный. За последние несколько месяцев он сильно похудел, щеки ввалились, кожа имела болезненный оттенок, и она почувствовала жалость к нему.
Оливия передала Полу разговор с Майком и Джонатаном и поблагодарила его за поддержку.
– Похоже, я впала в какой-то ступор, – сказала она.
– Тебе, наверное, здорово досталось, после того, как появилась эта статья в «Газетт»?
Она описала едкие письма к редактору, появившиеся в последних двух номерах «Газетт». Их разгневанный тон и заряд отрицательных эмоций по отношению к ней были оскорбительны. Она рассказала о скованности и внезапно появившейся неуверенности в правильности своих решений, сама поражаясь тому, что говорит с Полом так откровенно. Затем она рассказала ему о петиции.
– Я ожидала встретить твою подпись одной из первых, – сказала она, – и решила, что единственная причина, почему ее там не оказалось – твое отсутствие в городе.
Он протянул руку и сжал ее плечо.
– Прости. Как только вообще я мог подумать, что ты не сделала для нее возможное? Мне было больно видеть, что твое имя валяют в грязи. Это действительно" так, Лив.
У следующего светофора он достал бумажник и вручил ей фотографию внучки Джо Галло. Пол рассказал ей о разговоре с Джо и о том, какую гордость ощутил от того, что он – ее муж. Но она почти не слушала.
Она должна рассказать ему о том, что ездила с Алеком в Норфолк и давала интервью на радио. Он наверняка услышит об этом на следующем собрании комитета спасения маяка, и будет лучше, если он узнает все от нее самой. Но не сейчас. Ей не хотелось разрушать интимность, которую она чувствовала здесь, в машине.
Когда они подъехали к ресторану, она обернулась, чтобы положить свою кофту на заднее сидение машины, и увидела на заднем стекле маленький овальный витраж. В темноте трудно было разобрать рисунок, но она не сомневалась, что это – витраж Энни, и радужные надежды, которые наполняли ее последние двадцать четыре часа, внезапно столкнулись с реальностью.
Оливия захватила розу с собой в ресторан и заменила ею гвоздику, стоявшую на столике. Когда им принесли напитки, она облокотилась на край стола и набрала в грудь побольше воздуха.
– Я давала интервью на радио в Норфолке в прошлую субботу, – сказала она. – По поводу маяка.
– Что? – он удивленно уставился на нее через очки. – Что ты имеешь в виду?
– Алек О'Нейл попросил меня об этом. Он должен был участвовать там в двух мероприятиях одновременно, и поэтому предложил мне, если у меня есть желание, взять на себя одно из них, поскольку я имею опыт публичных выступлений.
– Это нелепо. Ты же ничего не знаешь о маяке!
– Теперь знаю.
Пол коктейльной трубочкой перемешивал свой напиток.
– И вы с Алеком ездили вместе?
– Да.
Он вздохнул и погладил рукой подбородок.
– Что ты рассказала ему о нас, Оливия? Я имею в виду, знает ли он, почему мы разошлись?
– Он не знает ничего о тебе и Энни.
– Ну, а о чем же вы разговаривали в течение… скольких там?.. двух часов туда и двух обратно?
Она вспомнила все, что рассказала Алеку. Как же далеко она допустила его в свою личную жизнь!
– По дороге туда мы говорили о моем выступлении на радио, а когда ехали обратно, обсуждали, как все прошло. Только и всего.
Пол откинулся на спинку стула и покачал головой.
– Я не могу понять. Почему ты? Разве ты так сильно беспокоишься о маяке, чтобы говорить о нем на радио?
– А почему ты так сильно беспокоишься? Он покраснел.
– Меня всегда зачаровывали маяки, – сказал он. – Ты не знала об этом, потому что мы жили в округе Колумбия, где маяков мало и они расположены далеко друг от друга. – Он стиснул трубочку между пальцами, и она лопнула с громким щелчком. – Просто мне как-то неприятно, что ты разговаривала с О'Нейлом. У тебя запланированы подобные выступления?
– Нет.
– Не берись больше за это, хорошо? Она сложила руки на груди.
– Если у меня будет время и желание, я буду заниматься этим, Пол. И у тебя нет никакого права запрещать мне что-либо.
Женщина за соседним столиком обернулась в их сторону, и Пол понизил голос:
– Давай сейчас не будем говорить об этом, ладно? Мне бы хотелось, чтобы сегодня все было хорошо. Давай поговорим о Вашингтоне.
– Ладно, давай. – Она чуть отодвинулась от стола, пока официантка ставила перед нею салат.
– Мне было хорошо, Оливия. Я давно уже не чувствовал себя так. Я вернулся всего несколько часов назад, и уже чувствую напряжение. Все дело в этом проклятом городе. – Его била дрожь. – Аутер-Бенкс – здесь все пропитано Энни. Он слишком маленький. Куда бы я ни пошел – все напоминает мне о ней, даже то, как пахнет воздух, вызывает во мне воспоминания.
– Мне нравится, как он пахнет, – сказала Оливия, сама пугаясь того, что дразнит Пола.
Запах здешнего воздуха пробуждал в ней воспоминания об Алеке и о том вечере, когда они стояли на балконе кисс-риверского маяка, а его луч пульсировал у них за спиной. Теперь каждый раз выходя на улицу, она вдыхала воздух большими жадными глотками.
Пол уткнулся в свой салат:
– Для того, чтобы снова быть вместе, мы должны уехать отсюда.
Это поразило ее.
– Мне нравится здесь, Пол, несмотря на то, что половина местного населения мечтает линчевать меня. Я надеюсь, что все закончится. Мне кажется, здесь идеальное место для того, чтобы растить детей.
– Каких детей? – спросил он, и женщина за соседним столиком не удержалась и снова посмотрела в их сторону. – Тебе тридцать семь лет, и операция дала лишь двадцать процентов вероятности забеременеть. Не слишком хорошие шансы.
Оливия наклонилась к нему, стараясь, чтобы слышал только он:
– А я, в отличие от тебя, считаю, что у меня гораздо больше шансов забеременеть. А если все-таки ничего не получится, мы можем усыновить ребенка. Мы прежде уже обсуждали такой вариант. Я не говорю ничего нового.
– Много чего изменилось с тех пор, как мы последний раз говорили о детях.
Официантка принесла заказанные ими блюда, и Оливия наблюдала, как Пол играет желваками, дожидаясь, пока она оставит их одних.
– Ты не понимаешь, – сказал он, когда официантка наконец ушла. – Мне нужно уехать отсюда, Оливия. Тут ничего не поделаешь. С тобой или без – я должен уехать. Я сегодня направлялся сюда, полный оптимизма относительно нас, и с нетерпением ожидал встречи с тобой. Но едва я переехал через мост на Китти-Хок, на меня словно опустилась черная туча. Пока я приближался к острову, настроение у меня портилось все больше и больше, и к тому времени, как добрался до дома и вышел из машины… – Он покачал головой. – Она как будто еще здесь. Это гораздо сильнее, чем если бы она все еще была жива.
Оливия почувствовала, что теряет терпение.
– А чего же ты еще ждал? Твой дом полон воспоминаниями о ней. Может быть, если бы ты избавился от всех этих… икон, всех памятников вашего знакомства, тогда, возможно, ты начал бы забывать о ней.
Он бросил на нее короткий злой взгляд, и она вдруг поняла, что не может просто так простить его и жить дальше, как ни в чем не бывало. Ее саму переполнял гнев.
– Больше всего на свете я хочу, чтобы мы снова были вместе, – сказала она, – но я отказываюсь жить в тени Энни.
– Тогда мы должны уехать отсюда.
– Я не собираюсь уезжать из города, который полюбила, до тех пор, пока не увижу реальных подтверждений того, что ты освободился от нее. Выбрось витражи. Разбей их на мелкие кусочки.
Он заметно вздрогнул.
– Ах, Пол! – Она смяла салфетку и бросила ее рядом с тарелкой. – Ты еще не готов, не так ли?
– Разбить витражи – нет.
Он выглядел устало. Глаза его за стеклами очков, полуприкрытые веками, покраснели. Она представила себе Энни вампиром, приходящим по ночам, чтобы высасывать из него жизнь. Может быть, Энни была наказанием скорее Полу, чем ей.
После обеда он отвез ее обратно к ее машине, оставшейся у отделения скорой помощи. Она была рада тому, что он не повез ее домой, ведь, скорее всего, пришлось бы пригласить его зайти туда, где накануне вечером она до головокружения трудилась, собирая кроватку. Он проводил ее до машины, держа за руку, и чуть коснулся поцелуем ее губ. Оливия резко повернулась, чтобы открыть дверцу «вольво». Она не позволит ему объятий, не даст обнаружить то, что хотела от него скрыть.
Приехав домой, она обнаружила на автоответчике сообщение от Кларка Чапмена, главного врача больницы «Эмерсон Мемориал». Слушая его низкий звучный голос, она нахмурилась.
– Пожалуйста, перезвоните мне сегодня вечером, когда вернетесь.
Он оставил номер телефона и добавил, что будет на месте до одиннадцати. Сейчас еще не было десяти.
Заинтригованная, она набрала номер.
– Доктор Саймон! – Казалось, он был в полном восторге, услышав ее голос, как будто они старые друзья. – Как поживаете?
Оливия растерялась: может быть, они прежде встречались где-то, а она забыла?
– Благодарю вас, отлично, – ответила она.
– Вас, видимо, удивил мой звонок, верно?
– Пожалуй, да.
– Конечно, я бы предпочел поговорить с вами лично, но мне не хотелось откладывать это надолго. Я следил за развитием событий, доктор Саймон. Разумеется, с моей стороны, это не праздное любопытство, поскольку ваша пациентка, миссис О'Нейл, поступила бы к нам в травмоцентр, если бы вы приняли решение транспортировать ее.
– Да.
– И мы с вами оба знаем, что она прибыла бы к нам уже в виде трупа.
Она почувствовала благодарное облегчение, к глазам подступили слезы. Последнее время она стала очень плаксивой.
– Кажется, мы с вами единственные люди, которые в этом уверены, – сказала Оливия.
– Я разговаривал с некоторыми своими коллегами из «Вашингтон дженерал», – продолжал Кларк Чапмен, – с людьми, которые могут засвидетельствовать вашу врачебную квалификацию и умение принимать правильные решения. В данном случае вы были поставлены перед особо трудным выбором, не так ли? И вы продемонстрировали инициативу и смелость при значительном личном риске. – В его голосе чувствовалась теплота. – Вам, наверное, интересно, к чему я все это веду?
– Да.
– Я предлагаю вам работу в качестве заместителя главного врача травмоцентра. Наша команда составлена из замечательных людей. Они считают вас почти героем.
Такое решение было бы идеальным. Это одна из тех странных и счастливых случайностей, которая все ставит на свои места. Они с Полом могли бы начать все сначала, не бросаясь в Вашингтон и, тем не менее, избавившись от воспоминаний об Энни. И все же несмотря на эмоции, вызванные словами Кларка Чапмена, она не почувствовала энтузиазма.
– Я очень польщена вашим предложением, – сказала она, – но не уверена, что готова покинуть Аутер-Бенкс. Мне не хотелось бы просто сбежать от тех проблем, которые у меня здесь возникли.
Она несколько покривила душой, но Кларк Чапмен, казалось, принял это.
– Мое предложение остается в силе, – сказал он. – Приезжайте к нам посмотреть. – Он продиктовал номер своего рабочего телефона, и она записала его в свою книжку. – Эта должность будет создана для вас, – добавил он. – Пока ее не существует, но мы получили дополнительное финансирование для этого отделения, так что, как только решитесь, место – ваше.
Оливия повесила трубку в подавленном настроении, в состоянии странной нерешительности. Она не могла отдаться новой мечте о будущем, пока не была уверена в том, что ее муж станет постоянной и надежной его частью. «Но Пол вернулся», – говорила она себе. Он скучал по ней. Они наверняка смогут наладить отношения.
Оливия уже лежала в постели с закрытыми глазами, единственное, что она видела перед собой – предательский овал витража на заднем стекле автомобиля.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100