Читать онлайн Огонь и дождь, автора - Чемберлен Диана, Раздел - ГЛАВА 45 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь и дождь - Чемберлен Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь и дождь - Чемберлен Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь и дождь - Чемберлен Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чемберлен Диана

Огонь и дождь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 45



Пригороды Балтиморы дышали тишиной и благоденствием. Просторные улицы затенялись густой зеленой листвой дубов и кленов. Солидного вида дома, построенные в колониальном стиле, были отделены от дороги идеально ухоженными лужайками и садами.
Кармен не спеша вела взятую напрокат машину вдоль улицы. Она нашла старый адрес Джеффа в бюллетене лицензий на частный бизнес, выпускавшемся в Мериленде уже несколько лет подряд. Он действительно открыл свое дело в качестве консультанта, устроив офис прямо у себя дома. Она легко разыскала его адрес в телефонной книге за прошлый год, хранившейся в городской библиотеке. Роберт и Лесли Блекуэлл, дом номер семьсот восемьдесят по Меридиан Драйв, и номер телефона, который сейчас был отключен.
Кармен толком не могла себе представить, что ей удастся разузнать по его старому адресу. К тому же она почти не надеялась, что здесь все еще проживает Лесли Блекуэлл. Главным мотивом ее путешествия было сильное желание посмотреть своими глазами на то место, где раньше жил Джефф Кабрио, какой дом он для себя выбрал. Ей необходимо было удовлетворить свое жгучее любопытство, касавшееся всех подробностей его жизни.
Кармен несколько растерялась, не обнаружив дома там, где ему полагалось быть. Она проверила адрес в блокноте. Да, семьсот восемьдесят. Пустой промежуток между номерами семьсот семьдесят восемь и семьсот восемьдесят два был загроможден строительными лесами, загораживающими возводимое заново здание.
Кармен вышла из машины и несколько минут в нерешительности смотрела на строителей. Фундамент и стены дома выглядели законченными, оставалось лишь настелить крышу. Несколько мужчин, голые руки которых блестели от пота, направляли действия крановщика, опускавшего одну из секций потолка на заднюю часть здания. Несколько других рабочих начинали крепить бурую облицовочную плитку на передней стене.
Кармен было решила подойти к ним и расспросить, чей это дом они здесь строят, и уже сделала в их направлении несколько шагов, но тут заметила в соседнем саду женщину, работавшую в нем.
Женщина не поднимала глаз от земли, пока Кармен шла через сад. Коротко стриженная блондинка была одета в грубые рабочие штаны с множеством карманов и голубую рубашку с короткими рукавами. Она с увлечением занималась прополкой земли возле одного из кустов азалий, украшавших ее сад.
– Прощу прощения, – сказала Кармен.
Женщина подняла голову. Ее волосы отливали золотом, а гладкая кожа выглядела весьма ухоженной, и все же, несмотря на моложавую внешность и легкость движений, Кармен подумала, что эта дама уже разменяла шестой десяток.
– Вы не знаете, куда переехали Блекуэллы? – спросила она.
Женщина отложила в сторону свою лопатку.
– Это ваши друзья? – спросила она в свою очередь, и в голосе ее прозвучала такая настороженность, что Кармен ни за что не решилась бы открыть ей правду по поводу того, что заставляет ее интересоваться судьбой Джеффа.
– Я знаю их по Нью-Джерси. – Она с трудом выдавила из себя лживые слова, гадая, заметила ли ее собеседница неуверенность в ее голосе. – А потом я потеряла их из виду.
Женщина прищурила глаза, и Кармен ясно различила мелькнувшее в них сочувствие.
– Так вы не знаете, что с ними случилось?
В голосе незнакомки на сей раз послышалось нечто зловещее, и сердце Кармен учащенно забилось. Она отрицательно качнула головой.
Женщина на какое-то время задумалась, очевидно, решая, стоит ли ей рассказывать о здешних событиях или нет.
– Пройдемте в дом, – наконец решила она, поднялась, отряхнула землю с колен и в сопровождении Кармен направилась по мощенной плитками дорожке, ведущей к двери в дом.
– Меня зовут Долорес Харви, – представилась женщина, пока они шли по саду. – Блекуэллы жили в соседнем от нас доме около двух лет, и я не могу припомнить таких же чудесных соседей, как они. А знала я их достаточно хорошо, чтобы быть уверенной в своих словах.
Кармен вошла вслед за ней в прохладную отделанную мрамором переднюю, а потом в уютную гостиную.
– Присаживайтесь вот здесь. – Долорес кивнула головой на стоявшую перед старинным шкафом мягкую просторную тахту. Она нерешительно посмотрела на Кармен. – Мне бы следовало предложить вам выпить чего-нибудь прохладительного, но я подумала, что лучше вам сначала увидеть все это, а уж потом решать, чего вы захотите.
– Увидеть что? – спросила Кармен. Она начала заражаться тревогой, явно охватившей Долорес Харви.
Долорес лишь молча покачала головой. Она открыла дверцы шкафа, за которым оказался телевизор. Кармен недоуменно следила за тем, как хозяйка копается в видеотеке. На спине ее ткань рубашки едва заметно потемнела от пота, а на штанах красовалось зеленое травянистое пятно.
Бывшая соседка Джеффа выбрала наконец пленку и вставила в расположенный под телевизором видеомагнитофон. Затем она уселась на край дивана, сжимая в руке пульт дистанционного управления.
– Эту пленку я отсняла сама, – пояснила она, следя за тем, как засветится экран телевизора. – Одна из телестудий приобрела у меня кассету, чтобы использовать кое-что для своих выпусков новостей, но я так до сих пор не могу понять, что подтолкнуло меня в тот день снимать. После я раскаивалась в этом, хотя фильм помог мне сделать одну вещь, – она сжала губы. – Это помогло мне поверить. Не будь все это отснято на пленке, я никогда не смогла бы поверить, что такое могло случиться на самом деле.
– Извините меня, миссис Харви, – сказала Кармен, стиснув на коленях внезапно повлажневшие ладони, – я не совсем понимаю вас.
– О, конечно, – и Долорес кивнула в сторону экрана, постукивая по подбородку уголком коробки пульта управления. – Сейчас вы все увидите.
Неожиданно телеэкран вспыхнул оранжевым пламенем. Это горел дом. Языки пламени вырывались из проемов окон в ночную тьму. Кармен тут же вспомнила, как горели дома в Долине Розы во время засухи, – только этот дом выглядел побольше и был сложен из кирпича. Полыхавшее внутри пламя превратило его в какое-то ужасное подобие газового фонаря.
Кармен подалась вперед, к экрану, уперев локти в колени. Вместе с отблесками пламени в гостиную ворвался ужасный шум, царивший на месте пожара, и поначалу уху трудно было что-либо уловить. Завывание пожарных сирен. Люди вокруг горевшего дома – в основном там собрались мужчины – непрерывно кричали. И этот слишком хорошо ей знакомый шипящий, потрескивающий шум пламени, пожиравшего свою жертву. Она живо вспомнила, как там должно было пахнуть. Маслянистый, тошнотворный запах гари словно забил ее ноздри и затруднил дыхание в уютно обставленной гостиной миссис Харви. Через какое-то время среди общей лавины звуков ухо Кармен уловил плач. Женщина? Ребенок? Кармен застыла на краю дивана, обхватив руками локти.
Вдруг на экране появился мужчина, бегущий по направлению к дому.
– Это Франк, мой муж, – пояснила Долорес. Мужчина подбежал к двери дома и стал рвать ручки замка. Один из пожарников втиснулся между ним и дверью и буквально отшвырнул его в сторону, схватив за плечи руками в огромных рукавицах. Вплотную к камере раздался женский крик: «Франк! Франк!», и Кармен поняла, что это кричала Долорес, снимавшая сцену с ее мужем. Франк в течение нескольких секунд спорил с пожарником, пока наконец бессильно не взмахнул руками и не отошел от дома.
– Франк был просто вне себя от ярости, так как ему не позволили помочь пожарным, – сказала Долорес. – Он хотел пробраться в дом и вызволить Холли. – И тут объектив камеры передвинулся на темный проем одного из окон. Поначалу Кармен увидела лишь бушевавшие в ней языки пламени, но вот перед глазами промелькнула чья-то тень. Камера сфокусировалась на окне, и у Кармен перехватило дыхание: она увидела ребенка – маленькую темную фигурку на фоне полыхавшего в комнате огня. Внезапно все смешалось в хаос. Ручки маленькой девочки ухватились за край подоконника. Она подняла одну ногу, пытаясь вскарабкаться на него. Рот ее раздирал непрерывный жалобный крик. Пожарники перед домом замахали в ее сторону руками, они кричали, чтобы она подождала возле окна, что оно расположено слишком высоко, чтобы ей прыгать, что сейчас они поставят раздвижную лестницу.
– Холли! Оставайся на месте! – Голос Долорес, крикнувшей прямо возле микрофона, перекрыл остальные.
Кармен зажала рот рукой, глядя, как Холли ухитрилась закинуть одну голую ножку за подоконник и уселась на него верхом. Сейчас она могла ясно разглядеть лицо девочки, искаженное выражением дикого ужаса перед разбушевавшимся пламенем. Холли снова обернулась в сторону ада, в который превратилась комната позади нее. Звонко прозвучал ее душераздирающий крик: «Мама!!!» – и тут она закинула на подоконник вторую ножку. Она пыталась балансировать на узеньком подоконнике, в то время как пожарные внизу суетились с лестницей.
А потом она как-то совершенно неожиданно вся обмякла и упала, и ее предсмертный вопль был заглушен шумом пожара, взрывом горестных криков спешивших ей на помощь пожарных и дикими рыданиями самой Долорес, все еще не выпускавшей из рук камеры.
– О Боже, нет, нет... – прохрипела Кармен, буквально теряя контроль над собой при виде ужаса, царившего на экране. Она хотела было попросить Долорес выключить видео, но слова не шли у нее из горла, она была потрясена жестокостью событий, скрупулезно зафиксированных бездушной пленкой. Ей стоило большого труда осознать, что все виденное уже случилось когда-то. Оно уже в прошлом. Ей казалось, что она переживает все это сейчас и наяву.
Пожарники, а с ними и Франк Харви, ринулись к телу девочки, и Кармен услышала новый взрыв криков отчаяния – она даже не думала ранее, что мужчины могут так кричать. Они склонились над маленьким неподвижным тельцем, большие мужчины в их неуклюжем обмундировании, и горестно качали головами. Один из них пытался вытереть глаза рукой в грубой рукавице.
– Она сломала шею. – Долорес снова прижала коробку пульта к подбородку. – Они сказали, что Холли умерла мгновенно, и в этом можно черпать некое горькое утешение. Но я не могу не думать о том, как она страдала перед этим, когда пламя неожиданно охватило ее комнату. Она всегда была такой нежной.
Объектив камеры снова переместился, и Кармен увидела автобус с телерепортерами, подъехавший к дому. Съемочная группа вытаскивала из дверей автобуса свое хозяйство, тогда как молодая особа с роскошными черными волосами давала им указания. Затем видеокамера обратилась назад к пожарным, которые опять занялись тушением огня.
Кармен взглянула на Долорес, чье лицо раскраснелось от слез, непрерывным потоком струившихся по щекам.
– А что же было с Лесли? – спросила Кармен.
– Извините. – Долорес встряхнула головой. – Наверное, это была не лучшая идея – вводить вас в курс дела таким вот образом. Я просто...
– Лесли?
– Она тоже погибла, – всхлипнула Долорес. – Они сказали, что в момент взрыва...
– Взрыва?!
– Да. Это случилось в лаборатории, где Роб ставил свои эксперименты. Как раз под хозяйской спальней. Лесли и младенца убило в тот же миг. Кати задохнулась в дыму, и ее не смогли спасти, а Холли... ну, вы же видели.
Кармен хотела спросить еще что-то, но внимание ее снова обратилось к экрану. Раздался звук захлопнувшейся автомобильной двери и уже знакомый Кармен голос. Голос Джеффа.
– Этот кусок я не могу больше видеть, – сказала Долорес. – Они не меньше тысячи раз прокрутили его в своих выпусках новостей. – Она порывисто поднялась и вышла в соседнюю комнату.
Джефф, чья шевелюра тогда была светло-русой, бежал к пылавшему дому, выкрикивая имя Лесли. Франк Харви попытался догнать его, но упал, и окрики Долорес, просившей его задержаться, остались без внимания. Один из пожарных ухитрился все же схватить его за руку, но тут он заметил тело своей дочери. Стряхнув с себя пожарника, словно муравья, он рванулся к ней, рухнув перед ней на колени, и прижал к груди безжизненное тельце. Кармен еле различала происходившее на экране сквозь пелену слез. Как он смог пережить это? Как он может жить до сих пор – с этим в душе? Наверняка, несмотря на прошедшие месяцы, боль его столь же остра и с прежней силой терзает его каждый день. Где он набрался отваги продолжать жить? Где он набрался силы, мужества и преданности людям, чтобы протянуть руку помощи Долине Розы – городу, полному незнакомых для него, чужих людей. Городу, которому он вернул жизнь.
Картинка в объективе задрожала, и Кармен услышала всхлипывания Долорес Харви, пытавшейся ровно держать видеокамеру. Двое пожарников пытались оттащить Джеффа от тела его дочери, втолковывая ему что-то, что Кармен не смогла разобрать. Поначалу они вынуждены были применить силу, но потом он как-то позволил себя увести.
И вдруг объектив обратился на юную темноволосую особу с микрофоном наготове, с поблескивающими золотом браслетами на запястьях. Она шагала в сторону Джеффа весьма решительно и с явно написанным на лице выражением уверенности в том, что она здесь самая главная и имеет право на все. О, Кармен слишком хорошо знала это чувство уверенности.
Больше она не в состоянии этого вынести. Кармен вскочила и нажала кнопку. В комнате мгновенно воцарилась тишина, сирены, крики и пламя пожара исчезли, словно их не было и в помине. Стоя возле шкафа с аппаратурой, Кармен закрыла лицо руками и зарыдала.
Через несколько секунд вернулась Долорес Харви, пытаясь на ходу вытереть свои слезы. Она вложила носовой платок в руки Кармен.
– Отчего случился взрыв? – спросила Кармен, когда смогла наконец говорить.
Долорес несколько замялась с ответом. С тяжким вздохом она уселась на диван.
– Вы знали, над чем работал Роб? – спросила она. Кармен кивнула, хотя не была уверена, что именно Долорес имела в виду.
– Ну вот, они собирались устроить себе каникулы – Роб, Лесли и дети. Они хотели поехать в горы, чтобы полюбоваться водопадами. С тех пор, как они переехали сюда, они ни разу не сдвинулись с места, и предстоящее путешествие все ждали с нетерпением. И вот, как обычно, – Долорес покачала головой со слабой улыбкой на губах, – у Роба вдруг обнаружилась какая-то работа, которую он хотел бы закончить до отъезда – очередной проект, который он разрабатывал в своей лаборатории. Тогда решили, что Лесли возьмет детей и отправится в снятый ими домик, а Роб присоединится к ним через несколько дней. Однако в тот день, когда Лесли собралась уезжать, Роб заявил, что он успевает закончить работу раньше, чем предполагал, так не лучше ли ей с детьми подождать еще денек, чтобы потом отправиться в горы всем вместе. На том они и порешили. И в тот день ближе к полудню Лесли с малышом оказалась дома. – Долорес неожиданно прижала руку к губам, отвернувшись в сторону. – Такой чудесный малыш. – Она потрясла головой. – Я не перестаю оплакивать его. У него была улыбка, способная согреть весь мир. – Глубоко, со всхлипом вздохнув, она снова взглянула на Кармен. – А Лесли когда-то написала от руки красивые приглашения на свадьбу моей старшей дочери. Лесли была художницей. Да вы ведь и сами знаете.
Кармен машинально кивнула. Конечно, это было для нее новостью, да разве это имело значение? Разве вообще что-то могло иметь значение по сравнению с тем, что она только что узнала?
– Все ее рисунки погибли в огне. Даже та акварель, что выиграла главный приз на выставке в Нью-Йорке. Вы видели ее?
– Я не уверена... Продолжайте, прошу вас. Что было потом?
– Ну, Лесли, конечно, была счастлива, что Роб пробудет с ними на несколько дней больше. Мне кажется, он был хорошим мужем и любящим отцом, но она при этом часто сетовала на то, что он абсолютно поглощен работой над своим последним проектом. Он постоянно торчал в лаборатории. И даже спал урывками. Я, конечно, удивилась, как она мирится с таким положением дел, но она ответила, что это действительно превосходный проект и у нее не хватает духу упрекать его за такую увлеченность работой. Она не смогла толком объяснить, над чем он работает – мне кажется, Роб взял с нее обещание хранить тайну, – но она уверяла меня, что это нечто выдающееся, с чем никто не работал прежде и даже не предполагал такую возможность. Вы ведь знаете, как она всегда гордилась своим Робом, – и женщина снова принялась вытирать слезы.
У Кармен душа ушла в пятки. Она вспомнила упоминания о безрассудности некоторых экспериментов Джеффа, о его нежелании заботиться о мелочах.
– А взрыв? – спросила она. – Что явилось причиной взрыва?
– Ну, мне помнится, что в ту ночь Роб сидел в лаборатории, заканчивая работу, чтобы отправиться с семьей в горы на следующий день. Холли была больна. Она немного простудилась, и Робу пришлось отправиться в аптеку за сиропом от кашля, так как та бутылочка, что была у них дома, уже лежала где-то в багаже, и они не смогли ее найти. В общем, получилось так, что в момент взрыва Роба не было дома, но в то же время взрыв каким-то образом был связан с той работой, которой Роб занимался у себя в лаборатории.
– Какой ужас. – Кармен в изнеможении прикрыла глаза.
– После пожара Роб был в шоке, – продолжала после некоторой паузы Долорес. – Его забрали в больницу. Мы с Франком поехали с ним – я не хотела, чтобы Роб чувствовал себя совершенно одиноким в этом мире. Он не плакал, не кричал и не бился в истерике – ничего подобного. Он был похож на психически больного. Он сидел в палате усиленного контроля и повторял раз за разом:
– Я убил свою семью. Я убил своих детей.
– Он винил во всем себя?
– Да, – кивнула Долорес. – И не только он. Полицию заинтересовало то, что во время взрыва его не оказалось дома, а это его бормотание про убийство детей только подлило масла в огонь.
– Ну, это же нелепо, – возмутилась Кармен. – Он же был в шоке в тот момент.
– Конечно, это нелепо. Меня до сих пор ужасно возмущает, если кто-то пытается расценить этот ужас иначе, чем несчастный случай. Ведь достаточно поговорить со знавшими его людьми, чтобы убедиться, каким он был прекрасным человеком.
– Да, – кивнула Кармен. – Да.
– Эксперты, которые прибыли вместе с полицией, утверждали, что он наверняка нарушил правила техники безопасности, проводя свои эксперименты в жилом районе, хотя они так и не разобрались, над чем именно он работал. И они собирались обвинить его в криминальной деятельности.
– И они предъявили ему это обвинение?
– У них попросту не было для этого возможности. В ту ночь Роб был у нас дома. Ему больше некуда было податься, и я не хотела оставлять его в одиночестве. Он буквально возненавидел себя. Наверное, как и любой другой на его месте.
Кармен покачала головой.
– И вот посреди ночи он исчез. – Долорес подняла подбородок и улыбнулась сквозь слезы. – Господь да пребудет с ним. Ну а в глазах полиции он, естественно, стал еще более подозрителен после своего бегства. Они заявили, что он испугался их расспросов, но я уверена, что он бежал от пустыни, оставшейся на месте его жизни.
Кармен невольно взглянула в окно на то место, где когда-то стоял дом номер семьсот восемьдесят по Меридиан Драйв.
– Вы имеете представление о том, куда бы он мог податься? – спросила она.
– Нет, и я рада этому. Они нашли его машину в Пенсильвании, и поскольку он пересек границу штата, в поиск включилось ФБР. Какого лешего они тратят свое время на поимку таких, как Роб, я понять не в состоянии. Человек утратил все, что было для него дорого. Разве этого наказания недостаточно?
И снова Кармен лишь молча кивнула.
– Они до сих пор его не нашли, – продолжала Долорес, – и знаете, на что я надеюсь? Я надеюсь, им никогда его не найти. Я надеюсь, что где-нибудь он еще сможет вернуться к жизни и обрести счастье и мир.



***



Кармен пришлось вылететь в Сан-Диего рейсом в четыре тридцать утра. В ее сумочке лежала видеокопия с пленки, отснятой Долорес Харви. Она попросила у Долорес взять на время оригинал, чтобы снять с нее копию, и хотя женщина была явно в недоумении по поводу такой просьбы, она просто отдала Кармен уже имевшийся у нее дубликат. Кармен еще не решила, что она сделает с этим дубликатом. Честно говоря, она не была уверена, что сможет достаточно безболезненно переварить услышанное и увиденное своими глазами. Она была уверена лишь в одном: до той поры, пока не настанет время, она не расскажет правду о Джеффе Кабрио ни одной живой душе, даже Крису.
Как только самолет поднялся в воздух, она раскрыла свой блокнот и принялась как можно точнее записывать все, что рассказала ей Долорес Харви. Она непрерывно писала почти два часа, думая, что теперь у нее есть реальная возможность отвоевать «Утро в Сан-Диего». Если только она захочет, это шоу снова будет принадлежать ей одной.
Покончив с записями, Кармен спрятала блокнот, укрылась одеялом и попыталась заснуть. Но всякий раз, закрывая глаза, она видела перед собой коленопреклоненного Роба Блекуэлла, прижимающего к себе безжизненное тело дочери, освещенного заревом пожара, уничтожившего его дом, его семью. И она подумала, сможет ли вообще впредь безболезненно закрывать глаза.
Было уже около десяти часов вечера, когда Кармен подъезжала к Шугабушу. После двух солнечных дней сухой воздух был напоен ароматом эвкалиптов. Усадьбу заливали потоки необычно яркого лунного света. Она вынула из багажника чемодан, и повернулась в сторону усадьбы в тот момент, когда на дороге показался черный «сааб» Джеффа. Она остановилась и подождала, пока он выйдет из машины.
Захлопнув дверцу своего автомобиля, он взглянул на нее поверх крыши «сааба». Он выглядел очень усталым. А в глазах его стоял немой вопрос, вопрос, который ему не было нужды облекать в слова.
Как ей не было нужды облекать в слова свой ответ – он прочел его в ее глазах.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь и дождь - Чемберлен Диана



Просто спасибо автору!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаPutnik
19.01.2010, 17.49





Книга бесподобная!!! Такие характеры,такая любовь к жизни,к людям.Хочется верить в то,что любовь есть!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаИрина
2.04.2012, 12.30





Все романы автора жизненные, берущие за душу. Вчитываюсь в каждое слово. Люблю, страдаю, переживаю - будто смотрю хороший фильм!Советую всем!!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаEdit
31.03.2014, 0.19





Очень депрессивный,тягомотный роман,много смертей.Репортерша копалась в чужом белье ради своей карьеры,хоть в конце опомнилась.Финал вообще какой то незаконченный.Не понравилось.
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаОсоба
23.07.2014, 16.56





Этот роман понравился меньше остальных. Вероятно, из-за профессии Кармен - не люблю репортеров, их манеру вести себя, и даже вся ее история так и не вызвала должного сочувствия.
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаЮрьевна
25.03.2016, 23.40





Роман понравился! Это история не только гл.героя, а истории и героев второго плана. Хотя здесь нельзя отделить главных героев от не главных. Здесь идет переплетение судеб, судеб, исковерканных жизнью. И преподнес это автор очень эмоционально и жизненно!!! Да, Кармен и мне в самом начале не понравилась,выбираться "на верх" за чужой счет - это подло. Но ведь так оно и есть в жизни. Взять передачи на первом канале, ведь тикие раскрутки ведут, что неприятно смотреть, хотя многие балдеют от увиденного. Не буду углубляться - закон Яровой ведь принят. Финал - на усмотрение читателя. Мне очень понравились Джефф и Миа, и хочется верить, что все у них будет хорошо!!! Так и будет!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
7.09.2016, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100