Читать онлайн Огонь и дождь, автора - Чемберлен Диана, Раздел - ГЛАВА 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь и дождь - Чемберлен Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь и дождь - Чемберлен Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь и дождь - Чемберлен Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чемберлен Диана

Огонь и дождь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 38



Том Форрест при помощи своего нью-джерсийского приятеля сумел напасть на след компании, в которой работал Джефф после окончания колледжа. Это была «Классическая планета» в городе Пассаик, штат Нью-Джерси, и Кармен с большой тщательностью готовилась к очередному телефонному интервью. Она не знала, насколько подробно национальное телевидение освещало события в Долине Розы и личность Джеффа Кабрио, однако в любом случае не могла исключить возможности того, что ее новый собеседник сумеет идентифицировать Роберта Блекуэлла и Джеффа Кабрио. Поэтому когда, она связалась по телефону с Уорреном Гуэстом, бывшим сослуживцем Джеффа, то даже не рискнула упоминать о «Новостях после девяти». Она ограничилась объяснением, что звонит с телестудии из «западных штатов» Здесь у них Роберт Блекуэлл участвует в «небольшом исследовании изменений окружающей среды», и ей захотелось побольше узнать о нем.
– Мне просто хотелось удостовериться, действительно ли он работал в «Классической планете», – заявила Кармен.
– Совершенно верно, он работал у нас – Уоррен Гуэст рассмеялся. – И мы несказанно обрадовались, когда он ушел, потому что, пока он был здесь, все остальные на его фоне выглядели как скопище болванов, у которых едва наберется с полсотни единиц интеллектуального коэффициента на всех скопом. Серьезно, хотя тут не было его вины, просто его мозги работали совершенно по-другому, чем у обычных людей. Если я вижу проблему – я и вижу только проблему. Роб же может смотреть на ту же проблему, что и вы, но при этом видеть ее решение. – Уоррен замолк, а потом добавил:
– Однако он был довольно приятным парнем. Кармен могла бы и сама это засвидетельствовать.
Ведь это он помог ей избавиться от необходимости брать интервью на месте гибели детей из автобуса. Правда, он не разрешил ей войти внутрь склада, пока они с Риком возились с установкой своих приборов на крыше, и с земли ей мало что было видно, однако она все же смогла сделать неплохой репортаж.
– Как долго он работал в «Классической планете»? – спросила Кармен.
– О, позвольте сообразить. По-моему, семь или восемь лет.
– В то время он успел жениться или просто был близок с кем-то?
– О да, конечно, он женился, когда работал у нас. Я не был на его свадьбе. Это было обставлено очень скромно и тихо. Его жену звали Лесли.
Лесли Блекуэлл. Где она сейчас? Состоят ли они с Джеффом до сих пор в браке?
– Вы случайно не знаете девичью фамилию Лесли?
– Извините, не в курсе. Меня это как-то совершенно не интересовало.
– Что бы вы могли о ней сказать?
– Довольно симпатичная особа, хотя я не был с ней как следует знаком. Просто встречался на пикниках и так далее. У них родился ребенок вскоре после того, как они поженились Девочка. Я помню розовые ленточки на букете.
Кармен вспомнила про фотографию в бумажнике у, Джеффа: две белокурые малышки на спине у слона.
– Были ли Роб и Лесли все еще женаты, когда он ушел из вашей компании?
– Конечно. – Уоррен заколебался. – Вы хотите сказать, что сейчас он не с ней, да?
– Я не могу сказать точно. Я недостаточно хорошо осведомлена о его личной жизни, но весьма похоже на то, что они успели расстаться.
– Ну, вот это плохо, хотя что вы хотите в наше время, когда половина браков кончается разводами? Ничего в этом нет удивительного, да к тому же не так-то легко, наверное, было быть замужем за этаким странным малым. С ним и работать-то было нелегко.
– В каком смысле?
– Ну, он был не таким, как мы. Мы все временами ощущали себя так, словно подрядились работать его уборщиком.
– Что вы имеете в виду? Он что, вел себя неряшливо на работе или...
– Нет. – Уоррен Гуэст снова рассмеялся. – Это его работа могла оказаться неряшливой в определенном смысле. Он мог додуматься до идеи – блестящей идеи – и делать потом с нею все, что ему заблагорассудится, а все остальные должны были подбирать объедки с его стола. Поначалу меня это просто бесило. Но потом я понял: он не ученый в полном смысле этого слова – он художник.
– Боюсь, что не совсем понимаю вас, – нахмурилась Кармен.
– Ну, представьте себе гениального художника. Представьте себе Пикассо, хорошо?
– Хорошо.
– Вы не пытаетесь постичь гения. Вы не пытаетесь ограничить его какими-то рамками. Вы наблюдаете за его работой, как он подбирает невообразимые сочетания красок, наносит их широкими мазками на полотно и в один прекрасный момент решает, что ему не подходит то сочетание красок, которое он подобрал. Вот он в сердцах швыряет на пол свою кисть и принимается творить заново. Вы же не скажете ему: «а ну-ка подними с пола свою кисть, прежде чем начнешь мазать дальше»? Кармен рассмеялась.
– Вы поняли меня? Вот так примерно обстояло дело и с Робом. Если он за что-то брался, его невозможно было остановить. Вы могли только стоять в сторонке и наблюдать, что он делает, а если он на пути к открытию устраивал свалку, вам приходилось ее разгребать.
– Ого. – На Кармен явно произвела впечатление удачная аналогия, придуманная Гуэстом. Интересно, насколько эффективным уборщиком окажется Рик Смит? – Когда Роб ушел из «Классической планеты»?
– Хм-м-м. Пять лет назад, вроде бы так. Он открыл собственное дело, стал консультантом, он и еще один парень, который знал его еще по колледжу, Кент Рид. Еще один ребенок – вундеркинд.
– Верно. Вы не знаете, где я могу найти сейчас Кента Рида?
– Вот уж про него я точно могу сказать, что таких типов хочется скорее потерять, чем найти, – со стоном отвращения произнес Уоррен.
– Почему вы так говорите? – Похожее, что даже во взрослом состоянии Кент Рид не сподобился завоевать расположение окружающих.
– О, да он же все эти годы вился возле нас, приклеившись к Робу, как... Наш шеф посоветовал ему в конце концов держаться подальше от нас, но вскоре после этого Роб уволился, и они вместе с Кентом открыли собственное дело.
– Вы не помните, как называлось их предприятие?
– Возможно, я найду это в моей картотеке, – отвечал он. – Мне совершенно не хотелось лишний раз вспоминать про эту парочку. Подождите секунду.
Она услышала в трубке шелест перебираемых карточек.
– Блекуэлл и Рид – консультанты по вопросам окружающей среды, – прочитал Уоррен. Он продиктовал ей адрес офиса в Морристауне, штат Нью-Джерси, вместе с номером телефона. – Однако учтите, что это устаревшие данные. Я знаю, что их там уже давно нет. Я даже не уверен, что они по-прежнему сотрудничают Но вам действительно лучше всего будет обратиться к Кенту, если вас так интересует Роб. Он знает Роба Блекуэлла лучше, чем кто бы то ни был.
Кармен попыталась найти номер телефона на фамилию Лесли Блекуэлл, но безуспешно. А тот номер, что дал ей Уоррен в Морристаунской конторе Джеффа и Кента, теперь принадлежал какому-то престарелому господину, который зарыдал от счастья при звуках ее голода, потому что принял за свою дочь, которая пропала без мести много лет назад – и вот теперь нашлась. Кармен с трудом могла втолковать ему, что он ошибся.
Наконец ей не осталось ничего иного, как опять обратиться за помощью к Тому Форресту.
– Проверь все старые лицензии на частный бизнес, – посоветовал он. – Нет, тебе не надо беспокоиться. Я сам наведу справки и сообщу тебе результат.
– Но я прекрасно управлюсь с этим и сама, Том. – ее с давно смущала его родительская опека над ней.
– Да брось ты, Кармен. Тебе еще предстоит куча работы, когда я раздобуду информацию. Позволь мне помочь хотя бы в мелочах – И после некоторого колебания он добавил:
– Ты великолепна, Кармен. Та статья в «Юнионе» просто потрясная.
В статье во вчерашнем выпуске «Сан-Диего Юнион» утверждалось ни больше ни меньше, что с возвращением па телевидение Кармен Перес «стало ясно, чего не хватало программе „Новости после девяти“ на протяжении последних пяти лет».
Кармен прочитала эту статью три раза подряд.
Том позвонил ей снова меньше чем через час.
– Рид выехал из штата пару лет назад, – сообщил он. – Я раздобыл его следующий адрес в Ламаре, штат Западная Вирджиния, но это оказался номер почтового ящика. Попытался разыскать его по тамошней телефонной книге, но похоже на то, что он в ней не числится.
– Все в порядке, – сказала Кармен, записав адрес. – Я сумею разобраться на месте.



***



Ее самолет приземлился в вирджинском международном аэропорту Даллес в час, когда заходившее солнце окрасило небо в кровавые тона. Деннис Кетчум весьма неохотно санкционировал эту ее поездку. И теперь, стоя в очереди у окошка найма машин, Кармен, все еще борясь с остатками беспокойного, не принесшего облегчения сна в самолете, с тревогой думала, не придется ли ей сегодня заниматься ловлей журавля в небе.
До Западной Вирджинии она доехала за два часа, причем вторая половина дороги шла постоянно в гору. Окрестности поражали обилием зелени и красотой. Однако, даже несмотря на высокогорье, воздух был раскаленным, и Кармен не раз порадовалась тому, что в снятой на время поездки машине исправно работает кондиционер.
По мере приближения к Ламару Кармен все чаще сверялась с каргой, лежавшей на соседнем сиденье. Вид окрестностей все больше склонял Кармен к мысли, что зря она вырядилась в свой легкомысленный зеленый шелковый костюмчик, когда собралась сюда ехать. Шоссе покинуло зону густых лесов и проходило теперь по бесконечным просторам полей. Дома были разбросаны довольно далеко от дорог и выглядели достаточно убого, казались маленькими, тесными, нуждающимися в ремонте и уходе. Ржавые железные решетки красовались на перилах крылечек, а гипсовые статуи фламинго, утят и стоявших на задних ножках, одетых в костюмы целующихся свинок украшали собою сады.
Наконец невдалеке показался и сам Ламар, почти неразличимый под зелеными куполами деревьев. И это называется городом? Тяжело вздохнув, Кармен продолжала вести машину мимо редко разбросанных домишек, мимо пасущихся коров и лошадей. По сравнению с Ламаром, Долину Розы можно было счесть блестящей столицей.
Наконец она доехала до места, где пересекались две узенькие улочки, а на углу был расположен магазин. Завернув на тесную автомобильную стоянку, Кармен остановилась возле старого газового насоса. Стоило ей выйти из машины, и тяжелый душный воздух навалился на нее совершенно беспощадно – чтобы хоть немного чувствовать себя полегче, она достала из сумочки заколку и стянула волосы в пучок на затылке. Неужели кто-то по своей воле захочет жить в этой духовке, подумала она. Хотя наверняка жители Ламара тоже диву дадутся, если узнают, что где-то по своей воле живут люди, у которых есть возможность лишь один раз в день спустить воду в туалете.
Ее глаза не сразу привыкли к ослепительному солнечному свету, а потом долго не могли освоиться в полутьме, царившей в магазине. Похоже, что Кармен была здесь единственным покупателем. По ту сторону прилавка сидел на табурете средних лет мужчина, читавший газету. Женщина, стоявшая возле полок, расставляла банки с суповыми концентратами Оба они обернулись в сторону вошедшей в магазин Кармен.
– Я хотела бы знать, где мне найти почту, – сказала та, приблизившись к прилавку.
– Вы уже нашли ее, – и мужчина кивнул на ряды почтовых ящиков, темневших в углу за его спиной.
– О, – несколько удивленно произнесла Кармен, – Ну что ж, тогда я бы хотела узнать, как мне найти человека, снимавшего ящик с индексом «Пи Оу». Его зовут Кент Рид.
Мужчина и женщина обменялись взглядами.
– Он живет наверху, в горах, – сказала женщина.
– Я думала, что уже нахожусь в горах. Женщина улыбнулась. На вид ей было чуть больше пятидесяти, а внешность ее оставалась весьма привлекательной, и не последнюю роль в этом играла благородная седина в волосах.
– Да нет же, это только предгорье, – сказала она, вопросительно вскинув взгляд на Кармен. – Вы ведь не шляетесь его старой знакомой или что-то в таком роде?
– Нет. Я никогда не встречалась с ним прежде. Мужчина хмыкнул, выпустив огромный клуб дыма, – он курил сигарету.
– Тогда понятно, – сказал он. – Только тот, кто ни разу в жизни не имел дела с Кентом Ридом, может искать с ним встречи по своей воле.
Женщина тоже рассмеялась вслед за ним, и поскольку она явно не была объектом их веселья, Кармен позволила себе улыбнуться. Ей понравились эти двое, и она даже захотела, чтобы и к ней они относились хорошо.
Женщина подошла к прилавку, чтобы оказаться поближе к мужчине, и Кармен решила, что они скорее всего муж и жена. У обоих на пальцах сверкали обручальные кольца.
– И зачем только вам понадобилось искать Кента Рида? – сочувственно поинтересовался мужчина.
Кармен скинула жакет и повесила его на руку. Ее спина была вся мокрая от пота.
– Я репортер, – пояснила она, – и мне нужно задать ему пару вопросов о его бывшем коллеге, над историей которого я сейчас работаю.
– Ну что ж, желаю удачи. – Мужчина затушил свою сигарету в алюминиевой пепельнице.
– Что вы имеете в виду?
– Он не станет вам ничего рассказывать, уж поверьте, – вставила женщина. – Он вообще ни с кем не разговаривает.
– Ни с кем?
Мужчина скрестил руки на груди и прислонился к почтовым ящикам за своей спиной.
– Он живет здесь уже почти два года и приходит к нам в магазин примерно раз в месяц, чтобы вынуть почту и запастись провизией и...
– Он покупает одни консервы, – перебила ею женщина. – Просто удивительно, как он до сих пор не нажил язвы желудка.
– Он начинает появляться немного чаще тогда, когда, судя по всему, получает какие-то дополнительные деньги для своих выкрутасов, – продолжил мужчина.
В голове у Кармен тут же зародились самые невероятные предположения. Неужели Кент и Джефф от чего-то скрываются? Ведь они разорвали свое партнерство и скрылись в разные стороны, стараясь замести следы.
– Вам не кажется, что он от чего-то скрывается? – спросила Кармен.
– Бежит от цивилизации. – Мужчина выразительно взмахнул рукой. – Он обожает машины. Он ненавидит людей и при случае сам первый заявит вам об этом. Кент Рид – типичный свихнувшийся ученый, мисс. Это, пожалуй, и есть в нем самое главное.
Ее изрядно покоробило слово «свихнувшийся».
– Мне ничего не будет грозить в случае, если я все же постараюсь повидаться с ним? – спросила она.
– Ну, что вы. Он довольно отвратителен на вид, но я не думаю, что за этим кроется что-то серьезное, – уверил ее мужчина.
– Что ж, спасибо, – сказала Кармен, откинув с лица прядь волос. – Мне кажется, что нет ничего удивительного в том, что я не смогла отыскать его фамилию в телефонной книге.
– У него нет телефона, – сказала женщина. – Или телевизора Или радио И ему все равно, живет он в двадцатом веке или уже в двадцать первом. Я так полагаю, он даже не сможет вам сказать, кто у нас нынче президент.
Кармен купила запотевший от холода баллон диетической «коки» и выпила его, пока парочка из магазина объясняла ей дорогу к дому Кента Рида. Ее удивило, когда они предложили ей воспользоваться их маленьким вездеходом Она отвергла их предложение, однако, когда ее машина затряслась по ухабам разбитой проселочной дороги, вившейся по лесистым холмам, Кармен пожалела о своем отказе.
Примерно через полчаса жуткой тряски она вдруг обнаружила, что дальше ехать некуда – дорога попросту кончалась Ей было сказано, что дальше начинается пешеходная тропинка. С трудом высмотрев ее на лесистых склонах, Кармен вышла из машины, не взяв с собою диктофона, – после всех этих разговоров она не рискнула бы предложить Кенту Риду записать их беседу на пленку – и направилась вверх по тропе.
Его домом являлась, как правильно описали ей владельцы магазина, древняя бревенчатая хижина. Она была довольно внушительна на первый взгляд по размерам, однако при внимательном рассмотрении вблизи становилось ясно, что задняя ее часть является более поздней пристройкой. Бревна, из которых она была сложена, выглядели свежими и гораздо более светлыми по сравнению с почерневшими от времени стволами, употребленными для остального сруба.
Она постучала в дверь. Из дома доносились громкие звуки. Металлический звон. Словно сталь ударялась о сталь. Однако она чуть ли не в кровь сбила себе кулаки, пока на ее стук дверь отворилась.
Кармен машинально подалась назад, когда на пороге возник Кент Рид собственной персоной. Он был долговяз и невообразимо тощ, словно его плоть была изъедена какой-то неведомой хворью. Его нечесанные немытые темные патлы свисали до самых плеч, на которых болталась заношенная до черноты когда-то, вероятно, белая футболка. Засаленные джинсы, казалось, вот-вот свалятся с бедер, а бурые мокасины распадутся. Всклокоченная длинная борода была побита сединой. Из глубины дома доносилась непередаваемая вонь тухлой рыбы.
– Кто вы? – спросил он.
Кармен внезапно почувствовала себя так, словно ступила на край трясины.
– Меня зовут Кармен Перес. Мистер Рид, я работаю на телестудии Ка-Ти-Ви-Эй. – Она, словно щит, выставила перед собой свое репортерское удостоверение, но он не удостоил ею внимания.
– Что вам нужно?
– Я бы хотела побеседовать с вами о Роберте Блекуэлле.
– Зачем? – взвизгнул он, словно его ударили, хлыстом.
Кармен поначалу хотела как обычно постараться сохранить максимум секретности, однако в данной ситуации ни о чем обычном, конечно, и речи быть не могло, и она мгновенно приняла решение отбросить предосторожности. Она должна прежде выяснить, как много известно этому типу.
– Вы знаете, где он сейчас и чем занимается? – спросила она наугад.
– Нет, не знаю. А кроме того, не впускаю к себе заезжих шлюх. – Кент Рид уже было захлопнул перед ее носом дверь, но Кармен с удивительным для нее самой проворством помешала ему.
– Пожалуйста, – попросила она, – пожертвуйте для меня еще пару минут вашего внимания.
Он вздохнул, и во взгляде его смешалось нетерпение с высокомерием. Она постаралась проскользнуть в дом, горя любопытством ознакомиться с его внутренним видом. Стена по левую сторону от входа была застроена сплошными стеллажами от пола до потолка, полностью заставленными всевозможными приборами. Все оборудование содержалось в образцовом порядке и чистоте, и это еще больше подчеркивало неряшливый вид его хозяина. По правую руку Кармен увидела ободранный стул с прямой спинкой, вплотную придвинутый к подставке для телевизора, на которую был водружен огромный поднос, полный рыбы. Судя по всему, от него-то и исходило зловоние, наполнявшее дом.
– Я думала, что вы работаете вместе с мистером Блекуэллом, – сказала она.
– Я не работаю с простофилями, которые боятся собственной тени, – презрительно скривился Рид.
– А мистер Блекуэлл, по вашему, относится именно к такой категории?
– Роберт Блекуэлл был награжден талантом, – огрызнулся Кент. – И что, позвольте вас спросить, он сделал с этим талантом? Мастерил игрушки для своих тупоголовых деток, вот что. И перестраивал дом, чтобы угодить своей жене. – Жестикулируя по ходу своего монолога, Кент размахивал перед носом у Кармен правой рукой, и она впервые увидела последствия травмы, полученной им еще в школьные годы. Не хватало указательного и среднего пальцев, и гонкая бурая кожа поблескивала на их культях.
– Мы с ним составляли отличную команду. – Его голос резал уши своим грубым, надменным, въедливо-нравоучительным тоном. Такой голос не мог принадлежать нормальному человеку. – Еще со времен нашего детства мы с ним придумали целую кучу неповторимых, восхитительных проблем, и до той поры, пока он не... рехнулся, мы были готовы работать над ними по двадцать четыре часа в сутки. Роб одно время даже пытался запрограммировать свои сны, так что ему приходилось постоянно вскакивать по ночам и заниматься работой. Мы не теряли даром ни одной драгоценной минуты нашего времени. – Губы Кента тронула легкая тень улыбки, а небритый кадык на тощем горле судорожно дернулся. – В то время мне казалось, что на нас снизошла Божья благодать. Но тут к нему присосалась эта пиявка, и...
– Пиявка? – переспросила Кармен.
– Лесли. Его паразитка-жена. Она уничтожила его. Он начал проводить с ней все больше и больше времени, так что ему все меньше оставалось для работы. А когда его драгоценная сучка наплодила ему щенков, он и вовсе помешался. «Мои ночи и уик-энды принадлежат моей семье», – вот ведь до чего додумался, осел, а к тому же он постоянно мотался на свидания со своим приемным папашей-янки, заключенным в тюрьму.
– Этот человек еще жив? – спросила Кармен, внезапно пораженная догадкой, что ведь Джефферсон Ваттс совсем не обязательно должен был умереть за эти годы. Однако Кента не так-то легко было сбить с избранной им самим темы.
– Какого дьявола я должен был про это знать? – рявкнул он, и у Кармен душа ушла в пятки. Несмотря на уверения женщины из магазина о полной безопасности, Кента Рида она испугалась. И в то же время Кармен понимала, что, подогревая в Кенте пламя гнева, она легко сможет его разговорить. Как бы ей ни было страшно, придется держаться прежней линии.
– Джефферсон Ваттс все еще находится в тюрьме? – отважно спросила она.
– Послушайте, ступайте махать своими бумажками перед носом у начальника тюрьмы в Нью-Джерси, если вас так интересуют полудохлые янки, – грозно нахмурился он. – И если его угораздило там помереть, туда ему и дорога.
Она испугалась, что слишком разозлила его, и он вот-вот захлопнет перед нею дверь. Успокоив себя, что у него нет ни телевизора, ни радио и он вообще не интересуется новостями из внешнего мира, она пошла напролом.
– Мистер Рид, – торопливо сказала она, – Роберт Блекуэлл сумел внушить населению одного региона, сильно пострадавшего от засухи, что он может создать для них дождь.
Кент уставился на нее, и впервые за всю их встречу Кармен увидела его спокойное лицо, не искривленное ни гневом, ни презрением, ни какими-либо другими эмоциями. В раздумье он прикрыл глаза и погладил себя по бороде.
– Проклятый недоносок, – пробормотал он, и губы его снова скривились в надменной улыбке. – Ах ты, проклятый тупоголовый козел. – Он открыл глаза, мотая головой.
– Что вы сказали?
– Это же был наш самый любимый проект. Мы как раз работали над ним перед тем, как пришлось закрыт., наш бизнес. – До сих пор он говорил скорее с самим собой, но тут взглянул на Кармен в упор. – И что же кому-нибудь хватило глупости поверить ему?
– Ну, на самом деле, он уже сумел пролить небольшой дождь над целой рощей деревьев.
– Подумаешь, – фыркнул он. – Это не труднее, чем устроить дождик у себя в лаборатории. В замкнутом, контролируемом пространстве. Забудьте про его обещания. Был бы вместе с ним я, у него еще был бы шанс. Я знаю его слишком хорошо – он мог наврать вам с три короба, так чтобы вы ему поверили, но он никогда не доводил дело до конца. – Кент неожиданно ткнул ей под нос свою искалеченную руку, и Кармен испуганно отшатнулась. – Видите мою руку? – провозгласил он. – Это бомба покалечила меня. А все было замыслено как чудесная шутка. Вот мой первый урок, полученный от Роба Блекуэлла, – его надо всякий раз проверять и перепроверять. – Он помахал в воздухе культями пальцев. – Получив подобный урок, вы запомните его на всю жизнь. Роб ни черта не сможет сделать без меня. И никогда не мог. Он не способен думать о деталях, о мелочах. Одни идеи. Идеи плодятся в его голове, как муравьи в муравейнике, но на практике не стоят и выеденного яйца.
Кармен уже едва дышала от нервного напряжения и запаха вонючей рыбы. Последним усилием воли она постаралась заставить этого человека говорить, воспользовавшись его самовлюбленностью.
– Вы хотите сказать, что Роб был способен лишь подбрасывать идеи, которые вы воплощали в реальность?
– Пожалуй, что так. – Ему явно пришелся по душе такой оборот. – Однако давайте будем точны до конца. Я тоже имел кое-какие идеи, но у Роба имелась скрытая способность осуществлять свои идеи на практике. Однако для этого ему не хватало внутренней дисциплины. Ему вечно не хватало времени на разработку деталей.
– И поэтому вы разорвали свое партнерство?
– Это он вам так сказал? – Зло прищурившись, Кент уставился на Кармен. – Что я с ним порвал?
– Hет, что вы, – торопливо отвечала она. – Я просто предположила...
– Наш бизнес процветал, – заявил Кент. – Мы знали, как работать в паре. Мы научились этому еще в детстве. Наша репутация была безукоризненна. Люди смотрели на нас как на новаторов, на настоящих ученых. А потом эта кровопийца – ах, простите, ведь для вас она Лесли – пронюхала о новом месте работы в Балтиморе, и это был конец всему.
– Вы хотите сказать, что Роб оставил ваш бизнес ради работы в Балтиморе?
– Да, потому что, – голос его снова сорвался на пронзительный визг, так как он, видимо, хотел передразнить голос Джеффа, – «Лесли для меня прежде всего» – вот что он мне заявил. «Она прошла со мной через все испытания и теперь заслужила отдых». Ну, в конце концов, я сказал, черт с вами, я тоже перееду, и мы сможем начать свое дело там, так этот ублюдок ответил, что больше не нуждается в партнере. Он вообразил, что окажется на что-то способен в одиночку. Развернет свое собственное дело.
– И он сделал это? В Балтиморе?
– А на кой черт мне это знать? Я сказал ему тогда – катись куда угодно, посмотрим, надолго ли тебя хватит без моей помощи, и вот я здесь. – На его лице вдруг возникло выражение некой благодати. – Здесь – святилище истинной науки. Ничто меня не отвлекает. Никакая жизненная суета Я работаю только для себя Я могу работать столько, сколько сам захочу, и над теми проектами, которые, черт побери, выбираю сам. И, – он вытянул в ее сторону свою длинную шею, – я сам решаю, с кем мне говорить и когда. И вот именно сейчас мне надоело тратить на вас время. – Он захлопнул дверь так неожиданно, что у Кармен не было никакой возможности ему помешать.
– Мистер Рид? – Она попробовала постучать снова. – Вы не виделись с Робом с тех пор, как он уехал из Нью-Джерси? – Она прижалась ухом к двери, но там царила тишина – не было слышно даже прежнего звона металла. Подождав еще пару минут, она вернулась к машине. Не исключено, что Джефф попросту сбежал от Кента Рида, подумала она, разворачиваясь на покрытой рытвинами дороге. И теперь она бы приняла это объяснение с сочувствием и пониманием.
В Вирджинии она остановилась в отеле неподалеку от аэропорта и первым делом набрала номер Криса в его коттедже в Шугабуше.
– Мне кажется, я должна поделиться с тобой некоторой информацией относительно Джеффа, – сказала Кармен и почувствовала, что Крис удивился.
– И о чем же она?
– Ну, кое-кто из тех, с кем я говорила, настаивает на том, что Джефф бывает неряшлив в своей работе. Неряшлив в смысле плохой проработки деталей.
– И? – после некоторого озадаченного молчания спросил Крис.
– И я подумала, что тебе следует про это знать. Возможно, его работа должна быть проверена и перепроверена.
– И кого я должен назначить для такой проверки? – со смехом отвечал Крис.
Кармен грустно улыбнулась. Ведь он был прав. Нет ни одного человека на свете – разве что свихнувшийся Кент Рид, – кто имел хотя бы отдаленное представление об эксперименте Джеффа.
– Ну, – сказала она, чувствуя себя весьма глупо, – я просто подумала, тебе следует это знать.
– Спасибо. – Он поколебался мгновение, и Кармен удивилась, что ему так же не хочется вешать трубку, как и ей. – С тобой все в порядке, Кар?
Она живо представила себе, как он сидит в своей тесной гостиной, окна открыты настежь, и в них вливаются ароматы и звуки вечернего Шугабуша. Перед ее мысленным взором возник синий блеск его глаз, напряженных и сосредоточенных. И сердце Кармен вдруг пронзила такая тоска по дому, по нему, что она удивилась сама себе.
– Да, – сказала она Крису. – Я чувствую себя отлично.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь и дождь - Чемберлен Диана



Просто спасибо автору!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаPutnik
19.01.2010, 17.49





Книга бесподобная!!! Такие характеры,такая любовь к жизни,к людям.Хочется верить в то,что любовь есть!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаИрина
2.04.2012, 12.30





Все романы автора жизненные, берущие за душу. Вчитываюсь в каждое слово. Люблю, страдаю, переживаю - будто смотрю хороший фильм!Советую всем!!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаEdit
31.03.2014, 0.19





Очень депрессивный,тягомотный роман,много смертей.Репортерша копалась в чужом белье ради своей карьеры,хоть в конце опомнилась.Финал вообще какой то незаконченный.Не понравилось.
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаОсоба
23.07.2014, 16.56





Этот роман понравился меньше остальных. Вероятно, из-за профессии Кармен - не люблю репортеров, их манеру вести себя, и даже вся ее история так и не вызвала должного сочувствия.
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаЮрьевна
25.03.2016, 23.40





Роман понравился! Это история не только гл.героя, а истории и героев второго плана. Хотя здесь нельзя отделить главных героев от не главных. Здесь идет переплетение судеб, судеб, исковерканных жизнью. И преподнес это автор очень эмоционально и жизненно!!! Да, Кармен и мне в самом начале не понравилась,выбираться "на верх" за чужой счет - это подло. Но ведь так оно и есть в жизни. Взять передачи на первом канале, ведь тикие раскрутки ведут, что неприятно смотреть, хотя многие балдеют от увиденного. Не буду углубляться - закон Яровой ведь принят. Финал - на усмотрение читателя. Мне очень понравились Джефф и Миа, и хочется верить, что все у них будет хорошо!!! Так и будет!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
7.09.2016, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100