Читать онлайн Огонь и дождь, автора - Чемберлен Диана, Раздел - ГЛАВА 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь и дождь - Чемберлен Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь и дождь - Чемберлен Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь и дождь - Чемберлен Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чемберлен Диана

Огонь и дождь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 33



Дом выглядел игрушечным – изящные легкие очертания, белоснежная штукатурка в испанском стиле – просто не дом, а картинка с рекламного проспекта по продаже недвижимости в заливе Санта-Моника. Кармен на всякий случай сверилась с адресом, записанным в ее блокноте. Нет, все верно. Жанет Сафер. Женщина, с которой Джефф был близок во время своего обучения в Эм-Ай-Ти.
Кармен начала с оказавшихся весьма плодотворными проверок регистрационных книг в библиотеке Эм-Ай-Ти, – но тут выяснилось, что собственный муж библиотекарши учился вместе с Джеффом. Он был также приятелем Жанет Сафер, и у него имелся ее адрес в Санта-Монике. Кармен ужасно везло. Однако, живя в Калифорнии, Жанет Сафер почти наверняка могла слышать про кудесника из Долины Розы, и Кармен нужно было проявить предельную осторожность, объясняя свой интерес к личности Роберта Блекуэлла. Однако рекомендация, полученная ею у старого приятеля Жанет, сослужила ей хорошую службу.
Вполне удовлетворившись ею, Жанет отнеслась к просьбе Кармен дать ей интервью даже с энтузиазмом. – Роб Блекуэлл! – воскликнула она. – Я часто думала о том, что с ним стало.
Кармен осторожно последовала по извилистой крутой тропинке, ведущей к дому. Хотя сад перед домом выглядел опрятным и ухоженным, само здание при ближайшем рассмотрении выглядело так, словно оно подверглось нескольким землетрясениям. Штукатурка там и сям потрескалась, а от красных кирпичей фундамента поотвалились весьма изрядные куски. Однако дом все равно стоил немало, так как стоял на самом берегу залива.
Женщина, открывшая Кармен дверь, оказалась всего лишь служанкой, а хозяйка стояла на крыльце дома.
– Кармен Перес? – Жанет Сафер была высокой и привлекательной. Волосы она стягивала в конский хвост. Когда она улыбалась, на щеках появлялись чудесные ямочки.
– Да. А вы – Жанет Сафер?
– Именно. – Женщина отступила назад, давая ей пройти, и Кармен чуть не налетела на маленькую девочку, вцепившуюся в ногу Жанет. Кармен ласково приподняла лицо малышки, когда проходила мимо, и была захвачена врасплох, встретившись с глазами ребенка, отмеченными явными признаками синдрома Дауна. Ее сердце, казалось, остановилось. Ей надо было взять интервью у этой женщины по телефону.
– Это Келли, – представила Жанет.
– Пивет, – заулыбалась Келли.
– Привет, Келли, – попыталась ответить ей улыбкой Кармен, которую бросало то в жар, то в холод. Келли было не больше четырех-пяти лет от роду, и поразивший ее недуг явственно проглядывал и в приземистом, широкоплечем теле, и в миндалевидном разрезе глаз. Кармен все время хотелось спрятать взгляд. Она еле справлялась с накатившей на нее волной страха – того животного, неумолимого страха, который испытывает человек, попавший в кипящий водоворот волн на утлой лодчонке с одним веслом. В последние пять лет она старалась не замечать существования на свете больных детей – а фактически, она отгородилась от всех детей вообще – даже встречая их на улице, она старалась перейти на другую сторону и потом постараться поскорее позабыть о встрече. И лишь во сне, в мучивших ее кошмарах, она не имела возможности от них спрятаться.
Жанет провела гостью в маленькую кухню, где усадила Келли за детский столик, на котором лежал альбом и цветные мелки для рисования. Кармен совершенно не устраивало то, что девочка остается с ними – она смогла бы хоть немного прийти в себя, если бы этого ребенка тихонько препроводили в другое помещение, где она бы и оставалась в течение ближайшего часа.
Кармен уселась возле покарябанного стола цвета опавшей дубовой листвы. Кухня ничем не выделялась среди сотен подобных ей, которые довелось посетить Кармен в этих старинных тесных калифорнийских домиках. Видавшая виды кухонная мебель выставляла напоказ свои бока, сменившие за долгую жизнь не менее десятка оттенков защищавшей их краски, – на сей раз она была ярко-синей. Стены покрывал потрескавшийся кафель.
– Вы не выпьете грушевого сидра? – спросила Жанет, вынимая из холодильника запотевшую бутылку. – О, это было бы чудесно, – отвечала Кармен. Ее глаза безотрывно следили за Келли, которая все листала страницы своего альбома для раскрашивания, пока не остановилась на картинке с птичкой, сидевшей на дереве. – Роб Блекуэлл. – Жанет налила вино в бокалы и мечтательно покачала головой. – Вспышка прошлого. – Она пододвинула Кармен ее бокал и уселась за стол напротив нее, поближе к дочери. Волосы, собранные в хвост на затылке, делали ее намного моложе. В ушах у нее красовались тяжелые серебряные треугольники сережек, и к тому же с левого уха свисали три маленькие серебристые капельки, приятно сочетавшиеся с большими серьгами. Щеки ее вдруг порозовели, и Кармен отнесла это обстоятельство к действию на Жанет воспоминаний о прошлом.
– Возьми, милая. – Жанет помогла Келли раскрыть коробку с мелками, а Кармен положила свой диктофон на середину стола и нажала кнопку.
– Итак. – Жанет пододвинула детский стульчик поближе к столу. – Что бы вы хотели о нем узнать?
– Постарайтесь рассказать мне про него все, что сумеете вспомнить. Опишите мне ваши с ним отношения.
– Ну, – Жанет устроилась на своем стуле с нотами и обхватила колени, – Роба нельзя было назвать обычным парнем, если вы понимаете, про что я толкую.
Кармен отпила глоток вина и кивнула.
– У меня уже сложилось такое впечатление из разговоров с другими людьми. – Она не собиралась выдавать факт своего личного знакомства с Джеффом.
– Он был во всех отношениях выдающейся личностью, – продолжила Жанет. – Единственное, с чем у него постоянно возникали трудности, – это связь с другими людьми. Он был одним из тех, кто боится слишком сближаться с другими. Он старался избежать излишней, по его мнению, близости. Сколько раз мы сходились с ним заново, и все было отлично, как вдруг он начинал ухаживать за какой-то другой девушкой, стараясь, чтобы я тут же об этом узнала. Поначалу я ничего не понимала.
Мне казалось, что он делает это с целью возбудить во мне ревность. – Она улыбнулась, глядя на свой бокал. – Действительно, я ревновала. А он просто пугался, когда наши отношения заходили слишком далеко. Он по-настоящему любил меня, и это страшило его. Он потерял мать. Потом он потерял человека, которого считал своим отцом. Естественно, он боялся, что отныне ему предстоит лишь терять всех, кого бы он ни полюбил в своей жизни. Кармен нахмурилась. Джефф потерял своего приемного отца?
Келли тем временем сосредоточенно пыталась нажать какую-то кнопку на лежавшем на столе диктофоне, пока мать не взяла ее за руку и не вернула на страницы альбома с картинками, не сказав ни слова.
– Вы сказали, что он потерял своего отца, – произнесла Кармен. – Это значит, что он умер или по-прежнему находился под арестом, когда вы с Робом были близки?
– Он сидел в тюрьме. Вам все известно об этом обстоятельстве?
– Немного.
– Как бишь его звали? – спросила Жанет. – Джефферсон?
– Джефферсон Ваттс.
– Роб был очень сильно привязан к нему, – покачала головой Жанет. – Он каким-то образом умудрялся совершенно не брать в расчет то, что этот человек нарушил закон – хотя это было очень давно – и даже убил двух человек.
– Двух человек?
– О да. Я не помню уже всех подробностей. Роб никогда толком ничего мне не рассказывал – не считал это существенным. Когда его отца арестовали, он давно уже вел честную жизнь, и мне кажется, что Роба больше всего волновало именно это. Я ни разу не встречалась с его отцом. Однако Роб постоянно писал ему письма И вспоминал его по всякому поводу.
– Мам-м-м-а. – Келли отвлеклась от исчирканного жирными коричневыми и синими полосами рисунка. – Лам-мася. – И она протянула Жанет синий мелок, которым только что возила по бумаге.
– Я сейчас починю его для тебя, мой цветочек. – Жанет отрезала от кончика мелка около дюйма и вернула его девочке, а у Кармен внезапно возникло желание изменить тему их интервью. Что вы ощущали, когда она родилась на свет? – хотелось ей спросить у Жанет. Вы впали в депрессию, из которой, казалось, уже не выкарабкаетесь до конца своих дней? Вам известны причины, вызвавшие эту болезнь? И считаете ли вы кого-нибудь – или что-нибудь – виновным в этом?
– Однажды, – продолжала Жанет свой рассказ, – Роб зачем-то прочитал мне письмо своего отца. Он писал, что Роб должен как следует вкалывать в школе, что у него большие задатки и он многого может добиться собственными силами. Он советовал Робу жить в согласии с законами и никогда не впадать в ошибки, подобные тем, которые совершил он сам, – ну и все в таком духе.
– И Роб следовал его советам? Жил в согласии с законом?
– Роб? О Господи, да конечно. – Жанет рассмеялась, не донеся до рта стакан. Она поставила его обратно на стол. – Он всегда и во всем был кристально честен Мне никак не удавалось поверить в то, что он вырос в доме преступника. – Жанет поморщилась. – Он бы наверняка порвал со мной, если бы я высказала это при нем.
– Как долго вы были с ним близки?
– Около трех лет. Наши последние три года в Эм-Ай-Ти. Я одна из немногих девушек, окончивших этот колледж – Она отвлеклась на то, чтобы извлечь из холодильника еще один кубик льда и бросить его в свой бокал. – Я чувствовала себя тогда так плохо – Она снова уселась напротив Кармен. – Я была здорово напугана, когда он вдруг заговорил о женитьбе, детях и всем таком. Ведь я сама до этого требовала от него постоянного внимания, говорила, что он должен более серьезно относиться к нашим отношениям, а когда он действительно все это сделал, я же пошла на попятный.
– Почему вы это сделали?
– Ну, как я уже говорила, Роба нельзя было назвать обычным парнем, и вот когда я стала думать, как будет выглядеть моя жизнь замужем за кем-то, настолько... не входящим ни в какие рамки, я попросту испугалась. – Жанет огорченно сдвинула брови – Он был слишком непоседлив, порывист. Плюс к тому – абсолютно без денег. Он получал стипендию и подрабатывал помощником преподавателя, чтобы не помереть с голоду. И вот я представила себе нашу совместную жизнь и то, как нам надо будет содержать детей на неизвестно какие деньги, да к тому же его связь со старым убийцей-наркоманом и этим его полоумным дружком, Кентом Ридом...
– Он все еще дружил с Кентом?
– Так вам известно о нем?
– Кое-что. – Кармен сразу подумала о том, не мог ли муж библиотекарши в Эм-Ай-Ти знать, паче чаяния, нынешний адрес мистера Рида.
– Бог ты мой, вот кто был по-настоящему одержимым. – Жанет поежилась. – О да, к несчастью, Роб и тогда все еще был с ним дружен. Кент окончил школу и потащился вслед за Робом в наш колледж, и почему-то Роб считал, что будет очень весело, если я сведу с Кентом одну из моих подруг и посмотрю, что из этого выйдет. Я тут же посоветовала ему выбросить эту мысль из головы – я слишком хорошо отношусь к своим друзьям, чтобы выкидывать с ними подобные штуки.
Келли потеребила мать за руку.
– Шо-ок?
– Апельсиновый или яблочный? – Жанет снова поднялась со стула и полезла в холодильник.
– Ап-па. – Келли отложила свой мелок и оперлась ручками прямо на свой рисунок в ожидании, пока ей нальют сока. Что-то в этом ее жесте – терпеливо сложенных маленьких пухлых ручках – задело Кармен до боли в сердце. Она хотела было отвести взгляд в сторону и не смогла – что-то завораживающее было в темных мягких завитках волос и ямочках на щеках, так напоминавших материнские.
Я не желаю этого чувствовать. Я не желаю чувствовать вообще ничего, старалась успокоить себя Кармен.
Она неотрывно следила за тем, как Келли получила свой стакан сока и отпила из него большой глоток, а потом с усилием переключила свое внимание обратно на Жанет.
– Что вы можете сказать о Кенте?
– О Боже. – Жанет откинула со лба челку. – Он был такой долговязый. И в то же время весь корявый, как пень. У него была привычка шокировать окружающих видом своей изуродованной руки. И он постоянно хныкал. По-моему, он только этим и занимался с утра до вечера. Он мог довести вас – или по крайней мере меня – до белого каления, сказав всего две-три фразы. И никогда не упускал случая поиздеваться над вами. – Она прищурилась, что-то вспоминая. – Я помню, он был президентом нашего шахматного клуба, но во время одного из турниров его вышвырнули оттуда за «отсутствие спортивного духа» – а попросту за то, что он запустил шахматной доской в обыгравшего его противника.
– Но что же заставляло Роба продолжать дружить с ним?
– Я и сама не могу понять. Хотя он это отрицал, но я полагаю – всему виной его изуродованная рука.
– Вы хотите сказать, что он жалел Кента, поскольку тот был калекой?
Джефф Кабрио – покровитель слабых.
– Ну, нет, я имею в виду то, что он чувствовал себя виноватым в том, что Кент покалечился, поскольку он был тому причиной.
– Я ничего об этом не знаю. – Кармен взглянула на диктофон, проверяя, все ли в порядке. – Я слышала, что Кент потерял несколько пальцев, когда учился в школе, – она с осторожностью подбирала слова, – когда хотел подложить бомбу в шкафчик другому ученику.
– Хм-м-м, – поколебалась Жанет. – Я думала, вам это известно. Я, очевидно, забылась, беседуя с вами.
– Решайте сами, Жанет, говорить вам дальше или нет. – Кармен старалась сохранить ровный гон, однако ее пальцы нервно сжали бокал.
– Ну, что ж, это правда – Кент потерял пальцы, когда хотел подложить бомбу, но сделал-то эту бомбу Роб Хотя он и в мыслях не имел подкладывать ее кому-нибудь в шкафчик, и все произошло без его ведома.
– О Господи. – Кармен поставила свой бокал на стол, опасаясь, что будет видна дрожь в руках.
– Однако все было именно так. И это наверняка делало Роба в какой-то степени зависимым от Кента, но кроме того, я не сомневаюсь, что Кент сумел каким-то способом его заколдовать, что ли. Все остальные Кента на дух не выносили, хотя Роб никогда не выбирал себе друзей, думая об их популярности. Это его совершенно не волновало. – Жанет тяжко вздохнула, словно воспоминания физически измотали ее. – Ну так вот, поскольку мне пришлось бы мириться и с приемным отцом, и с Кентом, я не желала вешать себе на шею эту компанию и рожать в такой обстановке детей. – Она несколько нравоучительно посмотрела на Кармен. – Я не видела перед собой достойною будущего замужем за Робом.
Кармен кивнула, но от нее не укрылось, как повлажнели у Жанет глаза.
– Мне очень тяжело дался этот выбор. Я не могла найти себе места еще долгое время после того, как порвала с ним Я до сих пор вспоминаю о нем иногда, думаю, насколько моя жизнь была бы иной, чем сейчас. К примеру, у меня не было бы вот ее. – Она ласково погладила по спине дочку, и Кармен кивнула сперва из сочувствия, но в следующее мгновение поняла, что в голосе Жанет нет и следа сожаления. Эта женщина искренне радовалась тому, что выбрала путь, на котором обрела свою дочь. – Я не могу себе представить жизни без нее, – заключила Жанет.
Кармен пробормотала что-то, как она надеялась, подходящее по смыслу и достаточно вежливое, так как не могла прийти в себя от восхищения перед силой натуры и глубиной любви Жанет, с искренней радостью принявшей в свою жизнь это дитя.
Они беседовали на протяжении еще нескольких минут, однако Кармен так и подмывало поскорее уйти. Провожая ее до двери, Жанет спросила:
– Надеюсь, когда-нибудь вы сможете дать мне знать, чему посвящена эта история?
– Да. Я обязательно свяжусь с вами, как только получу возможность рассказать вам обо всем. – Она задержала руку на рукоятке замка. – Мне кажется, в Эм-Ай-Ти с вами училось не так уж мною девушек.
– О да! – Жанет рассмеялась. – Я тогда была этим ужасно горда. Это теперь степень доктора физических наук почти ничего не стоит. Я успела немного поработать после того, как получила ее, а потом родилась Келли. Стало ясно, что она нуждается во мне гораздо больше, чем моя работа. И вот я здесь. – Она шла следом за Кармен по залитому солнцем саду. – У вас есть дети? – спросила она, спускаясь по прихотливо вьющейся тропинке.
Кармен лишь отрицательно кивнула, радуясь, что уже добралась до машины. Она обошла вокруг до водительского места.
– Спасибо, что не пожалели для меня времени, – сказала она, пряча лицо за дверцей машины.
– Эй! – крикнула ей вслед Жанет. – Обнимите Роба за меня!
Она уже выруливала на шоссе, когда ее глаза наткнулись на ларек с пивом. Ей понадобится сейчас немало пива, чтобы не сойти с ума, чтобы выкинуть из памяти лицо маленькой Келли, чтобы перед глазами не стоял ласковый жест Жанет Сафер, гладившей по головке свою дочь. И еще больше алкоголя понадобится для того, чтобы позабыть свой собственный малодушный ответ – этот резкий кивок головой. Нет, у меня нет детей.
Она купила двойную порцию кофе и уселась в машину, чтобы ее выпить. О, если бы она могла сию минуту забраться в постель и отдаться сну. Вместо этого ей предстояло вести машину не менее двух часов, пока она доберется до Шугабуша. Два часа неотвязных мыслей. Ее взгляд упал на стоявший на углу телефон-автомат.
Она поставила кофе на пол в машине, поднялась и зашагала в направлении к телефону. Она словно следила за собой со стороны, чувствуя, как одна ее часть будто скована, тогда как другая, более сильная, заставляет все же двигаться вперед.
Миа ответила после первого же гудка, и Кармен почувствовала облегчение оттого, что она сразу же позвала к телефону Криса, не пускаясь в вежливую болтовню.
– Откуда ты звонишь? – спросил Крис. – Мне слышен шум машин.
– Санта-Моника. Я просто брала здесь интервью. – Она говорила размеренным голосом, сжимая телефонную трубку так, что судорогой сводило пальцы.
– Кармен? Ты в порядке?
– Да.
– Ну... тогда почему ты звонишь?
– Я только что подумала, не смог ли бы ты рассказать мне о Дастине, – отвечала она, до боли зажмурив глаза.
– О Дастине? – заколебался Крис. – Ты имеешь в виду...
– Хотя бы что-нибудь. Расскажи мне что-нибудь про него. Первое, что приходит на ум.
– Переключи на второй.
Она услышала, как Крис пересек комнату и захлопнул за собой дверь кабинета. Потом он вернулся к телефону.
– Ну, например, ты помнишь его темные волосы? Помнишь, какая у него была шевелюра в день рождения?
– Да.
– Она замечательная. Такая густая, и слегка вьется. И точно такого же оттенка, как твоя. Он вообще очень похож на тебя. Он очень милый малыш, если не обращать внимания на его глаза.
На перекрестке, где стоял автомат, застрял трактор, и грохот его мотора заставил Кармен заткнуть пальцами свободное от телефонной трубки ухо, чтобы услышать, что говорит Крис.
– Расскажи мне о его глазах, – попросила она. – Расскажи мне самое худшее.
– Его глаза по виду напоминают молоко. И они никогда не мигают.
– И ничего не видят.
– Ничего. И ты знаешь о том, что он ничего не слышит, правда?
– А он выглядит... я имею в виду, все остальное...
Насколько нормально он выглядит?
– Кармен. – Крис заколебался, не зная, как с ней говорить. – Почему мы не можем обсудить все это с глазу на глаз, вместо того, чтобы...
– Нет. Пожалуйста, Крис, рассказывай дальше. Он вздохнул, собираясь с мыслями.
– Он выглядит гораздо более нормальным, чем ты могла бы представить, однако это лишь снаружи. На его лице ты не увидишь тех чувств, которые характерны для детей в его возрасте. Мне кажется, эти вещи усваиваются лишь путем общения, а у него не было такой практики.
Кармен не могла сдержать слез, она уже хотела, чтобы Крис не рассказывал ей дальше. Однако из глубины ее чуши вырвался вопрос:
– На что похожа его жизнь? Неужели это лишь нескончаемая боль?
– Кармен...
– Пожалуйста, Крис.
– Я не могу сказать, когда он чувствует боль. Он часто и подолгу плачет, но никто не может объяснить – почему. Он может впасть в ярость и никого не подпускать к себе, но иногда, когда я навещаю его, он позволяет мне качать его, обнимать его и ведет себя очень тихо.
Кармен накрыла рукой микрофон, чтобы до Криса не дошли ее сдавленные рыдания.
– Ты не хочешь поехать туда со мной?
– Нет.
– Я не должен был говорить с тобой об этих вещах по телефону. Ты снова в депрессии? Послушай, тебе сейчас везет, Кармен. Не забывай об этом ни на минуту, ладно? Не обращай внимания на...
– Я в полном порядке, – перебила она. Он наверняка испугался, что она повторит попытку покончить с собой. Она ясно слышала испуг в его голосе. Испуг и вину. – Просто я захотела узнать о Дастине.
– У меня есть множество его фотографий, и ты всегда, как только пожелаешь, можешь посмотреть их. Со мной или без меня. Как только ты сможешь...
– Нет. – Она вовсе не желала смотреть на фотографии. Тот облик Дастина, который отпечатался в ее памяти, и без того был достаточно мучительным. – Я не смогу этого сделать.
– Наверное. Ты сейчас возвращаешься в Сан-Диего? – Да.
– Позвони мне, когда приедешь, ладно? Дай мне знать, что ты добралась без происшествий.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь и дождь - Чемберлен Диана



Просто спасибо автору!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаPutnik
19.01.2010, 17.49





Книга бесподобная!!! Такие характеры,такая любовь к жизни,к людям.Хочется верить в то,что любовь есть!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаИрина
2.04.2012, 12.30





Все романы автора жизненные, берущие за душу. Вчитываюсь в каждое слово. Люблю, страдаю, переживаю - будто смотрю хороший фильм!Советую всем!!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаEdit
31.03.2014, 0.19





Очень депрессивный,тягомотный роман,много смертей.Репортерша копалась в чужом белье ради своей карьеры,хоть в конце опомнилась.Финал вообще какой то незаконченный.Не понравилось.
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаОсоба
23.07.2014, 16.56





Этот роман понравился меньше остальных. Вероятно, из-за профессии Кармен - не люблю репортеров, их манеру вести себя, и даже вся ее история так и не вызвала должного сочувствия.
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаЮрьевна
25.03.2016, 23.40





Роман понравился! Это история не только гл.героя, а истории и героев второго плана. Хотя здесь нельзя отделить главных героев от не главных. Здесь идет переплетение судеб, судеб, исковерканных жизнью. И преподнес это автор очень эмоционально и жизненно!!! Да, Кармен и мне в самом начале не понравилась,выбираться "на верх" за чужой счет - это подло. Но ведь так оно и есть в жизни. Взять передачи на первом канале, ведь тикие раскрутки ведут, что неприятно смотреть, хотя многие балдеют от увиденного. Не буду углубляться - закон Яровой ведь принят. Финал - на усмотрение читателя. Мне очень понравились Джефф и Миа, и хочется верить, что все у них будет хорошо!!! Так и будет!!!
Огонь и дождь - Чемберлен ДианаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
7.09.2016, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100