Читать онлайн Не совсем леди, автора - Чейз Лоретта, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не совсем леди - Чейз Лоретта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не совсем леди - Чейз Лоретта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не совсем леди - Чейз Лоретта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чейз Лоретта

Не совсем леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Дариус был уверен, что Шарлотта с праведным негодованием оттолкнет его, однако она как-то странно затихла, замерла в его объятиях. Дразняще нежная кожа ее шеи была всего в нескольких дюймах от его губ, и еще ему ужасно хотелось провести ладонями по ее бокам – вверх и вниз, гладить ее еще и еще – везде. А потом уволочь ее обратно в комнату, запереть дверь и…
«Отпусти ее сейчас же и беги прочь. Беги как можно дальше!»
Но Дариус не успел ничего сделать, потому что почувствовал, как внезапно Шарлотту охватила сильная дрожь. Может быть, она подвернула лодыжку при падении или растянула ногу?
– Вы как, целы? – осторожно спросил он. В тот же момент он услышал тихий голос:
– Извините, ваша светлость, я видел это ведро, когда в первый раз сюда приходил, и знал, что оно здесь не на месте. – Мальчик беспомощно озирался по сторонам и, кажется, готов был вот-вот расплакаться.
– Ничего страшного, Пип, – тебя ведь, кажется, так зовут? – Карсингтон погладил мальчика по голове, и тот кивнул, не отрывая беспокойного взгляда от Шарлотты:
– На самом деле мое полное имя Филипп, ваша светлость. Филипп Огден. Просто здесь все зовут меня Пип. Меня позвал мистер Тайлер, когда я собирался убрать ведро, и вот…
– Ничего страшного не случилось, – успокоил его Дариус. – Леди Шарлотта не пострадала. Теперь нужно как можно быстрее найти горничную, чтобы она вытерла пол.
– Да сэр. – Мальчик тут же исчез.
– С вами все в порядке? – обернувшись к Шарлотте, с тревогой спросил Дариус.
– Да, со мной все хорошо.
– И вы в состоянии стоять на ногах? Может быть, вы растянули ногу?
– Нет.
Дариус убрал ладонь с ее талии, но Шарлотта снова схватила его за руку.
Только тут Дариус заметил, что ее лицо смертельно побледнело.
– Что-то случилось? – озабоченно спросил он. – У вас такой вид, словно вы только что увидели призрак.
– Да-да, мне нужен свежий воздух, и, пожалуйста, поскорее, – сдавленно проговорила Шарлотта.
Странно: на этот раз не было ни грозного сверкания глазами, ни резкого ответа. Не на шутку встревоженный, Дариус схватил Шарлотту на руки, и она не сопротивлялась, а лишь, закрыв глаза, положила голову ему на плечо.
– Мне нужен свежий воздух, – повторила она.
Дариус не мешкая отнес ее обратно в комнату и усадил на стул возле окна, затем распахнул окно. Шарлотта тут же оперлась на подоконник и повернула голову в сторону сада; глаза ее были закрыты.
Сев рядом с ней, Дариус смотрел на нее со все возрастающей тревогой, но, к счастью, бледность ее постепенно стала исчезать.
Наконец она открыла глаза и, повернув голову к Дариусу, встретилась с ним взглядом.
– Как странно… В какой-то момент я почувствовала головокружение, но это, должно быть, из-за того, что я слишком долго перебирала вещи в затхлом сундуке. И еще в комнате было очень душно: нужно было сразу велеть открыть окна и проветрить. А может быть, я себя плохо почувствовала из-за того, что испытала потрясение, увидев, как вы упали передо мной на одно колено, и разволновалась из-за ваших извинений…
– Да уж, поверите ли, я и сам разволновался из-за этого!
Лицо Шарлотты немного порозовело, но к ней еще не вернулся обычный румянец, а ее голос был слабым и дрожащим. Заметив страдание в ее глазах, Дариус торопливо произнес:
– Надо было послать мальчика за стаканом воды, но это легко исправить. Сейчас я вызову слугу. – Он огляделся по сторонам. – Надеюсь, колокольчик работает?
– Спасибо, мне не нужна вода, – остановила его Шарлотта. – Это было просто легкое головокружение, и сейчас я вполне хорошо себя чувствую.
Однако Дариус так не думал: он не забыл, что когда-то давным-давно Шарлотта очень долго болела. Неужели болезнь к ней вернулась?
– Наверное, вы плохо себя почувствовали, потому что на вас навалилось слишком много всего, – предположил он, стараясь, чтобы его голос звучал бодро. – Вы завершили крайне тяжелую работу, и я даже не спрашиваю вас, почему вы вздумали сами разбирать старый сундук. Поручили бы это горничной…
– Ну что тут непонятного? – Шарлотта усмехнулась. – Ужасно скучно, когда кто-то за тебя делает даже самую легкую и простую работу. Ничего не делать очень утомительно! Боюсь, вам этого не понять, потому что вы мужчина и ведете себя как абсолютно беспомощное и безмозглое существо.
– О, я вижу, вы совсем не в себе, – холодно заметил Дариус. – Может быть, все дело в месячном цикле? – И куда только девалось его недавнее волнение за нее?
Шарлотта бросила на него уничтожающий взгляд, и он тут же решил, что это хороший знак. Значит, она потихоньку начинает приходить в себя.
Некоторое время Шарлотта пристально смотрела на него, затем презрительно сказала:
– Разве вам не ясно, насколько вы надоедливы и несносны?
О, она определенно приходит в норму. У Дариуса отлегло от сердца.
– Да как же я могу это не понять, если домочадцы мне об этом все уши прожужжали? Особенно постаралась моя бабушка: она считает, что из всех мужчин в семье я самый несносный. По ее мнению, это единственное, чем я могу похвастаться.
Шарлотта вздохнула и сложила руки на коленях, а затем перевела взгляд на сундук.
– Я знаю, как умаслить вашу строгую бабушку. Достаточно будет подарить ей один из этих чудесных вееров, и все будет в порядке, поверьте.
– Бабушку Харгейтов невозможно умаслить, – уверенно заявил Карсингтон. – Легче расплавить гранит. Однако она действительно любит безделушки. – Он подошел к сундуку и, наклонившись, взял одну из масок. – Любопытная коллекция древностей. Леди Литби сказала, что вы нашли этот сундук не где-нибудь, а на молочной ферме.
Шарлотта встала и подошла к нему; Дариус краем глаза видел подол ее платья и мокрые туфли из мягкой кожи. Он вспомнил, как его рука поднималась выше и выше по ее ноге, как шуршали ее чулки у него под ладонью. А еще она трепетала всем телом, когда он к ней прикасался…
Внезапно Дариуса одолело странное чувство. Сожаление? Досада? Разочарование? Трудно сказать. Просто какое-то непонятное чувство. Только этого ему не хватало!
Он решительно отбросил ненужные мысли и, поставив их на самую дальнюю полку своей памяти, сосредоточился на содержимом сундука.
– Представления не имею, как этот сундук оказался в коровнике, – продолжала размышлять Шарлотта. – Мы нашли там массу всяких других вещей, помимо сломанной мебели и тому подобного хлама. Когда слуги открыли сундук, я боялась, что найду там мышиное гнездо и всякую гниль, но все было в превосходном состоянии.
– Этот сундук очень похож на сундук моряка, – задумчиво сказал Дариус. – Он не боится ни влаги, ни тряски. Смотрите, там какие-то письма… Может, это новые безумные завещания леди Маргарет?
– Не знаю. – Шарлотта вздохнула. – Не исключено, что у этого сундука есть своя история. Я оставляю вам возможность заняться ею и расследовать все досконально.
Сказав это, Шарлотта вышла, оставив Карсингтона наедине с загадочным сундуком.
«Не ищи его», – сказала себе Шарлотта, выйдя в коридор и закрыв за собой дверь.
Злополучное ведро уже унесли, пол вытерли, и горничная, которую позвал мальчик, сделав свою работу, удалилась.
«Не ищи его».
Разве мало в Соединенном Королевстве светловолосых женщин, с которыми Джорди переспал, а потом бросил? И скольких внебрачных детей он оставил после себя? К тому же где-то ведь у него есть семья, племянники, кузены. Такие глаза могут быть у кого угодно, даже у очень дальних родственников. Другие Блейны тоже могли оставить своих внебрачных детишек по всей Англии – по всему Уэльсу, по всей Шотландии и Ирландии. Ну кто признается в том, что этот ребенок – чей-то внебрачный сын, если известно только одно: у одного из его родителей были такие вот странные глаза?
Не факт также, что этому ребенку сейчас десять лет, один месяц и пятнадцать дней. Может быть, ему восемь или девять, а может, одиннадцать или двенадцать. Некоторые дети выглядят младше своего возраста, другие – наоборот, старше, и к тому же детей могут брать в подмастерья или на корабль юнгами даже в восьмилетнем возрасте.
«Не ищи его».
Шарлотта посмотрела на свои дрожащие руки. Ей стоило громадных усилий сделать так, чтобы Карсингтон не заметил этой дрожи. Она знала, что если сейчас же не успокоится, то сию же минуту побежит разыскивать мальчика.
А еще она не могла никому довериться.
Шарлотта заставила себя сосредоточить внимание на сундуке и странной коллекции сувениров, которая в нем хранилась. Ее ни на минуту не покидало ощущение, что все это неспроста. Она почти ничего не знала о леди Маргарет, кроме одного: эта дама была одной из многочисленных дочерей графа Уилмота, проигравшего в карты огромное состояние, и вышла замуж за сэра Уильяма Андовера, принадлежавшего к старинному и богатому чеширскому семейству.
Шарлотта напрягала память, пытаясь выудить из ее дальних уголков еще что-нибудь – какой-нибудь факт или даже сплетню о полоумной леди Маргарет. Возможно, лучше было бы остаться с Карсингтоном и рассказать ему все, что ей известно: возможно, они вместе попытались бы расставить все на свои места, – однако она не могла этого сделать, по крайней мере не сразу после того, как увидела мальчика. Как ни велико ее самообладание, Шарлотта сомневалась, что ей удалось бы тогда овладеть собой. Поразмышляв еще немного, она наконец приняла окончательное решение и, пройдя по коридору, спустилась на первый этаж, а затем вышла из дома, так и не став никого искать.
* * *
Хотя старый сундук со всем его содержимым напоминал о временах давно прошедших, его загадки не могли отвлечь Дариуса от мыслей о леди Шарлотте. И еще, у него из головы никак не выходит мальчуган по имени Пип.
Ведро в коридоре мог оставить кто угодно: дом был битком набит разными людьми, которые постоянно что-то скребли, прибивали, мыли, строгали… Одновременно со строителями по дому сновало множество слуг, и любой мог позабыть убрать ведро, а потом свалить свою вину на другого – например на мальчика, чей затравленный взгляд говорил о том, что ему много раз незаслуженно доставалось от старших.
Обеспокоенный судьбой мальчика, Дариус оставил на время таинственный сундук и отправился на поиски мастера, который мог бы дать ему необходимую информацию.
Пока остальные строители работали в хозяйской спальне, Дариус вызвал Тайлера к себе в кабинет и сурово посмотрел на него.
– Изволили вызывать меня, сэр? – спросил Тайлер, сжимая в руках кепку.
– Да. Я хочу поговорить с вами о мальчике по имени Пип. – Дариус прищурился.
– Ах да, конечно. Но теперь я запретил ему бегать по дому. – Тайлер вздохнул. – Надеюсь, леди Шарлотта не пострадала из-за этого мальчишки. Он никогда не желает никому ничего плохого, но для всех – словно ость поперек горла. Не знаю уж почему, но люди всегда видят в нем козла отпущения и считают, что он приносит несчастье.
Карсингтон выразительно поднял брови, как это делал его отец.
– Все из-за его глаз, сэр, – продолжал объяснять Тайлер. – Они у него странные какие-то: один одного цвета, другой – другого. Многие считают, что это не к добру. Говорят, леди Шарлотта упала в обморок, когда увидела его в первый раз.
Дариус с удивлением отметил про себя, насколько быстро распространяются сплетни. Едва ли кто-нибудь когда-нибудь изобретет средство передвижения, которое двигалось бы с такой же скоростью! Новости разносились среди слуг быстрее, чем артиллерийский снаряд достигает своей цели.
– Леди Шарлотта споткнулась о ведро, к которому мальчик не имеет никакого отношения. Более того, он пытался предупредить об опасности. Надеюсь, его не станут обвинять в этом маленьком происшествии.
– Вот уж не знаю. – Тайлер развел руками. – Из-за его странных глаз люди охотно обвиняют бедного малого во всех грехах.
– Но это же предрассудки. – Дариус поморщился.
– Уж и не знаю, сэр. Мне просто нужен был помощник, вот я и взял этого мальчишку. У нас с женой шесть дочек и ни одного сына, а Пип – здоровый мальчик и работает прилежно. Таких сейчас днем с огнем не сыщешь – хоть в работном доме, хоть где угодно.
– Так вы нашли его в работном доме? – удивился Дариус. – Но он не похож на испорченных детей, которых туда отправляют за плохое поведение.
– Мы с женой жили одно время в Манчестере, возле Салфорда, – охотно стал рассказывать Тайлер. – Я искал парнишку по всему Манчестеру и наконец нашел в салфордском работном доме – это был Пип, – он прожил там недолго, поэтому и не успел потерять здоровье. Священник, у которого он жил прежде, умер в позапрошлом году. Если вы разговаривали с мальчиком, сэр, то, возможно, заметили, что он очень грамотный.
Карсингтон кивнул, припоминая, что речь мальчика была правильной и в ней не было даже намека на местный диалект, а его вежливый поклон напоминал о джентльменских манерах.
– В тот день, когда я его выбрал, со мной не было моей прозорливой женушки, – продолжал Тайлер. – Она быстрехонько раскусила, что появление мальчика у нас грозит бедой, учитывая его странные глаза и господские замашки. Однако паренек был здоров, трудолюбив и имел веселый нрав, поэтому мне вовсе не хотелось возвращать его в работный дом.
– Странно, как это ребенок джентльмена оказался в работном доме, – задумчиво произнес Дариус.
– Уж и не знаю, кто его отец. – Тайлер выразительно пожал плечами. – Да и кто мать, тоже неизвестно. Что я могу сказать точно о нем, так это что он – незаконнорожденный и с младенчества жил в семье священника по фамилии Огден. Потом муж и жена померли, и он попал к другому священнику в Салфорде – Уэлтону. К несчастью, вскоре тот тоже отдал Богу душу.
Дариус кивнул. Подобная печальная история не являлась редкостью. Более того, все могло сложиться для мальчика еще более печально, если бы ему с самого начала не удалось попасть в хорошую семью. Многие нежеланные дети, попадая в приют, жили в гораздо худших условиях, чем те, которые находились в работном доме.
Дариусу остро захотелось чем-нибудь помочь Пипу, что-нибудь для него сделать.
– Происхождение – вовсе не вина, – твердо заявил он. – А то, что у мальчика глаза разного цвета, – это всего лишь причуда природы. Я не верю в предрассудки и не позволю, чтобы ребенка изводили из-за такой ерунды.
– Но, сэр…
– Кажется, я предельно ясно изложил мои пожелания, – грозно сдвинул брови Дариус. – Я никому не позволю и пальцем тронуть ребенка, который не делал ничего дурного. В том, что произошло сегодня с леди Шарлоттой, мальчик не виноват; напротив, он оказался на высоте и повел себя, как подобает действовать в подобных случаях. Я буду крайне разочарован, если кто-то убедит Пипа в обратном. Детей следует поощрять, когда они поступают правильно. Надеюсь, вы хорошо поняли меня, Тайлер?
– Да, сэр.
– Тогда это все, можете вернуться к работе.
Хотя инцидент был исчерпан, некоторое время после того, как Тайлер покинул кабинет, Дариус пребывал в смятении. Он никак не мог понять, с чего бы это леди Шарлотте падать в обморок из-за того, что у мальчика разные глаза. Хотя она довольно быстро пришла в себя, Дариус был уверен, что Шарлотта пребывала в состоянии шока даже тогда, когда вышла из комнаты.
Еще у него из головы не выходило то таинственное заболевание, о котором так часто говорили, – так называемый изнурительный недуг, которым Шарлотта серьезно страдала несколько лет назад. Это недомогание якобы было похоже на болезнь ее покойной матери, но такой термин мог быть отнесен к любой хвори.
Однако путем размышлений в кабинете нельзя было найти ответ на этот вопрос, и, кроме того, ему давно пора было ехать в Олтринхем.
Войдя в гостиную, Дариус увидел леди Лиззи, которая беседовала с дамой ничем не примечательной наружности, примерно такого же возраста, как она сама.
– Ах, вот и вы, мистер Карсингтон. – Леди Литби приветливо улыбнулась. – Мне сказали, что вы разговариваете в кабинете со строительным рабочим, и я не хотела вас отвлекать.
– Не хотели меня отвлекать? – Дариус насторожился.
– На этот раз хорошими новостями. – Леди Литби улыбнулась. – Вот, познакомьтесь: миссис Эндикотт, ваша новая экономка.
Миссис Эндикотт была некрасива, худа, как щепка, но в ее карих глазах светился недюжинный ум, а вежливый реверанс был таким же аккуратным, как и ее платье.
– Она появилась как нельзя кстати, – продолжала леди Литби. – Через две недели к нам должны пожаловать гости, и мы с Шарлоттой не сможем так часто приезжать в Бичвуд и оставаться здесь надолго, как это происходило до сих пор. Но не волнуйтесь: у меня все под контролем, и к концу дня я полностью введу миссис Эндикотт в курс дела, после чего мы сможем передать в ее ведение основную часть вопросов.
В этот момент в гостиную стремительной походкой вошел Пип, бульдожка Дейзи не отставала от него ни на шаг.
– Боже мой, я совсем забыла про нее! – воскликнула Лиззи. – Надеюсь, она ничего плохого не натворила?
– Да, только хотела поиграть в хозяйской спальне, ваша светлость, – сказал мальчик. – Мистер Тайлер велел мне увести ее оттуда, чтобы с ней не случилось ничего плохого; он сказал, что там на нее может что-нибудь упасть. Мне он тоже не велел туда входить, пока не уберут старую штукатурку.
– Дейзи, тебе не разрешают входить в спальни, ты не забыла? – строго сказала Лиззи, но Дейзи как ни в чем не бывало посмотрела на хозяйку и высунула язык, что заставило всех улыбнуться. Глядя на нее, трудно было остаться равнодушным.
– Ругать ее бесполезно, – заметил Дариус. – Она ведь всего-навсего собака. Прошедшего времени для животных не существует, они не помнят про свои намерения и цели. Дейзи забрела в спальню, потому что ей было скучно – ведь ей пришлось преодолеть такое большое количество ступенек, прежде чем она туда добралась.
– Ах да, как же я могла забыть? – рассмеялась Лиззи. – Вы всеми признанный эксперт по повадкам животных, не так ли?
– Ну, здесь вряд ли требуется мнение эксперта, – хладнокровно заметил Карсингтон. – Просто не следует забывать, что они – собаки, а не дети.
И тут мальчик решительно выступил в защиту Дейзи.
– Славная собачка, сэр, – сообщил он. – Когда я скомандовал «ко мне», она сразу же вышла из спальни. – Пип наклонился и погладил Дейзи по голове.
Дариус мгновенно вспомнил, что сказал ему штукатур.
– Леди Литби сейчас занята, Пип. Раз твой мастер не хочет, чтобы ты путался у него под ногами, отведи-ка пока Дейзи на прогулку. Кстати, я как раз направляюсь в конюшню, вы можете составить мне компанию.
Погрузившись в печальные мысли, Шарлотта долго бродила по усадьбе, пока ноги сами не привели ее к конюшне, где уже начали заменять пол и ремонтировать оконные ставни.
Однако Шарлотта забрела сюда вовсе не для того, чтобы проверить, как продвигается дело; она пришла из-за лошадей.
Отец не раз говорил ей, что ни одно животное на свете не может так успокоить человека, как лошадь. Лицезрение свиней хорошо во время неторопливых размышлений и неспешных разговоров о важных вещах, а лошадь – самый лучший доктор для нервов, изобретенный самой природой. Многие объясняли это тем, что глаза столь удивительных животных излучают энергию, которая действует на человека умиротворяюще, и теперь Шарлотта в одиночестве испытывала на себе лечебный эффект от общения с лошадьми, потому что конюха в этот момент не было в конюшне.
Она стояла в дверях, опираясь на косяк, и вдыхала знакомый запах земли, с нетерпением ожидая, когда начнется целительное воздействие на ее растревоженную душу.
Нервы ее только-только начали успокаиваться, как вдруг знакомый глубокий голос, доносящийся снаружи, и следом детский дискант, который она мгновенно узнала, заставили сердце Шарлотты отчаянно забиться. Из конюшни был только один выход, она прошла дальше в помещение, где прислонилась к стене, ожидая, когда они пройдут мимо.
Однако голоса приближались, и вскоре они уже были слышны возле самой двери. Шарлотта прошла еще дальше, а потом притаилась в углу, где, как она надеялась, ее не заметят.
– Итак, ты ходил в школу, – отчетливо донесся до нее голос Карсингтона.
– Да, сэр, но это была не обычная школа, куда ходят дети. Мистер Уэлтон – господин, который забрал меня к себе после смерти моих родителей, – брал себе учеников и обучал меня вместе с ними.
– И этот джентльмен был очень образованным, верно? – Дариус прищурился. – Это у него ты научился говорить так складно и грамотно?
– Да, но миссис Тайлер этим недовольна. Она говорит, что это не доведет меня до добра. И все равно хуже работного дома ничего быть не может.
Шарлотта закусила кулак, чтобы не разрыдаться. Работный дом? Нет, это не ее сын. Но Боже, как это жестоко! Невинный ребенок был отправлен в работный дом, где жили совсем пропащие – бездомные, безработные, безнадежные люди.
– Насколько я понял, так ты в работном доме пробыл недолго? – Дариус с нетерпением ждал ответа.
«И одна минута там может показаться вечностью!» – хотелось крикнуть Шарлотте, но она приказала себе не вмешиваться.
– Да, но мне казалось, что я провел там очень много времени. – Мальчик вздохнул. – Хотя некоторые живут там гораздо дольше. Мистер Уэлтон умер зимой, а когда меня забрал мистер Тайлер, уже наступила весна.
– Мне жаль. – Карсингтон немного помолчал. – Но наверное, тебя некому было забрать и иначе бы ты попал в приют, а?
– Я слышал, что в некоторых приютах еще хуже, чем в работных домах, – объяснил Пип. – И даже хуже, чем в тюрьме. Так что мне очень повезло, сэр. К тому же я выбрался оттуда и теперь стараюсь думать об этом как о страшном сне, который мне приснился очень давно.
– Ты прав. Наверное, думать так лучше всего.
– Теперь мне только нужно делать все как можно лучше, стараться изо всех сил. Я многому научился от мистера Уэлтона, а значит, и от мистера Тайлера тоже могу чему-то научиться. Если я раньше учился по книгам, то теперь буду учиться что-то делать руками. Как вы думаете, я смогу?
Уловив тревогу в голосе мальчика, Дариус решил подбодрить его:
– Обязательно сможешь. И ты больше никогда не вернешься в работный дом. Если ты потеряешь работу у Тайлеров, то всегда можешь прийти ко мне, и я пристрою тебя куда-нибудь. Ты хорошо меня понял, Пип?
– Да, сэр, большое вам спасибо. – Пип облегченно вздохнул.
– Ну вот и отлично. Думаю, Дейзи хочет побегать – иди, составь ей компанию. К сожалению, элегантные леди не бегают и не играют с собаками; в результате собака толстеет, глупеет и становится все более ленивой и унылой. Мы ведь не можем с тобой этого допустить.
– Конечно, нет, сэр.
– В таком случае отныне и впредь я обязываю тебя бегать и играть с Дейзи, а заодно следить, чтобы она не вертелась под ногами у рабочих. Ты выполнишь мою просьбу?
Шарлотта не удержалась от улыбки: она и представить не могла, что Карсингтон способен позаботиться о хорошем самочувствии Дейзи, но еще и готов уделить внимание маленькому подмастерью. В его голосе она уловила нотки сочувствия и дружелюбия, что ее несказанно удивило. Из своего опыта она знала, что распутникам, такие чувства уж точно несвойственны.
– Да, сэр. Обещаю сделать все, как вы сказали. Это так любезно с вашей стороны, что вы мне все подробно объяснили. – Мальчик, похоже, был точно так же изумлен, как и Шарлотта. – Скажите, где мне лучше с ней поиграть?
– В саду или в парке. И смотри будь внимателен: здесь у нас еще не все обустроено и налажено, так что нужно смотреть под ноги, чтобы не сломать себе шею. И держись подальше от прудов, чтобы не упасть случайно в воду.
– Да, сэр. Благодарю вас, сэр.
Вскоре Шарлотта услышала удаляющиеся шаги мальчика и отрывистый лай Дейзи, а потом тяжелые шаги Дариуса, которые раздавались все ближе и ближе. Стараясь ничем не выдать свое присутствие, она замерла в темном углу конюшни.
– Если вы думаете, что можете спрятаться от меня даже в этом светлом платье, то вы самая наивная женщина на всем Северном полушарии, – усмехнулся Дариус. – Вы подслушивали, и это еще одна дурная привычка в придачу ко всем остальным.
Шарлотта, щурясь, вышла на свет.
– Я пришла сюда, потому что мне хотелось побыть одной, – тихо сказала она. – А потом мне показалось неуместным выйти и присоединиться к разговору. Или лучше сказать «к допросу»?
– Да, это было похоже на допрос, – признался Дариус. – Я не хочу, чтобы ребенка били за то, чего он не делал.
Шарлотта сжала кулаки.
– Надо было сначала сказать мне: я бы никогда этого не допустила.
– Да, но при вас Тайлер сделал бы вид, что стремится вам угодить, а позже побил бы мальчика.
– Не понимаю, почему вы считаете, что он не побьет мальчика позже, что бы вы ему ни сказали?
– Потому что тогда ему придется отвечать передо мной, а я способен побить его самого в случае, если он не выполнит мою просьбу.
Взгляд Шарлотты невольно опустился на руки Дариуса – его ладони не выглядели натруженными и мозолистыми, но зато были сильными и крепкими. Она не сомневалась, что в этих руках достаточно силы, чтобы ударить, и в то же время эти руки могут быть очень нежными.
Шарлотта вспомнила, как трепетала под его прикосновениями, и поспешила перевести взгляд налицо Карсингтона, но из-за того, что в конюшне царил полумрак, она так и не смогла ничего прочитать в его глазах.
– В таком случае благодарю вас, – примирительно сказала она. – С вашей стороны было так мило проявить заботу о незнакомом мальчике.
– Ну, теперь уже он, скорее, мой знакомый, – усмехнулся Карсингтон. – Достаточно было заглянуть в его глаза, чтобы понять: в жизни ему довелось хлебнуть немало горя.
Стараясь скрыть волнение, Шарлотта с трепетом спросила:
– В его глаза?
– Не сомневаюсь, что вы ничего не заметили, потому что тогда у вас кружилась голова, но дело в том, что у мальчика глаза разного цвета: один голубой, а другой зеленоватый. Необразованные люди имеют предубеждения насчет таких вещей: обычный природный казус они называют меткой дьявола, дьявольским знаком невезения, это в сочетании с остальными факторами делает положение Пипа весьма уязвимым.
– Да-да, кажется, Тайлеры считают, что мальчик слишком грамотен, – заметила Шарлотта.
– То, что с ним занимались и обучали его, теперь очень осложняет ему жизнь. – Дариус огорченно покачал головой. – У него есть и второй недостаток – сомнительное происхождение, – ведь мы не знаем, кто его родители.
Сердце Шарлотты сжалось, но все же ей с трудом удалось сохранить внешнее спокойствие.
– Люди иногда бывают такими злыми… Они плохо относятся к детям с физическими недостатками или к тем детям, у которых нет родителей, – проговорила она. – Можно подумать, дети в этом виноваты!
Дариус внимательно вгляделся в лицо Шарлотты.
– Боже, да вы плачете? Какой же сентиментальной особой вы временами становитесь, право!
– А вот и нет. – Шарлотта недовольно фыркнула. – А если бы и плакала, то что из этого? У вас ведь тоже сердце, а не камень: я слышала, как вы заверили мальчика, что он больше никогда не вернется в работный дом.
Дариус пожал плечами, и от его проницательного взгляда ей стало не по себе.
– Что-то не так, вы сами на себя не похожи и как-то странно себя ведете с того самого момента, как споткнулись о ведро с водой.
И тут Шарлотта представила лицо мальчика ясно и отчетливо, как будто он сейчас стоял перед ней, отчего на нее снова нахлынула печаль, бездонная, как море. Она почувствовала, что черная тоска грозит поглотить ее, как это было с ней десять лет назад.
Безысходность. Отчаяние. Темнота.
Нет, больше такого с ней не повторится. Если она снова погрузится в эту темную бездну, то уже никогда не сможет снова выбраться из нее.
В порыве охватившего ее отчаяния Шарлотта обвила руками шею Дариуса и привлекла его к себе, прижимаясь к нему с таким неистовством, словно была утопающим, хватающимся за брошенную ему веревку.
Она прижалась губами к его губам и поцеловала его так, словно теперь он оставался ее последней надеждой на жизнь.
«Заставь меня позабыть обо всем», – неслышно произнесли ее губы, И, словно читая ее мысли, Дариус поцеловал ее жадно, исступленно, так что ее печаль растворилась в тепле и ласке их объятий. Как во сне, Шарлотта гладила его руки, чувствуя рельефные мускулы. Потом положила свои ладони ему на грудь – такую широкую и твердую – и, на мгновение завладев ею, стала, словно слепая, изучать его тело тонкими пальцами. Даже холодок стыда не мог вытеснить тепло этих прикосновений и чувство, что он принадлежит ей, а она – ему, и вскоре и стыд, и страх, и печаль, и тоска окончательно исчезли, а с ними исчезло и прошлое со всеми его несчастьями.
Теперь с ними оставалось только настоящее, а все остальное не имело значения – только его нежные губы на ее шее, только теплые ладони, которые ласкали ее грудь так, словно Дариус старался запечатлеть в своей памяти их форму. Имело значение то, что он расстегивал сейчас ее лиф, то, как под слоями одежды ее кожа откликалась на его прикосновения.
Тепло разливалось по всему ее телу, проникая под кожу, опускаясь в низ живота. Только один миг. Только этот миг имел смысл. Это счастье. Счастье испытывать желание и чувствовать себя желанной.
Шарлотта запечатлела в своей памяти ту нежность, которую Дариус уже успел ей подарить, и теперь возвращала ему ее сторицей, осыпая поцелуями его лицо. Всеми своими ощущениями она откликалась на его мужественность – запах дорогого мыла и крахмала, легкий аромат лесных трав, – все это, смешанное вместе с властным запахом его кожи. Шарлотта купалась в этих ощущениях, прикосновениях, вкусе и запахе. Если она сейчас и чувствовала, что падает в бездну, это была не юдоль печали, а море наслаждения. Она словно бы окунулась в диковинное озеро с прозрачной водой в каком-то экзотическом месте, удаленном от цивилизации. Мрак, в который погружалось сознание, не страшил ее, а, напротив, ощущался сейчас ею как благостное чувство. Это была темнота летнего ночного неба, расцвеченного яркими звездами и освещенного полной луной.
Шарлотта просунула руки под сюртук Дариуса и ощутила под пальцами замысловатые узоры вышивки на его жилете. Его тело манило ее как магнитом. И ее руки вскоре оказались на его спине, под жилетом, а потом устремились ниже, к краю его поясного ремня. Руки Шарлотты пробрались под ремень, туда, где единственным барьером, отделявшим ее от его кожи, была тончайшая ткань.
Через эту материю тонкой выделки она ощущала пальцами форму его спины и тепло его кожи. Дариус был так красив и силен, его кожа так живо трепетала под ее прикосновениями!
Шарлотта потянула за рубашку, но ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем она высвободила рубашку из брюк. Она протянула руку, чтобы найти пуговицы, но вместо этого ее рука наткнулась на его мужское естество, которое раздулось и пульсировало.
Она не отдернула руку и стояла, замирая от волнения, с бешено колотящимся сердцем. Внизу ее живота поднималось желание – пульсирующее и сильное до боли.
Дариус застонал и накрыл ее руку своей ладонью, а затем сказал ей что-то, но его голос был таким глухим и хриплым, что Шарлотта не разобрала ни слова.
– Да? – робко переспросила она.
– Нам нужно остановиться. Сейчас же. Остановиться? Она не желала останавливаться и поймала только одно: что безумно хочет его.
– Скажи, почему?
С его губ слетел толи всхлип, то ли стон.
– Что? – переспросила Шарлотта.
– Если мы не остановимся сейчас, – проговорил Дариус очень медленно, – тогда вам придется выйти за меня замуж. – Он опять немного помолчал. – Я не верю, что вы этого на самом деле хотите.
И в самом деле, слова «выйти замуж» подействовали на Шарлотту как ушат холодной воды. Вздрогнув, она мгновенно очнулась от своего сумасшедшего рая, резко отдернула руку и отшатнулась от него.
– Ах, – пробормотала Шарлотта, не узнавая собственный голос, низкий и хриплый, похожий на голос какой-то незнакомой женщины. Она перевела взгляд на свои руки – гадкие и порочные, потом посмотрела на Карсингтона, прямо в его золотистые глаза. – Что я делаю? Как я могла!?
– Вот именно, – угрюмо согласился он. – Именно об этом я и собирался вас спросить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не совсем леди - Чейз Лоретта



Милый роман. Без накала страстей... Герои равноправные и разумные. Сюжет немного не характерный- она вне брака родила сына и потом через 10 лет нашла его, а герой ее так полюбил что взял в жены... Почитать можно
Не совсем леди - Чейз ЛореттаTasha
18.07.2013, 18.03





Перечитала все произведения автора,каждое из них по своему неповторимое и замечательное .Я в восторге от прочитанного!
Не совсем леди - Чейз ЛореттаИрина
2.06.2015, 22.54





Перечитала все произведения автора,каждое из них по своему неповторимое и замечательное .Я в восторге от прочитанного!
Не совсем леди - Чейз ЛореттаИрина
2.06.2015, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100