Читать онлайн Не совсем леди, автора - Чейз Лоретта, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не совсем леди - Чейз Лоретта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не совсем леди - Чейз Лоретта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не совсем леди - Чейз Лоретта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чейз Лоретта

Не совсем леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Шарлотта отвернулась, ее взгляд блуждал по стенам конюшни, по окнам, по мощеному полу, по гладким бокам коней. Наконец Дариус увидел, как она расправила плечи, выпрямила спину и высоко подняла голову.
– Я просто попыталась вас отвлечь…
– И надо признаться, это вам удалось. – Дариус вздохнул. Никто еще так сильно не отвлекал его.
«Все это из-за нехватки практики», – подумал он. За исключением того кратковременного периода, когда он был более-менее невинным, Дариус никогда не имел дела с девственницами.
К сожалению, такое объяснение нельзя было назвать удовлетворительным. Как-никак он уже не мальчик, а поэтому не должен был чувствовать себя так плохо, как сейчас, – словно больной, медленно поправляющийся после лихорадки.
Дариус медленно отходил от любовной горячки, размышляя о том, что не должен был так долго ощущать запах ее тела и вкус губ, чувствовать ее прикосновения…
Кроме того, он не должен иметь такое чувство, словно они только что пережили вместе нечто большее, чем одно знойное объятие.
Как правило, Дариус в течение определенного времени испытывал желание к какой-то конкретной женщине, а когда его желание удовлетворялось, начинал желать другую, потом третью и так далее, без конца. Вожделение казалось ему разумной и вполне рациональной вещью. Стремление самца к спариванию и размножению являлось естественным и определялось природным инстинктом. Этот инстинкт лежал в основе поведения животных, которых он изучал. Все в природе должно воспроизводить себя, и нет ничего удивительного в том, что большую часть времени и львиную долю энергии мужские особи посвящают этому занятию.
Однако только что пережитое Дариусом не было разумным и рациональным. То, что с ним творилось, было слишком сложно и пугающе непонятно. Из женщин, которых он встречал за свою жизнь, Шарлотта раздражала его больше всех. Во-первых, она раздражала его уже тем, что до сих пор не была замужем, и это делало ее недоступной для него. А если еще принять во внимание ее капризный характер…
– Вам не следовало меня целовать, – негромко сказал он.
– Знаю. – Шарлотта кивнула. – Это был… порыв.
– Пожалуйста, никогда больше не делайте этого.
– О, поверьте, вам нечего опасаться. Это мне урок на всю жизнь! – Шарлотта стала отряхивать юбки с таким же энтузиазмом, с каким служанки вытряхивают пыль из ковров.
– Послушайте, что же вы делаете? Ваши юбки совершенно чистые.
– Просто пытаюсь хоть чем-нибудь занять руки, чтобы не дать вам пощечину.
– Но это же вопиющая несправедливость, – возмутился Дариус. – И потом, вы первая это начали. Кстати, хотелось бы знать, зачем вы это сделали.
– Я вам уже сказала зачем, – раздраженно ответила Шарлотта. – Чтобы отвлечь вас. И вы сами подтвердили, что у меня это отлично получилось.
– Но от чего вы пытались меня отвлечь? Шарлотта снова принялась стряхивать с юбки несуществующие пылинки.
– Я уже забыла. Наверное, это было не очень важно. Дариус скрипнул зубами.
– Когда-нибудь, может быть, даже на днях, я придушу вас, и когда меня спросят, зачем я это сделал, я расскажу всю правду. Не сомневаюсь, что тогда присяжные заседатели выкрикнут в один голос: «Невиновен!»
– И вовсе вы меня не придушите, – храбро заявила Шарлотта, – потому что я придушу вас первой.
– Интересно, как вы это сделаете. – Дариус усмехнулся. – В любом случае зрелище обещает быть весьма забавным.
– Да, и я буду смеяться, глядя на то, как вы корчитесь в предсмертных муках.
– Напрасно вы стараетесь сбить меня с толку и отвлечь от моей работы – все равно у вас ничего не выйдет. По вашим словам, забрели сюда от нечего делать. Вам было скучно. Может, по этой причине вы и поцеловали меня? От скуки?
Шарлотта пожала плечами:
– Уже не помню.
– Зато я помню. Это не было скучно ни для вас, ни для меня. Но у нас с вами есть одна проблема, и, если мы не объединим усилия по ее решению, ситуация может выйти из-под контроля, что приведет к исходу, которого никто из нас не желает.
– То есть к браку. Понимаю, вам тяжело произносить это слово…
Дариус хмыкнул.
– Как я заметил, вы также не в восторге от мысли о браке. Вам уже двадцать семь лет, и вы все еще не замужем – это по меньшей мере странно…
Шарлотта насторожилась.
– А сколько лет вам?
– Двадцать восемь.
– Вот видите! И вы тоже не женаты.
– Да, но я – мужчина!
Одна из лошадей фыркнула и затрясла головой.
– Не пугайте коней. – Презрительно прищурившись, Шарлотта направилась к двери, но вдруг резко остановилась и провела рукой по спине. – Нахал! Вы расстегнули мое платье!
– Да нет же, я его не расстегивал. – Дариус попытался скрыть улыбку.
– Интересно, кто, кроме вас, мог это сделать? – Шарлотта снова забилась в темный угол. – Когда я сюда вошла, платье было застегнуто. Может, вы хотите сказать, что платье мне расстегнула одна из лошадей?
Разрази его гром! Неужели он начал расстегивать ей платье, не отдавая себе в этом отчета?
«Только без паники», – приказал себе Дариус.
– О Боже мой! Сюда кто-то идет! – Шарлотта сделала еще шаг назад. – Скорее застегните мне платье!
Теперь Дариус тоже слышал голоса – мужской и женский, причем очень близко от них.
– Только этого мне не хватало! – Он стремительно направился к двери и, выйдя из конюшни, увидел влюбленную парочку, которая шла обнявшись. Завидев его, влюбленные поспешно отстранились друг от друга, повернулись и пошли в другую сторону.
Вернувшись в конюшню, Дариус подошел к Шарлотте.
– Повернитесь, – приказал он.
– Когда вы расстегивали мне платье, вы не требовали от меня, чтобы я поворачивалась.
– Тогда мы с вами стояли гораздо ближе друг к другу, не так ли? Или вы хотите снова все повторить? – Дариус язвительно усмехнулся.
Шарлотта нехотя повернулась, и Дариус сосредоточенно стал застегивать платье. Хотя пуговки, крючки, шпильки и ленточки были малы по размеру и имели порой мудреную конструкцию, однако дело понемногу продвигалось и он даже позволил себе с облегчением вздохнуть.
«А все проклятые эмоции, будь они неладны».
– Кстати, если уж вы заговорили о риске: что было бы, если бы они сюда вошли?
– Это они как раз и собирались сделать, – сказал Дариус. – Вы не подумали, почему я встал в дверях, на виду? Они увидели меня и были вынуждены искать другое укромное местечко для спаривания. – Наконец он закончил возиться с застёжкой и выпрямился.
– Для спаривания? Неужели вам трудно сказать «для занятий любовью»? Вовсе не обязательно употреблять такое холодное и рациональное слово – речь ведь не идет о свиньях.
– Ничего не поделаешь. – Дариус пожал плечами. – Я привык называть вещи своими именами и не люблю эвфемизмов. Возможно, это один из моих многочисленных недостатков, я мог бы употребить для этого процесса одно емкое и очень старое английское слово…
– Вы его уже однажды употребили, – поморщившись, напомнила Шарлотта. – На прошлой неделе, когда я нечаянно задела коленом ваши интимные части тела.
– Предполагается, что настоящая леди не должна знать такие слова, – холодно заметил Карсингтон. – Я всегда думал, что незамужние барышни вообще не имеют понятия о том, что у мужчин имеются интимные части тела.
– Вы, кажется, забыли, что у меня есть кузены и младшие братья, – спокойно сказала Шарлотта. – Они считают забавным говорить шокирующие слова и делать шокирующие веши, и их не может остановить даже неизбежно следующая за этим порка. А вот вам мало что известно о настоящих леди, не так ли?
– Да, и это меня вполне устраивает. – Дариус нахмурился и отошел от Шарлотты. – Ну вот, теперь ваше платье приведено в приличный вид. Надеюсь, вы усвоили уроки и больше никогда не станете кидаться на меня.
– Можете быть спокойны. В следующий раз, если вдруг захочу острых ощущений, я лучше застрелюсь. Это будет намного увлекательнее. – Шарлотта вскинула подбородок й с гордым видом прошла мимо него.
Дариус вдруг так разозлился на нее, что ему захотелось поставить ей подножку, чтобы она растянулась на полу у него на глазах, но это было бы совсем по-детски – все равно что говорить неприличные, шокирующие слова. Интересно, была ли она шокирована, впервые их услышав, или она тоже сочла их забавными, как ее младшие братья и кузены?
Дариус молча смотрел, как Шарлотта выходит из конюшни – с высоко поднятой головой, дразняще покачивая бедрами.
Она хочет, чтобы он думал, будто все это ничего для нее не значит, что это просто игра и ничего больше.
Он и сам охотно поверил бы в это, если бы не тот поцелуй… Едва ли простое сексуальное влечение могло объяснить то, что случилось между ними на этот раз. Загадка, еще одна загадка. Они уже успели ему надоесть, но в один прекрасный день он обязательно разгадает их все. Когда-нибудь, но не сейчас, потому что для этого нужна холодная голова.
Решив на время забыть о загадке, Дариус занялся более будничными делами: он оседлал коня и направился в Олтринхем. К тому времени, когда конюх вернулся со свидания, Дариус успел уже ускакать далеко, и ему было не до выяснений, где кто и с кем был.
Пятница, двадцать восьмое июня
На следующее утро, проснувшись у себя дома, Шарлотта подумала, что ей скорее всего лучше держаться подальше от Бичвуда, где она могла снова встретить мальчика, лицо которого все время стояло у нее перед глазами. Днем и ночью. Если она начнет искать встречи с ним, это до добра не доведет. Маловероятно, что это ее сын, но даже если он и вправду окажется ее сыном, что она может сделать? Сказать ему правду? Забрать его к себе? Все это невозможно до тех пор, пока она не скажет правду своему отцу.
Разумеется, он в конце концов простит ее, но она сама себя никогда не простит – за рану, которую ему нанесла, за то, что разрушила все надежды, которые он на нее возлагал. Однако еще хуже придется Лиззи, которой отец безгранично доверял. Ее признание разрушит его веру в нее, а вместе с этим разрушится и их семейное счастье.
И все же Шарлотта сомневалась, что сможет обходить мальчика стороной.
Она также не была уверена, что удержится от того, чтобы искать встреч с Карсингтоном. Сейчас она чувствовала себя слишком одинокой и чересчур взволнованной, слишком уязвимой для того, чтобы положиться на себя. Дариус дал ей возможность поверить в счастье, но, к несчастью, ее доверие к нему зашло слишком далеко. Она возбудила его любопытство, ион начал задавать вопросы, на которые ей лучше никогда не отвечать, и теперь неприятности подстерегали ее на каждом шагу.
Но и дома, где ей тоже не удалось бы избежать неприятностей, все были поглощены приготовлениями к предстоящему домашнему вечеру.
Сперва ей придется снова и снова выслушивать имена джентльменов, которые к ним приедут, выяснять, где они будут спать, где будут сидеть за столом…
Для того чтобы быстрее покончить со всей этой канителью, Шарлотта готова была решить вопрос о том, кто станет ее избранником, с помощью жребия – взять шляпу и вытянуть из нее наугад записку с именем джентльмена, но уже в следующий момент она пыталась убедить себя, что нужно как-то устроить дело так, чтобы все продолжалось как раньше и ей снова удавалось перенаправлять своих поклонников к кузинам и подругам.
В конце концов, она поехала в Бичвуд только затем, чтобы не видеть сияющее от предвкушения грядущей удачи лицо отца, и вскоре уже стояла в картинной галерее, которая помещалась в правом крыле второго этажа Бичвуд-Хауса. Теперь она руководила работой слуг, которые вновь вывешивали картины, убранные на время генеральной уборки. Галереей не пользовались четверть века, и замок на ее двери появился задолго до смерти леди Маргарет, но Шарлотта не знала почему.
Хотя дом в Бичвуде был довольно ветхим и нуждался в ремонте, обустройстве и оснащении некоторыми современными удобствами, здание было красивым, а галерея представляла собой одну из самых привлекательных комнат: она была ни слишком большой по размеру, ни слишком тесной и узкой. Проникая через стекла окон, мягкий свет нежно ласкал старинные портреты и смягчал очертания окружающих предметов.
Многочисленные полотна от этого только выигрывали, поскольку были написаны в неестественно официальной манере, отличавшей живопись прошлых веков. Тем не менее Шарлотта обнаружила несколько портретов, на которых персонажи выглядели почти живыми; вероятно, эти холсты относились ко временам ее бабушек и дедушек. К своему большому удивлению, она узнала, что поразительно красивая юная леди, одетая в богато украшенный шелковый наряд с длинным лифом и пышными юбками, не кто иная, как леди Маргарет до замужества.
Отвернувшись от картины, Шарлотта краем глаза заметила какое-то движение и подошла к окну.
Потому, что называлось раньше цветником, неслась Дейзи с палкой в зубах, а перед ней бежал мальчуган в кепке; весело смеясь, он прыгал и скакал по всему заброшенному саду, время от времени оглядываясь. Собака повсюду следовала за ним, а когда малыш, остановившись, наклонился и дернул за конец палки, Дейзи зарычала и затрясла головой, не желая отдавать добычу. Мальчик снова дернул, кепка слетела у него с головы, и Шарлотта увидела густые светлые локоны.
Ее охватило радостное возбуждение, и она чуть не вскрикнула, но вовремя удержалась: в галерее было полно слуг.
С замирающем сердцем Шарлотта смотрела, как Пип играет с собакой Лиззи, с трудом удерживая себя оттого, чтобы тут же помчаться в сад.
Ей ужасно хотелось подбежать к Пипу, взять в ладони его прелестное лицо и сказать: «Ах ты мой красавчик сыночек, как же ты потерялся так надолго?»
Но ей пришлось сдержать свой порыв. У нее не было никакого права тревожить покой ребенка, и даже если это был ее сын, он больше ей не принадлежал. Отдав свое дитя, она потеряла на него все права, а значит, подойти к нему и начать задавать вопросы – все равно что сознательно напрашиваться на неприятности. Даже если Пип – ее сын, открыв свою тайну, она разрушит жизнь всех, кого любит.
И все же Шарлотта так и не смогла убедить себя. Пробормотав несколько приказаний слугам, она вышла из галереи, с трудом удерживая себя оттого, чтобы не броситься бежать.
Спускаясь по лестнице на первый этаж, она услышала голос мачехи.
– Ты закончила заниматься галереей? – спросила ее Лиззи. Шарлотта сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, затем остановилась и посмотрела на Лиззи с обычной приветливой улыбкой.
– Там осталось совсем немного, так что скоро все будет готово, – ответила она.
– Теперь тебе, наверное, хочется быстрее отправиться домой и заняться приготовлением к вечеру?
– Нет-нет, я не тороплюсь. А пока советую тебе заглянуть в галерею: после того как вымыли окна, проветрили и убрали вековой слой пыли, вид там стал просто восхитительный. Я ушла только потому, что мне захотелось прогуляться посаду…
– Ах, дорогая, я бы тоже этого хотела! – Лиззи вздохнула. – Жаль, что у меня нет времени…
– Уверена, мистер Карсингтон предпочел бы, чтобы ты больше гуляла по саду, а не занималась делами, – предположила Шарлотта.
– Возможно, ты права. – Лиззи рассмеялась и, повернувшись, направилась к галерее. Уходя, она еще что-то сказала, но Шарлотта уже не слушала и только прибавила шагу.
Вскоре через большие стеклянные двери оранжереи она вышла на террасу. Разросшийся кустарник закрывал вид на цветник, и Шарлотта поспешила пройти по заброшенной тропинке. Туда, откуда до нее доносился детский смех и отрывистый лай Дейзи.
Раздвинув ветки, Шарлотта увидела Дейзи и игравшего с ней Пипа: он то протягивал ей палку, то прятал палку за спиной и пятился назад.
Шарлотта собиралась задать Пипу несколько вопросов, но вдруг поняла, что она не в состоянии сейчас говорить: настолько сильным было волнение.
Заметив Шарлотту, мальчик хотел приветствовать ее, и только тут он обнаружил, что кепка на его голове отсутствует. Он стал озираться по сторонам, пытаясь найти ее, но Шарлотта обнаружила кепку первой почти у себя под ногами и, нагнувшись, быстро подняла ее, а затем стала задумчиво вертеть в руках.
Потом она перевела глаза на ребенка, словно спрашивая: «Ты мой?»
Она уже собралась заговорить с мальчиком, как вдруг услышала за спиной знакомый голос:
– Это не ваша шляпа. Думаю, вам нужна вот эта. Шарлотта оглянулась и увидела Карсингтона, который небрежно держал в руках ее шляпку.
– Леди Литби не желает, чтобы вы выходили на солнце без шляпы. Она послала к вам слугу, но я, обладая от природы неслыханным великодушием, решил принести вам шляпу лично. – Дариус перевел взгляд на кепку, которую Шарлотта все еще держала в руках. – Может быть, вы вернете Пипу его головной убор?
Но Шарлотта все еще медлила. Продолжая держать кепку в руке, она разглядела, что с изнанки к кепке прилипла пара светлых волос, и погладила рукой грубую ткань. При этом ей казалось, что она гладит белокурую голову мальчика, как если бы он и вправду был ее сыном. Ах, если бы только она могла повернуть все вспять и изменить то, что изменить нельзя…
– По-моему, леди Шарлотте очень понравилась твоя кепка, Пип, – весело заметил Карсингтон. – Бьюсь об заклад, у нее уже появились идеи, как ее можно обновить и переделать по последней моде.
Шарлотта перевела взгляд на мальчика: его странные глаза по-прежнему ставили ее в тупик и ввергали в смятение; тем не менее она нашла в себе силы улыбнуться.
– Да нет, я просто задумалась. – Она протянула кепку мальчику, и тот осторожно взял ее. – Мне нравится, как ты играешь с Дейзи, – проговорила Шарлотта непослушными губами.
– Очень умная собачка, ваша светлость. – Мальчик сразу оживился. – Мистер Тайлер не велел мне подходить к ней близко, он говорит, что если бульдог схватит тебя, то ни за что не отпустит. Но ведь Дейзи совсем не такая, правда?
– Дейзи – не комнатная собачка, – строго сказал Карсингтон. – Конечно, она еще молодая и поэтому добрее других бульдогов, но тем не менее дразнить ее или обижать я не рекомендую.
Мальчик замер, а потом горячо воскликнул:
– Что вы, мне бы и в голову такое не пришло! Мистер Уэлтон всегда говорил, что я и мухи не способен обидеть. Однажды я спросил его, что мне делать, если за мной побежит бешеная собака или я попаду в джунгли и на меня набросится дикое животное, а он ответил, что защищаться можно только в том случае, когда кто-то собирается на тебя напасть.
Дариус рассмеялся:
– Вижу, ты хорошо научился отстаивать свое мнение. Ладно, теперь можешь снова заниматься собакой. Можешь отвести ее на ферму: возможно, тогда вы сможете чем-нибудь помочь управляющему. Ну, например, на ферме завелись крысы, а за поимку одной такой твари я плачу полпенни.
Глаза мальчика заблестели.
– Конечно, сэр, благодарю вас, сэр. – Пип вежливо поклонился, потом обернулся к Шарлотте: – До свидания, ваша светлость. Пойдем, Дейзи, нам пора ловить крыс. – Мальчик стремглав бросился к ферме, и Дейзи побежала за ним.
Шарлотта грустно посмотрела им вслед.
– Надеюсь, Тайлер не накажет его за то, что он играет с собакой, – вздохнув, сказала она. – В такой прекрасный день очень трудно удержать детей взаперти. – Она медленно повернулась к Дариусу, от волнения ей было трудно говорить. – Вы, наверное, опять скажете, что я чересчур чувствительна и нерациональна. Только дети богатых родителей могут играть, наслаждаясь летними погожими деньками. Всем остальным приходится зарабатывать непосильным трудом на хлеб насущный.
– Пожалуйста, не путайте меня с моим старшим братом, – обиделся Дариус. – Главный филантроп у нас в семье – Ратборн: это он всегда заступается за бедных и преступников. Лучше скажите, нужна вам шляпка или нет, а то от солнца у вас уже вся шея красная. Если вы не будете беречься, дело кончится тем, что вы покроетесь веснушками.
Шарлотта взяла у него из рук шляпку и не спеша надела ее.
– У меня не бывает веснушек, – равнодушно сказала она, завязывая ленточки под подбородком и не отрываясь глядя на Карсингтона. Его кожа тоже имела золотистый оттенок, но он уж точно никогда не покроется ни веснушками, ни противными красными пятнами. Неудивительно, что его любит множество женщин – разве можно остаться равнодушной к прекрасной иллюзии, которую он умело создает вокруг себя? Каждой захочется унестись в мечтах на маленький островок счастья и вечной любви, и тут уж ничего не поделаешь.
Шарлотта с тоской смотрела в ту сторону, куда ушел мальчик, но его уже не было.
– У вас нет причин горевать о плачевном положении бедного ребенка, – мягко сказал Дариус. – Вчера в Олтринхеме я встретил вашего отца, и во время нашего разговора речь случайно зашла о бульдоге. Мы оба сошлись на том, что собака слишком растолстела и разленилась, она чересчур апатична. Я упомянул о том, как Пип хорошо с ней ладит, и лорд Литби сказал, что Тай-леру будут доплачивать, если он позволит мальчику заниматься с собакой.
Шарлотта с трудом оторвала взгляд от зарослей кустарника.
– Да, но с завтрашнего дня мы не сможем так часто приезжать в Бичвуд: нам нужно готовиться к приезду гостей.
– Ах да, парад женихов. – Дариус усмехнулся.
– И вовсе нет…
Шарлотта не стала продолжать. Слова Дариуса уже рисовали в ее воображении самые комичные картины, и от этого ей даже захотелось рассмеяться. Она живо представила важно расхаживающих самодовольных джентльменов, считающих себя бесконечно утонченными, а наделе недалеких и весьма заурядных. Сколько раз она все это наблюдала, сколько раз с трудом сдерживала смех, глядя на то, как они, важно выпятив грудь, слишком громко разговаривали и из кожи вон лезли, чтобы произвести благоприятное впечатление! Не лучше были и их дамы с ужасными манерами и непомерным аппетитом.
Не выдержав, Шарлотта захихикала, и Дариус тоже улыбнулся. При этом улыбка смягчила его черты и на мгновение сделала похожим на другого человека, не такого циничного и не такого холодного, каким он обычно выглядел.
– Ну вот, вы сами подтверждаете, что я прав, – уверенно заявил Дариус. – Это абсолютно то же самое, что делают с быками и конями, только в случае с людьми весь этот процесс сопровождают более замысловатые социальные ритуалы.
– Скорее всего такая точка зрения – результат общения с моим отцом, – сказала Шарлотта. – Представляю, как все происходило. Наверное, сначала вы обсуждали с ним особенности разведения определенных пород свиней, а затем плавно перешли к разговору о наших гостях? Я права?
– Ну, более-менее. – Дариус кивнул.
– По крайней мере мне он обрисовал этот вопрос приблизительно так. Видите ли, папа ко всем вопросам применяет строго научный подход и решает проблему методически.
– Да, и теперь он всерьез решил добиться цели и сбыть вас с рук.
Шарлотта потупилась:
– Думаю, одновременно он надеется сбыть с рук, как вы изволили выразиться, некоторых из моих кузин и убить одним выстрелом нескольких зайцев сразу. – Она невесело усмехнулась. – Тут уж ничего не поделаешь: когда папа что-то вбивает себе в голову, он отдается делу всей душой и готов горы свернуть.
– Кузины приблизительно такого же возраста, как вы? – поинтересовался Дариус.
– С чего вы взяли? Разумеется, нет. Таких древних невест не бывает. – Шарлотта энергично шла в направлении, противоположном тому, куда ушел Пип, и теперь Карсингтон с трудом поспевал за ней.
– Бросьте, не такая уж вы древняя, – на ходу пытался он утешить Шарлотту. – Для вас еще не все потеряно.
– Да, ну спасибо, так радостно узнать, что я еще не стою одной ногой в могиле.
– Если подойти к вопросу объективно, – не сдержавшись, возразил Дариус, – в отношении репродуктивности, то есть возможности родить, женщину двадцати семи лет следует считать чудовищно старой. Вы стремительно приближаетесь к концу вашего оптимального репродуктивного периода, а мужчины обычно выбирают себе в жены молодых женщин, которые только-только достигли детородного возраста и у которых впереди много возможностей для рождения потомства.
Шарлотта презрительно фыркнула:
– Ну и что? Какие основания у моего отца так беспокоиться? Я же его дочь, а не сын и в любом случае не смогу унаследовать титул или основную часть его имущества. Поэтому для него все равно, произведу я на свет много сыновей или ни одного – мои дети все равно не продолжат его род.
Тропинка привела их к одному из заросших прудов, который когда-то вместе с остальными водоемами служил украшением поместья. Шарлотта поискала поблизости следы ребенка или собаки, но тут же поняла, что это бесполезно – ферма находилась на слишком большом расстоянии отсюда.
– Всем родителям, независимо от их социального положения, свойственно мечтать о внуках, – сказал Дариус задумчиво. – Наверное, человеческие существа, являясь смертными, желают убедиться, что после того, как они оставят этот мир, какая-то их частичка будет продолжать жить на земле. В любом случае родители хотят увидеть, что их дети пристроены.
– Полагаю, ваши родители хотят того же самого, – холодно заметила Шарлотта. – Недаром, поняв, что вы не горите желанием жениться, они послали вас сюда заниматься усадьбой. По-моему, это разумное решение. Женить сына гораздо труднее, чем выдать замуж дочь: девушки не располагают достаточной свободой, чтобы понять, чего они на самом деле хотят и к чему стремится их душа. Они также не разбираются в мужчинах, поскольку их мнение основывается исключительно на внешних данных: на красоте и очаровании молодого человека, а также на величине состояния и общественном положении избранника.
Поскольку Дариус молчал, Шарлотта стала наблюдать за насекомыми, летавшими над водой и вокруг деревьев. В тишине позднего утра жужжание насекомых и щебетание птиц звучало словно музыка, так что на одно мгновение Шарлотта даже вообразила, что находится сейчас в Бичвуде одна, как это бывало раньше. Из забытья ее вывел голос Карсингтона:
– Хотя мне тяжело это признавать, но вы продолжаете меня удивлять, дорогая моя.
Шарлотта повернула голову и посмотрела на него: Дариус разглядывал насекомых с куда более заинтересованным видом, чем сама она минуту назад. Хотя поля шляпы отбрасывали на его лицо тень, она только подчеркивала изящество четких линий. Шарлотта тут же вспомнила, как его щека касалась ее щеки, какими сильными были его руки, когда Дариус ее обнимал, и как спокойно ей было в его объятиях, и вдруг испытала острую тоску по его большим и надежным рукам. Ей захотелось касаться его руки, как касаются руки верного друга в трудные минуты жизни, в те чудесные мгновения взаимопонимания, когда друзьям не нужны слова. Но разве такое возможно с мужчиной?
Шарлотта тут же попыталась заставить себя подавить опасную тоску, это далось ей довольно легко, потому что за долгие годы умение подавлять желания вошло у нее в привычку.
– Признаться, и вы меня удивили, – сказала она. – Вы умеете признавать свои ошибки, что является редким качеством как для мужчин, так и для женщин. Вы умеете извиняться, проявляете сочувствие к таким, как этот маленький подмастерье, вы…
– Но тут нет ничего такого, о чем следовало бы упоминать, – недоуменно заметил Дариус.
– Я только хотела подчеркнуть, что вы проявили доброту по отношению к мальчику.
– Я просто дал ему задание – вот и все. Нет ничего особенного в том, чтобы нанимать мальчишек, чтобы они помогли избавить усадьбу от вредителей. Кстати, ваш отец сам предложил это.
– Значит, вы с ним говорили о Пипе? – испуганно спросила Шарлотта.
– Я лишь спросил у лорда Литби совета, потому что хотел дать мальчику какое-нибудь занятие за пределами дома. Понимаете, рабочие вбили себе в головы, что этот паренек приносит несчастье, и каждый раз, когда случается что-нибудь плохое, валят вину на него, вместо того чтобы искать причину в собственной халатности или в простом стечении обстоятельств.
– Может быть, мы сможем найти для Пипа какую-нибудь работу в Литби-Холле? – с надеждой спросила Шарлотта, но тотчас же пожалела о том, что сказала. Ей не следовало допустить, чтобы мальчик находился около нее постоянно. Какой бы большой ни была усадьба отца, зная, что Пип находится где-то неподалеку, она постоянно будет искать встреч с ним.
– Усадьба вашего отца в идеальном порядке, и в услугах мальчика там не нуждаются. А мне в Бичвуде он может быть полезен, – возразил Карсингтон. – Мы с Пипом договорились, что каждый день рано утром, как только встанут слуги, он будет отправляться в Литби-Холл и забирать Дейзи на прогулку. Хорошенько позанимавшись с ней, он вернется к работе, а я тем временем буду следить за тем, как у него идут дела. Тайлер приметил, что у паренька есть талант придумывать узоры и некоторые из них он уже использует в работе. Если Пип годится для этого ремесла, было бы безумием отрывать его от обучения профессии. Позже мы увидим, что из этого получится.
– А если ничего не получится? – с тревогой спросила Шарлотта. – Помните, вы обещали найти ему работу? Надеюсь, вы не бросаете слов на ветер?
Дариус удивленно уставился на нее:
– Ну и ну! Поверить не могу! Неужели я приобретаю авторитет в ваших глазах?
Шарлотта кивнула:
– За великодушие и доброту к детям вы заслужили дополнительные сто очков.
– Так вы ведете счет моим очкам? – насмешливо спросил он.
– О да, я все записываю. – Шарлотта посмотрела на солнце как раз в тот момент, когда оно спряталось за облако. – В полдень мы с Лиззи договорились встретиться, так что мне пора возвращаться. – Она повернулась и пошла к дому.
На этот раз Дариус не следовал за ней, но, уходя, она чувствовала на себе его взгляд, и ей оставалось только гадать, улыбался ли он сейчас той самой, так удивившей ее, чудесной ласковой улыбкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не совсем леди - Чейз Лоретта



Милый роман. Без накала страстей... Герои равноправные и разумные. Сюжет немного не характерный- она вне брака родила сына и потом через 10 лет нашла его, а герой ее так полюбил что взял в жены... Почитать можно
Не совсем леди - Чейз ЛореттаTasha
18.07.2013, 18.03





Перечитала все произведения автора,каждое из них по своему неповторимое и замечательное .Я в восторге от прочитанного!
Не совсем леди - Чейз ЛореттаИрина
2.06.2015, 22.54





Перечитала все произведения автора,каждое из них по своему неповторимое и замечательное .Я в восторге от прочитанного!
Не совсем леди - Чейз ЛореттаИрина
2.06.2015, 22.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100