Читать онлайн Взгляни в лицо любви, автора - Чайлд Морин, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взгляни в лицо любви - Чайлд Морин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взгляни в лицо любви - Чайлд Морин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взгляни в лицо любви - Чайлд Морин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чайлд Морин

Взгляни в лицо любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Здесь? – переспросила Мэкси. – Ты хочешь сказать, он здесь? В Сил-Бич?
Дженна оглянулась на закрытую входную дверь. Минутой раньше она увидела топтавшуюся у дома Мэкси и кратчайшим путем ринулась к двери, чтобы отрезать сестре путь.
– Я говорю, он здесь, в доме, с мальчиками.
Уже три дня. До сих пор Дженне удавалось отделываться телефонными звонками Мэкси, отговариваясь массой дел. Но она знала – рано или поздно старшая сестра нагрянет.
– Ты спятила? – большие голубые глаза Мэкси стали величиной с блюдца, а короткие взлохмаченные русые волосы встали дыбом уже не из-за одного только парикмахерского искусства. – О чем ты думаешь, Дженна? Зачем ты его пригласила?
Дженна пожала плечами:
– Я его не приглашала. Он… сам пришел.
Мэкси прищурилась:
– Ты с ним спала?
В душе Дженны досада давно перепуталась с вожделением. Нет, она с ним не спала, но каждую ночь ее мучили такие эротические сны, каких она еще никогда не видела. Наутро у нее болело все тело, а на душе было пусто.
Хотя старшей сестре, наверное, лучше об этом не знать.
Поэтому она просто огрызнулась:
– Нет, святая Мэкси, поборница всеобщей морали. Последние две ночи он спал на кушетке, и…
– Две ночи?!
Дженна вздрогнула, потом подняла глаза и помахала соседке, которая оторвалась от обрезки роз и удивленно смотрела на Мэкси:
– Доброе утро, миссис Логан.
Пожилая женщина кивнула в ответ и вернулась к своему занятию. Дженна оглядела узкую улицу, по обе стороны которой стояли одноэтажные домики сороковых лет постройки. Интересно, сколько еще соседей получило удовольствие от их с Мэкси беседы? Дженна стрельнула в сестру мрачным взглядом.
Мэкси намек поняла и понизила голос:
– Извини, извини. Просто не могу поверить, что Ник Фалько провел здесь две ночи, а ты мне ничего не сказала.
Дженна ухмыльнулась:
– Не дуйся. Конечно, я скрывала. Я думала, ты не поймешь. Теперь вижу, что ошиблась.
– Забавно.
Дженна выдохнула и взяла сестру под руку. Что бы ни случилось в жизни Дженны, они с Мэкси всегда заодно. После того как их родители погибли в автомобильной аварии, у них долгих пять лет никого больше не было, кроме друг друга. И она не намерена терять единственную сестру из-за мужчины, который ее даже не хочет.
– Мэкс, он пришел, чтобы разузнать о мальчиках. Вспомни, это и его сыновья. Он здесь только из-за них. И поверь мне, я буду осторожна, – она держалась спокойно, хотя внутри у нее все бурлило.
Кажется, Мэкси ее речь не убедила.
– Неудачная затея, – сказала она таким тоном, словно ей все уже было ясно.
– Он пробудет здесь недолго.
– Таким, как он, много времени и не надо.
– Мэкси…
– Ты уверена, что он не останется?
– А зачем ему?
– По-моему, у него на это есть по меньшей мере три причины. Джейкоб, Купер и, увы, ты. Так вот, я еще раз спрашиваю: ты уверена, что он здесь не задержится?
Хм. Не очень уверена. Вообще-то, он мог бы уже уладить дела с малышами и вернуться к удовольствиям прежней жизни, но почему-то не видно было никаких признаков, что он собирается уезжать.
Так привязался к детям?
Или что-то чувствует и к ней тоже?
О господи, об этом нельзя даже думать. Чем позже он уедет, тем хуже будет ей.
– Дженна… – позвал ее Ник с крыльца и остановился, увидев Мэкси. – Ох, извините.
Ну вот, встречи избежать не удалось. Дженна пожалела, что ее экс-любовник и сестра все-таки столкнулись. Тем не менее она постаралась улыбнуться.
– Вот, Ник. Это моя сестра, Мэкси.
Поскольку и тот и другой молчали, Дженна подтолкнула Мэкс локтем, и та забормотала:
– Отлично. Отлично, – потом добавила голоса и нехотя произнесла: – Приятно познакомиться.
– Ага. И мне тоже.
– Разве не чудесно? – проворковала Дженна. Не простыть бы на холоде, который возник между этими двумя. – Входи, Мэкс, – теперь ей хотелось, чтобы сестра сама убедилась – волноваться не о чем. Она Ника не интересует и сама не будет по нему чахнуть, когда он уйдет. – Посмотри на мальчиков. Выпей кофе.
Не отрывая глаз от Ника, Мэкси покачала головой:
– Прямо не знаю…
– А я сходил за пончиками, – поддал соблазну и Ник.
– Это он меня подкупает? – прошептала Мэкси.
Дженна хихикнула:
– Побойся бога, Мэкс, и будь любезнее.
Но, провожая Мэкси в дом, Дженна думала о том, что оказалась меж двух огней с одним только перочинным ножиком в кармане.


Ник понимал – ему уже пора уходить. Тем более что с сестрицей Дженны лучше дела не иметь. Хотя в конце концов Мэкси настолько пришла в себя, что уже не смотрела на него, словно хотела убить ложечкой, которой помешивала кофе.
Дело в том, что, имея доступ к частному самолету, он мог бы нагнать судно в Форт-Лодердейл и насладиться второй половиной круиза в Италию. Тогда ему не пришлось бы притворяться любезным с сестрой Дженны, которая, судя по всему, ненавидит его до смерти. И тогда он не мучился бы желанием, просыпаясь каждое утро с сознанием, что Дженна где-то рядом.
Две последние ночи, которые он провел на ее кургузой кушетке, были самыми долгими ночами в его жизни. Далеко за полночь он лежал без сна и представлял себе, как проходит короткий коридорчик до ее спальни, проскальзывает в ее постель и… Утром он просыпался с такой тяжестью во всем теле, что готов был вот-вот взорваться от вожделения и отчаяния. Не менее мучительно было видеть ее утром, ощущать цветочный запах ее шампуня, смотреть, как она делает первые глотки кофе.
Она была рядом.
Но не его.
Сейчас Дженна вышла в магазин за упаковочными материалами, а заодно сдать на почту одну из подарочных корзин. Ник остался с сыновьями один. Он пошел в детскую и обнаружил, что мальчишки давно уже проснулись и теперь глазеют на подвешенные над колыбельками подвижные игрушки. Над кроваткой Джейка висели разноцветные животные, они плясали на ветерке, проникавшем через приоткрытое окно. Над кроваткой Купера был подвешен улыбающийся полумесяц.
Ник переводил взгляд с одного сына на другого и обратно, сравнивая их: чем они похожи, а чем нет. У каждого из них тонкие, мягкие темные волосики, у каждого есть ямочка – и точно как у него, на левой щеке. У обоих светло-голубые глаза, хотя у Купера вроде бы немного темнее, чем у Джейка.
И оба они, как в тисках, держали в крошечных кулачках его сердце.
Ник тихо заговорил:
– Разве могу я вас покинуть? Разве могу я вернуться к прежней жизни и не знать, что вы делаете? Не знать, прорезались ли у вас зубы, начали ли вы ползать? Как могу я не видеть ваших первых шагов?
Через жалюзи проникал рассеянный свет и ложился на натертый деревянный пол золотыми полосами. Где-то на уютной маленькой улице стрельнула газонокосилка, и Джейкоб дернулся как от пушечного выстрела.
Ник кинулся к кроватке, наклонился над малышом и положил ладонь на маленькую грудь. Он почувствовал, как быстро-быстро колотится под его рукой сердчишко, и любовь, такая глубокая, такая невыразимая, охватила его, что он чуть не задохнулся.
Ник этого не ожидал. Еще две недели назад он знать не знал, что можно так сильно любить детей. Не думал, что будет ждать рассвета, чтобы заглянуть в широко раскрытые глазенки. Как не думал и о том, что окажется здесь, с ними, с их матерью, и будет чувствовать: все… правильно, все так и должно быть.
Теперь он обязан решить, что ему делать дальше.
Он подошел к Куперу и взял его на руки. Задумчивое выражение лица сына вызвало у него улыбку. Он провел кончиком пальца по щеке, и ребенок повернул голову на знакомое прикосновение. Сердце Ника зашлось от боли, когда он заглянул в серьезные светло-голубые, так похожие на его собственные, глаза.
– Обещаю, я всегда буду рядом, как только вам понадоблюсь.
Он говорил очень тихо, но, казалось, Купер его понял, потому что подарил отцу одну из своих редких улыбок. Ник с трудом проглотил комок в горле и пошел к Джейку, который, лежа в кроватке, наблюдал за ними.
– Я люблю вас, парни. Вас обоих. И намерен найти способ с этим справиться.
Джейк засучил ножками и затряс ручками. Нику это показалось праздником.


Перед сном, уже натянув ночную рубашку, Дженна зашла проведать малышей. Так у нее было заведено. Но на этот раз, войдя в освещенную одним ночником комнату, она застала там Ника.
На нем не было рубашки, только низко сидящие на бедрах джинсы. Он обернулся на ее шаги, и она почувствовала, как вспыхнул его взгляд. В полумраке даже его светлые глаза казались темными, но ей не надо было их видеть, чтобы ощутить силу взгляда. У нее сразу загорелась кожа и забурлила кровь. Но она заставила себя подойти, хоть и с трудом переставляя ноги, сначала к кроватке Купера, потом Джейка, погладить каждого по головке, подержать руку на животике.
И все время она чувствовала на себе взгляд Ника. Как будто Ник ее касался. Внутри у нее все сжалось, голова кружилась, ей было почти дурно, руки у нее тряслись.
Зачем он так на нее смотрит? О чем думает?
Дженна повернулась и неслышными шагами вышла из детской. Она не прошла еще и половины коридорчика, когда на плечо ей легла рука Ника.
– Подожди, – резко потребовал он.
Она обернулась:
– Ник…
Слышал ли он ее сердце? Чувствовал ли ее внутренний огонь?
– Что ты делаешь?
Господи, помоги, она знала, что он делает. Более того, она обрадовалась. От его присутствия у нее тут же сбилось дыхание.
– Не разговаривай, – прошептал он, придвинулся вплотную и прижал ее к стене. – И не думай, – он накрыл ладонями ее груди.
Она втянула воздух и откинула голову, чувствуя нетерпеливую дрожь, сотрясавшую его тело. У него были горячие и сильные руки. Он водил большими пальцами по ее соскам, и движение ткани по телу только добавляло ей возбуждения.
– Да, Ник, – шептала она, облизывая пересохшие губы и дыша так, будто только что пробежала марафон. – Не думай. Только чувствуй. Я хочу…
– Я тоже, – оборвал ее он, и она поняла, что он ощущает в этот момент. – Несколько дней. Не могу больше ждать ни минуты. Я хочу к тебе, Дженна. Хочу почувствовать тебя.
Он ткнулся головой в изгиб ее шеи и провел языком там, где билась жилка.
Она дернулась. Потом подняла руки, и его затылок оказался в чаше из ее ладоней.
Он повел рукой вниз по ее телу, подцепил сорочку и начал, собирая в складки, поднимать ее наверх, а Дженна запустила пальцы в густые темные волосы. Потом он гладил ее по голой коже, и она крепко прижалась к нему, когда он оттянул пальцем эластичный поясок ее трусиков. Он коснулся ее сердцевины, скользнул пальцами в самое тепло, и она качнула бедра ему навстречу со всей силой неистового вожделения. Судорожно повторяя его имя, она отчаянно цеплялась за него, пока последняя волна дрожи не соскользнула с нее. Она так ослабла, что он поднял ее на руки и понес к ней в спальню.
Покоясь на руках Ника, Дженна гладила широкую спину, мускулистую грудь, а когда услышала, что он хватает ртом воздух, улыбнулась в темноте. Она была довольна: теперь она знает, что действует на него не слабее, чем он на нее.
Через мгновение Дженна уже лежала на постели и ждала, когда же, наконец, он стащит джинсы и придет к ней. В следующую минуту он сдернул с нее ночную рубашку и стянул трусики. И то и другое он куда-то отбросил, кажется в угол.
Дженна ждала этого с той самой секунды, как он, незваный, явился в ее дом. Она так его желала, что у нее и в мыслях не было ему отказать. Хотя, как она понимала, он с ней таким образом прощался. Он уже готов покинуть ее и вернуться в свой мир.
И если уж выпал такой случай, то она хотела провести с ним эту последнюю ночь. Хотела почувствовать его рядом с собой. Хотела видеть по его глазам, что она, по крайней мере сейчас, самый важный для него человек.
А завтра будь что будет.
Он погладил ее самое чувствительное место. Дженна тихо застонала и в молчаливом приглашении развела ноги. Она ждала его.
Ник вошел так глубоко, что у нее прервалось дыхание. Он предъявлял на нее права самым древним способом, и Дженна отдавала ему все, что у нее было. И душу, и тело. Она обвила ногами его торс, короткими ногтями впилась в плечи.
Он наклонил голову, чтобы поцеловать ее, и она разомкнула губы. Ей хотелось, чтобы это было за гранью желания, за гранью страсти. Ей хотелось ощутить то невероятное состояние, каким оно, по ее понятиям, должно быть.
Он оторвался от ее губ и простонал:
– Дженна… ты мне нужна.
– Я твоя, – ответила она и выгнулась, поскольку в этот момент их обоих настигла кульминация. Волна за волной на нее накатывали ощущения, и каждый раз она выкрикивала его имя. И его освобождение она почувствовала как свое. Она крепко обнимала его, пока его тело сотрясалось с такой силой, какую трудно представить.
Казалось, наслаждение продлится вечно. Казалось, им навечно предназначено остаться слитыми воедино.
Но почти непереносимый гнет и восторг начали спадать, и они долго лежали рядом и просто молчали, потому что ни один из них не знал, чем все это кончится.


Когда она проснулась, выяснилось – Ник пропал. Но не совсем, потому что его вещи все еще лежали в углу гостиной, а на корабль он без своей сумки вернуться не мог. Нигде в доме он тоже не отыскался. Дженну это не удивило, ведь и на корабле он избегал ее по утрам после проведенной вместе ночи. Но все же она огорчилась. Неужели ради того, чтобы облегчить неизбежный отъезд, он нарочно ее избегает?
Сдерживая щиплющие глаза слезы, она занялась привычными хлопотами и детьми, стараясь при этом не вспоминать те мгновения, когда Ник был рядом и то, как они все делили пополам.
Дженна одела и накормила двойняшек и тоже решила выйти на люди. Черта с два она будет сидеть дома, хандрить и ждать, пока вернется Ник и разобьет ей сердце сообщением об отъезде. У нее есть собственная жизнь, и только ей, Дженне, решать, как ее прожить. Она взяла с собой сумочку, запасные подгузники, устроила малышей в детских креслицах на заднем сиденье машины и завела мотор.
– Не волнуйтесь, парни, – заявила она, глядя в зеркало заднего вида. – Все будет прекрасно. Папочка ушел, но мамочка с вами. Я вас никогда не брошу.
У нее из глаз опять брызнули слезы, и она отчаянно заморгала, чтобы поскорее от них избавиться. Нечего плакать. Она провела невероятную ночь с человеком, которого любит, жалеть об этом не собирается, и… будь что будет.
У нее зазвонил мобильный. Взглянув на экран, она увидела незнакомый номер:
– Алло?
– Дженна.
Услышав журчавший в ухе низкий голос, она сдержала вздох:
– Ник.
– Ты дома?
– Не совсем. Я в машине. Я взяла мальчиков погулять, и… – она старалась говорить легко и беззаботно.
Он перебил:
– Отлично. Есть что-нибудь пишущее под рукой?
– Да, ручка, но…
– Записывай.
Она удивилась, но полезла в сумочку за ручкой и записной книжкой. Хорошо, что и то и другое у нее всегда было с собой.
– Ник, что это значит?
– Я хочу тебе кое-что показать, для этого ты с мальчиками должна приехать сюда.
– Куда «сюда»?
– В Сан-Педро.
Она чуть не застонала:
– В Сан-Педро?
– Дженна, сделай это для меня. Ладно? – он помолчал и добавил: – Пожалуйста.
Она изумилась: случая не было, чтобы он сказал ей «пожалуйста».
Потом она хмурилась, но послушно записывала все, что он ей диктовал.
Ник закончил, и она сказала:
– Хорошо, я приеду примерно через полчаса. Будь там.
– Жду.
Больше она ничего спросить не успела, потому что он отключился. Дженна сердито бросила телефон на соседнее сиденье.
– Ну, парни, мы едем на встречу с вашим папочкой.
Купер о чем-то заворковал.
– Нет-нет, я не понимаю, в чем дело, но с вашим папашей это может быть что угодно, – ответила она сыну.


«Что угодно» оказалось одноэтажным деревянным коттеджем под двухскатной крышей с массивной каминной трубой посередине и полуподвалом. Он скорее подошел бы для Южной Калифорнии, но это был самый красивый дом, какой Дженна видела. И пребольшой. Пари можно держать, что внутри него поместилось бы пять таких домиков, как ее собственный. Кроме того, в нем должна была бы жить целая семья. Перед входом раскинулся большой газон, а выйдя из машины, она услышала шум прибоя. Наверное, дом стоял на самом берегу.
– Что здесь происходит? – громко спросила она. Но в это время вскрикнул Джейкоб, и она повернулась, чтобы взять сына на руки.
– Дженна!
Она обернулась и увидела – по газону к ней бежит Ник. Он выглядел взбудораженным, светло-голубые глаза блестели, он так широко улыбался, что на левой щеке появилась глубокая ямочка. Естественно, при его виде Дженна непроизвольно почувствовала волнение.
Неужели так будет всегда? Она ничего не могла с этим поделать.
Он так уверенно поцеловал ее, что она даже слегка пошатнулась.
– Давай помогу с мальчиками.
– Да, пожалуйста, – она смотрела, как он ловко развернул ее машину, открыл вторую заднюю дверцу и начал расстегивать лямки детского сиденья Купера. – Ник, что происходит? Где мы? Чей это дом?
Он ухмыльнулся и взял Купера на руки:
– Я все тебе расскажу, как только мы войдем внутрь.
– Внутрь? – покончив с лямками Джейкоба, она тоже взяла ребенка на руки, крепко прижала к себе и громко захлопнула дверцу.
– Ну да, внутрь. Вперед. Я прихвачу твою сумочку.
Она сделала шаг, остановилась и взглянула на Ника. Тень от росшего в палисаднике огромного старого дуба пятнала его лицо. На Нике была черная облегающая футболка и те же джинсы, что и накануне.
Стоп!
– Я не могу войти. Я не знаю, кто здесь живет, и…
– Отлично, – он обошел машину. Сумочку он держал в руке, через плечо перебросил мешок с запасными пеленками. Купер покоился на другой руке. – Войдем вместе. Все вместе. Так даже лучше.
– О чем ты?
– Увидишь, – он пошел к дому, и ей ничего не оставалось, как последовать за ним.
Мощенная кирпичом широкая тропинка вела от подъездной дорожки к входной двери. Вдоль нее росли примулы самых разных оттенков. Весь дом окружали клумбы с розами и высокими кустами спиреи пастельных тонов, распространявшей крепкий аромат.
Дженна помедлила перед дверью. Она ждала, что навстречу им выйдет хозяин и пригласит их войти, но никто так и не появился.
Переступив порог, она поняла, почему их никто не встретил.
В доме было пусто.
Звук их шагов разносился по всему дому. Ник повел ее через гостиную, мимо широкой лестницы в холл и потом в кухню. Она вертела головой из стороны в сторону, удивленная огромными размерами помещений и внутренней отделкой дома. Стены были почти кремовыми, чуть более густого оттенка, двери и окна обрамляло темное дерево. Полы сделаны из светлого дуба и натерты до сияющего блеска. Комнаты располагались анфиладой.
Дом явно строился для большой семьи. В нем должны смеяться дети.
Следуя за Ником из комнаты в комнату, Дженна ощущала царившее вокруг спокойствие. Создавалось впечатление, что и само жилище радуется появлению людей в своих стенах.
Кухня здесь была изумительная, но Дженна увидела ее только мельком, потому что Ник пересек огромное помещение и вышел во двор.
Потом он заглянул в дверь:
– Давай, я хочу, чтобы ты это увидела.
И она увидела выложенный камнем внутренний дворик, патио.
С океана налетел прохладный ветерок, и Дженна поняла, что была права: дом стоял над морем. Патио переходило в холмистый газон с деревьями и цветами. По представлениям Дженны, именно так должен выглядеть сад перед английским коттеджем. За газоном виднелась низкая изгородь с калиткой, сразу за которой начинались ступеньки. Поселившихся, здесь счастливцев эти ступеньки приведут прямо на пляж.
Крепко прижимая к себе Джейкоба, Дженна медленно поворачивалась, вбирая в себя окружающую красоту. Наконец она опять повернулась к блистающему на солнце морю.
Потом, покачав головой, взглянула на Ника:
– Ничего не понимаю. Ник, что происходит? Зачем мы здесь?
– Тебе нравится? – он, опустив сумочку и мешок с пеленками на камни, оглядывал патио. – Я имею в виду, дом тебе понравился?
Она немножко нервно рассмеялась:
– Нечто бесподобное.
– Очень хорошо. Просто замечательно. Потому что я его купил.
– Что-о?
Взглянув на ошеломленное лицо Дженны, Ник чуть не рассмеялся.
Видит бог, все тайные телефонные переговоры с агентами по недвижимости имели смысл. Ради этого выражения ее лица стоило уйти от нее сегодня утром, чтобы завершить сделку с прежними хозяевами дома.
Есть еще одно дело.
И к нему пора приступать.
– Зачем ты это сделал?
– Для нас.
– Для нас?
– Да, Дженна, для нас, – он положил ладонь на ее щеку и почти не расстроился, когда она на шаг отступила. Он ее еще убедит. Должен убедись. – Я нашел выход из нашей ситуации, – сказал он, пристально глядя ей в глаза, словно желая, чтобы она прочла в его взгляде все, что он думает и чувствует.
– Нашей ситуации? – Она моргнула, помотала головой, словно стряхивая паутину, и опять уставилась на него.
Ветер был холодный, но грело солнце. Тень деревьев не перекрывала всю площадь патио. Ник смотрел, как солнце играет в волосах Дженны, и ему хотелось крепко-крепко ее обнять.
Он уже все распланировал и потому начал не спеша:
– Мальчики. Мы оба их любим. Мы оба хотим быть с ними. И мне пришло в голову, что, стало быть, нам надо пожениться. Тогда они будут у нас обоих.
Дженна опять помотала головой и отступила еще на шаг.
Неприятно удивленный тем, что она не ухватилась за его план с ходу, Ник заговорил быстрее:
– Не похоже, что мы не уживемся друг с другом. И секс у нас замечательный. Согласись, между нами есть какая-то химия. У нас должно получиться. Ты сама знаешь, все получится.
– Нет, – она в очередной раз покачала головой. В этот момент Джейкоб завозился у нее на руках, и Ник придвинулся ближе.
Он заговорил еще быстрее, торопясь ее переубедить. Заставить ее понять, что у них может быть общее будущее.
– Не отказывайся, Дженна, пока все не обдумаешь. Вот подумаешь и увидишь – я прав. Это же идеально. Для нас всех.
– Нет, Ник, – печально улыбнулась она, пытаясь успокоить Джейкоба. – Я знаю, ты, как и я, любишь сыновей. Я этому очень рада. Ты им нужен не меньше, чем я. Но ты не любишь меня.
– Дженна…
– Нет, – она коротко улыбнулась, оглядела дворик, море, потом опять посмотрела на Ника. – Не в том дело, уживемся ли мы, и не в сексе или химии. Я не могу выйти замуж за того, кто меня не любит.
Вот черт! Его охватила паника, а он к таким ощущениям не привык. У него всегда все получалось. Люди всегда доверчиво шли за ним. Иначе и быть не должно. А тут…
Вот же, стоит он перед этой женщиной и в глубине души сознает – ему осталось лишь выложить последнюю карту.
Он протянул свободную руку, обнял Дженну за плечи и прижал к себе. Так близко, что, казалось, их тела и тела их детей слились воедино.
– Прекрасно. Мы пройдем этот трудный путь. Черт возьми, Дженна, я люблю тебя.
– Что? – в ее глазах были смущение и боль и еще нечто, ужасно похожее на надежду.
Даже несколько дней назад, когда он появился на ее пороге, она не выглядела такой удивленной. Это обнадеживало. Если он сумеет вывести ее из равновесия, он еще сможет победить. И вдруг Ник понял – никогда и никаких побед он больше не захочет. Потому что в его жизни не может быть ничего такого же важного. Такого же колоссального. Сейчас он должен правильно подобрать слова. И заставить ее выслушать их. Услышать его. И использовать шанс.
Глядя прямо ей в глаза, он набрал воздуху и шагнул в неизвестное. Он еще никогда не решался на такой рискованный шаг.
– Конечно, я тебя люблю. Я что, идиот? – Помолчал немного и добавил: – На это можешь не отвечать.
– Ник, ты не должен…
– Ага, – тут же согласился он, чувствуя – момент ускользает. Он-то думал, ради детей она согласится сразу, и тогда он будет иметь все, что захочет, не закладывая душу. Но, по-видимому, это было всего лишь предположение. Вероятно, нельзя получить что-то, пока сам не захочешь дать.
– Послушай, я этим не горжусь, но я старался скрыть свои ощущения, которые испытал в ту нашу, самую первую, ночь больше года назад, – он обвел взглядом ее лицо. Голос у него упал почти до шепота. Он непременно должен убедить ее, что говорит правду. – Я только взглянул на тебя… и пропал. Никогда такого не предполагал. И не хотел предполагать. Но у меня не было выбора. Ты в лунном свете… А мне показалось, я как будто всю жизнь ждал именно тебя.
– Но ты…
– Ага, – он знал, что она хочет сказать. – Я сорвался. Я позволил тебе уйти. Черт, я думал, мне хочется, чтобы ты ушла, – он едко рассмеялся. – Все ложь. Я врал тебе. Я врал самому себе. Не хотел выглядеть слабаком.
– Ник… – она проглотила комок в горле, одинокая слеза скатилась по ее щеке. Он перехватил ее большим пальцем.
– Мне было бы гораздо легче, если бы ты приняла то идиотское предложение о браке по расчету. Тогда мне не пришлось бы признаваться себе, что я чувствую. Я не мог допустить, чтобы ты все это бросила мне в лицо, – повинился он.
– Я никогда этого не сделала бы.
– А и сделала бы, так никто тебя не упрекнул бы. Но раз ты не согласилась с моим планом, я решил сказать тебе все. Я люблю тебя, Дженна. До безумия.
У нее опять хлынули слезы. Но глаза блестели. А в нем все смешалось и начало плавиться. Какую власть она над ним имела! Над его сердцем. И еще… он больше не заботился о том, чтобы закрыться броней.
Значение имеет только она.
– Ты входишь в комнату, и все остальное исчезает, – тихо заговорил он. – Ты дала мне двоих сыновей. Ты позволила мне заглянуть в мир, частью которого я хотел бы стать.
Опять слезинка. И еще. И еще.
Джейкоб икнул, сморщил личико и всерьез заплакал. Ник забрал у нее мальчика и начал качать на руке.
Поглядывая то на малыша, то на Дженну, он сказал:
– Только ты знай. Я не готов к новым потерям. Ник Фалько не успокоится, пока не получит то, что хочет. Я не позволю тебе уйти. Никому из вас. – Он оглянулся на большой дом за спиной, потом опять перевел взгляд на Дженну. – Мы будем жить здесь. Ты можешь делать свои подарочные корзинки. В доме, а не в гараже. Наверху есть большая комната с видом на океан. Уйма места. Хорошее освещение. Отличное помещение и для работы, и для хранения всех твоих производственных материалов.
Она открыла было рот, но он не дал ей заговорить. Он еще не кончил.
– Я все продумал. Пока мальчики не пошли в школу, мы можем полгода жить здесь, а полгода на судне, А если им хочется собаку, так я купил. И на корабль мы ее возьмем.
– Ты купил со…
– Щенка золотистого ретривера. Она еще маленькая, но вырастет же.
– Не могу поверить…
Из его рта слова лились сплошным потоком. Он очень хотел убедить ее, показать ей, какая у них может быть жизнь… Если только она даст ему шанс.
– А когда они пойдут в школу, мы каждое лето будем отправляться в круизы. Я могу управлять линией отсюда. И потом у меня есть Тереза – я повышу ее в должности. Она может заниматься корабельным штатом, а со мной связываться через Интернет или факс.
– Но Ник…
– И я хочу, чтобы у нас еще были дети, – сказал он и получил большое удовольствие, когда увидел, как она захлопнула рот. – Я хочу сам видеть все с самого начала. Наблюдать, как ребенок растет внутри тебя. Я хочу находиться в родильной палате и видеть, как он – или она – сделает первый глоток воздуха. Я хочу быть с тобой. И с ними, – сказал он и посмотрел на прижатых к груди двойняшек.
Мальчики начали ерзать, и Ник знал, что это значит. Мир Ника балансировал на самом краю, он понял – ему осталось сказать еще только одно.
– Я не позволю тебе отказаться, Дженна. Мы с тобой принадлежим друг другу. Я знаю, ты меня любишь. И я тоже люблю тебя, черт бы побрал все. Если ты мне не веришь, я найду способ тебя убедить. Но ты от меня не уйдешь. Снова. Я не могу без тебя, Дженна. Я не вернусь в ту, пустую жизнь.
Он замолчал, и слышно было только сопение двойняшек да рев бьющегося о скалы моря.
Ник смотрел в глаза Дженны и ждал. Ему казалось, прошла целая жизнь.
Наконец она улыбнулась, придвинулась к нему и обняла обеими руками и его, и сыновей.
– Ты действительно идиот, если думаешь, что я позволю тебе когда-нибудь снова уйти от меня.
Ник рассмеялся, громко и счастливо, и почувствовал, как сумасшедший груз страха и тревог сползает с его плеч.
– Ты выйдешь за меня замуж?
– Выйду.
– И у нас еще будут дети?
– Дюжина, если захочешь, – она улыбнулась, и ее глаза сияли таким счастьем, что у Ника перехватило дыхание.
– И будешь плавать со мной по всему миру, – он наклонил голову, чтобы поцеловать ее.
– Всегда, – ответила она, продолжая улыбаться. – Я люблю тебя, Ник. И всегда любила. Мы будем счастливы здесь, в этом удивительном доме.
– Будем, – заверил он, опять ее целуя.
– А научишь щенка проситься на улицу? – поддразнила она.
– Для тебя, любовь моя, все что угодно, – шепотом пообещал он.
Впервые в жизни от всей души.






Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Взгляни в лицо любви - Чайлд Морин

Разделы:
АннотацияГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Взгляни в лицо любви - Чайлд Морин



время скоротать можно,а так - ничего особенного
Взгляни в лицо любви - Чайлд МоринАниса
10.09.2011, 19.37





отстой!
Взгляни в лицо любви - Чайлд Морининна
15.10.2012, 13.38





Приятная книга) 10
Взгляни в лицо любви - Чайлд МоринАлла
25.12.2012, 21.36





Скучновато и шаблонно. Сначала встретились, у них был головокружительный роман потом они расстались, опять встретились, он долгое время не верил ей, потом она не верила его словам, а потом они жили долго и счастливо. Читать конечно можно, если нет другого варианта.
Взгляни в лицо любви - Чайлд МоринВалентина
25.12.2012, 22.34





не знаю девочки как вам а мне очень понравилось сказка конечно но в жизни так мало романтики что иногда очень приятно сказку почитать
Взгляни в лицо любви - Чайлд Моринваля
28.03.2013, 21.13





Читаю пятый роман этого автора и ловлю себя на мысли ,что все написаны по одному шаблону.Вот когда читаешь Джудит Макнод или Элизабет Филлипс то такого чувства нет . Почитать конечно можно.Расслабляет, но конец во всех романах как скомкан.
Взгляни в лицо любви - Чайлд МоринТатьяна
10.01.2015, 18.48





Читаю пятый роман этого автора и ловлю себя на мысли ,что все написаны по одному шаблону.Вот когда читаешь Джудит Макнод или Элизабет Филлипс то такого чувства нет . Почитать конечно можно.Расслабляет, но конец во всех романах как - то скомкан.
Взгляни в лицо любви - Чайлд МоринТатьяна
10.01.2015, 18.48





Да, приятная сказочка, приятная. Только мне очень интересно, как бы автор справилась одна с близнецами, какая там любовь, какой секс. Там до подушки доползти. А так, почитать приятно.
Взгляни в лицо любви - Чайлд Мориниришка
2.10.2015, 8.38





Одноразовая сказка: 4/10.
Взгляни в лицо любви - Чайлд Моринязвочка
2.10.2015, 20.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100