Читать онлайн Повенчанные грозой, автора - Частейн Сандра, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Повенчанные грозой - Частейн Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Повенчанные грозой - Частейн Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Повенчанные грозой - Частейн Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Частейн Сандра

Повенчанные грозой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Андреа принялась собирать со стола посуду.
Дэвид тоже был чужаком. Она никак не могла взять в толк, почему вспоминает его. Он был частью ее прошлого, частью, с которой уже давно покончено.
– Мне пора возвращаться на работу, – с вздохом сказала девушка.
– Ах, черт! – поддразнил Сэм, возвращая ее из грез снова на землю. – Неужели это так необходимо? А вы не можете взять сегодня выходной? Мы могли бы отправиться порыбачить.
– Выходной? Сегодня? Абсолютно исключено! – запротестовала Андреа, направляясь на кухню. – Сэм, вам необходимо понять, что вы не можете прийти сюда, да еще ждать от меня, что я…
– Чтобы вы – что? – Мужчина легким пружинистым шагом устремился вслед за ней, сокращая расстояние между ними. – Почему вы отстраняетесь от меня, когда я начинаю приближаться к вам ближе?
– Я…
Она почти, что слышала стук собственного сердца, так гулко рвалось оно наружу. Все мысли улетучивались у нее из головы, стоило ему приблизиться к ней ближе обычного. Теперь же она не могла даже дышать. И тем более не могла вызвать в памяти картину из прошлого, прошлого, из которого она поклялась себе извлечь урок.
– Я не знаю, как вести себя с такими, как вы, Сэм. Для наших мест вы – чужестранец, и я не знаю, как… как мне сохранить благоразумие.
– Вы правы, Андреа. Верно, я везде чужой. Может быть Аркадия и это, – он обвел глазами крохотную кухоньку, – больше всего похож на настоящий дом, который я когда-либо смогу обрести.
– Извините, Сэм, но мне кажется, вы путаете вашу мечту об Аркадии с вашей симпатией ко мне. Позвольте мне просто быть вашим другом.
– Другом? Тайные любовницы у меня были, а вот тайные друзья, которые не могут даже просто пообедать с тобой?.. А как поступают друзья в том случае, когда один из них хочет поцеловать другого?
Сэм заметил, как девушка коротко вздохнула и нервно облизала губы.
– Друзья так не поступают. Они либо друзья, либо… Тогда это что-то другое, а не дружба, Сэм. Не буду я сейчас мыть посуду, оставлю на потом. Бак на стенку полезет, если я сию минуту не вернусь на службу.
– Хорошо. – Сэм глубоко вздохнул. Бак не единственный, кто полезет на стенку, подумал он. – А что тогда просто друзья здесь делают? Я имею в виду легальные, допустимые у вас отношения. – Взяв свой стакан с остатками чая, он принялся споласкивать его в мойке.
– Ну, они ходят на вечеринки, устраиваемые в церкви, или на озеро, или вместе катаются на роликовых коньках.
Вытерев кухонный стол, Андреа выключила кондиционер и направилась к своей патрульной машине. Сэм поспешил за ней, прикрыв за собой на ходу дверь.
– Ох, Гроза, а захотите ли вы увидеть меня в церкви? Святой Гавриил затрубит в свою трубу – и стены рухнут.
Стоявшая возле машины Андреа обиженно посмотрела на мужчину.
– Святой Гавриил может трубить сколько ему угодно, наши стены достаточно крепки.
– Ага. Я на своем опыте испытал крепость стен маленьких городов. Иногда они слишком крепко держат тебя в своих объятиях и никуда не пускают.
– Только если вы сами этого захотите, Сэм. Есть люди, которые этого просто вообще не хотят.
А вот я – хочу.
В ее лице Сэм разглядел решимость. Ему все никак не удавалось найти остроумные замечания. Душа его все еще находилась в смятении.
Возникла продолжительная пауза. Наконец он открыл перед Андреа дверцу машины и галантно поклонился, когда та села за руль.
– Боже мой, шеф! – воскликнул Сэм. Лицо его приняло строгое выражение. Он сел в машину и захлопнул дверцу. – И как это вы выносите этих комаров, что вьются постоянно у вас перед лицом? – С этими словами он отмахнулся рукой от стайки насекомых.
– Я так к ним привыкла, что, видимо, даже не замечаю. Они такая же принадлежность Аркадии, как и хлопковая пыль. – Андреа завела машину и поехала к мэрии.
Сэм как будто не расслышал ее слов.
– Я тут подумал, – наконец отважился он, – что будет обидно потерять материнский дом на этом налоговом аукционе. В конце концов, я ведь плотник. Я мог бы привести его в порядок, включить налоговые издержки в его стоимость, продать и получить хоть какую-нибудь сумму прибыли.
– А с какой стати кто-то захочет платить вам полную цену, когда он сможет просто покрыть налоги и заполучить дом? – криво усмехнулась Андреа.
– Верно. Эта идея никуда не годится, да она и не первая, что пришла мне в голову. Дело-то в том, что это первый дом, который мне почти что принадлежит.
Андреа искоса посмотрела на мужчину, заметив, что он рассматривает мелькающий за окном ландшафт. Казалось, будто он каким-то образом впитывает в себя то, что видит, подобно тянущемуся к солнцу цветку, впитывающему безмятежную суть самой Аркадии. Она понимала эту безмятежность и теперь ощущала ее в своем спутнике.
Сэм заметил улыбку девушки и почувствовал тепло на сердце. Он ведь всего лишь сделал здесь остановку, чтобы посмотреть на местечко, к которому была так привязана его мать, а вовсе не для того, чтобы потратить те малые деньги, что у него были, на ремонт старого дома, который кто-то другой возможно снесет с лица земли.
Однако ничего плохого не было в том, чтобы провести здесь недельку-другую и поближе познакомиться с этой женщиной, временно исполняющей обязанности шефа местной полиции.
Ему необходимо было слегка расслабиться и лучше разобраться в местных обычаях. Он мог бы даже остаться здесь на пикник в честь Дня Города. Неужели его занесло сюда случайно? Или, может быть, он всегда бессознательно стремился сюда?
На обратном пути в участок Андреа высадила Сэма возле местного супермаркета и попросила служащего мэрии, встретившегося им, отвезти домой мистера Фарли с его покупками.
Отец не спросил у нее, где она была. А сама Андреа не любила распространяться о своих поступках, если ее об этом не просили.
В пятницу вечером она не пошла в кино, а в воскресенье, впервые за много лет, притворилась больной и пропустила церковную службу. Сэма она не видела целых четыре дня и ничего за это время о нем не слышала.
Во вторник днем за Баком заехал Отис, и Андреа осталась дома совсем одна. Причиной отъезда Бака стал телефонный звонок полицейского по фамилии Льюис с поста патрульной службы, расположенного на самых задворках округа. Ответа на запрос о Сэме Фарли еще не поступало, зато Льюис сообщил, что в округе произошла очередная кража. Со строительной площадки был украден большой экскаваторный ковш.
– Похоже, эти воры совсем распоясались, – констатировал Льюис. – По нашим сведениям за последний месяц это уже третий случай кражи строительного оборудования. Оно, конечно, застраховано, но все равно, эти машины стоят будь здоров как дорого.
Едва Андреа зарегистрировала сообщение Льюиса, раздался еще один телефонный звонок.
– Мэрия. Слушаю вас.
– Привет, дорогая. Мисс Луиза была столь любезна, что позволила мне воспользоваться ее телефоном. Вам не скучно без меня?
Воздух со свистом вырвался из ее легких, и она шумно опустилась в кресло. Андреа представила улыбку на его лице, и у нее комок застрял в горле.
– Вы на месте, шеф?
– Да-да, конечно, мистер Фарли. Чем могу быть вам полезна?
Разумом девушка понимала, что это провокационный вопрос. Но если так, то все, что бы она ни сказала этому человеку, должно было иметь двойной смысл.
– Мистер Фарли? Боже, как официально мы сегодня друг к другу обращаемся! Мне больше нравится обращение «Сэм». Сэм хочет, чтобы вы заскочили к нему и похитили его. Но, я полагаю, из этого, видимо, ничего не выйдет.
– Вы правильно полагаете, ковбой.
– В таком случае я устрою так, что шефу придется вернуть мне мои документы. Я мог бы приехать к вам сам и забрать их, но подумал, что вы, может быть, не захотите этого.
– А вы что, уезжаете?
В трубке раздался едва слышный щелчок, означавший, что их разговор слышит кто-то еще. Либо кто-то другой пользуется линией Луизы, либо их подслушивает Агнес.
– Я пытаюсь принять правильное решение. Мне нужно зарабатывать себе на жизнь, и я сомневаюсь, что у вас тут слишком большой спрос на плотников. Похоже, ваши стены не особенно нуждаются в ремонте, – сказал Сэм, неожиданно переходя на серьезный тон. Он тоже услышал щелчок в телефонной трубке.
– Прекрасно. Тогда я попрошу Бака и Отиса, чтобы они их специально для вас сломали, – закончила Андреа нейтральным, как ей казалось, тоном, хотя сердце в ее груди бешено колотилось.
– Замечательно, мэм. Буду весьма признателен вам за это.
Андреа повесила трубку и крутанулась на своем кресле. Она позвонила домой. Странно, Бак уже должен быть дома, но трубку никто не брал. Где же он сейчас? Почему его нет именно в тот момент, когда он так нужен ей?
Откинувшись на спинку кресла, Андреа почувствовала, как последние остатки решимости покидают ее. Господи, зачем она сама себя обманывает? За последние четыре дня она превратилась в настоящего зомби.
Она только помогла найти корову, которая забрела на кукурузное поле, да разрешила спор между двумя бывшими когда-то лучшими друзьями на предмет владения клочком земли, где выращивали черную смородину. На виновников этого конфликта Андреа осталась сильно зла и пригрозила им конфисковать ягоды в качестве вещественного доказательства, если они не согласятся забыть о ссоре и не пообещают напечь пирогов к торжественному ужину, который состоится в церкви в среду вечером.
Но всюду где бы она ни оказывалась, ее встречали расспросами о Сэме Фарли. Ей приходилось повторять ту же историю, которую она рассказала Агнес, и уверять всех, что больше ничего не знает.
Андреа зажмурилась, пытаясь предотвратить тем самым наступившую было головную боль. Но не эта боль так тревожит ее. Причиной ее беспокойства стал Сэм. Он был хуже самой изнурительной летней жары. Андреа не видела его четыре дня, но он подавлял ее своим незримым присутствием все это время.
Может быть, если бы она вернула Сэму его бумаги, он собрал бы в рюкзак свои вещички и отправился восвояси. Вероятно, в этом случае ей удастся избавиться от непонятного чувства, мучавшего ее с самого утра.
Девушка сняла трубку телефона.
– Агнес, я собираюсь сейчас на минутку сбегать домой.
– Но Бака дома нет.
– А я уверена, что он там, – отрезала Андреа. – Он сейчас стоит на крыльце и не может подойти к телефону.
Однако уже через десять минут девушка убедилась в правоте Агнес. Она решила, что в любом случае ей пора увидеть Сэма. Продолжать находиться в добровольном заточении для нее еще мучительнее, чем видеть этого человека.


Дорожка к дому Мэми оказалась расчищенной, кустарник и трава – аккуратно подстрижены. Андреа въехала на холм и оставила машину под сенью огромного эвкалипта позади дома.
Звуки работающего автомобильного мотора заставили Сэма выйти на крыльцо. Он распахнул дверь и замер, молча, глядя на свою гостью. Он знал, а точнее, он надеялся, что она приедет, и вот Андреа здесь.
Копна ее непокорных волос была заплетена в косу, перекинутую через плечо и касающуюся груди. Губы девушки имели изумительный нежно-розовый оттенок, а щеки пылали, разрумянившись на солнце. Косметика отсутствовала вообще – для ее черных ресниц и небесно-голубых глаз она была просто не нужна.
– Привет, Андреа.
Андреа. Он впервые назвал ее так – просто по имени. Уже это одно меняло их взаимоотношения. Теперь все было немного по-другому.
– Значит, вы все-таки знаете мое имя? Сэм отступил назад, оказавшись в проеме двери, ведущей на кухню, и сложил на груди руки.
– Да, знаю.
– У вас тут очень красиво, – сказала девушка, ощущая себя ребенком, стоящим в домике-карусели на деревенской ярмарке.
Что же есть такого в этом мужчине, вызывающем у нее чувство беспокойства?
Он стоял босиком, одетый, как обычно, в джинсы с дыркой на колене и в черную рубашку для игры в поло. Слава Богу, в нем все-таки было еще что-то, на чем она могла сосредоточить свое внимание, не ощущая при этом отчаянного биения пульса.
– Спасибо. Я тут работаю, подправляю кое-где… то здесь, то там помаленьку, – ответил Сэм.
– К чему же все эти хлопоты?
– Потому что, – неуверенно начал мужчина, – это очень приятно. А Луиза даже учит меня готовить. Тут уж – либо научишься готовить, либо умрешь с голоду, – резко добавил он. – Я и не ждал, что вы меня поймете. Я и сам не уверен, понимаю ли, что делаю, но пока я здесь – этот дом мой.
– А я понимаю.
Андреа действительно его понимала. Дом уже понемногу начал приобретать жилой вид, в нем появилось что-то уютное и теплое. Ей показалось, что ее ответ обрадовал Сэма.
Он кивнул и вытянул вперед руку.
– Вы видели дом здесь. А я хочу, чтобы вы посмотрели его гам, внутри.
Девушка вопрошающе посмотрела на его руку, а потом снова заглянула ему в лицо. Чувство напряженности куда-то вдруг исчезло, и прямо у нее на глазах хмурое выражение лица мужчины превратилось в неуверенную улыбку.
Андреа не смогла удержаться и улыбнулась в ответ. Нет, он не Дэвид, а она – не ее собственная мать. Девушка подала руку Сэму, и он повел ее за собой в темную прохладу дома.
– Я не уверена, что это разумный поступок, – сдавленным голосом проговорила она.
– Если не уверены, – ответил Сэм, – то я научу вас разумным. Такие поступки – мое ремесло.
Андреа проследовала за ним через кухню, чистую, хотя он явно ею пользовался, и дальше по коридору, остановившись только перед входом в гостиную. Они посмотрели друг другу в глаза, и тишину теперь нарушал лишь стук двух сердец.
Даже в темноте Андреа могла прочитать в глазах Сэма невыразимое желание. Но на этот раз желание было разбавлено чем-то еще. Может быть гордостью, а может быть нежностью. Вероятно, они оба переживали приступ сильной страсти, о которой так мечтала Мэдж. Андреа только не могла определить, стук чьего сердца она слышит – своего или Сэма.
– Здесь и там, – повторила она. – Мы здесь? – Девушка сделала попытку придать своему голосу небрежность.
– Нет, мы еще не пришли.
Сэм коснулся ее губ жарким поцелуем и отпрянул от нее, прежде чем она успела как-то отреагировать на его поступок. Не выпуская руки девушки, он провел ее дальше через гостиную к парадному входу и, остановив ее почти на самом краешке крыльца, с гордостью произнес:
– Вот. Здесь. Что вы об этом скажете? Андреа смущенно посмотрела туда, куда был устремлен взгляд Сэма, и увидела там качели с облупившейся от непогоды краской, висевшие в тени деревьев около крыльца. Она оказалась совершенно сбита с толку поцелуем и тем, что прочитала в глазах мужчины. Ей потребовалось некоторое время, чтобы понять замысел Сэма. Ему очень хотелось, чтобы она посмотрела именно на качели.
– Это качели Мэми? – спросила Андреа.
– Да. Я нашел их в сарае. Их нужно заново покрасить и поменять цепь, но я думаю, что они все же выдержат нас. Посидите на моем крыльце и на моих качелях, Андреа.
– Я не знаю. – Ее что-то сдерживало, и она понимала, что испытывает сомнение отнюдь не по поводу прочности качелей.
– Ну, давайте же! Не обращайте внимания на соседей. Мы достаточно далеко находимся от дороги, – продолжал настаивать Сэм.
– Они и так не узнают, что я здесь. Я оставила машину за домом, – с излишней поспешностью ответила Андреа.
Мужчина еле сдержал улыбку. Она пришла к нему, пусть пока еще тайком, но все же пришла сама, и мысль об этом заставляла его сердце петь.
– Пожалуй, лучше будет сказать вам, шеф. Нет никакой гарантии, что никто не узнает о вашем пребывании здесь. – Сэм потупил свой взгляд. – Кажется, местные жители все-таки заинтересовались плотницкими работами.
– Да-а? А я думаю, что они просто дружелюбны.
– Было бы точнее сказать «любопытны». Меня уже пригласили на обед, потом на Праздник Города, да еще в церковь – это меня-то, неисправимого грешника. Я мог бы быть убийцей с топором, и они не заметили бы разницы.
– А вы не…?
– Что «не»? – удивился Сэм.
– Случайно не убийца с топором?
– Нет. По крайней мере, пока еще нет. Но если вы сию минуту не сядете на мои качели, я начну кромсать вас рубанком.
– Ну, хорошо. – Андреа позволила ему подвести себя к качелям и села на них, надеясь, что деревянное сиденье окажется прочнее, чем выглядит.
Раздался громкий треск, когда Сэм сел рядом с нею, однако сиденье все же выдержало. Они добрую минуту сидели молча, а потом мужчина босой ногой оттолкнулся от земли, приводя качели в движение.
– Сэм, не сердитесь на людей, которые заглядывают к вам. Для них главное, что вы внук Мэми. Они верят вам, – неожиданно даже для самой себя произнесла Андреа.
– Ага. И каждую минуту рождается еще новый глупец. В Аркадии их наверняка достаточное количество, включая и меня самого.
Девушка повернулась к нему.
– Я знаю, вам трудно или почти невозможно поверить в то, что вы здесь желанный гость. Но это так, благодаря отношению наших людей к Мэми. Не вынуждайте нас, – просто сказала она, слегка отведя в сторону взгляд, – пожалеть о том, что приняли вас здесь.
Они медленно раскачивались взад и вперед. Тишину теперь нарушал лишь пронзительный скрип несмазанных качелей.
Сэм поднял вверх руку, и кончики его пальцев коснулись волос девушки. В течение четырех дней он убирал здесь разный хлам, наводил порядок в доме и избегал общества «случайно» проезжавших мимо людей. Он не видел Андреа, но не было такой минуты, чтобы он не думал о ней.
И вот теперь она сидит рядом с ним, и он понял, что всю эту работу он проделал не ради старой Мэми и не ради матери. Это делалось ради нее, Андреа.
Сэм протяжно вздохнул.
– Спасибо вам за то, что заехали ко мне. Извините, если я создал проблему для вас и для губернатора, – произнес он и тут же пожалел о сказанном.
Он не хотел, чтобы в эту минуту говорили еще о ком-то, кроме них. Но он не мог рассказывать о своих чувствах, не зная наверняка, что ей это не безразлично.
– Вы зря беспокоитесь. И… Мне самой хотелось этого. – Ответ дался Андреа гораздо легче, чем она предполагала.
– Знаете, если верить Луизе, нам с вами постоянно перемывают косточки. Раньше со мной такого никогда не случалось.
Андреа была поражена услышанным. Нет, эта история явно переросла в сплетню, которая до нее еще не дошла.
– Не могу представить себе, почему, – удивилась она. – Ведь все совсем не так!
– Так. Так, дорогая. Молва уже связала нас воедино.
– У вас слишком богатое воображение, мистер Фарли. Ведь между нами ничего не было, – искренне возмутилась девушка.
– Ничего? – Сэму понравилось то, как она избегала его взгляда. Это, как впрочем, и краска смущения на ее лице, говорило даже о большем, чем, если бы она упала в обморок.
– Одного поцелуя недостаточно, чтобы принять его как серьезное доказательство Мы не более, чем друзья или знакомые, – быстро поправилась Андреа.
– Всего лишь друзья? Мне кажется, вам лучше отвечать только за себя, шеф Флеминг, – лениво протянул Сэм. – Строго говоря, с этой точки зрения у губернатора есть повод для беспокойства. Кроме того, я ведь уже дважды поцеловал вас.
Андреа отогнала ладонью стайку комаров от своего лица, а потом ее рука скользнула на затылок, чтобы поправить выбившуюся из косы прядь волос. Девушка коснулась пальцев Сэма и резко вскочила на ноги.
– Что ж, возможно Эд на самом деле слишком много себе воображает, – стала объяснять она, – но я могу оказаться много хуже. Он ведь честен и надежен и предлагает мне благополучное будущее. В Аркадии это считается достойными восхищения чертами поведения.
Сэм взял ладонь девушки в свою руку.
– Я не слишком много могу сделать для вашего будущего. Я даже не знаю, каким будет мое будущее, но если вы желаете именно честности, тогда выслушайте меня. Я хочу заняться с вами любовью, и мне кажется, что вы тоже не прочь.
– Вы хотите заниматься со мной любовью? – Андреа смерила Сэма скептическим взглядом. – Почему вы это мне говорите?
– Вы ведь требовали честности, дорогая. Сегодня вечером, завтра, всегда, как друг или как кто-то больше, чем просто друг, я хочу заниматься с вами любовью, Андреа. Нас обоих ударило молнией в доме, помните, и мы не в силах ничего изменить. Мы можем только принять это как должное и на столько долго, сколько это может продлиться.
– Так долго, сколько может продлиться? Даже и не думайте, мой романтический Хозе. Я больше не допущу ничего подобного.
Андреа собралась, было повернуться, чтобы уйти, но сильной рукой Сэм усадил ее рядом с собой.
– Вы велели мне поверить в честность прекрасных жителей Аркадии, но сами не можете понять простой истины. Все это звучит очень хорошо до тех пор, пока дело не касается тебя лично, когда приходится поверить кому-то, не так ли?
– Но, Сэм, вы не понимаете…
– Кто же вас так обидел, шеф, что вы бросились в эту кроличью нору и, как плащ, натянули на себя этот город?
– Не имеет значения, кто, – отрезала Андреа. – Допустим, он был таким же проезжим, как и вы. Даже простая дочь фермера извлекает из жизни уроки рано или поздно.
Сэм взял ее руку и поднял к своему лицу ладонью вверх, покрывая нежными поцелуями гладкую кожу.
– Так когда-то делала моя мать, – пробормотал он. – И она обычно говорила: «Дай мне поцеловать ладошку, и ей станет лучше». Может быть, мы могли бы делать так же друг другу?
– Да как же мы можем сделать друг другу лучше, Сэм? Мы ведь не похожи. Вот вы…
– Мне тоже нужно, чтобы меня хоть иногда кто-нибудь вот так держал за руку. Поцелуйте меня, Андреа, а?
Но от решения выполнять или нет его просьбу, ее избавило лязганье грузовичка Отиса, резко вывернувшего на дорожку, ведущую к дому. Он перепрыгивал с одной колеи на другую, потом неожиданно свернул в сторону и направился к крыльцу дома, рядом с которым они сидели.
– Осторожно! – закричал Сэм. – Он сейчас влетит в дом!
Едва он успел соскочить с качелей, подхватив с собой Андреа, как машина с грохотом врезалась в угол дома. Грузовик смахнул опоры веранды, обрушив при этом часть крыши и похоронив себя под грудой обломков. Когда машина, наконец, остановилась, ее капот уперся в кровать Сэма.
Сам же Сэм, отряхиваясь, поднялся с земли и огляделся по сторонам. Андреа в изумлении рассматривала последствия катастрофы. Дом Мэми пережил пожар, удар молнии и, по крайней мере, три поколения обитателей. И вот одним легким нажатием на акселератор Отис Паркер разрушил целую спальню. Нанесенная Сэму обида была так глубока, что причиняла ему почти физическую боль. Дому его бабки, мечте его матери, его дому была нанесена рана!
Тишину нарушил монотонный голос, без конца повторяющий:
– Сэм, Сэм, Сэм, похоже, мы влипли.
– Мы?
Сэм и Андреа стремительно принялись за дело, разгребая и отбрасывая, прочь камни, обломки дерева и штукатурки, пока не добрались до самого грузовика, внутри которого сидел водитель, не получивший, очевидно, ни единой царапины. Отис глядел прямо перед собой, словно смотрел кино в придорожном кинотеатре для автомобилистов.
– Ты идиот! – прорычал с пассажирского сидения Бак.
– С вами все в порядке? – обеспокоено спросила Андреа, пытаясь получше рассмотреть отца.
– Вроде бы. – Отис оглядывался по сторонам со стоическим удивлением. – Мы тут, кажется, устроили небольшой кавардак, не так ли?
Сэм рывком распахнул дверцу и вытащил его наружу.
– Что случилось?
Андреа увидела, как отец дернулся от боли, сползая по сиденью и вытягивая вперед загипсованную ногу.
– Да это мне пришлось поддать газу, чтобы заскочить на этот холм, и мой скакун слишком разогнался. Остановить его вовремя мне не удалось. С Баком все в порядке?
– Со мной все в порядке, идиот! Тебе лучше побеспокоиться о доме Сэма. Почему ты, черт возьми, не затормозил?
– Я пытался, но тормозов-то нет.
– Я думала, что ты на прошлой неделе достал запчасти для них, – проговорила Андреа.
Ей вовсе не казалось, что с Баком все в порядке. Он все еще даже не пытался встать.
– Я и достал, – согласился Отис. – Вот они, на заднем сиденье. Я как раз собирался их поставить на днях. Или чуть позже, – добавил он, глупо улыбаясь.
– И не на эту машину, – закончила за него девушка.
– Ты ведь не сделаешь так, чтобы меня арестовали, Сэм? – Вид у старика был как у побитой собаки.
Потребовался целый час, чтобы отогнать от дома грузовик Отиса и внимательно изучить нанесенный строению ущерб. Да, на восстановление уйдут почти все деньги Сэма, а оставшихся не хватит на уплату налогов. Впрочем, это в любом случае была безумная затея. А теперь она стала и вовсе неосуществимой.
Домой они отправились на полицейской машине. Сэм любезно согласился их сопровождать, и всю дорогу Бак пытался убедить его заполучить этот дом. Сэм пообещал подумать над этим вопросом.
Когда они приехали, Андреа заметила, что Бак с достаточной легкостью позволил Сэму помочь ему добраться до спальни. Она не пошла следом за ними, предоставив отца на попечение Фарли, а сама тем временем переоделась в новенькие белые шорты и поношенную футболку.
Пару минут спустя Сэм закрыл за собой дверь спальни Бака и вышел на крыльцо, где сидела девушка.
– С ним действительно все в порядке? – с тревогой в голосе осведомилась она.
– Думаю, да. Его только слегка тряхнуло.
Мужчина опустился на ступеньки рядом с Андреа и устремил свой взгляд за пределы двора, на кукурузное поле вдали за забором.
Ветра не ощущалось, и на деревьях не колыхался ни один листок. И дом, и двор были накрыты, как стеклянным куполом, липкой полуденной жарой, не пропускающей свежего воздуха.
Сэм старался не замечать длинных обнаженных ног Андреа, которые вызывали совсем непрошенные мысли в его голове.
У края крыльца над прикрытыми соломой цветочными клумбами виднелась широкая полоска желто-оранжевых цветов. Он узнал их. Сэм с матерью как-то жили в квартире, где предыдущие жильцы оставили на подоконнике ящик с такими же веселенькими маленькими цветочками, Мать называла их ноготками.
Он прошептал это название вслух, не осознавая, что его кто-то может услышать.
– Да, – раздался голос Андреа, – моя мать выращивала их, когда они с Баком только поженились. И мы с тех самых пор постоянно сажаем их. Мне всегда приятно думать о том, что частичка ее все еще здесь.
– А что с ней случилось?
– Она бросила нас. Когда мне было два года, она собрала чемоданы и уехала.
– Не понимаю. Моя мать никогда не бросала меня, даже когда дела шли из рук вон плохо. Хотя я не думаю, что таскания из одного задрипанного городка нефтяников в другой по всему Западу вам о чем-нибудь говорят.
Сэм встал и вышел во двор.
Андреа тоже поднялась, оглянулась на окна дома и последовала за ним.
– Вы и ваша мать, Бак и я. Забавно, правда? Чего только в жизни не бывает.
Они пересекли двор, поднялись вверх по холму и спустились вниз в яблоневый сад, оставив дом Андреа у себя за спиной.
Беспокойство за отца, снова попавшего в аварию, рассказ о матери и воспоминания о Дэвиде вызвали в душе девушки цепную реакцию сожаления. Андреа в этот момент готова была расплакаться. Она чувствовала, как слезы уже накатились на глаза, и обрадовалась наступившим сумеркам.
Слегка повеяло ветерком, и теперь, когда солнце уже опустилось за верхушки деревьев, стало тихо и прохладно. Ветви яблонь были усеяны крошечными зелеными завязями плодов. Тишина сменилась многоголосым хором древесных лягушек и цикад.
– Андреа?
Сэм подошел к ней сзади. Она не видела его, но ощущала его присутствие. Тонкая незримая нить натянулась между ними. Мужчина нежно коснулся ее плеча.
– Прошу прощения за свои приятные воспоминания, которые вызвали у вас грустные мысли.
– В этом нет вашей вины, Сэм. У меня свои собственные проблемы, о которых я обычно никому ничего не рассказываю.
Он повернул девушку лицом к себе и кончиком пальца поднял ее подбородок.
– Андреа, у вас все еще есть Бак, а у меня нет никого. И дом мой тоже разбит…
– Я знаю, Сэм. Извините меня.
– Андреа, любовь моя, пожалуйста, мне нужно, чтобы ты обняла меня. И позволь мне обнять тебя. Давай просто приласкаем, друг друга, – нежно произнес он.
– Да. – Девушка позволила обнять себя, и сама прильнула к нему.
Сэм долго держал ее в объятиях, ласково поглаживая ей спину и даже не пытаясь поцеловать. Он уткнулся носом в ее щеку и шептал нежные слова, вполне уместные в такой ситуации. Ему необходимо было все это, и Андреа понимала его желание. Осознав эту простую истину, ей стало ясно и то, что она хочет этого мужчину, жаждет его нежности и его силы.
– Вот так… Это прекрасно, – тихо произнес он каким-то напряженным голосом, – быть рядом, так близко. Но мне не хочется делать тебе больно.
– Тогда не надо, – прошептала девушка. Ноги ее совсем ослабели, и она позволила ему опустить себя на землю. Руки Сэма скользнули со спины ей на плечи. Он стоял на коленях, повернувшись лицом к ней. Андреа снова ощутила, как ее окутало все то же покрывало чувств, которые она испытывала при каждом его прикосновении раньше.
Его рука легла на ее шею, затем едва коснулась упругой груди девушки под мягкой тканью футболки. Он не переставал при этом пристально смотреть в глаза Андреа.
Потом его рука скользнула ей под футболку и прикоснулась к ее обнаженной коже. Сэм проследил взглядом за движением своей ладони. Ее высокая грудь была заключена в легкое прозрачное кружево.
Сэм больше ничего не говорил, как и Андреа. Она поняла, что все время боролась с чувствами, которые испытывала к нему. Она убедилась, что появление Сэма в городе вновь растревожило воспоминания о ее любви к Дэвиду и боли, испытанной ею от потери любимого.
Однако не Дэвид занимал все ее мысли и не ставшее уже привычным одиночество. Сложившиеся обстоятельства заставили задуматься над размеренной монотонностью ее жизни и возможностью бегства из нее.
Сэм постоянно путешествовал, она же оставалась на одном месте. Но мотивы их бытия были одинаковы. Они оба жаждали безопасности.
Огрубелая кожа на кончиках пальцев мужчины, которыми он касался ее груди через кружево, пронизывала всю ее дрожью желания. С каждым его прикосновением эта дрожь становилась все сильнее.
Сэм поднял глаза, и Андреа прочла в них мольбу, когда он взял ее второй рукой за подбородок, а затем издал мучительный стон и поцеловал ее. Она тоже не смогла сдержать рвавшийся с ее губ стон, когда подалась к нему, безропотно следуя за его опускающимся на нее телом на теплую густую траву под деревьями. И поцелуй, которым она ему ответила, был вызван, ее желанием забыть обо всем на свете.
Перевернувшись на спину, Сэм потянул ее на себя и крепко прижал к своему телу. Его язык оказался более требовательным, чем руки. Он яростно ввинчивался в ее губы, рот, исследуя каждый их уголок. Наконец, прервав поцелуй, он приподнял Андреа, удерживая в таком положении, чтобы можно было касаться ее груди.
Выгнув дугой спину, она предлагала ему свое тело. Ей хотелось ощущать его рот на своих губах сейчас, здесь, а не в постели, как она представляла себе это во время жарких бессонных ночных часов, которые выхаживала по полу своей спальни.
– Энди? Ты здесь? – со стороны двора послышался голос Эда Пиньона.
– А, черт! – Сэм напрягся и перекатился на спину. Отстранив в сторону девушку, он вскочил и бросился навстречу ему (неважно, кто бы это ни был!) вверх по склону.
Андреа какое-то мгновение лежала, тяжело дыша, чувствуя себя бесконечно несчастной, прежде чем до нее дошло, что он сделал. Конечно же, Сэм был возбужден так же, как и она, но все же бросился вперед, чтобы преградить путь тому, кто отважился нарушить их уединение, предоставляя ей драгоценные минуты для того, чтобы успеть привести себя в порядок.
Девушка села и застегнула лифчик. Какого черта Эд притащился сюда?
– Черт его побери и спасибо ему, – прошептала она дрожащим голосом.
Андреа понимала, что вела себя как круглая дура. Однако в какой-то безумный миг ей захотелось, чтобы ее неожиданный спаситель появился немного позже. Она намеренно потерла кончиками пальцев глаза. Любой сказал бы, что тут что-то не так. Она надеялась лить на то, что сможет убедить свою возможную аудиторию в том, что плакала.
– Андреа, я примчался сюда, едва только узнал об этом! – Эд за несколько шагов покрыл расстояние между ними и взял ее за руку. – С тобой все в порядке?
– Думаю да, Эд. Спасибо.
Пиньон хозяйским жестом обнял ее за плечи, не обращая никакого внимания на присутствие Сэма.
– Ты должна была сразу же позвонить мне. А что он здесь делает?
– Сэм помогал мне отвезти Бака домой, Эд, – пожала плечами Андреа.
– Я предполагал, что у этого… человека всегда возникают неприятности. Я не хочу, чтобы у тебя были с ним какие-нибудь дела, Андреа.
– Минутку, Эд. Все это случилось не по вине Сэма. Это ведь Отис врезался в его дом. – Девушка безуспешно попыталась высвободиться из объятий Пиньона.
– Конечно. Он ведь нездешний, он либо преступник, либо жулик. Я был бы не против дать тебе возможность немного поразвлечься, но теперь я хочу положить этому конец. Это становится серьезной помехой…
– Пусти меня, Эд.
Андреа была возмущена. Она даже понятия не имела, что Эд все еще вынашивает ошибочную мысль о том, что имеет какую-то власть над ней.
– Отпусти ее, Пиньон, – тихо произнес Сэм. – Сейчас же.
Какое-то мгновение девушке казалось, что Эд набросится на Фарли. Она ощущала безмолвный гнев в сжимавшей ее руке Эда, а в его глазах видела смертельную ярость. Никто никогда еще не сердил так Эда Пиньона. Ни у кого и повода для этого не возникало, по крайней мере, до сегодняшнего вечера. И еще она знала, что он никогда не простит, если его вынудят пойти на попятную.
Эд выпустил ее руку и бросил на Сэма злобный взгляд.
– Ну, хорошо. Может я и перебираю. Видимо, мне следует поблагодарить вас за то, что вы отвезли Андреа и Бака домой, мистер Фарли, – проговорил он, но тон его вовсе не соответствовал сказанному.
Андреа отступила в сторону и зашагала к своему дому.
– Чертовски жаль, что так повредили дом Мэми, – продолжил Эд, догоняя ее. – Но это неважно. Я все равно собираюсь снести его.
Сэм резко остановился.
– Снести его?!
Андреа уловила гнев в его голосе и поняла, что совершила ошибку, не сказав ему всей правды. Ей следовало предупредить Сэма, как-то подготовить к этому известию.
– Конечно. А разве Андреа вам не говорила? Я собираюсь на аукционе выкупить дом Мэми. А кому кроме меня он нужен?
Сэм прошел мимо Пиньона почти вплотную, встал около девушки и с выражением недоверия посмотрел ей в глаза.
– Вы знали об этом, Андреа?
– Ну да, но… – Она почувствовала, как затрепетало ее сердце, когда лицо Сэма словно окаменело.
Эд улыбнулся, качнул головой и издал вздох, подразумевавший фразу. «Я же говорил вам».
Сэм отвернулся и зашагал обратно к саду.
Сердито посмотрев на Пиньона, Андреа бросилась вслед за Фарли.
– Подождите, Сэм! Я знала, что он собирается превратить это место в участок для хранения строительного оборудования. Но это было еще до того, как вы… прежде чем я… Вы же не собирались оставаться здесь, и я не думала, что это имеет какое-нибудь значение, – тихо сказала она.
Сэм остановился и повернулся к девушке.
– Имеет, – он еле сдерживался, и ему не удавалось скрыть глубину своего горя.
А потом он ушел, растворившись в сумерках, словно призрак. Андреа поняла, что поразила Сэма в самое сердце. И это имело Значение. Огромное значение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Повенчанные грозой - Частейн Сандра

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Повенчанные грозой - Частейн Сандра



Рассказ супер. И сюжет необычный и страсти много. Вообщем советую почитать. 10+
Повенчанные грозой - Частейн СандраАлёна
13.02.2014, 16.30





Мило! Мило!Не замусолено. Советую.
Повенчанные грозой - Частейн СандраЁлка
26.03.2015, 20.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100