Читать онлайн Озеро наслаждений, автора - Частейн Сандра, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озеро наслаждений - Частейн Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озеро наслаждений - Частейн Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озеро наслаждений - Частейн Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Частейн Сандра

Озеро наслаждений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Под тщательным Фаининым присмотром Порция приняла ванну и вымыла волосы. Теперь она сидела по-турецки на подоконнике у открытого окна на солнце и сушила волосы большим полотенцем.
Стараясь выбросить из головы все мысли о предстоящем вечере, она пробегала пальцами по толстым прядям волос золотистого цвета, раскидав их по плечам, накрытым китайским шелковым кимоно. Когда-то яркие цветовые пятна на кимоно теперь выгорели, и этот предмет гардероба, уволенный из прежних сценических постановок, стал ее домашней одеждой.
За окном общежития приятный июньский солнечный свет мягко лился на пасторальный пейзаж. Мягкий бриз слегка трогал вершины сосен, проносился легко рябью по спокойной поверхности воды в озере Наслаждений. Маленькая деревянная лодка лениво двигалась по сверкающей глади озера, везя джентльмена в ярких брюках и хлопчатобумажной куртке, и даму, держащую над головой кружевной зонтик, который весело трепыхался, как будто подмигивал.
О чем они могли разговаривать, эти беззаботные бездельники? Почему эти женщины прихорашивались и смеялись так весело, не выглядя при этом жеманными дурочками? Они с Фаиной не были такими уж необразованными. Отец придавал их обучению очень серьезное значение. Они были довольно начитаны, хотя практическому уму Порции казалось, что в реальной жизни более необходима сноровка, чем поэзия и серьезная литература. Но скромный флирт, который она наблюдала за обедом и в павильоне прошлой ночью, был для Порции, словно китайский язык. Она себя чувствовала совершенно растерянной.
В конце концов сегодня вечером обман может раскрыться. Никакими способами она не сможет одурачить Даниэля Логана, чтобы он поверил, будто она – Фаина. Он наверняка раскусит ее в первые же пять минут.
Впрочем, может оно и к лучшему! После того, как Даниэль узнает правду, она снова сможет сама распоряжаться своей жизнью. А что может сделать Логан, уволить ее из труппы? Страшная мысль пронзила ее мозг. Что, если он решил избавиться от всех Макинтошей? Нет, он не может так поступить. Она не допустит, чтобы это случилось. Она придумает способ заставить его закончить инсценировку помолвки, не принеся бедствия другим. Но как? Впервые ей понадобилась хитрость ее отца.
Что ей действительно было нужно, это сосредоточиться на подготовке к выступлениям. Берта и Роуди отвечали за декорации и костюмы. Первые репетиции были назначены на завтра. Мистер Лейн, директор Чатаквы, готовил расписание их гастролей, и к завтрашнему дню они будут точно знать, когда и как часто они могут рассчитывать на показ своих спектаклей. Если только отец сможет поправиться, все будет идеально… кроме Даниэля Логана, который, вопреки ее желанию, заполонил все ее мысли.
Хотела бы она знать, где сейчас Даниэль и что он делает. Живя в «Свитуотере» на широкую ногу, он, конечно же, очень богат. Хотела бы она знать, какую женщину он выберет себе в жены. Будет ли это знатная леди вроде тех, которых она видела в отеле? Интересно, что Даниэль подумает, когда увидит ее сегодня вместо Фаины?
Размышления о предстоящем вечере словно подталкивали ее мысли, как назойливое жужжание огромного толстого шмеля, который, казалось, был полон решимости проделать дыру в стене, соседней с ее подоконником. О проклятье! Ну почему она была такой дурой, что вломилась в этот вагон?
Внизу, на дороге послышался шум. Когда Порция выглянула, она увидела Берту, направляющуюся к ним, ее губы были плотно сжаты. За Бертой шла грузная женщина в черном, выражение лица которой было более страшным, чем у маски злой колдуньи в "Макбете".
– Это вы мисс Макинтош, мисс Порция Макинтош?
– Да, мадам. – Порция встала на ноги и запахнула кимоно, скрестив руки на груди. – Что-нибудь случилось?
– Да, но я подожду, пока вы оденетесь.
Женщина остановилась и повернула голову.
Нелепая картина одного из страусов в филадельфийском зоопарке мелькнула в голове Порции, и ей пришлось подавить улыбку.
– Но я и так одета. Это китайское кимоно, миссис?..
– Понятно. В таком случае я миссис Виллард Бартоломео, я представляю Общество миссионеров. Мы очень озабочены известием об актерском представлении здесь, в нашей церковной школе.
– Вашей церковной школе? Боюсь, что вы не поняли, миссис Бартоломео. Мы ставим только пьесы Шекспира, а не… не то, что вы подумали.
– Мы наслышаны об этих дьявольских водевилях в Нью-Йорке-Сити. Один из ваших же людей свидетельствовал, что вы играли там. Вы, вероятно, не понимаете, что Пьемонт-Чатаква – курсы для преподавателей христианских воскресных школ, и миссионеры со всей страны приезжают для духовного просвещения населения.
– Мне говорили, – начала Порция, – что это место было задумано для, для…
– … расширения культурного кругозора простых людей, – закончила Фаина, появившаяся возле Порции и приветливо улыбаясь женщине, возвышающейся над ними обеими.
– Простых?.. – Я полагаю, что к вам это не относится. Вы только взгляните на себя, как вы стоите здесь полуодетая, с волосами, распущенными, как у одной из тех ужасных «сценических» актрис.
Порция слишком разозлилась, чтобы отвечать на такой выпад. Вместо этого она стала медленно надвигаться на женщину, чьи щеки надувались при каждом вздохе, при этом она находила ее сходство со страусом все более и более очевидным. Прежде чем дать волю своей ярости, Порция медленно ответила:
– Я полагаю, миссис Бартоломео, что если вы и обладаете сведениями о наших спектаклях, вы получали их от кого-то из местной паствы.
– О, мой муж, преподобный мистер Бартоломео, сам во всем разбирается. Мы чувствуем, что были прискорбно введены в заблуждение. В летнем расписании не предусмотрено ваше присутствие, и мистер Бартоломео ни за что не даст согласия включить в него вашу труппу. – Рот женщины неумолимо сжался. – Мы не имеем дела с людьми вашего пошиба.
Порция услышала, как Берта скрипнула зубами, и угадала ее желание выгнать взашей ханжу, стоящую со сжатыми челюстями и испытывающую полный триумф:
– Берта!
– Итак, – Берта проигнорировала предостережение Порции, – вы считаете себя миссионерами, но не имеете дела со сценическими актерами, или с "людьми нашего пошиба"? Так-так, вот какую христианскую позицию вы занимаете. Таскаете ваши камни, так?
Миссис Бартоломео была поражена:
– Простите?
Порция встала между Бертой и женщиной:
– К вашему сведению, миссис Бартоломео, мой отец, капитан Гораций Макинтош, – образованный человек. Он нас с сестрой учил читать по Библии.
– Это, безусловно, достойно похвалы, – начата она, нервно теребя одной рукой сумку.
– И один из стихов, который я запомнила что-то говорит о тех, кто кичится своей безгрешностью и бросает камни в других людей. Я разумею это так, что мы обе согласились, что мы обе еще далеки от совершенства, и что мы поняли друг друга. Доброй ночи, миссис Бартоломео.
Прерывистое дыхание вырвалось из губ женщины, когда она открыла и закрыла рот в поисках слов. Наконец, она повернулась и направилась к двери, остановившись, чтобы сказать последнюю колкость, посланную уже из холла:
– Не думайте, что я так оставлю, мисс Макинтош. Вы могли купить вход в эту школу, но я убеждена, что те, кто пришел сюда на проповеди, не осчастливят своим вниманием ваши постановки.


– По-моему, мы приобрели врага, Порция. – Берта покачала головой и закрыла дверь за разгневанной миссис Бартоломео.
– Может быть, тебе не следовало сидеть полуголой на окне, – сказала Фаина, ее храбрость неожиданно улетучилась. – Мы ведь не знаем, у кого еще сложилось неправильное представление о нас.
– Ерунда, никто не мог меня видеть.
Порция наклонилась так, что волосы упали ей на лицо. Она не хотела, чтобы Берта и Фаина видели, что она огорчена. Не женщина обеспокоила ее и не то, что кто-то мог ее видеть. По-настоящему расстроило Порцию сообщение женщины о том, что о них не напечатано в летней программе, и ее утверждение, будто они купили право на включение в расписание. Она подозревала это с самого начала.
Уже не в первый раз капитан привозил их туда, где их не ждали. В последнее время это случалось все чаще и чаще, прошло то время, когда мир был таким безрассудными в гостеприимстве, что вокруг их труппы сплачивались и приглашали их не глядя.
В этот раз если их право на расписание было куплено, значит, это сделал Даниэль Логан. А чего ей совсем уж не хотелось, это быть обязанной этому человеку еще больше.
Порция провела пальцами по волосам и поняла, что солнечный жар уже забрал из них всю влагу. Ей было интересно, где на самом деле сейчас находился Даниэль. Может быть, он стоит напротив их окна и наблюдает за ними? Она отбросила волосы назад и посмотрела сквозь вершины деревьев. Но она не видела отеля. Она видела перед своим взором Даниэля Логана, коварного и притягательного. Интересно, что еще ему может взбрести в голову.
Порция глубоко вздохнула и закрыла глаза. Она не убежит от него. Она не допустит поражения. Зажглись огни в доме. Наступило время, когда Порция должна одеваться для своего величайшего представления.


Оглядывая окрестности, Даниэль прислонился к кружевному белому парапету бельведера, возвышающегося над Розовым холмом, что находился между «Свитуотером» и задней частью здания Чатаквы. Сотни розовых кустов бушевали в цвету. Они выстроились вдоль всего извилистого пути, ведущего на вершину холма, вливая свой приятный аромат в послеполуденный воздух. Внизу ухоженные газоны лежали, как изумрудные простыни, постеленные на земной поверхности, сшитые из лоскутов швами ярких цветов и зеленых деревьев. Сей благодатный край был предназначен для появления богачей, и они отозвались. Здесь не были необычными такие гости, как Асторы и Вандербилты.
Итак, в течение следующих двух недель отель будет наполняться, и появится больше кандидатур для подозрений. Список посетителей впечатлял. Все, что он видел здесь, заставляло его верить, что воры, которых он искал, либо уже прибыли в «Свитуотер», либо должны появиться в скором времени.
Хотел бы он знать, что случится в будущем. Когда железнодорожная и банковская индустрия стала нанимать собственную полицию для своей охраны, воры изменили свою тактику. Они поняли, что появился случай, дающий возможность грабить драгоценные камни, и путешествовали в качестве коммивояжеров.
Мелкие купцы и компании, занимающиеся производством и сбытом драгоценных камней, были вынуждены объединиться для взаимной защиты. Был создан Союз охраны драгоценностей. Союз нанял братьев Пинкертонов для защиты своей продукции и ловли преступников. Это движение погнало мошенников и воров в отели и на курорты, и в картину вписались Даниэль с Яном.
Даниэль стал возвращаться мыслями на Западное побережье. Он стал думать, что все в прошлом, что Нью-Йорк был пиком его успеха. Снова и снова он с нежностью оглядывался на старый Запад и на шумную, упрямую толпу рудокопов, которые жили полной жизнью и сами творили свою судьбу с помощью лопаты. Как он понял, они представляли собой некую разновидность упрямой честности.
Порция была немного похожа на этих рудокопов. Снова мысли о ней прокрались в его голову. Вместо того, чтобы сосредоточиться на поиске похитителей драгоценностей, он зачем-то связался с кочующей театральной труппой и с мечтами и молодой женщине, которая переодевалась в мальчика и притворялась, будто любит жевать табак.
При мысли о Порции он неожиданно почувствовал, что уголки его рта растягиваются в улыбку. Девушка была именно такой – стройной, с мальчишеской фигурой, вряд ли представляющей себе, как она на самом деле хороша. Она, конечно же, отвлекала его от цели приезда в «Свитуотер». Но с того момента, как поймал ее в своем вагоне, он не мог выгнать ее из своих мыслей.
Сегодня вечером он пригласит ее и ее сестру на ужин и на прогулку по окрестностям озера Наслаждений. Потом Даниэль тактично проводит девушек в общежитие. После чего он намеревался заглянуть в игорный дом, сыграть партию в покер и выкурить сигару с джентльменами. Наступило время серьезно обдумать список подозреваемых. Вор должен быть здесь, Даниэль чувствовал это.
– Дан? – Ян Гант стоял у локтя Даниэля, держа длинную черную подзорную трубу, похожий на старого капитана корабля. – Хочешь взглянуть?
– Извини, Ян, что? Что ты сказал?
– Я понял, что ты отсюда можешь увидеть все до самой Атланты.
Даниэль взял изящный оптический прибор и приложил его к глазу. С возвышающейся точки бельведера разросшаяся Атланта действительно вошла в обзор. Он двигал подзорную трубу по кругу, минуя большую Каменную гору и меньшую Обзорную гору, пока белые мавританские башни общежития Чатаквы не попали в поле его зрения.
И тогда он увидел ее. Порцию! Она сидела в распахнутом окне с закрытыми глазами и сушила свои роскошные белокурые волосы в солнечных лучах. Она сидела, как неподвижный божок, ее стройное юное тело четко выделялось на фоне темной комнаты. Через секунду она открыла глаза и быстро заморгала, как будто в них попала соринка. Когда она подняла руку и заслонила лицо от солнца, он понял, что она смотрит прямо на него. На минуту показалось, что их глаза встретились, и он мог видеть, как ее маленький язычок скользнул по верхней губе.
– Черт возьми!
Она была прекрасна. Его нечаянное восклицание привлекло внимание Яна.
– Что случилось?
– Ничего, Ян. Просто я подумал о… впрочем, не имеет значения. Тебе когда-нибудь женщина разбивала в кровь нос?
– Нет, но одна дамочка как-то в Сиэтле пыталась…
– Ах, Ян, ты всегда кажешься таким невозмутимым, таким спокойным. У тебя нет никаких проблем?
– Проблем? В общем-то нет. Но я хочу признаться, что настало время, когда я хотел бы разделить мою жизнь с кем-нибудь.
– Может быть, следовало бы тебе подыскать жену, Ян? Еще не поздно.
– Вот что я думаю, Дан. Может быть, я стал более недоверчив к людям, чем раньше, но я нахожу, что весьма трудно приблизиться к таким женщинам, которые приезжают сюда.
Даниэль подумал, что, наверное, был бы гораздо богаче, если бы больше походил на Яна. По крайней мере, он не пленился бы актрисой, которая использует свои зубы как оружие. Он не надеялся подсмотреть, как она собирается замаскировать свои очаровательные волосы сегодня. Даниэль закрыл подзорную трубу и вернул ее своему компаньону.
– Пожалуйста, Ян. Чудесная вещь эти подзорные трубы. Действительно можно увидеть вещи, которые иначе остались бы вне поля зрения.
Когда Даниэль начал спускаться с балюстрады по винтовой лестнице, он почувствовал, что его губы растягиваются в широкую улыбку.
– Я могу вообразить, – сухо сказал Ян. – Ну а теперь, что со списком посетителей отеля? Ты готов взглянуть на него?
– Как, ты ухитрился достать список, Ян? Я надеюсь, ты не выдал нас?
– Разумеется, нет. Добыть список не составило проблемы. Он вывешен в одном из нижних холлов, чтобы другие посетители могли знать, кто приехал и кто выбыл.
– Очень удобно. А ты видишь какие-нибудь интересные перспективы? – Даниэль начал читать имена, написанные прекрасным почерком.
– Кроме местных, здесь гостит несколько групп, которые приехали из Саратога-Спрингс, и несколько новичков из Нью-Орлеана и Флориды. Единственные имена из списка, в которых я сомневаюсь, это мистер и миссис Уильям Тревильон с дочерью Викторией и, конечно, леди Эвелина Делекорт с сыном Эдвардом.
– Как бы то ни было, Ян, я не могу видеть в Эдварде грабителя драгоценностей. Леди Эвелина? Если бы она была немного моложе – может быть. Посмотрим.
Спускаясь с вершины Розового холма, Даниэль раздумывал о том, будет ли Эдвард пытаться увести Фаину, как прошлой ночью. Ему нужно бы немного поговорить с этим юным лордом. Катание на велосипедах в открытую в парке с чужой невестой подвергало опасности осуществления его планов. Если Эдвард намерен ухаживать за девушкой, Даниэлю придется намекнуть ему, что он ведет себя неприлично. Небольшой комплекс вины и обмана делает любовную связь более привлекательной.
– Ян, как ты думаешь, мы сможем найти местную швею, которая поможет нам с костюмами и холстом для сценических декораций?
– Зачем, Даниэль? Эта группа актеров может позаботиться о себе сама. Я уверен, что тебе совсем не нужно, чтобы другие посетители знали, что ты связался с ними, правда ведь?
– Ян, ты превращаешься в сноба. Ты разве не знаешь, что Гарвардский университет и прославленный газетчик Генри Грейди были инициаторами того, чтобы Пьемонт-Чатаква расположился здесь? Половина людей, которых ты видишь в окрестностях, – однодневные визитеры, рабочие, простые люди. Я уверен, ты не будешь слишком гнушаться их компанией. Наш долг помогать тем, кому не улыбнулась удача.
– Я осведомлен о положении простого человека в этом мире, Даниэль, – сухо сказал Ян. – Может быть, мы двое и есть здесь самые простые люди. Если бы мы были женщинами, мы бы получали четыре доллара в неделю, работая на обувной фабрике.
– Или лицедействуя на передвижной сцене, как дочери капитана Макинтоша.
Ян тяжело вздохнул:
– Теперь вернемся к ним снова. Вот что беспокоит меня. Ты слишком уж близко сошелся с этими девицами. Я видел, как высекались искры между тобой и Фаиной, или Порцией. Но она не подходит тебе.
Проделывая свой путь вдоль лужайки и поднимаясь по ступеням веранды, Даниэль и Ян приподнимали шляпы при встрече с другими гостями. Они потребовали себе два кресла-качалки и уселись на огромном открытом портике, который опоясывал отель подобно детскому нагруднику.
– Добрый день, мистер Логан, мистер Гант, – раскланялся дородный человек в высоких, застегнутых на кнопки ботинках и соломенной шляпе. – Не откажите в удовольствии присоединиться ко мне на сигару и стакан виски "Кентукки".
Даниэль согласно кивнул:
– Добрый день, сэр. Боюсь, что у вас есть преимущество передо мной. Что-то мне не верится, что мы знакомы.
– Вы правы. На вас показал один из тех служащих отеля в черном. Уильям Тревильон, к вашим услугам. Приятно познакомиться с вами.
– Приветствую вас. Что касается сигары, то я пас, но бурбон с минеральной водой – вполне сгодится.
– Мне без минеральной, благодарю. Это означало бы испортить добрый виски – смешать его с минеральной водой. Я позволил жене притащить меня сюда, но эта литиевая вода хуже, чем сточная вода в Нью-Йорке. А уж ванна с ней как будто я влез в карболку.
– Согласен. Но медицинские свойства воды, в самом деле, общепризнанны и рекомендованы. Ян, как по-твоему…
Но Даниэль увидел, что внимание Яна целиком приковано к приближающейся стройной молодой черноволосой девушке с губками сердечком и непостижимыми зелеными глазами. Ян был несколько похож на Эдварда, когда тот прошлой ночью впервые увидел Фаину.
– Ой, папа. – Девушка пересекла портик и остановилась, как будто в самом деле не видела ни Даниеля, ни отца. – Меня за тобой послала мама. – Она обращалась к отцу, но ее внимание целиком было занято Яном.
– Я в этом сомневался, – сухо парировал Тревильон. – Мистер Логан, мистер Гант, моя дочь Виктория, только что прибыла по окончании школы из Европы.
Даниэль тяжело вздохнул: еще один кандидат был положен на плаху супружества.
– Очень приятно познакомиться с вами, мисс Тревильон. Однако беспокоиться ему не стоило. Глаза этой юной леди были предназначены только для его компаньона.
– Да, э-э-э, я думаю… – Ян жалко заикался, пока внимание Виктории было сосредоточено на нем.
– Ладно, Виктория, теперь беги и скажи матери…
– Ой, но папа, мама сказала, чтобы я напомнила тебе, что пора идти в колледж на урок французского.
– Французского! Ха! Виктория, можешь сказать своей матери, что я… я…
– Присоединяйтесь ко мне, – вкрадчиво сказал Даниэль, – для… – Он взглянул на Яна. – …уроков стрельбы из лука, – выручил Ян после неловкого молчания, во время которого он просто не отрывал глаз от привлекательной девушки.
– Спокойно, – твердо согласился осанистый мужчина. – Ты скажешь матери, что я не пойду на французский, потому что меня не волнует, знаю ли я какие-нибудь «ви-ви», или «мосье», или что бы то ни было другое. У нас с этими джентльменами совсем другие планы.
– Какие бы они ни были, я уверена, что они интереснее, чем иностранные языки, – сказала девушка с притворно застенчивым оттенком в глазах – выражением, прямо противоположным тому, который звучал в ее голосе. – Вы говорите по-французски, мистер Гант?
Ян принял из рук официанта низкий толстый стакан, наполненный пахучей жидкостью, и поднес его к губам.
– Поверхностно, кое-как, мисс Тревильон. В моих поездках мне приходилось иногда прибегать к помощи этого языка.
– Как интересно.
Девушка бросила мимолетный взгляд на стакан, потом перевела внимание с Яна на Даниэля, как будто только что заметила его присутствие:
– Мы увидимся с вами обоими сегодня за обедом?
– Конечно, мисс, – сказал Ян довольно натянутым голосом. – Мистер Логан со своей невестой будут обедать в восемь.
– Невестой? – Ее глаза расширились и с несчастным видом снова устремились на Яна. – И вы, сэр? – тихо спросила она, – вы… обручены?
– Я? – Лицо Яна покраснело, и он посмотрел на Даниэля, прося помощи. – Разумеется, нет. Я…
– А что, – предложил Даниэль, глотнув питья. – Я думаю, мисс Тревильон могла бы скрасить твое одиночество, Ян. Я уверен, тебе было бы приятно, если мисс Тревильон с родителями присоединятся к тебе за сегодняшним обедом, правда, Ян?
– Ух… да, – Ян смущенно запнулся. – Я был бы в восторге, мисс Тревильон.
Бросив последний взгляд на Даниэля, молодая женщина подала руку пораженному Яну и дождалась, когда он поднес ее к губам жестом, издавна принятом во всем мире.
– Я бы с удовольствием присоединилась к вам вместе с мамой. Однако моя мама неважно себя чувствует. Может быть, вы могли бы обойтись только моим обществом? Я хотела сказать, что меня могли бы сопровождать другие гости, присутствующие здесь, например вы, правда?
– Конечно, – с радостью согласился Ян, не отрывая взгляда от девушки, которая подошла чуть ближе. – Я был бы счастлив сопровождать вас на обед. До вечера, мисс Тревильон.
– До вечера, мистер… Гант, правильно?
– Ян, Ян Гант, – сказал Даниэль ехидным тоном, – из шотландских Гантов. Семья Яна бежала из Шотландии во время восстания 1745 года и эмигрировала в Канаду, где они занимаются бизнесом, – уточнил Даниэль, – уже больше ста лет.
– А бизнесом какого рода занимается ваша семья в Канаде, Гант? – вроде бы безразлично спросил мистер Тревильон, доставая сигару из внутреннего кармана сюртука и отрывая ее кончик.
– Моя семья занимается иностранными инвестициями, – спокойно сказал Ян, все еще держа руку Виктории в своей.
– Ой, а что вы вкладываете? – Виктория и не пыталась высвободить свою руку из его ладони.
– Деньги. Несколько лет назад я начал свое собственное дело. Я действую вроде некоего посредника, – просто объяснил Ян. Обсуждение деловых вопросов никогда не было для него сложным. – Я устраиваю сделки.
Губы Виктории сложились в приветливую улыбку:
– Вы хотите сказать, как банкир?
– Ну да, среди прочего, – вмешался наконец Даниэль.
Ян был безнадежно опутан чарами юной леди. Это снова напомнило Фаину и Эдварда. Ей-богу, это, должно быть, действует литиевая вода. Каждый поглупевший увлекал за собой кого-нибудь еще. В любом случае Виктория казалась искренней, но Уильям Тревильон не гармонировал с изысканным поведением дочери. Что-то было здесь странное.
– Лучше пойдем сейчас, девочка, – посоветовал мистер Тревильон. – Если ты собираешься обедать с мистером Гантом, лучше начать собираться сразу, иначе ты до смерти уморишь беднягу голодом, заставив его ждать тебя.
Виктория отступила назад и послушно потупила красивые глаза:
– Да, папа. И я с нетерпением жду вечера, мистер Гант.
Трое мужчин наблюдали, как молодая девушка послала им прощальную улыбку и повернула назад, к отелю. Даниэль подозревал, что ей, видимо, сообщили, что он ищет здесь невесту. Возможно, ей внушили, чтобы она заигрывала с ним. Но именно Ян привлек ее внимание, и это могло стать интересным.
Даниэль исподлобья взглянул на своего товарища. Он никогда особенно не размышлял о поведении Яна, но предполагал, что тот должен быть привлекательным для женщин. В своем повседневном сюртуке он выглядел, как все другие посетители отеля, преуспевающим и очень достойным. Сказать по правде, Ян мог претендовать на роль настоящего джентльмена куда больше, чем Даниэль.
Молчаливый и прямолинейный, Ян порой бывал излишне щепетильным. Мисс Виктория могла представлять собой именно то, что нужно Яну. Даниэль был абсолютно уверен, что Виктория Тревильон принадлежала к тому типу женщин, которые знают, чего хотят. Ян мог даже и не особенно ухаживать за ней.
Сейчас Ян смотрел вслед удаляющейся фигуре со странный недоуменным выражением на лице. Даниэль усмехнулся про себя. «Свитуотер» в самом деле выполнял свои обещания по развлечению своих гостей. Нет причин, почему бы и Яну не найти здесь себе подругу, даже жену. Разумеется, у него были деньги. Даниэль никогда не был скаредным по отношению к нему, а Ян вкладывал свои деньги в дела с осторожностью. Если говорить правду, Ян был человеком более рассудительным и практичным.
Когда они часом позже покинули Уильяма Тревильона, Даниэль решил, что мистер Тревильон женился на деньгах, которые транжирил направо и налево. И он обдумывал тот факт, что Тревильоны недавно были в Саратога-Спрингс.
Даниэль намеревался присоединиться к ночной игре в покер в одном из игровых залов на верхнем этаже, игре только по приглашениям, с джентльменами, которые легко могли позволить себе проиграть крупную сумму.
Позже тем же вечером Ян сделал выговор Даниэлю за предложение сопровождать Викторию на обед:
– С какой стати ты подставил меня, Даниэль? – Ян завязывал галстук и приводил в порядок серый бархатный пиджак, который предпочитал традиционному парчовому жилету. – Я не знаю, о чем говорить с такой женщиной, как она. Мне приходится отвлекаться от…
– От кого, Ян? Если ты имеешь в виду воров, то мы понятия не имеем, кого мы ищем. Пока. В частной информации Уильяма Пинкертона просто сказано, что ночной грабитель, возможно, действует в одиночку и что он сейчас находится на пути в «Свитуотер». Кто-то специально направил его сюда, и рано или поздно мы опознаем этого человека. Я уверен. А пока расслабься и развлекись.
– Но как я смогу опознать вора, когда я должен буду ухаживать за Викторией?
– Мой дорогой друг, отец Виктории вполне может быть тем самым грабителем. Мы уже знаем, что он наносил визит в Саратога-Спрингс, причем недавно.
– Откуда ты знаешь, что это не обыкновенное хвастовство?
– Помнишь, как он сказал, что разбавление виски минеральной водой – это перевод добра? И что у литиевой воды отвратительный вкус. Он хорошо осведомлен о минеральной воде в Саратоге. И он откровенен. Просто обдумай эту информацию и выкачай из мисс Виктории сведения о других посетителях.
– Полагаю, я с этим не справлюсь. Я буду смущаться…
– Мы с тобой прошли длинный путь, старина. Сейчас пришло время, когда мы наслаждаемся своим богатством. Мисс Виктория, кажется, заинтересовалась тобой. Ты должен понять, почему. Она очень хороша, правда?
– Да. Она самая прекрасная женщина из всех, кого я видел. Я не могу поверить, что она замешана в грязное дело.
– Может быть, ты и прав. А может быть, она – воровка. Мы никого не можем исключить из списка, не подвергнув проверке.
– Так вот почему ты делаешь вид, что так заинтересовался девицами Макинтош, вот почему ты назначил одного из наших людей следить за их папашей?
– Конечно, – ответил Даниэль, прекрасно понимая, что его интерес к Порции не имеет никакого отношения к похитителям драгоценностей или к прошлому капитана.
Ян завязал, наконец, узел на галстуке, надел шляпу и горячо пожал руку Даниэля. Посмотрев в зеркало, Даниэль должен был признать, что вместе они представляют довольно франтоватую пару. Ян, с его светлыми волосами и строгим выражением лица выглядел утонченным и элегантным светским человеком. Он казался настоящим аристократом в своем сером бархатном пиджаке и тщательно подобранных к нему рубчатых бриджах. В отличие от Яна, черные волосы и усы Даниэля, его черный фрак и парчовый жилет придавали ему вид карточного шулера с пароходов Миссисипи. Да, у Яна был лоск. У Даниэля были почти всего лишь деньги.
– Ну, пошли к нашим дамам, старина.
Даниэль обнял Яна за плечи, отступил, щегольски щелкнул по его высокой шляпе и начал насвистывать веселую мелодию, открывая дверь:
– Прошу вас, мистер Гант.
Стесненный Ян шел впереди Даниэля, вышел из двери и стал спускаться по широкой лестнице в огромный вестибюль, кивая знакомым на ступенях и в ярком пространстве освещенного фойе.
– Ты заказал столики для нас обоих? – поинтересовался Даниэль, когда они вышли в холл.
– Да. Мой столик должен быть готов сейчас, а твой только через полчаса.
– Спасибо, Ян. Веселись с прелестной Викторией, но остерегайся ее мамаши. Она в любой момент может поправиться и присоединиться к вам. Возможно, что она двухголовая и четырехногая.
– Я надеюсь, что нет. А если так, то я могу прекрасным образом подойти и обменяться с тобой. – Он погрозил Даниэлю пальцем и дотронулся до полей шляпы. – Может быть, мы с мисс Викторией увидим тебя позже, в павильоне.
– Ты танцуешь, Ян?
– Разумеется. Одна из твоих салонных девочек научила меня в Вирджиния-Сити.
Губы Даниэля сложились в обычную усмешку:
– Девочек? Я никогда не видел тебя танцующим, Ян. Когда это было?
– Уроки были частными, Дан, очень частными. Есть несколько вещей, о которых шотландцы никогда не рассказывают.
Ян слегка поклонился, ответил на улыбку Даниэля и направился к лестнице, его походка была несколько более развязной, чем обычно.
Даниэль смотрел, как Ян удаляется большими шагами. Оказывается, Ян не был таким уж уравновешенным, как представлялся. Видимо, у Яна была своя интимная жизнь. Даниэль усмехнулся. Быть может, мисс Виктории следует быть очень осторожной. Она может не устоять против обаяния этого шотландца.
Даниэль заметил, что он был не единственным, кто наблюдал с интересом за Яном. Несколько дамочек за своими опахалами шепотом вели обсуждение элегантного мужчины, который не мог быть никем иным, как настоящим джентльменом.
Даниэль вышел в поисках экипажа, минуту подумал и отбросил эту мысль. Были еще только сумерки, и путь до школы в Чатакве мог сократить короткой прогулкой по прекрасному ландшафту. Они с невестой прогуляются обратно в отель. Да, они насладятся моментом одиночества, прежде чем станут объектом внимательного осмотра трехсот посетителей, которые будут ужинать в отеле в этот вечер.
Насвистывая веселую мелодию, Даниэль ускорил шаг. Ему было интересно, что его невеста оденет сегодня. С интересом он думал и о Филиппе. Он испытывал огромный интерес к Филиппу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Озеро наслаждений - Частейн Сандра

Разделы:
123456789101112131415161718192021Авторская ремарка

Ваши комментарии
к роману Озеро наслаждений - Частейн Сандра



Мне даже очень понравилось
Озеро наслаждений - Частейн СандраАнтошка
26.12.2014, 16.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100