Читать онлайн Озеро наслаждений, автора - Частейн Сандра, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озеро наслаждений - Частейн Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озеро наслаждений - Частейн Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озеро наслаждений - Частейн Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Частейн Сандра

Озеро наслаждений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Театр был полон посетителями отеля и слушателями Чатаквы. Вдоль авансцены горели огни, свет которых распространялся и за занавес. Великолепные лампы накаливания, вмонтированные для вечерних спектаклей, еще не действовали.
– Похоже, что розданные тобой билеты сработали, – сказал Ян, усаживаясь на сиденье рядом с Даниелем.
– Да, но я беспокоюсь, что наш вор воспользуется всеобщим отсутствием в отеле. Не считая моих подозрений на капитана, я так до сих пор и не знаю, кто грабитель. Я телеграфировал имена посетителей по нашему списку в главный офис. Они сличат имена со списком посетителей Саратога-Спрингс.
– Очень плохо, что у нас нет одного из тех телефонов, которые изобрел Том Эдисон, – заметил Ян. – Мы могли бы немедленно получить ответ.
– Он придет достаточно скоро. Проволока, по которой можно передать сообщение с одного места на другое. Моторные автомобили, которые перевезут вас по стране. Вот время, чтобы жить по настоящему, Ян. Мир меняется. Если что-нибудь новое от тех, кто остался?
– Ничего. Наш человек на железнодорожной станции сказал, что никто из тех, о ком мы говорили, не покинул отель.
– Это значит, что с грабителем еще не покончено. Я этого и боялся. Ожерелье леди Эвелины – всего лишь отвод глаз, "проба пера". Что ты сделал еще?
– Бен получил указание следовать за Горацием как приклеенный. Если Гораций будет у Эви дома, Бен будет под кроватью.
– Я надеюсь, его Нелегко смутить, – рассеянно ответил Даниэль. – Может быть, я теряю проницательность, но не воспринимаю капитана как грабителя. Украсть ожерелье у графини было бы глупо. Он автоматически подпадал бы под подозрение.
– Может быть, это и не было так уж глупо. Он, возможно, представил себе, что мы и будем рассуждать в этом роде. И опять же, может быть, ты просто не хочешь, чтобы он был преступником, – спокойно предположил Ян.
– Я знаю. Надеюсь, что мне не придется самому разбираться с ними. Вот почему я решил устроить эту приманку. Если грабитель намерен воровать снова с это же время, я должен буду признать, что у меня нет идей на этот случай.
– Что за приманку ты устроил?
– Когда я был в Атланте, то узнал, что Джей Голд и его дочь будут в городе в конце следующей недели. Он едет, чтобы присмотреть несколько участков для железнодорожных депо. Они планируют провести там одну ночь и уехать на поезде следующим утром в Саванну, но Элен хочет увидеть «Свитуотер». Они решили приехать днем раньше и предпринять поездку на источники. Что мы сделаем…
– Подожди, Даниэль, – прервал Ян, – здесь Виктория и ее отец.
Ян поднялся и протянул руку, чтобы поцеловать пальчики Виктории.
– Добрый вечер, Логан, Ян, – сказал Вильям Тревильон, засунув большие пальцы в карманы жилета и оглядываясь вокруг. – Значит, "Ромео и Джульетта"? Чересчур забавно для старичка вроде меня.
– Папа, сядь, пожалуйста, и перестань разыгрывать деревенщину. Это не первое театральное представление, которое ты посетил, а Даниэль и Ян уже знают, что ты – практичней меня.
Виктория улыбнулась Даниэлю и подала руку Яну, чтобы он проводил ее к месту.
– Взгляни на эту женщину, Вики. В ней что-то есть, правда?
Вильям Тревильон оглянулся на презрительный взгляд миссис Френсис Бартоломео, шествующую с мужем к своим местам во втором ряду.
Даниэль улыбнулся. Он не удивился, увидев преподобного отца Бартоломео. Во-первых, он был взбешен, узнав, что Порция сказала миссис Бартоломео, что он взял на себя заботу о больном мальчике. Он очень быстро понял, что миссис Бартоломео почитает своим христианским долгом надзирать за труппой. Она была готова причинить неприятности, если он не сумеет изменить ее мнение. Его предложение, сделанное ей и преподобному отцу, – воспользоваться свободными билетами на спектакль, последовало после более чем щедрого пожертвования их миссионерскому делу. Пожертвование подействовало успокоительно.
В следующий момент Эдвард Делекорт и леди Эвелина царственно заняли свои места, и газовые фонари вдоль стен стали гаснуть. Не было музыкантов, чтобы обеспечить должное настроение. Из-за кулис вышел Гораций и молча ждал, когда зрители успокоятся.
Густым мелодичным голосом Гораций изложил пролог об истории двух прославленных любовников, Ромео и Джульетты.
Поднялся занавес, и действие началось. Зрители не догадывались, что юного Ромео играла женщина. Порция играла юношу просто и искренне. Когда Фаина в роли нежной Джульетты вышла на сцену, театр неожиданно перенесся в шекспировскую Верону. Через два часа Даниэль поднялся вместе со зрителями, покоренными красотой этой истории.
– Я потрясен, – сказал Ян, повышая голос, чтобы быть услышанным в громе аплодисментов.
– Они великолепны. Если бы мы поехали на Запад, рудокопы осыпали бы их золотой пылью и слитками серебра.
Даниэлю было трудно говорить. Он прочитал большинство пьес Шекспира и видел многие из них в Нью-Йорке. Он смеялся и не воспринимал всерьез хвастовство капитана, будто его труппа так же хороша, как, скажем, актеры Английского Хаймарского театра. Но тут Гораций не преувеличил. Шарлатан, жалкий распутник? Да. Вор? Может быть. Но каким бы человек ни был, он был бесспорно хорошим актером. Даниэль никогда не видел лучшего Капулетти. Фаина была классическая инженю. Лоусон Пейн изобразил безукоризненно Меркуцио. А Порция? Теперь, когда он увидел ее на сцене, он понял, как могла она быть столь убедительным Филиппом, не боясь быть разоблаченной. Ее естественно низкий голос и стройное сложение вкупе с интуитивным талантом были тщательно отточены в идеальную комбинацию. На сцене она показала свой характер. Этот талант хорошо служил ей как на сцене, так и вне ее. Только Даниэль знал, что под этим париком и мужской одеждой Порция была самой настоящей женщиной.
Ян ушел с Тревильонами. Леди Эвелина и Эдвард остановились, чтобы коротко обсудить достоинства игры, и затем удалились. Вскоре в театре остался только Даниэль, сидя и наблюдая, как убирают сиденья и передвигают декорации в соседний зал.
В темноте беспокойство Даниэля возрастало. Зачем он ожидал женщину – нет, девушку, которая не была еще полностью разбужена? Хотя он не намеревался любить ее – черт, даже слово «любить» не было правдой. Он был безумно влюблен в Порцию Макинтош. Она так бесхитростно ворвалась в его жизнь, что он не понял, как стала она для него важна. Теперь день начинался с мыслей о Порции. И до сих пор он справлялся с этим, хотя это становилось все более бесполезным.
Он был опытным человеком, и лучше Порции знал, куда могут завести их страстные поцелуи. Он знал женщин, торговавших своим телом. Он видел других, которые, отдав свою любовь мужчине, оставались брошенными и одинокими. Он не мог позволить себе продолжать отношения с Порцией. Она была готова стать женщиной, и ее тело знало лучше, чем она сама, что Даниэль должен быть тем, кто возьмет ее.
Он позволил себе слишком большую свободу с девушкой, которая была абсолютно неопытной, но слишком страстной. Ее отец проявил осмотрительность. Ее сестра была влюблена. Все сейчас угрожало Порции, и она была уязвима. Он мог побороть ее сопротивление и заставить любить себя. Но пока он не поймет, чего же он хочет, он не позволит себе любить Порцию.
Даниэль был порядочным человеком. И Порция заслуживала того, чтобы на ней жениться, даже если он этого совсем не хотел. Но Даниэль избегал женитьбы. Он пытался представить себе Порцию хозяйкой на важном обеде в его нью-йоркском отеле. Нет, ей это будет не по плечу. Единственное место, где он мог бы видеть Порцию, – это стоящей по колени в реке и моющей золото. А рудники были той жизнью, которую он оставил навсегда.
За сценой Порция помогала убирать декорации. Она избегала сценического пространства. Глаза Даниэля сопровождали ее откуда-то из темноты, и она чувствовала, словно превратилась в неуклюжую буфетную прислугу.
– Мы еще не закончили, Порция? – Фаина беспокойно осмотрелась.
– Нет! Теперь – костюмы. Нужно их проверить.
– С каких это пор? – Берта стояла в кулисах, уперев руки в бока. – Разве я не слежу за костюмами последние десять лет без чьего-либо надзора, Порция Макинтош?
– Да, но там папа. Мы должны… посмотреть за папой. – Порция вышла из репетиционного зала на территорию Чатаквы. – Может быть, он утомился, ведь это первый спектакль после его болезни.
– Папа уже ушел из театра, – огрызнулась Фаина, поспешив вслед за сестрой. – У него поздний ужин с леди Эвелиной. А меня ждет Эдвард.
– Я уверена, что мистер Логан будет ожидать нас в…
– Он не ожидает нас, – оборвала Фаина, – я думаю, что Даниэль Логан ожидает тебя на обед, и придется извиниться за то, что ты не идешь. Это не так?
Порция остановилась в тени стены общежития, ошарашенная словами Фаины. Она боялась и устала оттого, что все время пыталась скрыть этот страх от сестры. Порция Макинтош, которая никогда не позволяла ничему и никому испугать ее, была в самой настоящей панике.
– Ах, Фаина, я не знаю, что делаю. Мне кажется, я не в состоянии… – к удивлению Порции, слезы навернулись ей на глаза и горло сдавило от удушья, – не могу…
В следующую секунду руки Фаины обвились вокруг Порции, и она почувствовала себя успокоившейся.
– Порция, что случилось? Я была так счастлива с Эдвардом, что не замечала твоей тревоги. Ох, это неправда. Я знала, просто не хотела осознать этого. Пожалуйста, расскажи мне.
– Это Даниэль Логан. Он… целовал меня. То есть он целовал тебя, и не один раз, и я…
– Тебе нравится это, да?
– Нет! Да. Не знаю. Я в таком смущении. Каждый раз, когда я с ним, мне хочется выцарапать ему глаза, а кончается тем, что я позволяю ему трогать меня.
– И что в этом плохого? Эдвард целует меня и трогает меня. И это чудесно, Порция. Мы так влюблены! Почему бы тебе не чувствовать что-то к мистеру Логану?
– Потому что я не могу, Фаина, не буду. Я не принадлежу к этим людям. Я не леди, Фи. И даже не хочу ею быть. Кроме того, я обещала маме…
Фаина отступила в темноте, всматриваясь в сестру:
– Что ты обещала маме? Что ты обещала ей?
– Я обещала ей заботиться о тебе и о папе. А я не делаю этого. Посмотри на нас. Папа потерял труппу. Мы обязаны кому-то нашими средствами к существованию. Мы даже не может принимать решения, что нам делать.
– Ох, Порция, ты не права. Мама никогда не требовала, чтобы ты всю свою жизнь провела в заботе о нас. Все меняется. Люди меняются. Может быть, наступило время, чтобы нам тоже подумать о переменах. Ты когда-нибудь допускала такую возможность, что Даниэль Логан мог влюбиться в тебя?
– Влюбиться? – Порция вырвалась из рук сестры и отвернулась. – Ты не понимаешь, это не любовь – то, что он чувствует. Он объяснил: это сигналы тел. И, увы, Фаина, не меня хочет его тело – тебя.


Даниэль стоял с тени общежития, ожидая Порцию. Он принял решение. Пока не выполнит задание, будет вести себя как друг. Не будет целовать Порцию или трогать ее сверх дозволенного.
Он поставит ловушку для вора, совершит необходимые обязательства по возвращению труппы Горацию и вернется в Нью-Йорк. Он переждет некоторое время, установив дистанцию между собой и Порцией, пока еще не стало слишком поздно.
Большинство членов труппы покинули здание, чтобы полакомиться мороженым, погрызть воздушной кукурузы и выпить содовой воды. Порции до сих пор не было.
Наконец когда он уже собирался войти в здание и начать поиски, то увидел, как она идет по коридору, освещенная газовыми фонарями.
Все планы Даниэля вылетели из головы, когда он ее увидел. Она остановилась, как овечка, которую ведут на убой. Одетая в простую английскую блузку из белого льна и прямую темно-синюю юбку, Порция, как школьница, расчесала волосы, вьющиеся мягкими локонами, и украсила их черным бантом.
Единственное, чего хотелось Даниэлю, это взять ее на руки, и покачать, сказав, чтобы она не беспокоилась. Но он не сделает этого. Он уже решил, что сегодня не будет физической близости. Она служила ему по найму, и он будет обращаться с ней уважительно.
Только небольшая закуска и простая лодочная прогулка вокруг острова. Они посмотрят фейерверк и обсудят его планы относительно труппы, ничего больше.
– Добрый вечер, Фаина. Вы сегодня прелестно выглядите.
Даниэль не мог удержаться, чтобы не поднести ее руку к губам. К ее огорчению, она забыла перчатки, и он мог видеть следы рисования декораций и многолетней физической работы.
– Я очень устала, Даниэль. Могу ли я – то есть не были бы вы так любезны, отпустить меня сегодня?
В ее голосе слышалось отчаяние, когда она отняла руку и подняла ее в жесте самозащиты.
Даниэль мог прочитать в глазах Порции нерешительность. Он никогда не поцелует ее. Он не сделает этого сейчас. Но когда она опустила голову, решимость его ослабла.
Глаза Порции расширились от страха. Даниэль остановился, вспомнив свое обещание вести себя с ней по-дружески, и запечатлел на ее лбу легкий поцелуй:
– Не бойтесь, моя маленькая. Я не утомлю вас. Я только хочу обсудить свои планы на следующий спектакль. Я думаю, меня посетила прекрасная идея.
– Да? – Порция позволила Даниэлю взять ее под руку и повести к ожидающему их экипажу, который она не заметила раньше. – Куда мы едем?
Даниэль помог Порции сесть в экипаж, который раз изумляясь, насколько разной она была. На сцене она была Ромео. Днем она была Филиппом. Но, появившись в простом платье, стала прелестной молодой женщиной.
Лошадь медленно шла по широкой аллее, обсаженной розами и геранью, в нежных запахах кустарников. Из отеля слышались звуки оркестра, играющего «Лорену». Вдоль дороги трио скрипачей исполняли "Девочку, оставленную мной".
Сегодня Порция не беспокоилась о своем платье и о том, не обнаружится ли ее обман. Раз их маленькое свидание на качелях одурачило Даниэля, то у нее не было сомнения в том, что она может продолжать свое представление. Вопрос был в том, хотела ли она говорить ему правду. Два дня назад она была готова сказать Даниэлю, что женщину, которую он целовал, зовут Порция, а не Фаина.
Но какую цель теперь могло это преследовать? Даже если он узнает правду, это ничего не изменит. Он потребовал себе невесту, она заключила с ним соглашение и теперь должна пройти через это. Кроме того, кто-то еще был счастлив, и было ли правильным жертвовать их удовольствием ради своей выгоды? В голове проносились разные изводящие ее мысли. Она не хотела, чтобы Фаина знала, как далеко зашли они с Даниэлем.
Порция слушала музыку с немного печальным выражением лица, пока Даниэль не сказал:
– Вы выглядите обеспокоенной, Фаина. Пожалуйста, не надо, ради меня!
Казалось, она вышла из задумчивости:
– Полагаю, что да, мистер Логан. Мы пошли теперь в новом направлении, и я не вижу, что можно сделать, чтобы изменить его. Я чувствую себя такой беспомощной.
– Я знаю, это, должно быть, трудно для вас. Как раз об этом я и хочу поговорить, идея, которая у меня появилась, может обеспечить дополнительный доход и некоторый частный заработок для вас и для труппы.
– Частный заработок? Вы имеете в виду деньги, которые мы получим, так?
Экипаж остановился, Даниэль вышел и поддержал Порцию, помогая ей спуститься.
– Да, именно вы. Прошу вас.
Они прошли на лодочную пристань и с помощью Даниэля Порция села в маленькое деревянное судно, а он взял весла.
– Итак, что это за план?
Порция не замечала красоты ночи. Над водой был слышен негромкий смех. Летним бризом звуки музыки разносились далеко вокруг. Но Порция нетерпеливо наклонилась вперед.
Даниэль улыбнулся. Его план повторить романтическую лодочную прогулку под луной, какая была у Яна, выглядел глупым в свете его нового делового плана с Порцией. Беседуя с Порцией, Даниэль машинально греб к одному из искусственных островов.
– Хорошо, вы решили, какой спектакль пойдет у вас следующим?
– Да, "Двенадцатая ночь", но как это может принести деньги труппе?
– Так вот, отель всегда проводит маскарады как часть летней увеселительной программы. Я предлагаю соединить спектакль с маскарадом и привлечь некоторых гостей в часть игрового состава.
– Не понимаю.
Они достигли одного из островов, которые были оставлены, когда часть земли была вырыта. Лодка мягко врезалась в песок. Даниэль прикрепил весла и выпрыгнул на берег, подняв руки, чтобы помочь Порции.
Не обращая внимания на его предложение, Порция легко прошла в нос лодки и перекинула ногу через борт, справившись без помощи Даниэля.
– Расскажите мне, что у вас в голове, мистер Логан, – Порция осмотрелась, для начала определяя, где они находятся. – Почему вы привезли меня сюда? Вы боитесь, что нас кто-нибудь услышит?
– Нет, Фаина. Я взял мою невесту на лодочную прогулку при луне. Это считается приятным романтическим путешествием для любовников.
– Но мы не любовники, Даниэль!
– Я знаю, но так принято, правда? А теперь продолжим. Мы найдем скамейку, откуда сможем посмотреть фейерверк.
Его невеста? Конечно. Даниэль взял свою невесту в романтическое путешествие под луной. Это было только для отвода глаз других гостей отеля, а не потому, что он хотел быть с ней наедине. А может быть, чтобы скрыть ее от других гостей.
Порция вздохнула. Фаина была не права. Даниэля никогда не могла интересовать та, что только что выскочила из лодки, как какой-нибудь сорванец. Даниэль упомянул о деньгах для труппы. У Горация не могло быть больше нескольких долларов, и она знала, что рано или поздно ее авантюрный папаша сорвется с цепи.
Посмотреть фейерверк? Порция кивнула:
– Прекрасно, Даниэль. Давайте найдем скамейку. Там вы сможете рассказать мне о ваших планах. Между прочим, – добавила она ехидно, – вы поделились ими с Филиппом?
– Нет еще. Я не видел его с тех пор, как опустился занавес. Но я хочу, чтобы он знал, как прекрасно он сыграл роль Ромео. Я почти поверил, что он на самом деле испытывал муки любви.
Любви? Даниэль, наверное, не знал, насколько прав он оказался, даже Фаина была заворожена игрой Филиппа.
– Ну да. Филипп очень талантлив, как и все Макинтоши. Я расскажу ему о вашем восхищении.
– Нет необходимости, Фаина. Лучше я сам скажу ему, – Даниэль разглядел скамейку у кромки воды и повел ее туда. – Я думаю, что отсюда будет хорошо видно.
Видно? Фейерверк? Порция сдержала свое раздражение. Какая глупая болтовня. Когда же этот человек собирается объяснить свой план? Порция поправила блузку и выпрямила спину. Местечко, выбранное Даниэлем, было достаточно уединенным. Между скамейкой и водой горел костер, который придавал легким волнам оранжевый цвет. На противоположном конце острова другой огонь посылал искры в небо.
– Да, вид отсюда очень хорош!
– Теперь о моем плане. Или, может, мне лучше раньше обсудить его с Филиппом?
– Даниэль! Расскажите, что вы придумали?
– Хорошо. Сколько там главных характеров?
– Ну, там двое близнецов, Виола и Себастьян, которые потерпели кораблекрушение на острове Иллирии и каждый другого считал погибшим. Роль Виолы играет Порция. Она влюбляется в герцога Иллирии, узнает, что ему нужен паж, выдает себя за юношу и поступает на работу.
– И Гораций играет герцога?
– Нет. Герцог должен быть моложе. Это роль Лоусона Пейна.
– Понятно, – задумчиво сказал Даниэль, – продолжайте. Порция играет Виолу. Какую роль играете вы?
– Фаина играет Оливию, которую тайно любит герцог.
– Почему тайно?
Даниэль не знал, зачем он задал этот вопрос. Он хорошо знал сюжет. Он прочитал и перечитал большинство пьес Шекспира в последние два дня, пока разрабатывал детали ловушки, объясняя их Яну.
– Потому что Оливия оплакивала своего брата, который тоже пропал после кораблекрушения, и отказывалась видеть герцога. Он был вынужден послать своего пажа Виолу объясниться в любви. Виола, безумно влюбленная в герцога, объяснилась словами, которые были в ее собственном сердце. Слова были так красноречивы, что, вместо того чтобы влюбиться в герцога, Оливия влюбилась в юного пажа, который на самом деле был, конечно, Виолой.
– А какую роль играет Гораций?
– Гораций играет дядю Оливии, который сговорился о ее браке с другим человеком. Роуди играет ее домашнего наставника, который также влюблен в Оливию, а Бесси – ее служанку.
– Продолжайте, что дальше?
– Виола снова послана к Оливии, чтобы выразить чувства герцога. Но Оливия отвергает внимание герцога, чувствуя более глубокую любовь к искренним речам красивого молодого пажа. Тем временем настоящий поклонник, с которым заключил договор дядя, видит, что Оливия любит пажа, и вызывает его на дуэль. Одновременно Себастьян, разлученный с сестрой Виолой кораблекрушением, наконец, прибывает на Иллирию.
– Конечно, – беспечно сказал Даниэль, – Себастьян идет на дуэль вместо сестры, переодетой юношей. А потом что?
– Оливия просит Себастьяна жениться на ней, думая, что он и есть паж, посланный герцогом. Себастьян, сбитый с толку, но восхищенный, соглашается. А герцог…
Даниэль закончил за нее: – Герцог понимает, что он Виолу любит. Чего она не знает – это того, что он давным-давно установил, что она – девушка. Тогда-то он и понял, что влюблен.
– Нет, герцог ничего не знал об обмане, – возразила Порция, подумав, не было ли у ее отца какого-либо зловещего умысла, когда он выбирал ту пьесу. Было очень стесняющее окончание – то, что случилось с ней. Уже не в первый раз ее отец расставлял такие сети. Он считал забавным играть на сцене то, что отражает реальную жизнь.
– В любом случае, – быстро продолжала она, – если вы хотите делать "Двенадцатую ночь", мы можем распределить по-другому главные роли, но у нас недостаточно актеров, чтобы играть гостей и горожан. Это не говорящие роли, и при том освещении и с той огромной сценой мы будем выглядеть убого.
– Значит, вам нужно больше статистов. Точно! Даниэль оценил ситуацию. Пьеса представляет идеальный выбор благодаря близнецам Виоле и Себастьяну. Порции подходила роль переодетого молодого человека из-за того, что она влюблена в герцога, и он удивлялся точности выбора Горация. "Двенадцатая ночь", кульминация сезона отдыха, очень хорошо впишется в фестиваль отеля.
– Да; но если вы сможете нанять местных, чтобы заполнить все маленькие роли. Это не так уж легко. Поэтому давайте не будем строить воздушных замков, Даниэль, я не могу тратить время впустую.
Мгновенно Порция устыдилась своей неблагодарной выходки. Кем бы Даниэль Логан не мог быть еще, он был владельцем. Бесси и миссис Фармер уже чинили их костюмы и были готовы шить новые. И он обещал обеспечить их всем, что нужно.
– Вы правы. Я был слишком таинственен. Вот что я предлагаю. Некоторые из посетителей отеля будут играть роли горожан и членов семьи. Вовлекая их в игру, мы наполним театр, пока вы будете тратить время на то, чтобы нанять других актеров. Зал не будет взыскателен к своим друзьям за их ошибки и не будет высмеивать труппу.
– А сколько времени уйдет на это? – вопрос Порции прозвучал скептически. – И сколько людей вы намерены нам добавить?
– Смотря по тому, сколько вам нужно. И не думайте, что я абсолютно несведущ в ваших проблемах. Было время, когда я выполнял кое-какую сценическую работу. Не такую, конечно, но у меня есть некоторые знания.
Нет нужды объяснять, что его сценический опыт состоял в том, что он был церемониймейстером, объявляющим музыкальные номера, которые исполняли девушки из Беллиного дансинг-Холла.
– Но зачем вы хотите взяться за это?
– Потому что это прекрасным образом свяжется с балом, который я намерен дать в честь Джея Голда, богатого нью-йоркского железнодорожного промышленника и финансиста, и его дочери Элен, которые будут здесь на следующей неделе. Мы дадим гостям возможность участвовать в пьесе, введя ее в бал. Для мистера Голда и его дочери это будет частью развлекательной программы. Как вы считаете?
– Я считаю, что вы немного сошли с ума, – ответила Порция самым категоричным тоном.
Ни при каких условиях нельзя было смешивать папу и труппу с гостями отеля. Там уже было одно ограбление. А если случится еще? Нет, это было невозможно. А кроме того, как быть с Фаиной? Она не может разлучить Фаину и Эдварда.
– Может быть, Фаина, но ведь отель заплатит приличный гонорар вашему отцу, если вы представите пьесу как часть общего развлечения на балу.
– Вы предлагаете сыграть пьесу в отеле?
– Да, в сокращенном варианте, конечно. Мы назовем это генеральной репетицией и дадим ее с одной темной декорацией, которая не будет меняться от сцены к сцене.
– Как шарада?
– Как шарада, и ваша труппа, конечно, будет одета в соответствии с темой. Уже сейчас Бесси и миссис Фармер шьют костюмы. Вас снабдят настоящим золотом и драгоценностями, чтобы сделать представление более убедительным.
– Настоящим золотом и драгоценностями? – сердце у Порции упало. Теперь она была уверена, что Даниэль что-то замышляет. Настоящие драгоценности? Чего этот человек хочет?
– Зачем вы хотите сделать это, Даниэль?
"Потому что это наверняка выдаст вора", – хотел ответить Даниэль.
Вместо того он сказал:
– Я знаю, что вас беспокоит потеря основного дохода, в то время как лето скоро кончится. Я думаю, что двести долларов будут вам всем кстати.
– Двести долларов? – Порция кинулась на шею Даниэлю, не в силах сдержать радости. – О да, спасибо вам, Даниэль! Я хочу сказать… – она вырвалась из его рук, отвернулась и остановилась, глядя на затухающий огонь. – Я уверена, что мы сможем что-нибудь придумать.
Вдруг круги серебряных звезд распустились в небе, и ночь наполнилась взрывами цветов и звуков. Глядя на фейерверк, Порция знала, что ее пульс забился так страстно не от услышанного только что предложения, а от простого прикосновения к Даниэлю. Она вздохнула.
Даниэль услышал ее вздох, борясь с желанием снова заключить ее в объятия. Воспоминания о поцелуях с Порцией Макинтош превратились в навязчивую пытку. Ни литиевая вода, ни санаторий, расположенный внизу по дороге, – ничто не могло излечить от этой болезни. Зря он выпил галлон минеральной воды за несколько последних дней.
Даниэль поднялся со скамейки и встал возле Порции. Ничего не говоря, он подал руку, и они проделали обратный путь к лодке и через озеро к общежитию. У входа он слегка поклонился.
– Спасибо за приятный вечер, Фаина. Пожалуйста, скажите Филиппу, что я буду ждать его утром в десять. Мы должны немедленно начать разрабатывать план. Вы проинформируете его?
– Да, я уверена, что он будет, – Порция отступила назад и ждала. В выражении ее лица была какая-то незавершенность, как будто ей обещали конфету и не дали.
– Спокойно ночи, Даниэль.
– Спокойно ночи, Фаина, и спасибо вам.
– Спасибо мне? За что?
Она помедлила. Ей нужно было бы войти в эту дверь и пойти спать. Даниэль понял ее молчаливый отказ и не пытался тронуть ее, если не считать того первого целомудренного поцелуя.
Даниэль подошел ближе:
– Что касается вашего согласия играть в отеле. По-моему, вы так и не поняли по-настоящему его детали. Я оставлю это обсуждение до Филиппа, но мне хотелось бы знать, что вы думаете о плане.
Он просто разрабатывал детали их мероприятия, как она и ожидала от него. Разумеется, она даст некую оценку его усилиям. В действительности он не был хамом. Она знала, во-первых, что ее отец вправду не был мошенником. И она не хотела верить, что Даниэль был грабителем отеля!
– Благодарю вас, Даниэль. Я выучилась быть леди. Я никогда не была невестой раньше и, может быть, никогда не буду опять. Я благодарю вас за ваше доверие.
– Да, но вы ошибаетесь, – усмехнулся Даниэль. – Вы гораздо больше леди, чем все эти фальшивки в отеле. Посмотрите на Тревильонов, вот хороший пример. Семья миссис Тревильон сделала деньги на торговле в Миссисипи. Ее муж сделал их на выращивании свиней. Они отправили дочь в Европу и теперь притворяются теми, кем на самом деле не являются, с целью найти для дочери мужа среди благородных. Держу пари, что большинство из них такие же, как вы и я. Единственная разница в том, что вы честная и от этого страдаете.
– Честная? – Порция сглотнула. Кем бы она ни была, она не честная. Страдание было следствием этого. – Раньше мне никто не говорил, что я страдаю.
Летний бриз дотронулся до волос Порции, развеяв их вдоль шеи. Тот же бриз взъерошил шевелюру Даниэля. Он протянул руку, чтобы поправить локоны Порции в то же время, когда она подняла пальцы к его лицу. Их руки встретились и застыли на мгновение.
– Фаина?
– Даниэль?
Они проговорили одновременно, засмеялись и снова опустили руки.
– Еще раз доброй ночи, Даниэль.
– Я знаю, что чувствовал Ромео, – хрипло сказал Даниэль. – "К подругам мы – как школьники домой, а от подруг – как с сумкой в класс зимой".
type="note" l:href="#n_4">[4]
Внезапно он притянул Порцию к себе, поцеловал ее крепко и сильно, потом отвернулся и зашагал в темноту.
Переведя дыхание, Порция прошептала: "Прощай, прощай, а разойтись нет мочи! Так и твердить бы век: Спокойной ночи". И он был прав. Завтра мы должны встретиться.


– Эви, известно ли тебе, как это много значит – быть с тобой?
Гораций бросил карту в колоду и взял другую.
– Ты имеешь в виду – не разрываясь между доктором Фигулдом и мистером Барнумом? Я не знаю, как это ты не умер от разрыва сердца или где-нибудь в долговой тюрьме, Раши, дорогой.
Леди Эвелина подняла карту, брошенную Горацием, и начала шарить рукой по столу.
– Джин! Вы мне должны двенадцать тысяч триста два доллара.
– Будете удваивать или нет? – Гораций поднял руку леди Эвелины и поцеловал ее ладонь. – Или найдете какой-нибудь другой способ платежа?
– Гораций Макинтош, если бы не Эдвард, я вышла бы за вас замуж и остерегалась бы встречи с вами на узкой дорожке.
– Что Эдварду делать с тобой, Эви? Он теперь взрослый мужчина, и я думаю, что Фаина прибрала его к рукам.
Леди Эвелина поднялась, просунув руки в рукава шелкового халата, и пошла открыть окно и выйти на балкон. Гораций вышел следом за ней.
– Есть кое-что, чего ты не знаешь обо мне, Раши. Я думаю, лучше рассказать тебе правду. Я не настоящая графиня.
Гораций повернул Эвелину лицом к себе:
– Значит, все в порядке, дорогая, а я – не настоящий капитан, к тому же не богатый. Для Фаины ни фига не важно, кто ты есть. Я начинаю беспокоиться о тебе, и не думаю, что в моей жизни когда-нибудь появится другая женщина.
– О, у Эдварда в самом деле есть титул или появится однажды. Видишь ли, Эдвард – единственный ребенок лорда Делекорта. В прошлом году он признал Эдварда как своего законного наследника. Эдварду сейчас двадцать один год. Он должен вернуться в Англию и приступить к своим официальным обязанностям. Я только взяла его в Америку, потому что хотела, чтобы он знал, откуда я родом, пока не стало слишком поздно.
– А откуда ты родом? Эви, я думал, что ты настоящая английская леди.
– Представь себе, прямо из трактира в Бостоне. Мой отец – владелец пивной "Удачливый парень". Отцу Эдварда, лорду Вильяму, принадлежит корабельная флотилия. Он приехал сюда двадцать пять лет назад по делам. Мы полюбили друг друга. Когда он уехал, я поехала с ним. Я не рассчитываю, что ты поймешь. Но мы были влюблены. Он уже был женат на женщине намного старше его. Это не имело значения. Я никогда не раскаивалась ни в чем. Сейчас лорд Делекорт стар и болен. Он знал, что я скучала по дому. Поэтому он настоял, чтобы я вернулась домой богатой женщиной.
Гораций поймал руку леди Эвелины и нежно пожал ее:
– Я знал одну леди, которая покинула семью и уехала с человеком, которого любила. Она тоже была прекрасная леди.
– Твоя жена?
– Да. Я приехал в город с передвижным палаточным шоу. Она пришла на спектакль с подругами. Я выглянул в зрительный зал и увидел ее. В этот миг мы полюбили друг друга. Через три дня она уехала из города со мной. Мы были вместе двадцать лет.
– Аллистер тоже любил меня, но, по правде, мы никогда не были в браке. Его жена умерла в прошлом году, но было слишком поздно. Извини, Гораций, но я обманщица. Мое настоящее имя – Эвелин Петти.
– Извини? Разве ты не видишь, что это судьба, Эви. Два старых обманщика, которые нашли друг друга. Останься со мной, Эвелин Петти.
– Ты уверен, Гораций?
– Я абсолютно уверен, Эви. Наконец я нашел кого-то, кто будет удерживать меня в этой жизни. Я дам моим детям уйти.
– Я знаю, Раша, я должна сделать то же самое. Эдвард вернется в Англию. Его не волнует, что скажут люди. Он будет там счастлив с Фаиной. И не так уж важно, что меня с ним не будет.
– А Фаина, он даст ей счастье?
– Эдвард добрый и заботливый. Он любит Фаину. Как графиня Хайдмарская она будет иметь все, что только захочет. Если она сумеет удержать Эдварда от того, чтобы он потратил свое счастье на телефоны и лампы накаливания.
Гораций обнял полную фигуру леди Делекорт и наклонился близко к ней:
– А теперь можно мне сказать, бедная Эви. Ты знаешь, мне нечего предложить тебе, кроме моего имени.
– Этого достаточно, Раши. Но есть одна вещь, в которую мне нужно внести ясность. Я не хочу делить тебя ни с кем и не буду вступать ни в какие авантюры. Мы похожи друг на друга, и я очень хорошо понимаю тебя.
– А что ты скажешь об актерстве, Эви? Мне кажется, ты сотворила бы блестящую леди Макбет.
– Может быть, но думаю, из тебя вышел бы лучший отставной актер, чем из меня актриса. Раши, ты не должен беспокоиться. Может быть, у меня нет настоящего титула, но я не бедная. Лорд Делекорт сделал очень щедрый вклад на мое имя. А Эдвард наследует все. Видишь ли, здесь, на источниках, я планирую купить один из отелей.
– Ты – владелица отеля?
У Горация открылся рот. Второй раз в жизни он влюбился. И на этот раз женщина оказалась обманщицей, как и он сам. Это была поразительная ирония судьбы. Но теперь он обнаружил, что она и вправду богата, и на такой поворот событий он не мог рассчитывать.
– Да. И я решила остаться здесь навсегда. Что ты думаешь? Тебе понравится быть владельцем курорта?
– Эви, я не мог мечтать о более прекрасной жизни для двух старых обманщиков. Что ты думаешь о лорде Горации? Это звучит прекрасно.
– Я думаю, что мне больше нравился капитан Гораций, Раши. Ты когда-нибудь был на пароходе?
– Нет. Не говори мне, что ты владеешь еще и пароходами.
– Только одним, дорогой, только одним.
– Я никогда раньше не был богатым человеком. Ты должна рассказать, что мне нужно делать.
– О, Раши, не будь глупым. Ты сам знаешь, что делать. Прямо сейчас ты можешь начать с того, чтобы выключить свет.
– Сегодня никакой темноты, Эви, дорогая! Первый раз за долгое время я планирую выйти в рискованное предприятие с широко раскрытыми глазами. Это в том случае, если ты уверена, что на остаток своей жизни хочешь такого поношенного старого дурака, как я.
Эвелина Делекорт отпустила халат, упавший на пол облаком шелка:


– Гораций Макинтош, мне не нужно никого другого.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Озеро наслаждений - Частейн Сандра

Разделы:
123456789101112131415161718192021Авторская ремарка

Ваши комментарии
к роману Озеро наслаждений - Частейн Сандра



Мне даже очень понравилось
Озеро наслаждений - Частейн СандраАнтошка
26.12.2014, 16.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100