Читать онлайн Снова в моем сердце, автора - Чапмэн Джуди, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Снова в моем сердце - Чапмэн Джуди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Снова в моем сердце - Чапмэн Джуди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Снова в моем сердце - Чапмэн Джуди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чапмэн Джуди

Снова в моем сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Прежде чем войти в комнату, Джеймс повесил пальто на вешалку. Лошадь, которую они смотрели вместе с Роупером, не подошла, поэтому он освободился раньше, чем предполагал. Джеймс надеялся, что его появление не помешает Алекс продолжить разговор, и уселся в зеленое кресло возле журнального столика. Тягостная атмосфера, связанная с подавленным настроением Куинни, объясняла, почему Алекс наконец решилась на этот разговор.
Она повернула руку, и Джеймс увидел ту самую подкову с красной меткой, которую он подарил ей на счастье пятнадцать лет назад. Тогда, в день их расставания, то, что Алекс не запустила этой самой подковой ему в голову, удивило его. То же, что она хранила ее все это время, поразило Джеймса до глубины души.
Он вглядывался в нее, пытаясь понять, что скрывается за ее внешним спокойствием.
Алекс глубоко вздохнула и обратилась к Куинни:
– Джеймс пытался объяснить мне, что твой отец… непостоянен во всем. Конечно, я не желала ничего слышать. Я обо всем имела свое мнение, и никому не удалось бы переубедить меня.
Джеймс вытянул ноги. Голос Алекс выдавал ее напряжение. Он догадывался, чего стоил Алекс этот разговор, и ее решимость внушала ему уважение. Она могла пренебречь его советом, однако последовала ему ради отношений с дочерью и, видимо, намеревалась быть до конца откровенной.
– Так вот, я бегала за твоим отцом как кошка, задрав хвост, и в конце концов в одной из пустых конюшен он взял то, что я ему предлагала с такой настойчивостью. Потом он оттолкнул меня. Все мои ухищрения были напрасны, я так и не добилась того, чтобы он уделил мне время. А когда я заговорила о белом платье и венчании в церкви, то и вообще не пожелал иметь ничего общего со мной.
В Джеймсе вспыхнул былой гнев, и он стиснул кулаки.
– Через месяц я поняла, что беременна. – Алекс усмехнулась. – Тогда я подумала: все изменится, и он вернется, узнав, что скоро станет отцом.
Алекс замолчала и подалась вперед, будто хотела дотянуться до Куинни. Джеймс понимал, что она не решается рассказать Куинни о той грубости и пошлости, которые предшествовали ее появлению на свет.
– Однако и это ничего не изменило. Напротив, твой отец еще больше стал избегать меня. Он требовал, чтобы я оставила его в покое, называл меня ничтожеством, а однажды сказал… – Алекс сделала паузу, а Куинни опустила глаза, сосредоточенно поглаживая кошку, – что я ничего не значу для него и что все кончено.
Джеймс еле сдерживал проклятия. Слушать все это было гораздо труднее, чем он предполагал. Его так и подмывало сорваться с места и хотя бы разбить что-нибудь, лишь бы забыть, как Кайл оскорбил женщину, сидевшую сейчас перед ним.
– Я была слишком доверчива и глупа, надеясь, что Кайл вернется. – Алекс взглянула на Джеймса, которому мучительно хотелось броситься к ней. – Вот тогда-то Джеймс и предложил жениться на мне, чтобы узаконить твое появление на свет.
Повисло напряженное молчание. Куинни во все глаза смотрела на Джеймса, удивленно приоткрыв рот, затем перевела взгляд на мать.
– Мак просил тебя выйти за него? – недоверчиво спросила она. – И что же ты ответила?
На лице Алекс не дрогнул ни один мускул, она лишь обхватила плечи и, кашлянув, ответила:
– Я сказала «нет» и просила не жалеть меня, так как сделаю все, чтобы твой отец вернулся.
Алекс подняла голову, и Джеймс увидел, что она с трудом сдерживает слезы. Он хотел вмешаться, но знал, что не должен делать этого. Пусть Алекс сама расскажет свою историю, и хотя в ней была и доля его участия, ему следует сохранить дистанцию.
– Прости, Куинни. – Алекс печально посмотрела на дочь. – Я лишила тебя хорошего человека, который любил бы тебя как родную дочь, сочтя, что он, видите ли, слишком прост для меня, глупой, недалекой шестнадцатилетней девчонки.
– Лекси, – не выдержал Джеймс. – Совсем не обязательно рассказывать весь этот вздор, чтобы представить меня в лучшем свете. Не стоит переходить на личности, нужно лишь прояснить прошлое.
– Ты не прав, – возразила Алекс и снова обратилась к Куинни: – Я была ужасно груба с Джеймсом. Настолько, что даже сомневалась, согласится ли он заниматься с тобой.
Куинни подняла вопросительный взгляд на Джеймса. Он уставился на свои руки, лежащие на коленях. Что ему сказать? Так все и было. Алекс действительно грубо отвергла его, да и он сделал ей предложение не только потому, что она оказалась в трудной ситуации. Джеймс действительно любил ее, как понял это сейчас. Возможно, он не питал к ней тогда глубокого чувства, но верил, что со временем полюбит ее по-настоящему. Джеймс и Куинни переглянулись, и ее взгляд сказал ему, что она поняла, как много они все потеряли из-за влюбленности Алекс в Кайла.
– Ты плохо относилась к нему? – спросила она мать.
Алекс кивнула.
– Я говорила ему, чтобы он убирался, что мне не нужны ни он, ни его помощь… – она судорожно вздохнула, – что я собираюсь добиться Кайла Блейка и жить с ним счастливо и долго.
– Но если вы не общались, почему отец дал тебе подкову на счастье? И какого черта ты не выбросишь ее? – спросила Куинни.
Алекс провела пальцем по красному пятнышку.
– Это не он дал мне, а Джеймс… В тот день, когда мы расстались. Он сказал, что подкова приносит удачу, и посоветовал хранить ее. А мне была необходима удача, поскольку я собиралась вернуть твоего отца.
«На самом деле я не произнес этих слов. – Джеймс вспомнил их резкий разговор. – Алекс изложила приукрашенную версию нашего расставания, смягчив отдельные моменты». Он вздохнул, полагая, что подробности ничего не прояснят Куинни.
– Признаться, – продолжала Алекс, – я сохранила подкову, потому что для меня она символ настоящей любви. Я своими руками разрушила нашу дружбу, но Джеймс переживал за нас. Он старался сделать все, чтобы показать мне, как глубоко я заблуждалась.
Она взглянула на Куинни, и Джеймс увидел в ее глазах такую любовь, что у него сжалось сердце. Он не сомневался, что эта женщина научит свою дочь всему хорошему и разумному.
– В то время я не желала замечать ограниченности твоего отца, – продолжала Алекс, – хотя он и был блестящий молодой человек. Он не был создан для семейной жизни.
Джеймса злило, что Алекс излагает факты так деликатно. Ему хотелось, чтобы она рассказала Куинни всю правду о Кайле. Тогда Куинни было бы проще понять поступки матери, но Алекс рисовала почти симпатичный образ Кайла Блейка.
– Поэтому нам с тобой оставалось надеяться только на себя. – Алекс развела руками. – Мой отец, когда я сообщила родителям о своей беременности, порвал со мной. Что ж, я дала ему право плохо думать обо мне.
– Твой отец обязан был понять, – с неожиданной твердостью сказала Куинни.
Алекс грустно улыбнулась.
– Я не была примерной дочерью. Глядя на это с позиций сегодняшнего дня, полагаю, что моя беременность была последней каплей. Я получила то, что заслужила.
– Неправда! – взорвался Джеймс. – Ты не заслужила того, чтобы тебя выставили на улицу.
Алекс удивленно посмотрела на него. Джеймс не произнес до этого ни слова, и то, что он заговорил сейчас, да еще вспылил, смутило ее.
– Я получила то, что заслужила, – тихо повторила она. – В жизни…
– Твои родители не имели права выгонять тебя из дома.
– Они считали, что так лучше для меня.
– Не защищай их, Лекси. Они не стоят того.
Алекс разозлилась. Джеймс снова вмешивается и старается оправдать ее, хотя не имеет для этого никаких оснований.
– Я не заслужила и этого, но ты пришел и сделал мне предложение.
Джеймс долго молчал. «Скажи хоть что-нибудь», – умоляла Алекс про себя и ждала в напряженной тишине, когда он заговорит.
Почему Джеймс не скажет, что она ошибается и он любил ее, хотел, нуждался в ней?..
«Не любил, не хотел, не нуждался», – в сотый раз напомнила себе Алекс. Им руководила только жалость, а она в какой-то момент поверила, что это совсем другое.
Молчание стало невыносимым. Куинни поднялась, и внимание Алекс переключилось на нее.
– Все хорошо? – спросила она. Положив подкову на стол, она подошла к дочери. Хорошо, если бы Куинни сама во всем разобралась, без чьих-либо подсказок. – Прости, что не рассказала тебе все это раньше, но было трудно решиться и выбрать время. Опасаясь анализировать прошлое, я пряталась от него. И все-таки мне следует сообщить тебе больше о твоем отце. Если хочешь узнать о нем что-то еще, скажи. Возможно, мне не удастся ответить на все твои вопросы, но я ничего не утаю.
Куинни кивнула.
– Спасибо. Теперь все в порядке. – Она глубоко вздохнула и стряхнула кошачью шерсть со своих джинсов. – Пойду в конюшню, посмотрю, как там Клэнси. У нас важный день сегодня.
– Конечно, детка, не теряй время.
Куинни вышла, и у Алекс прошел холодок по спине. Ну вот, она сделала то, что хотела. Джеймс подошел и положил руки ей на плечи.
– Думаешь, она простит меня? – спросила Алекс.
– Простит тебя… за что? За то, что ты была молода? За то, что ошиблась? Стараешься убедить себя, что Куинни не сделает то же самое? – Джеймс едва сдерживал раздражение. – Да, полагаю, она простит тебя за то, что ты сделала больше, чем было в твоих силах. Куинни – умная девочка. Дай ей свободу, и она воздаст тебе сторицей.
Алекс взмолилась о том, чтобы Джеймс оказался прав и на этот раз. Его руки коснулись ее руки, и Алекс уютно устроилась в его объятиях.
– Лекси, черт меня побери, извини, что я не сдержался!..
Почувствовав его знакомый запах, она испытала истинное удовольствие, когда он крепко прижал ее к своей груди.
– Я не вправе, разговаривая с дочерью, оскорблять ее отца. Ничего хорошего из этого не выйдет, напротив, заставит Куинни плохо думать о себе. Я хотела изложить основные факты, но Куинни не должна считать своего отца ничтожеством.
Ласковый взгляд Джеймса скользнул по ее лицу.
– Ты растравила свою душу, но я горжусь тобой.
Алекс пожала плечами:
– Надеюсь, Куинни справится с этим. Что делать, она узнала правду, хоть и горькую… – Она подняла на Джеймса огромные блестящие глаза. – Моя дочка выросла.
Он осторожно отвел завиток, упавший на ее лоб.
– Раз уж ты родила такую прекрасную дочку, может, не стоит на этом останавливаться? Не подумаешь ли об этом?
Ее сердце неистово колотилось. Алекс представила себе, как Джеймс обнимает ее за плечи и они оба улыбаются, склонившись над ребенком. Их дитя, благословленное любовью обоих родителей. Боясь спугнуть видение и страшась поверить, что возможно такое счастье, Алекс осторожно отодвинулась от Джеймса, взяла его руку, поднесла к губам и поцеловала.
– Спасибо, что помог мне сохранить добрые отношения с Куинни. Спасибо, что разрешил приезжать сюда. Спасибо, что есть ты, кому я могу доверять.
Джеймс поцеловал ее в лоб.
– Лекси, ты знаешь, я всегда здесь и всегда готов прийти тебе на помощь.
Когда он нашел ее губы, Алекс излила всю душу в поцелуе. Джеймс обхватил ее голову, ее руки скользнули к его талии. Мир перестал существовать для них, и несколько мгновений они были одни на этой земле, совсем одни, любящие, всегда стремившиеся друг к другу и думающие в эту минуту: а что, если им предназначено судьбой провести жизнь вместе?
Джеймс отступил и, приподняв бровь, посмотрел на нее.
– Нам лучше остановиться или… пойти наверх.
Алекс прерывисто дышала. Эмоции вырвались из-под контроля. Она встревожилась, понимая, что Куинни может вернуться в любую минуту, и, кроме того, еще не решила, как быть с ее растущим влечением к Джеймсу.
Алекс робко подняла глаза.
– Ты прав, мне нужно время. – Она потянула вниз свитер. – Пожалуй, выйду на улицу и остыну.
Джеймс кивнул.
– А мне нужно просмотреть бумаги. Увидимся утром. Приятных сновидений.
– И тебе, – ответила она, провожая его глазами. Алекс подошла к окну. Было уже почти темно, лишь узкая полоска заката розовела над верхушками гор. – Приятных сновидений, – вздохнула она, подумав, что вряд ли этой ночью ее ждет спокойный сон.


На следующее утро Алекс завтракала в одиночестве. Она с трудом заставила себя съесть тосты с джемом. Алекс была слишком взволнована участием Куинни в сегодняшних соревнованиях. Кроме того, она провела бессонную ночь, перебирая в уме подробности разговора с дочерью и страстно желая видеть Джеймса, всегда успокаивающего ее нервы и рассеивающего беспокойство.
Поставив кружку и тарелку в посудомоечную машину, Алекс вышла из дома.
Дверь конюшни была приоткрыта, кругом ни души. В этот воскресный день кое-кто из парней взял выходной. Алекс знала, что одни поехали на соревнования в Брукс, а другим предстояло чинить ограждения загонов, поврежденные во время последнего шторма.
Алекс тихо вошла в длинное помещение сарая. Обычно лошадей не держали взаперти, а выпускали на поля, насладиться летним теплом и зеленой травой, росшей здесь в изобилии. Алекс посмотрела на пустое, но чистое стойло, похожее на то, в котором когда-то была зачата Куинни. Вспомнив прошлое, Алекс не почувствовала знакомую боль в груди, а широко улыбнулась.
Она не хотела ничего менять в своем прошлом. Куинни – свет ее жизни. Стоило упустить мгновение, и Алекс лишилась бы самого прекрасного ребенка на свете.
Услышав голоса в дальнем конце конюшни, Алекс взглянула на стойло, засыпанное соломой. С прошлым покончено, не стоит тратить бесплодные усилия на размышления о нем. Все к лучшему. И теперь пора сделать все для того, чтобы и будущее было прекрасно.
Ее шаги по бетонному полу нарушили тишину, когда Алекс подошла к огромной, чуть приоткрытой металлической двери. Она сразу узнала голоса и остановилась, не желая мешать разговору Джеймса с ее дочерью.
– Я вчера все думала о маме, – сказала Куинни, – и о моем отце. Жаль, что у них не сложилось, но ведь эти отношения были совершенно невозможные.
Алекс внимательно слушала.
– Как бы там ни было, я все понимаю. И не хочу больше ничего знать о моем отце. Вот только мне очень обидно, что дедушка так поступил с мамой. Но наверное, он считал, что поступает правильно.
Алекс сделала шаг вперед, чтобы присоединиться к ним, но тут заговорил Джеймс:
– Мама не хотела настраивать тебя против них, малышка. Она просто пыталась объяснить, почему порой слишком оберегала тебя, хотя в свое время сама противилась опеке.
Они рассмеялись.
– Конечно. Но я не такая, как мама. И парни меня пока не интересуют. Мне нравится Роупер, – Куинни пожала плечами, – но только потому, что он прекрасный наездник. Может, маме лучше приберечь свой пыл и подождать годик-другой. Тогда, наверное, я стану поглядывать на парней.
Глаза Алекс затуманились. Чем она заслужила такую хорошую дочь и такого преданного друга? Глубоко вздохнув, она сделала несколько шагов вперед.
– Привет, ребята! – просияла Алекс. – А я-то думала, где это вы! Уж не уехали ли, забыв про меня…
Куинни улыбнулась.
– Нет, я просто навещала Клэнси. – Она встала на цыпочки и погладила бархатистый нос кобылы. – Мы потолковали с ней по душам, чтобы все у нас получилось сегодня. – Куинни взглянула на Джеймса. – На самом деле, мама, мы с Джеймсом обсуждали наш с тобой разговор.
– Что именно?
– То, о чем ты рассказала вчера. – Куинни снова взглянула на Джеймса. – Моя жизнь теперь будет гораздо лучше, – сказала она ему. – Единственное, чего мне не хватало, так это отца. Но ты был великолепен эти последние два месяца. И теперь, когда я знаю, что ты предлагал маме… Должна сказать, что была бы совершенно счастлива, если бы ты стал моим отчимом. Правда это было бы здорово?
Затаив дыхание, Алекс ждала ответа Джеймса. Перехватив его взгляд, она заметила, что он смотрит на Куинни с теплотой и пониманием.
– Я бы тоже хотел этого, малышка, – заметил он. – Мы попробуем начать прямо сейчас.
Алекс была права. Все шло в лучшую сторону, гораздо лучшую, чем она предполагала.
– Я знаю, кто мой настоящий отец, – обратилась Куинни к матери, – но мы с Джеймсом очень подружились и, если мой отец не хотел меня…
Она пожала плечами, и Алекс пожалела о том, что не может опровергнуть слова Куинни. Сознавать, что родители не любили тебя, – тяжелая ноша, но если Джеймс заменит Куинни отца, это облегчит ей жизнь.
Куинни с размаху хлопнула его по руке, и он ответил ей тем же. «У них получится, – подумала Алекс, – они уже нашли общий язык».
– А что ты говорила Роуперу? – спросила Куинни и потянула поводья Клэнси. – Он ведет себя так, словно я крысиный яд. Когда мы одни, даже не приближается ко мне, но если кругом люди, Роупер изображает моего телохранителя.
Джеймс улыбнулся Алекс.
– Я сказал ему, что если что-то случится с тобой, он будет отвечать перед твоей матерью.
– Ну конечно, – кивнула Куинни, – давние страхи не дают покоя.
– Ничего, что-нибудь да получится. – Джеймс похлопал Клэнси по шее и кивнул Куинни: – Ну что, возьмем эту старушку в трейлер, как и лошадь Роупера?
– Почему бы и нет, – ответила Куинни и повела Клэнси.
Алекс взглянула на Джеймса, не зная, как выразить ему благодарность.
– Ты не обязан был делать это, – тихо промолвила она.
– Да, но я хотел. Ты не возражаешь?
– Вовсе нет. Просто ты связываешь себя больше, чем думаешь. Возможно, Куинни захочет приезжать сюда на уик-энд покататься на Клэнси.
Он пожал плечами:
– Нет проблем. – Приподняв шляпу, Джеймс пробежал рукой по волосам и снова надвинул ее. – Я еще не успел сказать Куинни, что после окончания соревнований подарю ей Клэнси.
– Отдашь ей лошадь?
– Ну да. Они без ума друг от друга. И поверь, девочка заслужила это. Я предупрежу ее, что это в обмен за Буллита, который, кстати, исправляется. Но все равно Клэнси подходит ей больше. – Джеймс заметил, что Алекс размышляет, пойдет ли это на пользу дочери. – Куинни всегда может приехать и покататься.
– О да, это чудесно… Я могла бы привозить ее в субботу и отправляться по своим делам, пока она будет кататься…
– А почему бы и тебе не оставаться здесь? – Джеймса обидело, что Алекс осталась в стороне. Как они смогут упрочить свои отношения, если Алекс не будет рядом? Если они решили начать все сначала, то должны проводить вместе больше времени. – Буду рад, когда бы ты ни приехала. Я дам тебе ключ на случай, если меня не окажется дома.
– Ключ? Но это что-то сугубо личное… – удивилась Алекс.
– И ты говоришь это после того, что у нас было?
– Да, но… – Она теребила жемчужную сережку. – Впрочем, это совсем неплохо. К тому же все равно кому-то придется отвозить Куинни домой после того, как она закончит.
– Если она захочет, то может переночевать здесь и уехать в воскресенье.
Джеймс безумно хотел, чтобы не только Куинни, но и Алекс осталась на ранчо, однако считал неуместным настаивать. Алекс нервничала и была явно не расположена к подобному разговору, возможно, из-за предстоящих соревнований. Джеймс понимал, что сейчас неподходящее время для обсуждения такой важной темы, как их совместное будущее. Он хотел, чтобы эта женщина заняла прочное место в его жизни, но ради этого необходимо оставить ее в покое.
– Знаешь, – начала Алекс, ковыряя землю носком туфли, – мне даже не верится, что прошло только два месяца с тех пор, как я приехала сюда. Я ведь хотела лишь попросить тебя позаниматься с Куинни.
– Кажется, минула целая жизнь. Так много всего случилось за это время.
Да, очень много. Алекс видела, как расцвела Куинни под опекой этого прекрасного и заботливого человека, поняла, что жить за городом для нее самой лучше. Она рассеянно наматывала на палец кожаную уздечку. Кто бы предположил, что это лето так изменит ее?
– О чем задумалась? – спросил Джеймс.
– Размышляла о том, как здесь тихо по сравнению с городом. Мне нравится городская суета и дело, которым я занимаюсь, но после работы приятно вернуться в такое спокойное место. – Алекс колебалась, стоит ли выкладывать главную новость. – На прошлой неделе я выставила наш городской дом на продажу.
– Правда?
– Да, – кивнула Алекс, радуясь, что Джеймс проявил искренний интерес. – Я пошла в агентство по недвижимости и попросила продать наш дом, сказав, что собираюсь переехать за город.
– Ты удивила меня. – Джеймс сунул руки в задние карманы джинсов. – Это значит, что ты заберешь Клэнси и больше не будешь приезжать сюда?
Сердце Алекс упало. Когда Джеймс сказал, что подарит Клэнси дочери, она поняла: занятия Куинни для нее самой повод сохранить постоянный контакт с Джеймсом. Теперь, осуществив свои планы и переехав за город, ей придется забрать лошадь. Как же они с Джеймсом будут встречаться? Если же она изменит свое намерение и останется в городе, это разобьет сердце Куинни, а этого Алекс никогда не допустит.
Она не могла не считаться с занятиями Куинни. Но, оставив Клэнси здесь и занимаясь с Джеймсом, Алекс и дочь тратили бы время на дорогу. К тому же нужен еще и трейлер для лошади. Алекс напряженно размышляла, как все это уладить. Черт, она только что выставила дом на продажу и хода назад нет.
– Ты всегда желанна здесь, тебе это известно, – сказал Джеймс.
Что означают его слова? Что ей есть где остановиться? Или Джеймс предлагает ей переехать на ранчо и тем самым возобновить их отношения? Может, он просто имеет в виду, что они будут проводить субботние вечера на ранчо и у Куинни станет больше времени для занятий?
Возвращение дочери прервало ход ее мыслей.
– Никто не видел, где моя шляпа? – спросила Куинни, придерживая за поводок лошадь.
– Она здесь, – отозвался Джеймс и снял шляпу со стены конюшни, – там, где ты ее оставила.
Куинни рассмеялась и, нахлобучив шляпу, вскочила на лошадь.
Алекс улыбнулась.
– Она обладает удивительной способностью снимать напряжение.
– Так же, как ты, – заметил Джеймс, оглядывая ее с головы до ног. – Кстати, вы прекрасно выглядите сегодня, мисс Гордон.
Черт возьми, просто ослепительно! На Алекс была накрахмаленная белая блузка, замшевый пиджак и джинсы, которые плотно облегали ее бедра. Теперь Джеймс знал, почему так плохо спал предыдущей ночью. Не только из-за необъятных размеров своей постели, казавшейся тоскливо пустой, но еще и потому, что Алекс спала совсем рядом, стоило только пересечь холл, и…
Интересно, почему она решила переехать за город? Ему не хотелось бы прерывать занятия с Куинни, но как это сделать, если Клэнси не будет здесь? Возможно, правда, что Алекс купит землю поблизости. В таком случае времени на дорогу не потребуется и он по-прежнему будет видеть Куинни и…
Куинни оглянулась:
– Твои ребята уже готовы? – Она заправила рубашку и, подбоченясь, продолжила: – Роупер уже уехал на своей тарахтелке, а мы тут зависли. Я не хочу опаздывать.
Джеймс улыбнулся:
– Идет, малышка. Я готов.
Алекс пошла за ними к джипу.
– Было бы неплохо, если бы вы в моем присутствии говорили по-английски, – пробормотала она, расположившись на заднем сиденье. – «Зависли»! Что за выражение?
– В чем дело, дорогая? – Джеймс приподнял брови, ожидая, что получит нагоняй. Он обнял ее за плечи и притянул к себе. – Не с той ноги встала?
– Нет. – Алекс сердито усмехнулась. – Я просто не понимаю, о чем речь… Вы никогда не говорите нормально!
– Это в порядке вещей для ранчо. Возможно, в вашем магазине, мадам, изъясняются более изысканно…
– Тебе это все равно не дано…
– Мама! Джеймс! Прекратите! Пожалуйста…
Они оба пристыженно замолчали и уставились на Куинни.
– Неужели нельзя без этого? Если вам плохо, – девочка игриво погрозила пальцем, – то отправляйтесь домой и займитесь чем-то, что улучшит вам настроение!
Клэнси высунула голову из прицепа, и Куинни, улучив момент, погладила лошадь, прежде чем усесться на переднее сиденье джипа.
– Я так с удовольствием. – Джеймс скользнул рукой вниз по спине Алекс, слегка ущипнул ее и обрадовался, когда она взвизгнула от неожиданности. Алекс изо всех сил старалась избавиться от напряжения, но это уж чересчур! – Мы пойдем прямо к тебе.
– Джеймс, ради Бога! – Она с шутливым укором посмотрела на него. Ее лицо наконец-то светилось улыбкой, и Джеймс знал, что Алекс нравятся его шутки. – Что она подумает, увидев, как мы ведем себя?
– Подумает, что я схожу с ума по ее матери и не могу оторваться от нее. – Он обнял Алекс за плечи. Джеймс устал притворяться, что их отношения носят платонический характер. – Что-то не так?
Алекс глубоко вздохнула и облизнула губу, пристально глядя ему в глаза. Этот взгляд нервировал его.
– Не понимаю, – тихо проговорила она, – я мать взрослой дочери, но мне приятно сознавать, что я еще кого-то волную.
Джеймс усмехнулся:
– Хочешь убедиться в этом?
– Джеймс Маклинток, – покачала головой Алекс, – мне придется поставить тебя на место.
– А ты с этим справишься? – игриво осведомился он.
– С тобой справиться невозможно.
– Да, я непредсказуемый.
– Настойчивый.
– Знаю, чего хочу.
«И уверен, что хочу тебя, – подумал Джеймс, садясь за руль джипа. – Больше, чем ты предполагаешь». Он хлопнул дверцей.
И если повезет, он докажет ей это.
– Готовы? – спросил Джеймс. Они кивнули. – Тогда вперед, и сделаем это!


Алекс сидела на краю скамейки, охваченная волнением. Верхом на лошадях Куинни, Роупер и их приятель Крис ждали в длинной линии других ковбоев своей очереди, готовые приступить к выполнению заданной программы. Арена, огороженная металлической изгородью, тонула в густом тумане, тяжелом от пыли и жара ярких прожекторов. Трибуны шумели, голоса комментаторов с трудом пробивались сквозь гул. Джеймс объяснял, что пройдут годы, прежде чем Куинни сможет выступать в одиночных соревнованиях, и только после того, как она наберется опыта, выступая в команде.
Алекс улыбнулась, довольная тем, что ей еще не раз придется сидеть на трибуне и наблюдать за выступлениями дочери. Лошади с рождения у нее в крови, и в конце концов она получила шанс проявить свои таланты, сбылась ее мечта.
– Я так нервничаю, когда же это начнется? – Алекс повернулась к Джеймсу, сидевшему слева от нее. Он держался спокойно, сосредоточенно смотрел на поле, а она теребила свою подкову. – Как тебе удается сохранять олимпийское спокойствие?
Джеймс пожал плечами.
– Они сделают все, что смогут. От моего беспокойства ничего не изменится. Кроме того, мы приехали сюда на весь день. Может, прибережешь свою энергию для заключительного этапа?
Алекс посмотрела на поле, спрятала подкову в сумочку и хлопнула по коленям ладонями.
– Вон она! – вскрикнула она, вскочив и размахивая руками. Джеймс потянул ее назад, но Алекс сопротивлялась, упираясь в край деревянной скамьи. – Ты видишь ее? Куинни! Эй, Куинни! Мы здесь! – Она тормошила пожилого мужчину справа от нее. – Это моя дочь! Она замечательная!
Старый ковбой терпеливо улыбнулся, и Алекс, зажав два пальца между зубами, пронзительно засвистела. Джеймс снова потянул ее за рукав, и она, недовольно нахмурившись, взглянула на него.
– Сделай милость, скажи в следующий раз «наша» дочь. – Он подмигнул ей. – Как-никак я ее крестный отец.
Алекс, улыбнувшись, кивнула. Если бы она прожила еще сто лет, то все равно не нашла бы должных слов, чтобы выразить признательность этому мужчине. Благодаря его совету Алекс обрела эмоциональную свободу, а теперь еще он станет отцом Куинни.
Отыскав глазами дочь, Алекс снова свистнула, когда Куинни, Роупер и Крис поскакали на поле. Темную гриву Клэнси тщательно расчесали перед выступлением, на ней было самое лучшее седло, а на Куинни ее любимые джинсы, везучая джинсовая рубашка и ковбойские сапоги. Все это очень шло ей. Алекс никогда не видела дочь такой красивой. Когда команда заняла свои места в дальнем конце арены, у Алекс защипало от слез глаза.
Джеймс объяснял правила соревнований, которые необходимо соблюдать ковбоям, загоняя стадо в загон. Но Алекс с трудом удавалось усидеть на месте, все ее внимание было там, на поле. Она подалась вперед, едва прозвучал сигнал начинать и впереди показалось стадо из двадцати коричнево-белых коров, заполнивших противоположный конец арены. Каждая корова имела номер, прикрепленный сзади, и команда получила задание найти трех коров, носивших номер два.
Куинни и Роупер нырнули в гущу стада в поисках добычи, а Крис оставался сзади, следя, чтобы коровы не разбрелись. Все трое переговаривались, и Куинни, первой отделив корову от стада, ликующе закричала. Галопом подгоняя корову в дальний конец арены, она загнала ее в пустой загон. Роупер был недалеко со второй коровой, которую Куинни подогнала ближе к первой, когда Крис нашел третью.
– Как им это удается? – спросила Алекс восторженным шепотом, не в силах отвести глаз от дочери.
– Неплохо. Не очень хорошо, но и не плохо. Им нужно делать это быстрее, если они хотят занять призовое место, минута и пятнадцать секунд многовато. – Джеймс улыбнулся и сжал ее руку. – Не напрягайся так.
«Легко сказать», – подумала Алекс, не отрывая глаз от арены. К тому времени трое ребят загнали коров в загон и подняли вверх руки, показывая, что выполнили задание. Алекс едва владела собой, а Джеймс преспокойно улыбался.
– Молодцы, дружно сработали. – Он одобрительно кивнул, наблюдая за длинной линией лошадей и всадников, ожидающих своей очереди. – Хорошее начало, они займут третье или четвертое место, если продолжат в том же духе.
Алекс надеялась, что так и будет. И дело было совсем не в нескольких долларах в качестве приза. Куинни должна доказать, что имеет право сидеть в седле. Тогда Алекс поймет, что правильно поступила, обратившись к Джеймсу в надежде воплотить мечты дочери в реальность.
Остальная часть соревнований прошла для Алекс в нервном напряжении. Команде «Лексингтон фарм» по расписанию предстояло совершить несколько заездов в течение дня с долгими перерывами между ними. Прошло несколько часов, и Джеймс потянулся, болезненно поморщившись. Они сидели на одном месте довольно долго, и Алекс понимала, что он предложит пройтись. Ничего удивительного, ему нужно размять больную ногу. Алекс просунула руку под его джинсовую куртку и помассировала ему спину, надеясь принести хоть какое-то облегчение.
– Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросила она.
– Прекрасно, но хотел бы перекусить.
Он всегда говорил так, когда нуждался в перерыве, и Алекс последовала за ним к импровизированному буфету. Там было что выбрать, и они остановились на сандвичах и крепком черном кофе. Устроившись на скамейке под сентябрьским солнцем, они занялись едой, и Алекс огляделась. Люди, сидевшие рядом, выглядели совсем не так, как она себе представляла, и вообще все происходящее ничуть не напоминало престижные конные соревнования, которые показывали по телевизору. Алекс внезапно почувствовала себя легко и просто в окружении людей, живущих на природе. Ей никогда не удалось бы походить на них, но она уже оценила избранный ими образ жизни.
День клонился к концу, время ожидания финала близилось к завершающей фазе. Решения были приняты. Куинни и ее команда заняли почетное четвертое призовое место, что соответствовало предположениям Джеймса. И так как они тренировались вместе совсем недавно, это был явный успех. Когда судья подошел к Куинни и вручил ей командный приз, плечи Алекс задрожали, а по щекам побежали слезы. Куинни сделала это! Любовь и поддержка Джеймса помогли ее дочери успешно выступить на своих первых соревнованиях.
– Эй, тебе полагается радоваться, а не плакать, – шепнул Джеймс, обнимая Алекс за плечи.
– Я радуюсь, – всхлипнула она, спрятав лицо на его груди. Подняв глаза, она увидела, что Роупер и Куинни обменялись быстрыми понимающими взглядами. О Господи, ничего не поделаешь, сегодня ее дочь прощается с детством и встречается с юностью.
– Вот, возьми. – Джеймс вынул из кармана бумажный носовой платок. – Я предвидел, что это нам пригодится, и прихватил с собой целую пачку.
Он нежно прижимал к своей груди ее голову, пока Алекс шмыгала носом, молчаливо благодаря его за поддержку. Ее прерывистые вздохи подсказали ему, что она успокаивается. Может, Алекс наконец поняла, что если человек позволяет себе проявить слабость, то это вовсе не означает его несостоятельности?
Джеймс следил, как Куинни оставила поле, и гордость переполняла его сердце. То, что она сделала сегодня, просто фантастика! Это поставило ее выше других ковбоев, которые годы провели в седле. Товарищи Куинни по команде были не менее замечательны, и Джеймс мечтал, чтобы она тренировалась с ними и дальше.
Он надеялся увидеть ее последующие победы – таково было тайное обещание, данное ими друг другу. Что бы она ни захотела, в чем бы ни нуждалась, у нее это будет. И впредь приемный отец собирался сделать для Куинни все, о чем она только могла мечтать.
Джеймс прижался щекой к голове Алекс и улыбнулся, надеясь убедить мать Куинни позволить ему воплотить эти мечты в жизнь.


Громко выражая одобрение, Алекс обняла Куинни. Она то прижимала дочь к себе, то отстранялась от нее, недоверчиво качая головой. Куинни повернулась к Джеймсу, состроив насмешливую гримасу, такую уморительную, что он не выдержал и рассмеялся.
– А вот меня, Алекс, ты почему-то никогда так не обнимаешь, – вздохнул Джеймс и протянул к ней руки.
Алекс с улыбкой отмахнулась от него и обняла Роупера.
– Спасибо, что помогли ей. – Сияя от радости, она снова подошла к дочери.
Та подняла руку:
– На сегодня хватит, ма. А то люди уже смотрят.
– О! – Алекс ограничилась скромным объятием. – Конечно. Итак, где ты намерена отпраздновать? Решай, тебе выбирать…
Возникла неловкая пауза.
Поймав взгляд Куинни, которая растерянно поглаживала Клэнси, Джеймс понял, о чем она думает.
«Давай, малышка, не тушуйся», – мысленно подбодрил он ее.
– Хм… конечно, мама… Но вообще-то я после того, как все закончится, собиралась пойти куда-нибудь с Роупером и Крисом. Я надеялась, что ты заберешь Клэнси, а мы с Роупером потом отвезем ее на ранчо к Джеймсу.
Джеймс затаил дыхание. Это был решающий момент. Он догадывался, какая выдержка потребуется Алекс, чтобы не отказать дочери в ее маленькой просьбе.
– А завтра мы могли бы все вместе закатиться куда-нибудь и провести шикарный вечер, – осторожно добавила Куинни. – Ради такого случая я и оделась бы соответствующе.
Джеймс сразу смекнул, что это хитроумная уловка. Если Куинни позволят провести сегодняшний вечер с Роупером и ее друзьями, то завтра она готова надеть выходное платье. Это больше, чем простая сделка. В этом Куинни похожа на него и готова провести всю жизнь в джинсах, если бы это было возможно.
– Хорошо, – наконец ответила Алекс и посмотрела на Джеймса, который молча отвел глаза. – Это вполне разумно. Кроме того, уже поздно и ты не успеешь переодеться.
Джеймс обрадовался, что Алекс пришла к верному решению.
– О’кей, – сказала она, и ее глаза вновь вспыхнули радостью. – Мы так и сделаем, устроим праздничный обед завтра. Это касается и тебя, Роупер. – Алекс крепко пожала руку юноши. – Но только не задерживайтесь сегодня слишком поздно, ладно?
Куинни успокоилась и улыбнулась. Она была поражена, услышав от Джеймса, что теперь Клэнси принадлежит ей, и долго трясла его руку. Теперь Куинни с энтузиазмом и особой гордостью приводила в порядок свою лошадь, прежде чем погрузить ее в трейлер. Девочка действительно заслужила право на счастье.
Джеймс, взяв руку Алекс, крепко сжал ее, и они направились к машине. Пусть знает, что хотя только что сказала «до свидания» дочери, она также говорит «здравствуй» другой, новой части своей собственной жизни.
И он сделает все, чтобы не обмануть ее надежды.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Снова в моем сердце - Чапмэн Джуди

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Снова в моем сердце - Чапмэн Джуди



7/10
Снова в моем сердце - Чапмэн ДжудиМарго
12.08.2012, 19.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100