Читать онлайн Последний романтик, автора - Чапмен Джанет, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний романтик - Чапмен Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний романтик - Чапмен Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний романтик - Чапмен Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чапмен Джанет

Последний романтик

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Рейчел поставила тарелку с пережаренной яичницей перед сестрой, затем отошла со своим завтраком на другой конец стола и села напротив Уиллоу.
— Ешь, — сказала она ей, стараясь оторвать сестру от газеты. — Ешь, пока яичница не остыла.
Уиллоу проигнорировала ее слова и еще ниже склонилась над газетной статьей, уставясь в нее расширенными от шока глазами.
— Они нашли его? — спросила она почти шепотом, не в силах поверить прочитанному. — Нашли через столько лет?
Рейчел кивнула.
— И он собирается открыть дом?
Она снова кивнула.
Уиллоу бросила последний взгляд на фотографию, сопровождавшую статью, затем взяла вилку и начала размазывать яичницу по тарелке.
— В конце концов, это должно было случиться, — сказала Рейчел после короткого молчания, не притрагиваясь к своему завтраку. — На поместье стоимостью в миллиард долларов рано или поздно неизбежно нашелся бы претендент.
Уиллоу смотрела на нее обескураженно. Рейчел захотелось обнять сестру и крепко прижать к себе, но вместо этого она просто улыбнулась ей.
— Миллиард долларов в имуществе и банковских счетах минус пять миллионов, которые Тэд оставил каждому из нас. Что, если Кинан Оукс станет претендовать и на нашу долю?
— Я не притрагивалась к этим деньгам, — заявила Уиллоу с потемневшим от гнева лицом. — Я собираюсь отдать их в благотворительный фонд.
— Ты и раньше так говорила.
Уиллоу опустила вилку, отодвинула стул и встала. Она вышла на середину кухни, обернулась и взглянула на сестру:
— Я отдам их сегодня же. И я продам мои акции яхт-клуба Лейкмана, а деньги отдам в Атлантик-колледж.
— Вот и отдай. Ты почувствуешь себя на сто фунтов легче и на пять лет моложе, — пообещала Рейчел, основываясь на личном опыте. Два года назад она анонимно отдала свой подарок, полученный от Тэда, в фонд «Природа и человечество».
— Черт возьми, Рейчел, — проговорила Уиллоу сквозь сжатые зубы, кивком указывая належавшую на столе газету, — мы только начали приходить в себя после всего пережитого. Я не хочу, чтобы он открыл Саб-Роуз.
Рейчел встала, проковыляла вокруг стола и обняла сестру.
— Пусть будет как будет, — сказала она, вспомнив слова Уэнделла. — Это больше не имеет значения, Уилли. Мы с тобой начали новую жизнь, а теперь очередь Саб-Роуз.
Она поцеловала залитое слезами лицо Уиллоу, слегка сжав ее плечи.
— У тебя есть новая квартира в Огасте и должность помощника главного прокурора округа.
— Я не могу оставить тебя здесь. Не теперь. — Уиллоу внезапно схватила Рейчел за руки: — Поезжай со мной. Продай дом и переезжай в Огасту.
Рейчел отстранилась и, подойдя к плите, сняла остывшую сковородку и поставила ее в раковину под струю воды.
— Нет, — возразила она, сосредоточив внимание на сковородке. — Я слишком люблю этот дом и Паффин-Харбор. Я буду скучать по океану, лодкам и прогулкам на городской пирс за омарами.
Уиллоу подошла и встала рядом с ней. Рейчел увидела, что она держит в руках газету и изучает фотографию Кинана Оукса.
— Он опасен, — тихо произнесла Уиллоу. — И он принесет нам немало неприятностей.
Рейчел подняла брови:
— Ты так решила по его фотографии?
Уиллоу ткнула фотографией в лицо сестры:
— Посмотри на него, Рейч. Посмотри внимательно. Кинан Оукс наполовину варвар, наполовину бог и к тому же воплощенный мужчина. — Она потрясла газетой для большей убедительности. — В этом мире существует два типа мужчин, — продолжала она. — Безопасный, ласковый парень, который спрашивает разрешения поцеловать тебя на ночь, и такой, кто притягивает тебя как магнит и целует так, что ты теряешь голову. А этот мужчина, — она поднесла газету к самому носу Рейчел, — не ласковый и наверняка не безопасный.
Рейчел оттолкнула газету, стараясь не показывать Уиллоу, насколько она взволнована ее оценкой Кинана Оукса.
— Не важно, кто он, — отмахнулась она, яростно скребя сковородку. — Потому что я не собираюсь даже разговаривать с ним.
Уиллоу снова посмотрела на фото.
— Он явится к нам через два дня после приезда сюда, — рассуждала она вслух. Она швырнула газету на стол, потом посмотрела в окно над раковиной. — Ты должна держаться от него подальше, Рейч, — прошептала она. — Ты была так осторожна, так осмотрительна последние три года. — Она дотронулась до плеча Рейчел, желая привлечь ее внимание. — Если Кинан Оукс решит втянуть тебя в свои дела, во всем нашем штате не найдется достаточно гранита, чтобы отгородить тебя от него.
Рейчел снова начала скоблить уже безупречно чистую сковородку. И снова Уиллоу остановила ее.
— Неужели ты сможешь спокойно смотреть, как он будет открывать Саб-Роуз?
Рейчел грустно улыбнулась.
— Это будет легче, чем смотреть, как особняк годами стоит вымерший и безмолвный, — убежденно произнесла она, закрывая кран и оборачиваясь к Уиллоу. — Я знаю, что ты, вероятно, не сможешь меня понять, но Саб-Роуз такая же часть мен», как ты, мама и папа. И мне больно видеть его опустевшим. Пожалуйста, не осуждай Саб-Роуз зато, что он стал одной из жертв.
— Я тоже выросла здесь, — возразила Уиллоу, и ее карие глаза наполнились слезами. — Но если я снова увижу свет в окнах этого дома, то мне будет казаться, что папа вот-вот пройдет по тропинке на ужин.
— Но когда он не появится, ты успокоишься, — мягко возразила Рейчел. — Это его наследство миру, Уиллоу. Поскольку до тех пор, пока жив Саб-Роуз, живи он. Он всегда будет жить для нас вот здесь, — она слегка коснулась ее груди. — Так же, как мама и Тэд.
— Таддеус Лейкман горит в аду.
Рейчел сжала плечи Уиллоу и повернула ее к себе:
— Нет. Тэд любил нас как своих дочерей.
— Он соблазнил нашу мать, — возразила Уиллоу, высвобождаясь и отступая на шаг назад. Она сжала кулаки, ее лицо покраснело, а выражение глаз сделалось жестким. — Соблазнил жену своего лучшего друга.
— Да. Это было предательством со стороны Тэда. Но и с маминой стороны тоже. И папа тоже поступил ужасно, убив их, а потом себя. — Рейчел шагнула к Уиллоу, стараясь убедить ее в своей правоте. — Они все виноваты, и ни один из них не заслужил того, что произошло. Это была трагедия, Уиллоу.
Уиллоу закрыла лицо руками и отрицательно затрясла головой. Рейчел приблизилась к ней и заправила прядь густых каштановых волос ей за ухо. Но внезапно она замерла, заметив в ее ушах изумрудные серьги.
— А… почему ты сегодня надела мамины серьги? — спросила она, ища на шее Уиллоу колье, но не видя его. — Ведь они для торжественных случаев.
Уиллоу вытерла слезы ладонями и глубоко вздохнула.
— Я сегодня встречаюсь с моими коллегами, — ответила она, схватив бумажное полотенце и промокая им глаза. — Хочу хорошо выглядеть. А изумруды придают мне уверенности в себе.
Рейчел обтерла свои внезапно вспотевшие руки о платье. Черт возьми! Что теперь делать? Она должна забрать эти серьги у сестры. Она не может допустить, чтобы та надела их в Огасте.
— Тебе не кажется, что они чересчур шикарные? — спросила она, неодобрительно покачивая головой. — Немного претенциозны для нового помощника генерального прокурора.
Уиллоу потрогала одну из сережек.
— Ты так думаешь?
Рейчел кивнула:
— Определенно слишком претенциозны. Почему бы тебе не надеть твой жемчуг? — Жемчуг тоже принадлежал их матери, но передавался из поколения в поколение. — Они бы подошли тебе больше. Они выглядят более скромно и привычно.
Уиллоу слабо улыбнулась, снимая серьги.
— Ты права. Спасибо, что не дала мне выставить себя идиоткой. Эй! — вскрикнула она, когда ее взгляд упал на руку Рейчел в поисках единственного ювелирного украшения, которое носила сестра. — А где кольцо, которое подарил тебе папа?
Рейчел потрогала пустой средний палец. Черт возьми, объяснить это было труднее, чем построить лабиринт туннелей, разветвляющихся в Саб-Роуз. Что она скажет Уиллоу, когда половина их любимых вещей внезапно исчезнет?
— Я отнесла его к ювелиру почистить и проверить, — уклончиво ответила она.
— О, понятно, — кивнула Уиллоу, отдавая ей серьги. — Отнеси серьги тоже, когда будешь забирать кольцо. И колье заодно. Надо посмотреть, хорошо ли держатся изумруды. Мне бы очень не хотелось их потерять.
Рейчел внутренне сжалась, принимая серьги. Нет, она тоже этого не хочет. Ведь каждый камень стоит несколько сот тысяч долларов.
Уиллоу чмокнула Рейчел в щеку.
— Я должна идти, если хочу успеть в Огасту к полудню. Ты не возражаешь побыть здесь несколько дней одна? Я имею в виду Кинана Оукса и все такое!
Рейчел сунула изумруды в карман и сняла трость с крючка для полотенец в конце кухонного прилавка. Она направилась к двери, провожая сестру.
— Со мной все будет в порядке, — бросила она через плечо. — И в статье говорится, что он приедет не раньше, чем через несколько дней. К тому времени ты вернешься, и мы соберем все для твоего переезда.
На крыльце она остановилась. Уиллоу с чемоданчиком в руке все еще выглядела встревоженной.
— Я буду слишком занята, чтобы даже думать о Саб-Роуз, — заверила ее Рейчел. — Я обойду все комнаты в доме и подберу тебе обстановку для новой квартиры.
— Не поднимай тяжести.
— Обещаю, — согласилась она, вскидывая руку в скаутском салюте. — Я найму местных рабочих, чтобы они вынесли мебель на крыльцо.
— Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь, Рейчел? Твоя нога уже заживает?
— Да, а почему ты спрашиваешь?
Уиллоу кивком указала на кухню:
— Мне показалось, что в доме был беспорядок, когда я вчера вечером вернулась. И ты легла спать непривычно рано.
И не спала ни минуты, подумала Рейчел. Она не могла уснуть всю ночь, думая о письме, о потайной комнате где-то наверху и об ошеломляющем признании ее отца.
— Все в порядке. — Она сделала шаг вперед и обняла Уиллоу, а затем легонько подтолкнула ее вперед: — Теперь иди, веселись. Позвони мне, как только сядешь за стол, и найди хорошую квартиру с хорошими соседями. И смотри, чтобы в ней была лишняя спальня, — добавила она громко, когда Уиллоу ставила свой чемодан на заднее сиденье машины. — Я не собираюсь спать на кушетке, когда буду тебя навещать.
Уиллоу, открывавшая дверцу, обернулась и, прикрыв от утреннего солнца ладонью глаза, посмотрела на крыльцо.
— Я горжусь тобой, Уиллоу, — сказала Рейчел хрипловатым от волнения голосом. — Ты знаешь, чего хочешь, и добивалась этого, несмотря на все препятствия. И теперь ты едешь в Мэн в качестве самого молодого, самого умного и самого трудолюбивого помощника генерального прокурора.
— А ты знаешь, чего хочешь? — спросила Уиллоу тоже с хрипотцой в голосе.
Рейчел кивнула:
— Да, и я тоже этого добьюсь. Скоро.
Уиллоу все еще колебалась, но внезапно выражение ее лица изменилось, и она улыбнулась сестре.
— Я хочу в конце этой недели поставить на городской площади памятник Буревестнику. Горожане на этот раз сломают мозги, стараясь понять, откуда он появился.
— Им это полезно, — сказала Рейчел, возвращая улыбку. — И на каждой городской площади должна быть статуя.
— Но не восьмифутовый Буревестник, — усмехнулась Уиллоу. — Одно дело — заменять старые разбитые почтовые ящики, а другое — установить посреди города ярко раскрашенную птицу. Это рискованно. Что, если нас поймают?
— Не поймают. Я обещаю. А теперь отправляйся, не то тебя уволят, прежде чем ты увидишь новый офис.
Помахав на прощание рукой, Уиллоу забралась в машину и уехала. Рейчел продолжала махать ей вслед, пока сестра не скрылась из виду. Тогда она опустила руку и издала долгий вздох облегчения.
По крайней мере теперь несколько дней у нее не будет этой проблемы. Она достала из кармана изумрудные сережки и уставилась на дорогие зеленые камни. Теперь ей оставалось собрать вместе все остальные проблемы и избавиться от них разом.
Она бросила взгляд на Саб-Роуз.
— Тебе следует поставить чайник, Саб-Роуз, — чуть слышно сказала она дому. — Потому что я собираюсь нанести тебе сегодня визит.
Рейчел досчитала до четырех, сделала глубокий вдох, досчитала до шести, потом медленно до восьми. Решив не поддаваться сильному желанию убежать в свою безопасную уютную кухню, она еще три раза повторила процесс счета.
Но это не помогло ей успокоиться, а от дыхательных упражнений у нее только закружилась голова. Ее сердце продолжало бешено биться, когда воспоминания захлестнули ее: запах гранитной пыли, смешанный с запахом морских брызг, прикосновения теплого камня, тяжесть дома, возвышающегося над ней и словно всем своим весом давящего на ее плечи.
Рейчел прислонила трость к гранитной стене и, нагнувшись, помассировала скобы на правом колене. Вся ее нога болела от утомительного пути по крутой тропинке через лес, да еще и с рюкзаком, набитым крадеными сокровищами весом почти в сорок фунтов.
Когда она нагнулась, рюкзак на ее спине съехал набок. Рейчел повела плечами и сбросила его на землю. Она села рядом на теплый гранитный пол туннеля, вытянув ноги перед собой, и снова принялась массировать колено.
Идея о том, чтобы проскользнуть сегодня вечером по туннелю в скалах и попытаться исправить то, что натворил ее отец, была не блестящей, но единственной, до которой ей удалось додуматься за такое короткое время.
Она хотела покончить с этим до приезда Кинана Оукса. И надо было все уладить таким образом, чтобы Уиллоу никогда бы ни о чем не догадалась. Рейчел слишком хорошо знала свою сестру, чтобы понимать, что этические принципы Уиллоу не позволят ей просто проигнорировать тот факт, что они невольно унаследовали целое состояние в украденных драгоценностях. Она бы разобрала по камушкам Саб-Роуз, стараясь раскрыть все секреты Таддеуса Лейкмана. И тем самым погубила бы свою политическую карьеру.
Рейчел посветила фонарем в глубину туннеля. Она находилась почти рядом с потайной дверью, открывавшейся в холл на втором этаже. Ее глаза заволокло слезами, когда она вспомнила ужасные картины ее последних часов в Саб-Роуз три года назад.
Спальня.
Кровь.
Она отказывалась верить в то, что видела перед собой.
Сначала она увидела мать, лежавшую полностью одетой в изголовье кровати; кровь струилась по ее телу и текла по смятому одеялу, образуя темную лужу, настолько густую, что орнамент на ковре стал совершенно неузнаваем.
А затем увидела Тэда, упавшего на пол возле кровати, лицом вниз, босого, но тоже в одежде. Он лежал неподвижно, вытянув левую руку, словно хотел дотронуться до Марианны. Он выглядел совершенно нормально, если бы не темная лужа под ним.
Рейчел первым делом бросилась к матери и закрыла руками зияющую рану в ее груди. Она даже попыталась собрать кровь и влить обратно в безжизненное тело. Дом наполнился ее криками.
Только тогда она заметила в дальнем углу комнаты отца, который сидел на полу, прислонившись спиной к стене. Его глаза были широко открыты. Кровь тонкой струйкой стекала из его рта и из уголка глаза. А еще выше, над правым ухом, было крошечное отверстие с запекшимися краями.
Пока она смотрела на него, не в силах отвести глаз, его грудь слегка приподнялась от вдоха, и Рейчел с ужасом поняла, что он еще жив. На какой-то момент панический страх приковал ее к месту, но потом она как во сне подошла к телефону, сняла трубку окровавленными руками и набрала 911. Она сказала женщине на другом конце провода, что в Саб-Роуз произошла стрельба и нужна машина «скорой помощи». После чего повесила трубку.
Она медленно приблизилась к отцу, боясь погасить слабую искорку жизни, которая еще теплилась в его теле. Она осторожно вынула пистолет из его руки и отбросила в сторону. Затем взглянула на него и увидела, что его глаза сфокусированы на ее лице.
Он был не просто жив. Он был в сознании. И все понимал.
Свернувшись на полу туннеля, обхватив руками больную ногу, Рейчел пыталась припомнить, что она сказала тогда отцу. Она называла его папочкой и почти как литанию повторяла слово «зачем?». И пока она покачивала его как ребенка, сквозь открытую панель в стене рядом с ними стонал ветер, наполняя комнату теплым, солоноватым воздухом, который смешивался с металлическим запахом крови. Скорее по привычке, чем сознательно, Рейчел ногой задвинула панель, не давая этому запаху вырваться наружу и желая сохранить в тайне то, что произошло.
Все последующие годы она помнила единственные слова, которые тогда сумел произнести ее отец тихим, прерывистым шепотом.
«Рей… Рейч… не езди Вегас… найдешь танцовщицу… норвежская ночь… и… искать ее… убийца… Марианны… искать…»
Это были последние слова Фрэнка Фостера. Последние три года Рейчел думала, что он просил ее не ездить в Лас-Вегас — что не имело для нее никакого смысла — и что-то насчет танцовщицы, возможно, танцовщицы в Вегасе.
Но из письма, которое он оставил ей в металлическом сейфе, она узнала, что в виду имелся мужчина по имени Рауль Вегас, скупщик краденых предметов искусства, с которым отец просил ее встретиться, если она захочет благоразумно отделаться от своего наследства.
Но теперь она поняла, что после того как отец написал письмо, он передумал и просил ее не ездить к Раулю Вегасу. Она все еще не знала, что означает «норвежская ночь» или «танцовщица» и кого она должна отыскать.
Пуля, застрявшая в его голове, так и осталась там, потому что врачи не смогли ее удалить, и вскоре кома Фрэнка Фостера стала более глубокой и продолжалась до самой смерти, пока наконец через две недели после трагедии она и Уиллоу не приняли трудное решение прекратить поддержание его жизни.
Прах их родителей принял океан, развеяв бесконечными волнами, бьющимися о скалистый берег, который они так любили.
Рейчел подняла голову и обеими руками потерла лоб. Что нашло на Тэда и Марианну, что они стали любовниками? И почему Фрэнк Фостер поступил так ужасно? Рейчел нашла ответ на эти вопросы в тот день, когда сидела в больнице и наблюдала, как в теле ее отца угасает последняя искра жизни.
И этим ответом была страсть.
Страсть способна поднять человека на невероятные высоты духа, но она также способна его разрушить.
Ее родителей страсть в конечном итоге привела к трагедии.
А для Рейчел страсть перестала существовать три года назад.
Она была уверена, что история не повторяется. Теперь каждая мысль, каждое решение, каждое действие в ее жизни было подчинено рассудку. Она придерживалась правил, принятых в обществе, разумно одевалась и не имела серьезных романов. Она приходила на помощь ко всем соседям, которые нуждались в ней, но никогда больше не посещала городские собрания и не высказывала, как делала раньше, своего мнения на слушаниях правления ее организации.
И она больше не проектировала дома. А только строила почтовые ящики.
После того как Уиллоу сбила старый почтовый ящик старика Смита и заменила его, она увидела, в каком плачевном состоянии находится большинство почтовых ящиков, мимо которых все проезжали, не обращая на них внимания. Тогда сестры сговорились анонимно поменять самые плохие ящики в городе. Независимо оттого, был ли их владелец бедным или богатым, Уиллоу и Рейчел, дав волю своему воображению, построили и установили им красивые замены.
Результаты превзошли все ожидания. Получатели почтовых ящиков были приятно удивлены тем, что оказались владельцами художественных изделий, а весь город пытался разгадать чудесную тайну их появления.
Почтовые ящики сделались темой утренних разговоров за чашкой кофе, когда люди гадали, кто это сделал и почему и когда и где появится следующий. И эти обсуждения должны были достигнуть апогея в то утро, когда в центре города появится восьмифутовый Буревестник.
Для Рейчел эта игра казалась более или менее безопасным клапаном для выпускания ее потенциально разрушительных страстей. У Уиллоу была всепоглощающая страсть к работе, в которую она вкладывала свою душу, а у Рейчел — почтовые ящики. Это было стоящим и вполне безопасным делом.
На самом деле намного более безопасным, чем та идиотская миссия, которую она сейчас выполняла.
Рейчел направила свет фонаря на свое колено. Она достала из кармана маленький листок бумаги, который взяла из сейфа, и развернула его.
Она смотрела на черные отчетливые цифры, выведенные ровным, аккуратным отцовским почерком, в котором чувствовалось желание преодолеть волнение. Конечно, компания, последние три года надзиравшая за Саб-Роуз, меняла коды, возможно, даже несколько раз. Но эти цифры аннулируют их новейший порядок.
Рейчел вздохнула и встала с помощью трости. Пора пойти и покончить с этим. Она запихнула письмо обратно в карман, затем нагнулась и подняла рюкзак.
Ей следовало бы оставить бронзовую статуэтку для следующего похода сюда. Чертова штуковина весила пятнадцать фунтов. Сколько еще ездок ей придется сделать, она не знала. Но в письме упоминалось очень много вещей, которых нигде не было видно, а она все еще не нашла вход в потайную комнату в доме.
Ей не нужно было доставать чертежи, чтобы понять, что та существует, как только она начала обследовать верхние комнаты. Ее отец убрал во всех из них по нескольку футов — во всех, кроме ее собственной спальни. Эту комнату он благоразумно не тронул. Она бы сразу заметила недостающее пространство.
Вместо этого он укоротил спальню для гостей и стенной шкаф для белья в прихожей, а также спальню Уиллоу, умудрившись, насколько она могла судить, выкроить в общей сложности целых тридцать квадратных футов пространства.
Фрэнк Фостер поистине был гением дизайна, тем более что она, соавтор проекта, жила в этом доме. И тем не менее не могла найти проклятую дверь в потайное помещение.
Рейчел направилась в глубину туннеля. Она поищет ее завтра. А прямо сейчас ей придется навестить старого друга и встретиться с призраками трехлетней давности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний романтик - Чапмен Джанет



bes-po-dob-no!!!
Последний романтик - Чапмен Джанетnemochka
14.11.2012, 20.20





Просто отличный роман!
Последний романтик - Чапмен ДжанетДени
15.11.2012, 9.49





ну хоть что то новенькое и достаточно интересненькое. Без этих престарелых девствениц и прочей мутоты
Последний романтик - Чапмен ДжанетРаиса
15.11.2012, 22.23





да действительно что то новое! почитать можно.
Последний романтик - Чапмен Джанетлия
16.11.2012, 11.40





slabovato duratskie potainie komnati bred sivoi kobili
Последний романтик - Чапмен ДжанетSarina
16.11.2012, 15.26





свеженький сюжет...читать!
Последний романтик - Чапмен ДжанетКира Корор
17.11.2012, 17.45





этот роман мне больше понравился чем про ее сестру хотя надо бы читать в обратном порядке исходя из временных соображений а в общем неплохо
Последний романтик - Чапмен Джанетарина
18.12.2012, 7.20





Хорошие лёгкий роман...позитив и только!
Последний романтик - Чапмен ДжанетОльга
14.08.2013, 8.14





Очень понравился роман!!!rnЛучшая книга из прочитанных мною за последнее время. 10 из 10
Последний романтик - Чапмен ДжанетВалентина
16.04.2014, 22.58





Бред ещё тот...
Последний романтик - Чапмен ДжанетИнна
27.05.2014, 16.30





Отличный роман! Очень понравился! Смех, романтика, захватывающий сюжет)
Последний романтик - Чапмен ДжанетКсю
15.06.2016, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100