Читать онлайн Опасный защитник, автора - Чапмен Джанет, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный защитник - Чапмен Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный защитник - Чапмен Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный защитник - Чапмен Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чапмен Джанет

Опасный защитник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Звезды едва начинали бледнеть, а на востоке появились лишь первые признаки скорого восхода, когда они подошли к причалу. Несколько рыбаков уже суетились около своих катеров, загружая в них ловушки, наживку и мотки толстого каната.
В ящике для инструментов Рей нашел старую бейсболку, пропахшую рыбой, и Уиллоу, скрутив волосы в узел, натянула ее по самые брови и подняла воротник куртки.
– Не заговаривай ни с кем, когда пойдешь к машине, – проинструктировал ее Рей, – а лед покупай, только когда приедешь в Паффин-Харбор.
Уиллоу вспомнила, что ей придется купить льда, чтобы хранить в нем омаров, пока они не будут доставлены в лабораторию. Она кивнула, выбралась на причал, стараясь не поднимать головы, и вслед за Реем поспешила на берег.
К счастью, рыбаки были слишком заняты подготовкой к долгому и трудному дню в море и не обращали на них особого внимания, только изредка кивая Рею в знак приветствия. Они молча дошли до единственного фонаря, освещающего стоянку, и Уиллоу сунула руку в карман, пытаясь найти ключи от машины, но сразу же вспомнила, что опять оставила их на коврике под сиденьем.
Удивительно, как быстро возвращаются привычки, приобретенные в юности. В Огасте ей бы и в голову не пришло оставлять машину открытой.
Внезапно Рей, несущий перед собой тяжелый ящик, остановился.
– Где твоя машина? – спросил он, оглядывая почти пустую стоянку. – А кто это там?
Уиллоу остановилась, подняла козырек бейсболки, закрывающий глаза, и, проследив за взглядом Рея, обнаружила темно-вишневый «ягуар», припаркованный прямо под фонарем.
Росс стоял, облокотившись на заднее крыло и скрестив руки на груди, и казался воплощением кроткого терпения. Уиллоу нисколько не удивилась, увидев его здесь.
– Это Дункан, – объяснила она и снова двинулась вперед, но оглянулась, поняв, что Рей не идет за ней. – Все в порядке, – успокоила она его. – Он мой друг.
– Я же просил тебя никому не говорить. – Рей подозрительно рассматривал Росса. Уиллоу вернулась к Рею и взяла его за руку:
– Его зовут Дункан Росс, и ему можно доверять. Наша проблема его совсем не интересует.
– А что его здесь интересует? – недоверчиво спросил Рей, но тут же улыбнулся, видимо, вспомнив слухи, ходившие по городу.
– Я, – ответила Уиллоу, развернулась на каблуках и направилась к Россу.
– Ты украл мою машину.
– Ничего подобного, – пожал плечами Дункан. – Люк отогнал ее к тебе домой.
– Очень мило с его стороны, – сердито прошипела Уиллоу, – но с чего бы ему проявлять такую заботу?
– С того, что он не хотел, чтобы она всю ночь стояла здесь у всех на виду.
Рей подошел и остановился рядом с Уиллоу:
– Ты и есть тот парень, который, как все говорят, хочет на ней жениться? – Он рассматривал Дункана, будто оценивая.
Тот пожал плечами:
– Похоже, что так. А ты – тот парень, который хочет втянуть ее в неприятности?
В вопросе звучала явная угроза, и Рей, разумеется, услышал ее. Он поставил ящик на землю, выпрямился и тоже скрестил руки на груди:
– Я всего лишь попросил о дружеской услуге. И никогда не сделал бы этого, если бы считал, будто Уиллоу что-то угрожает.
Уиллоу молча ждала, когда эти двое начнут бить себя кулаками в грудь. Этого не произошло, и она подняла глаза на Дункана:
– Я устала и замерзла. И мне надо положить омаров на лед.
Он наконец-то оторвался от крыла машины, но вместо того, чтобы открыть дверцу, подошел к Уиллоу, стянул с нее бейсболку и куртку и бросил все это Рею. Потом снял собственную куртку, накинул ее на плечи Уиллоу и застегнул молнию до самого подбородка.
Немного побарахтавшись в просторной куртке, она просунула руки в рукава и, пробормотав «спасибо», направилась к правой дверце машины, открыла ее и обернулась к Рею:
– Я свяжусь с тобой на следующей неделе. А до тех пор сиди тихо и, пожалуйста, не ищи себе неприятностей на голову.
С усталым стоном она опустилась на пассажирское сиденье и с изумлением уставилась на приборную доску. Сзади Дункан открыл багажник, и машина вздрогнула, когда в него опустился тяжелый ящик.
– Почему передо мной руль? – потребовала объяснений Уиллоу, когда Дункан подошел к открытой дверце.
– Потому что этот «ягуар» был изготовлен для Шотландии, а не для Америки, – ответил Дункан и потянул ее за рукав.
Молча он обвел ее вокруг автомобиля, и Уиллоу еще раз увидела Рея, уже спешащего обратно к причалу. Дункан бережно усадил ее на левое сиденье и закрыл дверцу. Уиллоу тяжело вздохнула, откинула назад голову и закрыла глаза. Она так устала, что у нее уже не оставалось сил для того, чтобы ругаться с Россом, упорно вмешивающимся в ее дела.
– Ты специально разбудил Люка, чтобы он отогнал мою машину домой? – спросила она, не открывая глаз, когда Дункан опустился на соседнее сиденье.
– Для этого и существуют друзья, – ответил он и за вел машину, а затем нагнулся и пристегнул ремень безопасности Уиллоу.
С закрытыми глазами она размышляла о словах Дункана. Для нее Люк был больше, чем друг. Когда-то он заработал две пули и едва не утонул, спасая их с Рейчел.
Все это случилось два года назад, когда Ки Оукс впервые появился в их городе, выдавая себя за наследника Таддеуса Лейкмана. С ним приехали еще пятеро: Дункан, Люк, Джейсон, Питер и Мэтью. Рейчел называла их учениками Ки, хотя на самом деле они были его партнерами, а их бизнес заключался в том, что они возвращали владельцам, готовым хорошо заплатить, их украденную собственность. Произведения искусства ценились очень высоко, и на полученное вознаграждение Дункан сумел купить старый паб «Брось якорь» и перестроить его в теперешний бар «Роза».
Люк и Ки тоже не стали покидать Паффин-Харбор: Ки из-за Рейчел, а Люк – потому что ему понравились здешняя тишина и покой. Вдвоем они занялись реставрацией исторических зданий, которых насчитывалось немало в ближайших прибрежных городках.
Джейсон, Мэт и Питер продолжали заниматься своим прежним делом, и, насколько Уиллоу было известно, в настоящее время они пытались поднять яхту, затонувшую где-то в Карибском море.
Ахав, капитан шхуны «Семь к двум», принадлежащей Ки, частенько отправлялся в экспедиции вместе с ними, но обычно задерживался там недолго, потому что вскоре у кого-нибудь из местных женщин неизбежно возникало желание убить его, и тогда капитану опять приходилось искать убежища в Паффин-Харбор. Вчера вечером Уиллоу заметила, что «Семь к двум» стоит у причала рядом с домом Ки и Рейчел, а это означало, что Ахав опять в городе.
– Ты заснула? – окликнул ее Дункан, выезжая на главную дорогу и прибавляя скорость.
– Да, – пробормотала Уиллоу, кутаясь в теплую, приятно пахнущую куртку.
Ей все-таки пришлось открыть глаза, когда Дункан взял ее за подбородок и повернул к себе. Его лицо, освещенное слабым отблеском от приборной доски, было очень серьезным.
– Когда в следующий раз ты соберешься встречаться с кем-нибудь ночью в пустом порту, чтобы вместе с ним отправиться в море, я пойду с тобой.
На этот раз в его голосе не было никакой угрозы – просто спокойное предупреждение. Дункан ни минуты не сомневался, что так оно и будет.
– Хорошо, – согласилась она, освобождая подбородок и опять закрывая глаза. – Как насчет следующей пятницы?
– Что?
Он был явно не готов к такой быстрой капитуляции. До чего же приятно застать Дункана Росса врасплох!
– Мне надо побродить по острову Тандер, а ты можешь отвезти меня туда. – Уиллоу обхватила себя руками, чтобы стало еще теплее. – Добудешь какой-нибудь катер к пятнице?
Ответа она уже не услышала, потому что моментально заснула и проснулась только тогда, когда смолкло мягкое урчание двигателя.
К этому моменту на стоянке, где остановилась машина, было уже довольно светло.
– Но это же не дом, – сонно заморгала Уиллоу. – Это твой бар.
Дункан выбрался наружу, обогнул машину, открыл дверцу и, расстегнув ремень безопасности, подхватил Уиллоу на руки. Она одобрительно похлопала его по груди:
– Тебе полагается золотая медаль за то, что привез меня сюда, а не к себе домой. Я поражена такой выдержкой.
Сухо улыбнувшись, Дункан остановился у дверей, поставил Уиллоу на ноги и вытащил из кармана ключи. С океана потянуло холодным бризом, и Уиллоу вздрогнула. Дункан обнял ее, закрывая от ветра своим телом, распахнул дверь и подтолкнул внутрь.
В баре было темно, тихо и тепло. Все еще держа Уиллоу за плечи, Дункан провел ее мимо длинной стойки бара, ногой придвинул большой мягкий диван поближе к камину, усадил ее, а затем наклонился и поднес горящую спичку к заранее приготовленным сухим поленьям. После этого он отправился на кухню, а Уиллоу вытянула ноги к весело вспыхнувшему огню и с интересом оглядела непривычно пустой бар.
Теперь здесь ничто не напоминало о бывших хозяевах. Старый паб «Брось якорь» был полностью разрушен и отстроен заново. Работы осуществлялись строительной компанией, принадлежавшей Ки и Люку, а архитектурный проект делала Рейчел, основываясь на пожеланиях самого Дункана.
Панели из местного золотистого дуба закрывали старые стены, а по всему периметру располагались просторные кабинки и столы из того же материала. Над панелями стены были выкрашены в сочный зеленый цвет, и на них висели старые рекламы забытых сортов виски и эля, несколько старинных навигационных приборов и даже два скрещенных меча. Из дуба же были сделаны и массивные потолочные балки, и широкие доски пола, уже заметно потертые ногами множества посетителей.
Центр бара занимала длинная широкая стойка; с трех сторон ее окружали высокие стулья, а с четвертой стояла гигантская дубовая бочка, кажущаяся старой как мир.
По словам Рейчел, за первый же год своего существования бар «Роза» стал очень популярным местом, где по выходным собиралось множество туристов, а по вечерам в будни бывало немало местных жителей.
Сидя здесь, легко было представить, что находишься в настоящем шотландском пабе, чего Дункан, вероятно, и добивался. Уиллоу зарылась подбородком в мягкую куртку и улыбнулась, подумав о том, что он, наверное, провел свои детские годы в далекой Шотландии, в баре, подобном этому. Она представила себе, как его отец нюхает золотой напиток, опустив нос в бокал, похожий на тюльпан, и объясняет что-то мальчику. Теперь понятно, почему Росс демонстрировал такое знание дела, обучая ее искусству наслаждаться ароматом и вкусом выдержанного виски.
Жаль только, что эти уроки прекратились после того, как однажды она проснулась в его постели.
Дункан вернулся из кухни минут через двадцать. В руке он держал большую кружку, над которой поднимался пар, но вместо того чтобы отдать ее Уиллоу, подошел к стойке, дост&ч с полки пузатую бутылку и плеснул в кружку изрядное количество виски. Только после этого он направился к дивану, дождался, пока Уиллоу выберется из его куртки, и отдал ей напиток.
– Это то, что у вас называется «горячий тодди»? – спросила Уиллоу, принюхиваясь к пару. К ее удивлению, напиток пах не кофе, а шоколадом.
– Это то, что мать делала мне, когда я был простужен, – объяснил Дункан, усаживаясь на диван рядом с ней.
– А у тебя еще и мать есть? – поддразнила его Уиллоу.
– А еще брат и сестра. Пей, – приказал он. – Это согреет тебя изнутри.
Этим утром Уиллоу пребывала в удивительно покладистом настроении, поэтому она послушно поднесла кружку к губам, отхлебнула и даже застонала от удовольствия, когда горячий густой шоколад, словно фланель, окутал ее замерзшее горло. Она сделала еще один глоток и еще, с наслаждением ощущая, как приятное тепло разливается по всему телу.
– А почему ты не сделал такого же себе? – Она протянула Дункану кружку. – Вот, можешь попробовать моего.
– Я так и собирался сделать, – признался он, обнимая девушку за плечи и прижимаясь к ее испачканным в шоколаде губам.
Это был спокойный, неторопливый поцелуй, и Уиллоу не стала ни отвечать на него, ни сопротивляться. Она не смогла бы, даже если бы захотела, потому что от усталости и горячего виски все ее мышцы превратились в безвольное желе. Она просто с удовольствием вдыхала запах Дункана, впитывала вкус и слегка приоткрыла губы, когда к ним прикоснулся его язык.
Давно уже Уиллоу не было так хорошо и уютно. Ей нравились поцелуи Дункана, нравилось, как его тепло обволакивает ее со всех сторон и как стучит сердце в его присутствии.
Когда он оторвался от ее губ и с улыбкой заглянул ей в глаза, Уиллоу положила руку ему на щеку.
– Знаешь, я ведь умею читать мысли, – прошептала она, тоже улыбнувшись. – Вот сейчас ты жалеешь о том, что привез меня сюда, а не к себе домой.
Дункан покачал головой:
– Нет, детка. Если бы я привез тебя к себе домой, то уже вряд ли бы оттуда выпустил. Уиллоу погладила его загорелую щеку.
– Мое предложение остается в силе, Дункан. Если хочешь быть моим любовником, стань им, но никаких обязательств, обещаний и разговоров о замужестве.
Быстро поцеловав ее ладонь, он забрал кружку и отнес ее на камин, а когда вернулся, подхватил Уиллоу на руки, сел на диван и опустил ее к себе на колени. Несколько минут он молча и задумчиво изучал ее из-под полуопущенных век.
Не выдержав этого испытующего взгляда, Уиллоу, к собственному удивлению, покраснела и спрятала лицо у него на плече.
– Ты не сможешь убегать всю жизнь, Уиллоу, – мягко сказал Дункан, положив руку ей на бедро. Другой рукой он взял ее за подбородок и заставил смотреть себе в глаза. – Ты ведь умница и не можешь не понимать, что как бы быстро ты ни бегала, это всего лишь иллюзия безопасности. Любовь приходит без предупреждения, детка, и остановить ее невозможно, как нельзя остановить восход солнца.
Вырвав из его пальцев подбородок, Уиллоу уставилась на огонь в камине.
– Тебе не кажется, что с твоей стороны чересчур самонадеянно предполагать, что я люблю тебя?
– Нет, – усмехнулся он. – Это с твоей стороны чересчур самонадеянно думать, будто можно пренебрегать собственными чувствами. – Дункан опять поймал ее подбородок, коротко поцеловал в губы и, вздохнув, прижал ее голову к груди. – Но я упрямее тебя, детка, и к тому же у меня есть одно средство, которое поможет мне сначала завоевать тебя, а потом и привязать к себе.
– Что за средство? – нахмурилась Уиллоу.
– Мое тело, разумеется, – ответил он, приподняв одну бровь. – Ты же без ума от него. – Дункан засмеялся и поймал ее за запястье, потому что Уиллоу уже занесла руку для удара. – Я намерен использовать эту твою слабость против тебя же самой. Считай, что я тебя предупредил, – договорил он, смеясь глазами.
– Предупрежден – значит, вооружен, – огрызнулась Уиллоу и попыталась вырвать руку.
– Да, – согласился Дункан, опять прижимая ее к себе, – но я решил, что напасть без предупреждения было бы не по-джентльменски.
Уиллоу глухо фыркнула ему в грудь, а он еще крепче обнял ее.
– Теперь расскажи мне, какую услугу ты оказываешь Коббу. И объясни, что случилось с теми несчастными омарами, которых я положил на лед.
Обрадовавшись тому, что Дункан решил сменить тему, Уиллоу охотно рассказала ему всю историю, начиная со звонка Кобба и кончая результатами ночной поездки по заливу Мэн.
Она поделилась с Дунканом и собственными соображениями по поводу того, что происходит. Он выслушал спокойно и внимательно, как слушал всегда, когда же она закончила, несколько минут молчал, обдумывая услышанное.
Уиллоу уже успела задремать, когда Дункан заговорил:
– Значит, сегодня ты возвращаешься в Огасту, так?
– Нет, – ответила она, не открывая глаз и не поднимая головы с его плеча, – сначала я заеду в Ороно. У меня там есть приятельница, которая работает в Морском университете и как раз занимается омарами. Я хочу завезти ей наши экземпляры. Потом я поеду в Огасту и на работе проверю все лицензии, выданные на открытие полигонов для захоронения опасных отходов за последние пять лет. Но все это после того, – она зевнула и теснее прижалась к Дункану, – как немного посплю.
Он молча повозился на диване, не выпуская из рук Уиллоу, и наконец улегся, вытянувшись во всю длину и по-прежнему прижимая ее к своей груди. Решив, что более теплой и безопасной постели ей и не надо, Уиллоу еще раз с удовольствием зевнула, немного поворочалась, устраиваясь поудобнее, и крепко уснула.
Дункан лежал, глядя в потолок, и всесторонне обдумывал только что услышанную историю. И ни с одной из сторон она ему не нравилась. Было совершенно очевидно, что его любимая женщина напрашивается на серьезные неприятности.
Люди, сбрасывающие в океан токсичные отходы, возможно, не остановятся и перед новыми преступлениями ради того, чтобы замести следы. А Дункан точно знал, что Уиллоу будет преследовать их с упорством разъяренной львицы не только потому, что это часть ее работы, но и потому, что опасность угрожает месту, где прошли ее детство и юность.
Он покрепче прижал к себе тихо посапывающую женщину, скользнул рукой по ее спине, обхватил упругие ягодицы. Уиллоу Фостер – это само воплощение страсти; она не знает ни сомнений, ни колебаний, каждый день проживает так, словно он последний; она не боится ничего на свете, кроме, может быть, собственного сердца, которое на всякий случай окружила надежной гранитной стеной. Дункан не сомневался, что с той же страстью, которую Уиллоу демонстрировала в его постели, она будет бороться с преступниками, и никакие разумные доводы не смогут остановить ее. И если он хотя бы намекнет на то, что разбираться с этой проблемой надо бы не ей, а следственному отделу, это может положить конец их и без того хрупким отношениям.
А ведь в последнее время в этих отношениях наметился прогресс. Так что Дункану совсем не хотелось рисковать достигнутым и вести себя слишком жестко или требовательно.
Люди, знающие Росса как добродушного и приветливого хозяина бара, и не подозревали, что под маской веселого и слегка насмешливого безразличия скрываются стальная воля и непреклонное упорство. Дункан предпочитал не демонстрировать эту сторону своего характера никому, а Уиллоу особенно, хотя она, кажется, все-таки догадывалась о ее существовании. Тем не менее за последнее время их отношения стали заметно теплее и ближе, Дункан будто видел, как на защитной стене, окружающей ее сердце, образуются широкие трещины.
Решительное нежелание Уиллоу любить его не обижало Дункана. Он понимал, что дело тут не в нем лично, а в том, что она боится самой любви, боится неизбежной уязвимости и эмоциональной зависимости, которые та несет с собой. Уиллоу напоминала ему мотылька, танцующего вокруг горящей свечи: пламя властно влечет его к себе, и он подлетает совсем близко, но как только жар становится чересчур сильным, испуганно шарахается прочь.
Причина этого, по словам ее сестры, кроется в той трагической истории, которая случилась, когда Уиллоу было пятнадцать лет. Рейчел рассказала об этом Дункану полтора года назад, после того как Уиллоу, проснувшись в его постели, немедленно сбежала в Огасту.
Тем далеким летом утонул юноша, бывший ее первой любовью. Помогая отцу проверять ловушки, он запутался ногой в тросе, и его затянуло под воду. Отец, пытавшийся спасти мальчика, тоже погиб. С тех пор, по утверждению Рейчел, Уиллоу остерегалась любой, даже самой легкой, привязанности.
Другим фактором, надолго отбившим у нее охоту доверять кому-нибудь свое сердце, была трагедия, произошедшая с родителями. Их отношения определялись страстью, и поэтому Уиллоу нетрудно было поверить в то, что ее отец в приступе ревности убил свою жену и Таддеуса Лейкмана, а потом покончил с собой. И к тому времени, когда правда вышла наружу и выяснилось, что они оба были застрелены Раулем Вегасом, Уиллоу уже успела твердо поверить в то, что любовь несет с собой лишь горе и разрушение. Поэтому, решив защитить себя, она и закрыла сердце на надежный замок.
Целых два года Дункан пытался подобрать к нему ключ, и его терпение уже подходило к концу. Иногда по ночам, лежа в широкой пустой постели, он спрашивал себя, не безнадежное ли это занятие – любить Уиллоу Фостер?
Усмехнувшись, Дункан приподнял ее левую руку и посмотрел на полустертые синие буквы на ладони. Когда Люк забирал со стоянки у пристани ее машину, Дункан заметил на сиденье клочок бумаги, на который Уиллоу торопливо переписала латинское изречение, очевидно, собираясь позднее найти его в словаре.
Он засунул ее руку себе под мышкуй опять принялся разглядывать потолок. «Potes currere sed te occulere non potes». He хотел бы он оказаться поблизости, когда Уиллоу переведет эту недвусмысленную угрозу.
Дункан погладил ее ягодицы и устало вздохнул. Ночь получилась долгой и тревожной, и ему самому не мешало немного поспать. У них есть еще три часа до того, как на кухне появятся работники и начнут греметь посудой.
Поцеловав Уиллоу в макушку, он закрыл глаза и быстро заснул, успев перед этим подумать, что игра, которую она сама и затеяла, с этого момента будет вестись в ее собственные ворота.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный защитник - Чапмен Джанет



Роман просто супер, захватывающее начало и дальнейшее развитие событий. Одна из лучших историй. Читайте - не пожалеете!
Опасный защитник - Чапмен ДжанетВиктория
14.08.2011, 13.43





читать было интересно
Опасный защитник - Чапмен Джанетарина
28.10.2012, 20.46





класс!
Опасный защитник - Чапмен ДжанетОльга
14.08.2013, 8.14





Дальше 13 главы читать не смогла( тягомотина какая-то, на мой взгляд. Главная героиня высосала проблему из пальца. 5 баллов адекватному главному герою
Опасный защитник - Чапмен ДжанетНаталья
31.03.2014, 15.05





Достойная книга. Интересный сюжет, необычные развитие событий. Очень понравилась.
Опасный защитник - Чапмен ДжанетИра
20.05.2014, 14.00





Достойная книга. Интересный сюжет, необычные развитие событий. Очень понравилась.
Опасный защитник - Чапмен ДжанетИра
20.05.2014, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100