Читать онлайн Окутанная солнцем, автора - Бэйс Ронда, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Окутанная солнцем - Бэйс Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Окутанная солнцем - Бэйс Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Окутанная солнцем - Бэйс Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэйс Ронда

Окутанная солнцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

...Трини была вне себя. Она рвала и метала. На этот раз ей не удалось опередить Джонатана Брукса, и она была очень зла.
Ресторан работал хорошо. Благодаря постоянно меняющемуся меню и приятной обстановке многие желали посетить его. Шарль Робье был счастлив. Трини предоставила ему полную свободу в воплощении кулинарных шедевров, и он с удовольствием предавался своему любимому занятию, радуя посетителей новыми изысканными блюдами.
Однако Трини понимала, что одного хорошего обслуживания недостаточно. Требовалось еще что-нибудь, что привлекло бы в ее ресторан еще больше клиентов. И она придумала. Шарлиз Уинтроп, очень известная в узких кругах молодая певица! Шарлиз обладала низким приятным голосом и умела увлечь слушателей. Именно она требовалась Тринити, чтобы улучшить показатели посещаемости ресторана. Конечно, в будущем девушка планировала ввести несколько дней, когда будут приглашаться разные певцы и комики, чтобы развлекать публику. Но Шарлиз она хотела заполучить во что бы то ни стало...
Вот поэтому она и была сейчас в бешенстве. Джонатан Брукс заключил с певицей контракт, опередив Трини всего лишь на день...
Ну да ладно. Девушка не собиралась отступать. Именно поэтому она сидела в своем автомобиле и мчалась по направлению к жилищу Брукса. Если он думает, что выиграл, он ошибается. Она еще успеет попортить ему жизнь... хотя бы напоследок...




Узнав по телефону, что Брукса нет на работе, девушка отправилась к нему домой.
Вот и его дверь. Трини несколько раз нетерпеливо нажала на звонок, с удовлетворением отмечая, как заливистые трели одна за другой огласили квартиру. Хорошо бы он спал и она разбудила его. Тогда она почувствовала бы себя хоть немного отомщенной.
Дверь долго не открывали. И она продолжала терроризировать звонок, пока наконец не услышала щелчок замка.
– Кажется, история повторяется, – ухмыляясь, заметил Джонатан, запуская ее внутрь своего холостяцкого жилища.
– Надеюсь, я тебе не помешала, – заявила Трини, уверенно проходя в комнату и оглядываясь по сторонам.
– Не лицемерь, детка, – остановил он ее со смешком в голосе. – Ни за что не поверю, что ты беспокоилась обо мне...
Трини обернулась и пристально взглянула на него.
– Ты просто видишь меня насквозь, – холодно заметила она. – Я действительно думала не о тебе, а о том, кто мог бы здесь находиться помимо тебя... Уж очень не хочется столкнуться с кем-нибудь неожиданно.
– Именно поэтому ты приехала без звонка, – кивнув, с некоторой долей иронии в голосе пробормотал он, приближаясь к бару и наливая себе выпивку. – Будешь? – спросил он у гостьи.
– Нет. – Трини сделала отрицательный жест рукой. – Ты так и не ответил, здесь никого нет?
– Успокойся, солнышко, мы совершенно одни, – вкрадчиво заверил Брукс, окидывая девушку заинтересованным взглядом и делая несколько глотков из бокала.
– Конечно, я не должна оправдываться, почему не позвонила тебе. – Трини сделала вид, что не заметила двусмысленности произнесенной им фразы. – Но уж так и быть, скажу. Я предварительно не оповестила тебя о своем визите, чтобы ты не скрылся от меня.
– Ты меня плохо знаешь, – с улыбкой прокомментировал Джонатан, поставив фужер на стол и приближаясь к ней.
Трини неосознанно сделала несколько шагов назад, сохраняя спасительную дистанцию между ними. Заметив ее движение, Брукс усмехнулся и остановился.
– Так что привело тебя в мою скромную квартирку, коли уж я поверил в то, что ты не пыталась выследить здесь кого-нибудь еще?
– Сегодня я узнала, что ты заключил контракт с Шарлиз Уинтроп. Дай мне перекупить его.
– Вот, значит, как, – удовлетворенно кивнул Джонатан, – не все время, оказывается, удача сопутствует великой и могучей Тринити Лайтмен...
– Хватит! – остановила она его. – Ты прекрасно знаешь, что для «Луары» выступления Шарлиз очень важны.
– Как и для других ресторанов, принадлежащих твоему отцу, – заметил Брукс, снисходительно глядя на нее.
Трини не знала, что возразить. С одной стороны, Джонатан был, конечно, прав. И оба они делали общее дело. Но ведь «Луара» – это ее детище. И, конечно, она хочет все самое лучшее для своего ресторана. Где же тогда справедливость?
Видя, что загнал гостью в тупик, Брукс замолчал. Ему даже на мгновение жаль стало эту несносную девчонку, всячески пытавшуюся быть взрослой. Конечно, она молодец. И многого достигла. У нее был хороший вкус, который Трини воплотила в интерьере ресторана. И Джонатан признавал эти ее достоинства. Но в остальном... он сам не отдавал себе отчета, почему до сих пор не может воспринимать Тринити, как деловую женщину. Возможно, всему виной были ее рыжие волосы, как сегодня, пышной копной рассыпавшиеся по плечам. Или изумрудные глаза, чей загадочный блеск частенько приковывал к себе его внимание. А может быть, глубокий вырез блузки, который словно манил заглянуть, что же там дальше...
– Значит, тебе очень нужен этот контракт, – медленно проговорил он, не сводя с девушки пытливого взгляда.
– Да, Брукс, – подтвердила она. – Ты же понимаешь, начинать новое дело всегда тяжело...
– Конечно, я знаю это, – кивнув, согласился он. – Потому что не один ресторан уже открыл. Но вот что не дает мне покоя... – Он замолчал, выдерживая паузу. – Если я уступлю тебе Уинтроп. Что тогда?
– Я буду тебе очень благодарна, – выдавила из себя Тринити, которой не хотелось признавать благородство Брукса.
– Да? – спросил он, словно удивляясь произнесенной ею фразе и делая несколько шагов по направлению к девушке. – А насколько, Трини? Насколько ты будешь мне благодарна? – поинтересовался он, пристально глядя ей в глаза.
Сделав несколько шагов назад и не видя препятствия, девушка, не удержав равновесия, упала на диван.
– Я не понимаю, о чем ты, – пробормотала она, усиленно делая вид, что неминуемое приближение Джонатана ее нисколько не волнует.
– Вот как? – не поверил он, наклоняясь и упираясь руками в спинку дивана с двух сторон от Трини, не давая той возможности пошевелиться. – А мне кажется, все ты понимаешь... – Его глаза были близко-близко от нее, и девушка чувствовала себя словно кролик, загипнотизированный удавом, не имея сил и воли сделать хоть что-нибудь, чтобы разрушить это ощущение.
Но она все же попыталась...
– Как ты смеешь! – Собрав последние силы, она оттолкнула его от себя. – Мне даже противно думать о том, на что ты намекаешь!
Джонатан отпрянул, не ожидая подобного сопротивления. Он был уверен, что она уже почти сдалась...
Между тем Тринити поднялась и оправила юбку, которая немного задралась во время ее не слишком изящной посадки на диван. Повернулась, собираясь уйти.
– Неужели?! – Джонатан стремительно приблизился к девушке и, схватив ее за руку, развернул лицом к себе. – А мне вот кажется, что совсем наоборот...
И он поцеловал ее. Настойчиво добиваясь ее расположения. Унося ее сознание далеко-далеко... туда, где им никто не сможет помешать.
И Трини не смогла отказать ему... Она ответила на поцелуй, раскрывая губы и ощущая, как эмоции захватывают ее целиком. Чувства были накалены. Кожа, казалось, наэлектризована до предела, потому что там, где руки Джонатана касались ее, сквозь тело девушки словно пропускали разряд. Она окинула Джонатана затуманенным взором и увидела желание, плескавшееся в его глазах.
Трини тоже хотела его. Мечтала о нем ночами. И ничего не могла с собой поделать... Но сейчас... Казалось, время остановилось, давая им возможность насладиться друг другом. Подарить друг другу несколько мгновений счастья...
Нет, все неправильно! – застучали молоточки в ее голове. Так не должно быть. Я не продаюсь...
– Отпусти! – Она вырвалась, отбежала в сторону и посмотрела на Брукса, словно загнанный зверь.
Грудь высоко вздымалась. Сердце стучало быстро-быстро, словно боялось куда-то опоздать... не успеть...
Трини пыталась успокоиться и не могла. Она смотрела на Джонатана и видела – он не понимает, что происходит. И в глазах его угадывалась растерянность, смешанная с уже потухающей страстью...
– Я не продаюсь, – прошептала Тринити. – Ничто не заставит меня такой ценой заплатить за услугу. Ничто и никогда.
– Детка... ты сама-то представляешь, что делаешь? – с болью в голосе спросил он, понемногу приходя в себя.
– Не знаю, – угрюмо пробормотала девушка.
Она замолчала. Взглянула на него. И одинокая слеза скатилась по ее щеке.
Закусив губу, Трини молча покинула квартиру.
Тяжело вздохнув, Джонатан сел в кресло, рядом с которым стоял. Что с ним? Неожиданно навалилась апатия. Ничего не хотелось делать. Ни о чем не хотелось думать.
Он так и просидел в кресле, уставившись в одну точку, пока не позвонил телефон и не вырвал его из этого состояния полного безразличия ко всему...




Трини ехала к Мартину. Она очень рассчитывала застать его дома. Потому что хотела поговорить с ним. Еще не знала о чем. Просто девушке казалось: лишь разговор с отцом поможет ей успокоиться и обрести равновесие.
Брукс разбередил ее душу. Заставил вспомнить о том, как она к нему относится. Как ее тело откликается на его ласку. Как разум отказывается служить своей хозяйке, уступая место эмоциям, лишь только Джонатан оказывается рядом. Что это? Помешательство? Страсть? Любовь?
Трини знала одно: что бы это ни было, это должно было пройти. Исчезнуть из ее жизни раз и навсегда. Она понимала, что избавиться от самого Джонатана ей не удастся, поскольку они работали вместе. Но постараться абстрагироваться от чувств к нему... Это можно было попробовать... в который уже раз... но должно же когда-нибудь получиться...
Остановив машину перед входом, Тринити выскочила из нее и поспешила к дверям. Она несколько раз позвонила, прежде чем Кора собственной персоной нехотя открыла ей дверь.
– Почему, когда прислуга отпрашивается по делам, обязательно надо кому-нибудь прийти? – задала она риторический вопрос, ни к кому конкретно не обращаясь.
– Папа дома? – порывисто спросила девушка, заходя внутрь.
– А где «здравствуйте»? – удивленно осведомилась мачеха. – Неужели тебе не дали нужного воспитания в детстве?
– Хорошее воспитание я обычно применяю с теми людьми, которые этого заслуживают, – процедила Тринити, не желая вступать в перепалку с Корой и пытаясь найти отца.
Она заглянула в кабинет, но его там не было.
– Зря стараешься, – насмешливо заметила мачеха. – Твой папаша днюет и ночует на работе.
– Мой отец, – Трини остановилась и в гневе взглянула на эту холеную лицемерку, – трудится, чтобы заработать те деньги, которые ты с превеликим удовольствием оставляешь в магазинах.
– Ой, вы только посмотрите на нее! – В глазах Коры промелькнула злость. – Можно подумать, что ты являешься исключением. Или автомобильчик, подаренный папочкой, стоит всего ничего?
– Во всяком случае, я не прошу у отца денег, как некоторые тунеядки, не признающие ничего, кроме салонов красоты, развлечений и любовников, – пробормотала Трини, возвращаясь к двери.
Она чувствовала, что еще немного – и не выдержит, сцепится с Корой, а ей очень не хотелось растрачивать последние силы на выяснение отношений с мачехой. К тому же Тринити была уверена, что это все равно ни к чему не приведет.
– Что ты сказала? – Кора догнала ее.
И обернувшись, Трини столкнулась с ее гневным взглядом.
– Что слышала, – процедила девушка. – Или ты думаешь, никто не догадается о твоих отношениях с Бруксом? Лживая стерва. Вы друг друга стоите!
– Да что ты понимаешь в этом?! – вскричала мачеха.
Казалось, она вот-вот ударит Трини.
– Я знаю одно, – отчеканивая каждое слово, веско произнесла та, – что ты обманываешь моего отца. И это главное. Но можешь не волноваться, я не расскажу ему о том, какая дрянь его нынешняя жена, которая, мало того что не любит его, так еще и крутит роман с его компаньоном.
– Было бы о чем рассказывать, – пробурчала Кора, отходя от девушки. – Ты думаешь, мне легко?! – Она с вызовом взглянула на Тринити.
– Кора, не смеши меня, – отмахнулась та. – Ты целыми днями только и делаешь, что плюешь в потолок, и еще заявляешь, что устала? Ну конечно, такое тупое занятие тоже когда-нибудь надоест...
– Много ты понимаешь, – с горечью отозвалась мачеха. – Хочешь знать, что происходит?
– Уволь меня от твоих нескромных признаний! – Трини щелкнула замком и открыла дверь.
Она не собиралась больше продолжать этот разговор, потому что не видела в нем никакого смысла. Кора все равно останется при своем мнении. Лишь постарается переубедить Тринити. Что ей, естественно, не удастся. Так чего ждать?..
– У твоего отца рак!
Эти слова, словно удар молнии, поразили девушку в самое сердце.
Вздрогнув, она обернулась и посмотрела на Кору.
– Что... что ты сказала? – сощурившись и чувствуя, как глаза наполняются слезами, растерянно спросила Трини.
– Он тяжело болен. И не хочет пройти обследование, – закончила мачеха.
Тринити стояла рядом с открытой дверью, не в силах сообразить, что теперь делать. То ли закрыть ее. То ли выйти и потом закрыть. Что она делала до этого? Кажется, собиралась покинуть этот дом...
Она с болью взглянула на Кору.
– Теперь ты понимаешь, каково мне? – подхватила та, решив, что наконец смогла достучаться до падчерицы. – Он не уделяет мне внимания. Он забыл меня! Что мне еще оставалось? Ведь я женщина! Молодая женщина!
– Как же ты... как ты могла... – Трини медленно подбирала слова.
У нее просто в голове не укладывалось, что у Коры хватило черствости жить как ни в чем не бывало, когда с отцом такое... Как хватило подлости завести отношения с Бруксом... Неужели он тоже знал?..
Трини чувствовала, что просто не в состоянии охватить весь спектр людской жестокости. У нее кружилась голова.
– Откуда ты узнала? – с трудом сдерживая охватившие ее эмоции, спросила девушка у мачехи.
– Доктор Вагнер позвонил, – пожала та плечами.
– А папа?
– Он делает вид, что все в порядке. А я... – Кора вздохнула, – тоже делаю вид...
Ничего больше не сказав, Трини покинула дом. Она вышла на свежий воздух и только тут почувствовала, как слезы катятся по ее щекам. Окружающий мир рухнул. Словно и не было солнца, радующего мир и ярко сверкающего посреди небосвода, а вместо него над землей нависли тяжелые свинцовые тучи, готовые вот-вот разразиться бурей с дождем.
Она подошла к машине и уселась на переднее сиденье. Уронила голову на руль и заплакала. Так было горько и больно осознавать, что отец, любимый и дорогой ей человек, тяжело болен. И неизвестно, сколько ему еще осталось.
Трини так привыкла, что он всегда был рядом, что было с кем поговорить в трудную для нее минуту и попросить совета, да просто он был ее отцом, которого она любила. Да, они часто спорили. Но это ничего не значит! Именно в прениях порой рождались решения, которые заставляли их изменить свое мнение о чем-либо...
И вот теперь все пошло прахом... Где найти силы, чтобы выдержать ту ношу, которую жизнь взвалила на нее? Как набраться мужества смотреть папе в глаза и делать вид, что все в порядке, дабы он ни о чем не догадался? Сможет ли она? Справится ли?
Трини понимала: раз отец никому ничего не сказал, значит, он не обрадуется, выяснив, что его близкие знают об этом. И надо очень постараться, чтобы он ничего не заподозрил.
Достав из сумочки носовой платок, она вытерла слезы и посмотрела на себя в зеркальце. Глаза, конечно, красные. И видно, что плакала. Как в таком виде показаться отцу? Зачем она вообще к нему ехала? Теперь в ее голове была только одна мысль... И как бы она ни хотела от нее избавиться, та все равно крутилась в мозгу, заставляя осознавать всю обреченность ее дальнейшей жизни.
Господи! Ведь кроме папы у нее никого нет! Так неужели в скором времени она потеряет его? Самого родного человека на земле? Глаза снова набухли слезами. Но она промокнула их платком. Затем опустила стекло и завела двигатель.
Трини не знала, сколько времени она носилась по пригородному шоссе, стараясь хоть немного успокоиться. И только когда поняла, что уже может рассуждать достаточно здраво, повернула в сторону города. Ей не терпелось увидеть отца. Просто поговорить с ним. И порадоваться, что у них есть еще на это время...
Однако Тринити постигло разочарование. Зайдя в ресторан, она узнала, что папа ушел. Опустив голову, девушка направилась к выходу. Похоже, сегодня все силы вселенной были направлены на то, чтобы противостоять ей. Толкнув дверь, она вышла на улицу, под слепящее солнце.
– Привет еще раз, – раздался неподалеку знакомый насмешливый голос.
– Да... и тебе привет, Брукс, – ответила девушка, не желая вступать в перепалку, потому что у нее просто не было на это сил. – Какими судьбами тебя занесло сюда?
– Появились кое-какие дела, – пояснил он. – А ты как тут оказалась?
– Тоже по делам. – Трини отвернулась, собираясь направиться к своей машине.
Но крепкая рука внезапно схватила ее, не давая возможности уйти.
– Детка, что случилось? – озабоченно спросил Джонатан, только тут заметив, что с девушкой что-то не так.
Она не проявила никакой враждебности. А ведь он ожидал, что ее острый язычок опять пройдется по его персоне. Но этого не произошло. Поэтому он был несколько озадачен и только тут заметил какую-то опустошенность в ее глазах, которую девушка упорно хотела скрыть, стараясь прятать взгляд, смотря в сторону.
– Ничего, о чем тебе следовало бы знать... – Трини стояла, опустив голову.
Однако Брукс, нежно приподняв ее лицо за подбородок, заглянул в ее глаза, которые всегда манили его, заставляли бороться с собой, чтобы усмирить чувства, разгоравшиеся от одного только взгляда в их изумрудную глубину.
Теперь же взор Тринити потух, словно из него выпустили жизнь, точно воздух из шарика, и тот интерес, с которым она всегда взирала на окружающий мир, куда-то пропал...
– Ты можешь мне довериться, – мягко заметил он.
– Нет! Не могу! – с неожиданной злостью выпалила девушка, мотнув головой и отступая на шаг. – Потому что доверие – это то, что надо заслужить, Джонатан... И ты совсем не тот, кто сделал это...
Она вырвала руку и пошла прочь. Забыв о том, что хотела сесть в машину и уехать. О том, что собиралась разыскать отца. Встреча с Бруксом совсем растревожила ее душу, и Трини хотела немного успокоиться.
Она не заметила, как ноги сами привели ее в парк. От высоких деревьев с раскидистыми кронами веяло легкой прохладой. Народу было немного, и девушка, задумавшись, брела по аллее. Мысли ее путались, перескакивая с одного на другое.
Неожиданно она вспомнила, как отец учил ее ездить верхом. И как она потом еле шла, потому что ноги не слушались ее. А он смешил ее. И Трини казалось, что она не выдержит и упадет от смеха, потому что хотелось согнуться пополам, настолько весело ей было. Потом они ужинали дома, и она всю трапезу думала, куда бы пристроить гудящие ноги. В то время как папа, словно не замечая елозившую на стуле дочь, рассказывал о том, что случилось с ним давным-давно, когда он тоже учился верховой езде.
И от сознания того, что то время ушло безвозвратно, а также от мысли, что отца снедает неизлечимый недуг, ей сделалось так плохо, что захотелось плакать. Плакать навзрыд. Но она не могла себе этого позволить. Не здесь. Поэтому Трини села на скамейку и закрыла глаза, вдыхая воздух, в котором чувствовался запах окружавшей ее зелени.
Ей было страшно. Ведь отец, возможно, живет последние недели. А она ничем не может ему помочь. Если бы в ее силах было изменить предначертанное, она бы сделала все возможное, чтобы это сотворить. Но увы...
Трини не знала, сколько времени просидела так, с прикрытыми глазами, облокотившись на спинку скамейки. Казалось, время остановилось. Лишь щебетание птиц доносилось до ее слуха да отдаленный гул города, который и не думал отдыхать...
Надо было возвращаться. Ехать в ресторан. Заниматься делами.
Но девушка даже не представляла, как сможет взяться за все это. В ее голове пульсировала только одна мысль, которая несла с собой опустошение и боль. Она не хотела об этом думать, и все равно в своих размышлениях возвращалась к тому, что услышала от Коры.
Коры, которая должна была поддерживать отца. Именно сейчас, когда ему так нужна помощь семьи...
Только теперь Тринити поняла, почему папа так торопится уладить все дела. Он хотел позаботиться о них. Чтобы его дочь и жена жили, ни о чем не задумываясь. Чтобы они были счастливы и могли ни в чем не нуждаться.
Но он не подумал об одном. Никакие богатства мира не нужны Трини, если рядом не будет его. Того, кто всю жизнь был поддержкой во всех ее начинаниях, кто верил в нее и старался ей помочь, если что-то не получалось. Она станет одинокой. В полном смысле этого слова. Не останется ни семьи, ничего...
Господи! Ну почему ты так поступаешь?!
Открыв глаза, девушка затуманенным взором огляделась, стараясь отвлечься. Как будто пелена закрывала от нее окружающий мир, мешая разглядеть его нюансы. Но постепенно зрение прояснилось, и вот уже девушка увидела молодую женщину с ребенком, которые, прогуливаясь, шли по дорожке. Конечно же ребенок не мог придерживаться спокойного темпа, выбранного его сопровождающей. Поэтому он то забегал вперед, то отставал, а потом со всех ног догонял свою взрослую спутницу. Или начинал бегать вокруг нее, но в этот момент она делала ему замечание, и он снова начинал носиться взад-вперед... и так до следующего раза... до очередного порицания...
Вдали показалась пара. Она медленно приближалась, о чем-то неторопливо беседуя. Походка мужчины показалась Трини знакомой. Присмотревшись, она узнала отца. Женщину, которая шла рядом с ним, девушка видела впервые.
Первым порывом ее было подбежать и поздороваться с Мартином. Но потом, обратив внимание на то, как он увлечен разговором, девушка неожиданно почувствовала себя лишней. Подчиняясь внезапному порыву, она быстро поднялась со скамейки и, зайдя за нее, спряталась за густыми кустами. Ей повезло, никого не было поблизости, поэтому никто удивленно не покосился в ее сторону. А папа, приближавшийся к тому месту, где притаилась Тринити, так и вовсе не обращал никакого внимания на то, что происходило вокруг.
Выглядывая из-за плотной завесы ярко-зеленой листвы, девушка пыталась рассмотреть женщину, которая шла рядом с ним. На вид ей было около сорока. Невысокого роста. Чуть полноватая, но вполне пропорциональная фигура. Волосы медового оттенка были зачесаны назад, открывая взору приятное лицо. Тринити никогда не видела ее. Значит, спутница папы не была из его окружения. А потому выходило, что это его знакомая, которую... которую он прятал от всех. Но почему?!
И тут девушка догадалась, словно какое-то седьмое чувство подсказало ей ответ. Она увидела взгляд, которым отец смотрел на идущую рядом с ним женщину. Тот интерес, который светился в нем. И осознала, что увлеченность эта вызвана не только разговором, но и самой спутницей.
Внезапно Тринити осознала, что подглядывает, и ей стало стыдно. Однако нельзя же было выскочить из кустов и подбежать к отцу, как ни в чем не бывало. Это выглядело бы еще хуже. Она лучше посидит здесь, скрываясь за душистой зеленью, и подождет, пока папа и его спутница пройдут мимо.
В тишине парка до девушки доносились обрывки их разговора. И она отметила про себя приятную мелодичность голоса незнакомой женщины...
Сидение в кустах не прошло для Трини даром. Скоро у нее затекли ноги, и захотелось выпрямиться, чтобы размять их. Выглянув на аллею, девушка увидела, что интересующая ее пара уже удаляется. Тогда она осторожно выбралась с другой стороны скамейки и пошла в противоположном направлении.
Сердце ее немного успокоилось, когда она увидела папу, спокойно беседующего с дамой. Будто и не было болезни, не было ничего, что могло бы омрачить его существование. И внезапно Трини подумала – а уж не выдумала ли Кора все это, чтобы досадить ей, расстроить ее? Но она тут же отбросила эту мысль. Даже мачеха не могла так поступить.
Тринити очень хотелось узнать, что связывает папу и эту незнакомую ей женщину. Возможно, дружба. А возможно, и нечто большее. Почему-то эта догадка вызвала на лице девушки улыбку...
И дело тут было совсем не в том, что она хотела, чтобы Кора получила по заслугам. Просто мачеха никогда не нравилась Трини, которая сразу поняла – та вышла за отца только из-за его денег.
А в этой женщине с медовыми волосами и приятным голосом чувствовалась душа. То есть именно то, чего так не хватало Коре...
Трель мобильного телефона разрезала спокойствие парка, и, взяв трубку, Трини услышала голос помощницы Брукса. Деловым тоном та сообщила ей, что Джонатан заключил контракт с Шарлиз Уинтроп, который включил в себя пункт о выступлениях в нескольких ресторанах. И мистер Брукс предлагает Тринити самой выбрать несколько дней, когда мисс Уинтроп будет петь в ее «Луаре». Произнеся все это ровным, без каких-либо эмоций тоном, женщина отключилась, оставив Трини в растерянности смотреть на телефон.
Она все еще не могла поверить в то, что услышала. Кто-то разыграл ее. Наверное, это Джонатан. Кому еще может прийти в голову мысль поиздеваться над ней?
Переполненная противоречивыми чувствами, Трини поспешила к своей машине. Она не позволит Бруксу руководить ею, словно марионеткой. В конце концов, он не кукловод, а она – не его деревянная актриса, чьи руки и ноги невидимыми нитями связаны с деревянным перекрестием, управляемым хозяином.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Окутанная солнцем - Бэйс Ронда

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Окутанная солнцем - Бэйс Ронда



на любителя книжица. главная героиня какая-то истеричная. местами читала по диагонали. не мое...(((
Окутанная солнцем - Бэйс Рондаанжела
10.08.2011, 12.44





Как-то сумбурно и довольно по дилетански. Плохой перевод или начинающий писатель, даже, наверное, просто любитель...
Окутанная солнцем - Бэйс РондаИрина
12.08.2011, 1.53





все счастливы и устроены...не реально!
Окутанная солнцем - Бэйс РондаБАСЯ
12.08.2011, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100