Читать онлайн Окутанная солнцем, автора - Бэйс Ронда, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Окутанная солнцем - Бэйс Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Окутанная солнцем - Бэйс Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Окутанная солнцем - Бэйс Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэйс Ронда

Окутанная солнцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Трини лежала в ванне. Прикрыв глаза и включив плеер, она наслаждалась отдыхом. Переживания понемногу улеглись, уступив место спокойной рассудительности. И хотя она все еще чувствовала грусть, но уже думала о том, что следует предпринять. С папой придется поговорить. И необходимо это сделать как можно скорее. Потому как нельзя скрывать от своих близких то, что грозит разлучить тебя с ними. Именно это она решила донести до него и еще попытаться напомнить те истины, которым всегда учил ее отец: из любой ситуации, даже казалось бы самой безнадежной, можно найти выход.
Однако это произойдет несколько позже... А сегодня...
Джонатан позвонил вчера вечером. Почти перед сном, когда Трини уже готова была погрузиться в объятия Морфея. И девушка даже сначала не осознала, кто это. Но потом, когда от звука его голоса затрепетало ее сердечко, она почти интуитивно догадалась, что это ОН. Тот, чей образ будоражил ее воображение. Тот, кого она так жаждала услышать...
Они договорились о встрече.
И вот теперь, спустя день, Трини готовилась. Брукс должен был заехать за ней через два часа. И девушка решила посвятить это время тому, чтобы расслабиться.
Она знала, все случится сегодня. И это наполняло ее душу трепетом, заставляя нервничать по поводу того, что должно было произойти. Тринити казалось, что ей было намного проще общаться с Бруксом, когда она ненавидела его. Теперь же, когда ее чувства сменились диаметрально противоположными, девушка ощутила некоторую скованность и очень боялась выглядеть в присутствии Джонатана косноязычной.
Надо было начинать собираться. Трини выключила плеер, сняла наушники и отложила их в сторону вместе с самим устройством...
Она долго думала, что же надеть. И наконец остановила свой выбор на черном атласном платье с глубоким вырезом, идеально сидящем на ее стройной фигуре. В качестве украшения Трини задумала использовать подвеску с большим темно-зеленым камнем, идеально сочетающуюся с ее изумрудными глазами. Волосы собрала на затылке и заколола. И все равно, несколько непослушных прядок спустя непродолжительное время выбились из прически. Трини вздохнула. Все как всегда. Она даже не может сделать идеальную прическу, потому что не любит пользоваться специальными средствами для укладки, предоставляя своим огненным локонам полную свободу. И вот результат... Но переделывать прическу не хотелось, и девушка решила оставить все, как есть. Она вдела в уши серьги с крупным зеленым камнем, точно таким же, который красовался на подвеске, и поняла, что большего сделать уже не сможет... Ее туалет выглядел полностью завершенным.
Раздался звонок. В последний раз придирчиво осмотрев в зеркале свое отражение, Трини стала спускаться вниз, где ее с цветами ожидал Джонатан...




Она волновалась. Наверное, из-за этого немного перебрала. А возможно, просто вино было очень изысканным, и Трини никак не могла успокоиться, смакуя его и не замечая, как один наполненный бокал сменяется другим. Ужин был великолепен. Как и сам недавно открывшийся клуб, куда пригласил ее Джонатан. Под ресторан здесь был отведен небольшой зал, где они и расположились сначала. Тут было тихо и спокойно. Умиротворяющая музыка лилась из искусно скрытых в обшивке стен динамиков.
– По-моему, я где-то потеряла свой стоп-кран, – со смешком заметила девушка, чувствуя себя на удивление легко и свободно.
Напряжение, до этого неотступно преследовавшее ее, отступило, словно его и не было. И Трини получала от вечера истинное удовольствие.
– Ты даже не представляешь, как меня радует это известие, – вкрадчиво произнес Брукс, поглаживая ее руку.
Легкая дрожь пробежала по ее телу, вызывая мурашки, словно прохладный ветерок вдруг ворвался в закрытое пространство зала и пронесся по разгоряченной коже. Трини подняла на Джонатана затуманенный взор. И увидела то, о чем и так догадывалась. В глазах мужчины полыхала страсть, разжигая внутри нее угольки успокоившихся на время чувств и превращая их в постоянно растущий, незатухающий огонь.
– Что-то здесь стало душно... – Убрав руку, Трини помахала ею перед лицом, тщетно пытаясь остудить пламенеющие щеки.
Брукс тепло улыбнулся, разглядывая ее.
– Я знаю одно место, где нам действительно будет хорошо, – поделился он.
– Да уж, – фыркнула девушка, – нисколько в этом не сомневаюсь.
– Ты опять думаешь обо мне плохо? – Он в притворном удивлении вскинул бровь.
– И не хотела бы, но факт остается фактом, – констатировала Тринити, – ты совершенно неисправим.
– Быть может, как раз поэтому я тебе и нравлюсь, – предположил он, и во взгляде его читалось лукавство.
– Кто знает, – она пожала плечами, – честно говоря, я сама не знаю. Просто случилось то, что случилось, и никуда, похоже, мне от этого не деться.
– Тогда пойдем? – Он с вызовом посмотрел на нее.
И Тринити прочла не только приглашение в его глазах. Но и нежность, ласкающую ее лицо, и еще какое-то чувство, которому она так и не смогла дать определение. Пожалуй, она и не хотела этого делать. Потому что боялась – если раскроет истинность обращенных к ней эмоций и намерений, то растеряется и не сможет ответить на них. Рассудив, что незнание будет для нее более благоприятным, Трини отвела взор и, немного помолчав, произнесла:
– Я с тобой...




Они любили друг друга. Сначала осторожно и немного неловко. Потом самозабвенно и несдержанно. Словно двое изголодавшихся в одиночестве людей обрели наконец то, к чему стремились долгое время.
Трини казалось, что чувства ее накалены до предела. То волнение, которое только зарождалось от осторожных прикосновений партнера, концентрируясь где-то внизу живота и отдаваясь эхом в груди, заставляло ее сердце учащенно биться, а руки – дрожать от невозможной целомудренности, внезапно охватившей ее. Она аккуратно, словно боялась сделать ему больно, касалась его рук, ощущая сильные мускулы, спрятавшиеся под упругой кожей, и осознавая всю ту силу, которой он обладал и которую сдерживал, чтобы доставить ей удовольствие. И это знание умиляло ее...
Они были словно двое подростков. Очень хотевших наконец соединиться и отчаянно боявшихся сделать что-нибудь не так.
И Брукс, и Тринити, несмотря на свой опыт, будто растеряли все навыки и действовали на уровне интуиции и чувств. Их поцелуи были сначала робкими и немного бестолковыми, но, несмотря на это, они все равно сумели разжечь ту страсть, которая только и ждала момента, когда будет ей позволено выплеснуться наружу и показать, насколько она яростна и непредсказуема.
И вот уже желание охватило их с такой силой, что не было мочи ждать. Оба они, точно окончательно осознав всю бесповоротность ситуации, забыли о своей ложной неопытности. И это было правильным. Потому что позволило им наконец испытать то наслаждение, о котором они так долго мечтали...
Он медленно вошел в нее, самозабвенно погружаясь внутрь ее женского лона, ощущая всю любовь, которая была сконцентрирована внутри этой женщины. Трини застонала, приподнявшись и обхватив ногами его упругие ягодицы. Она старалась почувствовать его как можно глубже, потому что только так представлялось ей возможным испытать всю полноту той близости, которая была им дана.
Его обнаженное тело соприкасалось с ее, и каждое касание содержало в себе ключ к небывалым ощущениям, погружавшим их обоих в бездну невероятного блаженства.
Дыхание Брукса участилось. Чувствуя напряжение, стремительно нарастающее в нем, которое передалось и ей, Тринити постаралась приподнять бедра. И сильные удары его плоти, которые она ощущала внутри себя, стремительно приближали ее к пику наслаждения.
Не пытаясь сдерживать эмоции, она стонала и царапала его спину, потому что ей казалось, что это поможет хоть немного отдалить момент неотступно надвигавшегося экстаза. Но вот движения Джонатана убыстрились, и с последними ударами его плоти Трини почувствовала, как неземное наслаждение затопило ее, заставляя изможденное ласками тело содрогаться от волн блаженства, погружая ее душу в нирвану...
Она удивленно приоткрыла глаза.
Как будто ничего не изменилось. Все тот же потолок угадывался в полумраке комнаты. И мебель вроде бы была на месте. Что было довольно странно. Ведь ей казалось, что только что пронесся ураган, сметая все на своем пути...
– Что это было? – негромко спросила она, повернув голову в сторону Брукса, раскинувшегося рядом и довольно улыбающегося.
Он посмотрел на нее и неспешно перевернулся на бок. Медленно провел рукой по ее округлой груди, поиграв с соском, который сразу же возбужденно откликнулся на эту ласку. Застонав, Трини откинулась на подушку, чувствуя, как руки Джонатана гладят, ласкают ее тело, то отыскивая самые отдаленные уголки, то вновь возвращаясь к более открытым участкам.
И эти игры заставляли ее забыть обо всем. Потому что вызывали трепет, а также умело разжигали пламя желания. Мучительное напряжение вновь зарождалось внутри нее, ввергая девушку в новый цикл сладострастных ощущений. Каждая клеточка ее тела была накалена. Любое прикосновение Брукса несло возбуждение, нарастающее внутри нее с каждым новым касанием. И словно догадываясь об этом, он старался действовать медленно, побуждая Тринити с нетерпением, держащим ее чувства в напряжении, ожидать его следующего прикосновения.
И она подчинялась ему. Потому что не было пытки сладостнее этой. И Трини жаждала, чтобы она продолжалась, пронзая ее короткими вспышками наслаждения и вновь отдаляя от него...
Губы Джонатана исследовали ее тело, прекрасное в своей наготе и беззащитности перед ним. И он знал это, а потому старался довести ее до исступления, когда она уже не сможет больше ждать, и тогда... тогда он возьмет ее, такую доступную и обворожительную... жаль, что не хватало времени налюбоваться ею...
Они вновь и вновь занимались любовью. И никак не могли насытиться друг другом. Словно каждый из них всякий раз представлялся партнеру в совершенно ином образе, обладая новыми чертами характера. Как такое было возможно? Никто из них, хоть на мгновение задумавшись об этом, не дал бы правильного ответа. Но надо отдать им должное, ни Джонатан, ни Тринити не могли размышлять ни секунды, пока находились рядом. Потому что только желание доставить удовольствие партнеру и самому вкусить наслаждение руководило всеми их действиями, заставляя ежесекундно меняться и быть изощренными в любви.
И только окончательно вымотавшись, они уснули в объятиях друг друга, обретая несколько часов покоя, чтобы восстановить силы...
Трини проснулась. Она поняла это, потому что услышала тишину, окружающую ее. И ровное дыхание человека, находившегося рядом, напомнило ей о том, что произошло. Девушка открыла глаза и посмотрела на него. Брукс спал, раскинув руки, и она даже удивилась, как он не толкнул ее. Улыбнулась. Подтянувшись на руках, легко поцеловала его в губы. Но он лишь пробормотал что-то невнятное и изменил позу, повернувшись к ней спиной.
Прикоснувшись губами к его плечу, Трини куснула его, обнимая Джонатана одной рукой. Она почувствовала, как его крепкие пальцы ухватили ее ладонь и прижали к себе, и ощутила, как бьется в его груди сердце. И такой восторг охватил ее, что, прижавшись к нему, она замерла так на некоторое время, согретая теплом его сильного и красивого тела.
Прошло несколько минут. Ей не спалось. Луна, словно с проверкой, заглянула в комнату, пустив по ней несколько неярких бледно-голубых лучей, украдкой обшаривающих предметы. Трини аккуратно освободилась и встала с кровати. Приблизилась к окну. Улица была пустынна. Испугавшись, что кто-нибудь может ее увидеть, она отошла немного в сторону и скрылась за шторой, продолжая наблюдать за огромной, нависшей над домами луной.
Она не знала, сколько прошло времени. Но внезапно ощутила голод, который заявил о себе урчанием, донесшимся из живота. Надев рубашку Брукса, которую она обнаружила валяющейся около кровати, Трини босиком прошла на кухню. Заглянула в холодильник. Вздохнула. Типичный ассортимент холостяка, привыкшего питаться в ресторане. Достала оливки. Обнаружила несколько хлебцев. Налив в стакан воды из бутылки, она откусила хлебец. Конечно, можно было что-нибудь приготовить. Но Тринити совершенно не хотелось возиться со стряпней, пусть даже и из полуфабрикатов, среди ночи. Она не включала свет, потому что ее глаза привыкли к темноте. Да и луны, все еще продолжающей нескромно заглядывать в окна, вполне хватало для того, чтобы хорошо ориентироваться.
– Вот уж не ожидал, что ты ночная пташка, – пробормотал голос у нее за спиной.
Вздрогнув и обернувшись, Трини шутливо стукнула подошедшего Брукса по руке.
– Я чуть не подавилась, – заметила она, стараясь поскорее прожевать то, что было во рту...
– Прости, – покаянно пробормотал он, увидев оливки и хлебцы, одиноко лежавшие на столе перед ней. – Я совсем не предполагал, что мы приедем сюда, и не позаботился о пополнении запасов.
– Да? – недоверчиво взглянула на него девушка. – Не предполагал? Что ж, тогда ты нравишься мне еще больше. – Она улыбнулась, делая глоток воды из стакана.
– Но все-таки у меня есть кое-что... – С этими словами Брукс достал из морозильной камеры мороженое и, вынув его из упаковки, положил в вазочку и поставил перед девушкой.
– Ты меня разочаровал, – пробормотала она, тут же поясняя: – Ведь твой холодильник оказался не настолько пуст, а значит... ты предполагал, что я... – Замолчав на середине фразы, она не выдержала и улыбнулась. – Хорошо еще, что я не добралась до оливок...
Джонатан скрылся на несколько мгновений и вернулся с бутылкой вина и двумя бокалами.
– Я – пас, – запротестовала девушка, уплетая мороженое, и пояснила: – мне сегодня на работу.
– И мне, – вздохнув, кивнул Брукс, отставляя в сторону бутылку. – Однако, – он присел напротив нее, – рядом с тобой я все время забываю об этом...
Трини подняла на него глаза.
Отодвинула вазочку с лакомством. Протянула руку и дотронулась до его ладони, лежащей на столе.
– Мне было очень хорошо с тобой, – прошептала она неожиданно севшим голосом, – я даже представить себе не могла, что такое вообще бывает...
– Не надо, – он пожал ее руку, – ничего не говори.
– Наверное, ты прав...
Ей показалось, что она прочитала его мысли. И все невысказанное им стало ясным для нее... Действительно, слова не могут охарактеризовать все то, что произошло между ними. Потому что это было что-то невероятное...
– Ничего, что я надела твою рубашку? – спросила она.
– Ты выглядишь в ней очень сексуально, – с улыбкой заметил он, поднимаясь из-за стола и приближаясь к ней.
Он взял ее за плечи и заставил встать рядом.
Его руки пуговицу за пуговицей медленно расстегнули рубашку, бывшую на ней, и распахнули ее. Трини ощутила легкий холодок... Она взглянула на Джонатана. Увидела желание, отражавшееся в его глазах, и почувствовала, как страсть с новой силой охватывает ее, разжигая пламя, заставляя дрожать от нетерпения в ожидании близости, которая подарит им новые мгновения блаженства...
– Мы немного неравны, – пробормотала она, срывая простыню, которой по пояс был обмотан Брукс.
– Тогда, быть может, нам следует вернуться в постель?
– Конечно. Я только об этом и мечтаю, – промурлыкала она...




Трини учащенно дышала, пытаясь успокоиться и усмирить сердце, грозившее вырваться из груди... Все было так прекрасно, так божественно...
Она перевернулась на живот и взглянула на Джонатана. Он лежал на боку, глядя на нее и улыбаясь.
Нежданная грусть набежала на ее лицо.
– Я не могу быть такой счастливой, – прошептала она, с тоской осознавая, что все то, от чего она старалась отгородиться, вновь настигло ее. – Просто не имею на это никакого права.
– Но почему? – удивленно поинтересовался Брукс, придвигаясь к ней и нежно смахивая слезинки, выступившие у нее на глазах. – Разве любой человек не имеет права обрести то, что ищет?
– Ты не понимаешь... – Трини резко отвернулась.
– Но это не моя вина, – раздался за спиной его спокойный голос.
– Я знаю.
– Так может быть, ты прояснишь ситуацию? – предложил он.
Она молчала несколько мгновений, не зная, что сказать, как выразить ту боль, что росла в ней, крепла день ото дня, час за часом, заставляя страдать... Но слова сами сорвались с ее губ, прозвучав в этой напряженной тишине словно гром среди ясного неба. Страшная истина, от которой ей некуда было деться, некуда спрятаться...
– У моего отца рак, – прошептала Тринити. – Он умирает...
– Не может быть! – Брукс развернул ее к себе и заглянул в глаза, читая в них то отчаяние, ту безысходность, которые испытывала она в этот момент. – Почему... почему я не знаю об этом?
– Мне он тоже ничего не сказал, – всхлипнула девушка, чувствуя, как рыдания подступили к горлу, мешая говорить. – Он... скрыл это ото всех. И я случайно узнала...
– Но как?
– Кора призналась...
– Что?! – Джонатан был искренне удивлен. – Хотя, – пробормотал он, немного помолчав, – это вполне в ее духе...
– Она сказала мне это, когда мы поцапались. – Трини смотрела в его лицо, ища поддержки и понимания, но внезапно осознала: это неизмеримо мало для того, чтобы хоть немного уменьшить то горе, которое навалилось на нее. – Я ушла от нее совершенно без сил. Словно она опустошила меня. Как так может быть, Джонатан?! – спросила она. – Почему те, кого мы так любим, покидают нас, а другие, кого ненавидим, остаются?
– Не знаю, любимая. – Он лег на спину, прижимая ее к себе, и Трини поудобнее устроила свою голову у него на груди, слыша, как бьется его сердце, ощущая, как тепло его тела передается ей, неся частичку успокоения... – Никто не подозревает, что ждет его завтра. Но твой отец... возможно, тебе надо поговорить с ним?
– Я сделаю это сегодня же. Однако где взять силы смотреть ему в глаза и чувствовать, что он, быть может, скоро исчезнет из моей жизни? Как долго ему осталось? Почему он никому ничего не сказал?
– Вероятно, просто хотел прожить отведенные ему дни как обычно, – предположил Джонатан. – Знаешь, осознавать, что близкие тебе люди переживают за тебя и жалеют, не так уж и приятно. Это лишний раз напоминает о скоротечности жизни. О болезни, которая точит организм.
– Наверное, ты прав, – с грустью пробормотала она. – И все же я чувствую себя обманутой.
– Конечно, милая, – он погладил ее по шелковистым волосам, – это вполне объяснимо. Но, прошу тебя, когда будешь разговаривать с отцом, не наседай на него. Пойми, ему и так тяжело. И нужна поддержка. А не обвинения, которыми ты готова его осыпать.
– Ты думаешь, я способна на такое?! – Подняв голову, девушка в недоумении уставилась на Джонатана.
– Не кипятись, – примирительно произнес он, – я просто стараюсь предостеречь тебя от ошибок.
– Вот спасибо, – зло бросила Тринити, поднимаясь. – Теперь я точно буду знать, что делать. Благодаря тебе, – процедила она.
Джонатан покосился в ее сторону.
– Детка, вернись в кровать, – позвал он ее, показав рукой на место рядом с собой.
– И не подумаю. – Трини упрямо пыталась найти среди разбросанных на полу вещей свою одежду. – Что-то мне не хочется выслушивать нравоучения...
– Ты их не услышишь, – пообещал он, придвигаясь к краю и пытаясь ухватить ее за какую-нибудь часть тела.
Наконец ему удалось достать до ее руки, и, дернув Тринити на себя, он заставил ее упасть на кровать.
– Отпусти меня, Джонатан Брукс! – разъяренно завизжала она, отчаянно сопротивляясь и пытаясь вырваться.
– И не подумаю.
– Ты не смеешь меня задерживать! Я свободная женщина! Поэтому немедленно убери руки!
– Только когда ты успокоишься. – Он попытался ухватить ее руки и, когда ему это удалось, наклонился над ней, пристально глядя в глаза, метавшие молнии. – Ты такая красивая сейчас, – прошептал он, склоняясь к ее губам.
Тринити самоотверженно сопротивлялась его натиску. Однако действия Джонатана вынудили капитулировать ее непримиримый нрав, уступая место порыву страсти, словно огромная волна накрывшему ее с головой. Поцелуй возбудил ее, заставляя подчиниться желанию, проснувшемуся внутри и требующему удовлетворения.
Все враждебные мысли улетучились из ее головы.
И Брукс очень постарался, чтобы еще долго она не могла здраво рассуждать...




– Ты очень плохая девочка, – вкрадчиво заверил он Тринити, прижимая ее к себе. – Но я все равно тебя никуда не отпущу.
– Я это уже поняла, – улыбнулась она, чувствуя жар его разгоряченного после занятий любовью тела и радуясь тому, что рядом есть человек, который ей по-настоящему близок.
– Поверь, я всегда на твоей стороне. – Он чмокнул ее в макушку, ощущая мягкий цветочный аромат ее медных волос.
– Да. Я знаю. – Она немного поелозила на его груди, устраиваясь поудобнее. – Просто у меня такой вспыльчивый характер... Ты прости меня...
– Ничего, – Джонатан провел ладонью по ее шелковистым локонам, – я рад, что ты понимаешь, насколько важна для меня.
– Только я? – Она приподняла голову и посмотрела на него пристальным взглядом, от которого нельзя было укрыться.
– Конечно. – В голосе Брукса послышалось искреннее недоумение. – А кто же еще?
– Как насчет Коры?
– Это допрос? – задал он уточняющий вопрос.
– Нет. Лишь желание знать правду.
– Тогда так и быть, отвечу. – Он несколько мгновений молчал, выдерживая паузу и с удовольствием наблюдая за тем, как нетерпение отражается в чертах ее лица. – Нет никакой Коры.
– Но она... – Тринити немного замялась, не зная, говорить ли на эту тему с Бруксом.
– Что она?
– Да так, ничего... – Девушка попыталась замять тему, ложась рядом с ним.
– Нет уж, не выйдет. – Джонатан придвинулся к ней, впиваясь взглядом, который не давал уйти от ответа.
– Ничего такого, – Трини попыталась говорить как можно спокойнее, – просто Кора дала мне понять, что вы близки...
– И ты поверила ей?
– В тот момент я не знала, что и думать. Ведь именно тогда она сообщила мне о болезни отца. Поэтому я даже не вспоминала какое-то время о тебе. Все мои мысли были заняты тем, что я узнала о папе... А потом... не знаю... Честно говоря, мне все равно. Потому что я чувствую – если у вас что и было, это уже давно прошло.
– Я никогда не предаю друзей, Трини, – твердым голосом заметил Брукс. – А твой отец для меня – даже больше чем друг.
– Знаешь, когда я размышляла о Коре и о тебе, я не думала о тебе и об отце. Вернее, конечно, думала, но не в такой степени, как о тебе и обо мне, – вспылив, несколько запутанно заявила девушка. – И если ты не в состоянии это понять...
– Ах, как она быстро вспыхивает! – Он обнял ее одной рукой. – Это так, на всякий случай, – пояснил с улыбкой, – чтобы ты не вздумала снова вылезти из постели...
– Какие мы предусмотрительные, – фыркнула Тринити.
Но было видно, что ей нравится его собственническое отношение...
Джонатан потянулся к ней.
– Даже не думай, – предупредила девушка. – Я конечно уверена в твоих мужских способностях. Но...
– Но?
– Не уверена в своих женских, – с улыбкой пояснила она.
Брукс состроил изумленную физиономию.
– И ничего смешного, – надулась Тринити, но не выдержала, и ее губы расплылись в умоляющей улыбке. – Ну правда, Джонатан, у меня нет больше сил.
– Хочешь, проверим? – предложил он.
– Если честно, единственное, чего я хочу, это спать, – поведала она.
– Уверена?
– На все сто процентов.
– Точно?
– Абсолютно.
– Ну что же, тогда спокойной ночи, моя рыжеволосая красавица, – прошептал он.
– И тебе тоже... приятных снов...



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Окутанная солнцем - Бэйс Ронда

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Окутанная солнцем - Бэйс Ронда



на любителя книжица. главная героиня какая-то истеричная. местами читала по диагонали. не мое...(((
Окутанная солнцем - Бэйс Рондаанжела
10.08.2011, 12.44





Как-то сумбурно и довольно по дилетански. Плохой перевод или начинающий писатель, даже, наверное, просто любитель...
Окутанная солнцем - Бэйс РондаИрина
12.08.2011, 1.53





все счастливы и устроены...не реально!
Окутанная солнцем - Бэйс РондаБАСЯ
12.08.2011, 23.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100