Читать онлайн В сетях любви, автора - Бэссо Адриенна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сетях любви - Бэссо Адриенна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сетях любви - Бэссо Адриенна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сетях любви - Бэссо Адриенна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бэссо Адриенна

В сетях любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Морган проснулся от резкого удара грома прямо за окном его спальни. Заранее он не задвинул штор, и луна свободно разбросала мрачные тени по ковру на полу. Пошарив в полутьме, он нащупал огниво и зажег свечу на столике у кровати. Поежился. В комнате стало прохладно. Камин потух.
Усевшись в постели, Морган послушал, как завывает ветер и хлещет дождь. Задрав голову, повел взглядом по потолку и понял, что нечему удивляться, если на лицо упадут дождевые капли.
«С чего бы и крыше не течь? Дом почти весь обветшал. Хорошо, что Тристан богат. – Морган улыбнулся. – Ведь ему обойдется в целое состояние, и не малое, – отремонтировать и подновить сей мавзолей».
Привалившись спиной к мягким подушкам, Морган задумался об Алисе. Понял, что она умудрялась удерживать на должном уровне продуктивность хозяйства, лишь отказывая себе лично во многих благах и удобствах. Усомнился, что в ее гардеробе есть хоть одно приличное платье, и признал, что тем не менее держится она всегда грациозно и с достоинством. И осознал, что никогда не постигнет, как ей удалось столь долго сносить такой образ жизни.
И вновь вернулась та тревожная страсть, что возникала каждый раз, когда он думал об Алисе. Поняв, что так просто снова не заснет, прикинул в уме, чем можно поправить дело. Принести из библиотеки снизу какую-нибудь скучную книгу – наверняка сразу усыпит. Или бокал бренди, быть может, сработает даже лучше.
Надев на голое тело парчовый халат, который на кресле ему оставил Перкинз, и взяв со столика свечу, герцог, босой, бесшумно покинул комнату и прошел по коридору к лестнице.
Дойдя до большого холла, он остановился, чтобы сориентироваться. Вспомнил, что после обеда они с Тристаном почали, но не прикончили, большой графин бренди в передней гостиной, и направился туда.
Держа высоко перед собою свечу и разгоняя мрак входного холла, Морган почти подошел к гостиной, но вдруг странный звук заставил его замереть на месте.
Что это – ветер? Похоже, плач. Нет, скорее – скулеж какой-то? Склонив голову набок, он внимательно прислушался. Затем медленно побрел на звук. Дойдя до самого конца холла, увидел полоску света из-за неплотно прикрытой двери библиотеки. Опять услышал непривычный звук. Но не плач, а пение. Кто-то пел. Громко и нескладно. Морган тихо отворил дверь и вошел.
Ревущее в камине пламя заливало мягким светом всю комнату, в ней было тепло и уютно. Прямо перед огромным этим камином, в кресле с высокой спинкой и подголовником развалилась Алиса, свесив ноги через подлокотник. Одна рука, с полупустым бокалом бренди, была закинута на спинку кресла, а другая свисала почти до ковра на полу. Чтобы не испугать ее, Морган проговорил тихо:
– Мисс Каррингтон?
Лицо ее вздернулось и расплылось в кривой ухмылке.
– Ваша светлость! Какой приятный сюрприз! Входите, пожалуйста!
Она предприняла попытку выбраться из кресла и добилась своего с третьей попытки.
– Что это вы проснулись ни свет ни заря? – спросила она, с трудом вставая на ноги, и Морган заметил, что на ней лишь ночная рубашка.
Она повернулась и прошла перед камином, и он затаил дыхание. Сияние пламени пронизало тонкую батистовую рубашку и явило Алису во всей наготе. И он удивился, что считал ее худой. Тело ее оказалось тугой плотью в чувственных изгибах – длинные ноги, крутые бедра, тонкая талия, ладные ягодицы и пышные, налитые груди. Впервые по-настоящему открылись взору и ее волосы – длинные, густые, насыщенного цвета чистой меди. Пред Морганом предстала совсем иная Алиса – раскрепощенная, безудержная и прекрасная. И от этого, совершенно невообразимого, ее преображения кровь бросилась ему в голову.
В блаженном неведении, что ее разглядывают, Алиса, высматривая графин с бренди и чистый бокал на пембруковском столике, рассеянно запустила руку в растрепавшиеся волосы и взъерошила их.
– Ага, вот, угощайтесь, ваша светлость, – она передала Моргану бокал с бренди и снова села в кресло. – А поесть чего-нибудь хотите?
– Что? Поесть? Нет, спасибо.
– Точно? А взгляд у вас голодный, – она отхлебнула из своего бокала и поморщилась от крепкого напитка. – А вы мне так и не сказали, что привело вас сюда среди ночи.
– Гроза разбудила меня. Вот я и решил, что стаканчик бренди поможет мне уснуть опять. Спустился, услышал какие-то звуки и зашел узнать в чем дело.
– Ха! – громко хихикнула Алиса, – это я пела. Наверное, напугала вас? Лорд Каррингтон всегда говорил, что я вою, как кот, когда его тянут за хвост.
– А почему вы оказались здесь в такое время, мисс Каррингтон?
– Зашла навестить моего доблестного пращура, – сказала она совершенно серьезно и подняла бокал, приветствуя безмолвным тостом щеголеватого мужчину в элегантном наряде елизаветинской эпохи, портрет которого висел над камином. – Мой замечательный предок, сэр Томас Каррингтон. Капитан и приватир, но, по-моему, больше пират. Судя по его виду, – она обернулась к Моргану как бы за подтверждением, но, не дав ему возможности ответить, продолжала: – Из рук самой королевы Елизаветы он получил дворянский титул «за особые заслуги перед короной». Одному Богу известно, что за этим кроется, – и, улыбнувшись во весь рост, она подмигнула Моргану.
– Боже мой, девушка, вы перебрали!
– А я говорю – ничуть! – ощетинилась она. – Я выпила только вот это, – и предъявила свой уже почти пустой бокал.
– Вполне достаточно, чтобы сыграть с вами недобрую шутку, поскольку вы не привыкли к крепким напиткам.
– Я преклоняюсь перед вашей компетенцией в этом деле, ваша светлость, но тем не менее смею настаивать на том, что не пьяна.
Морган сделал глоток бренди и внимательно посмотрел на нее.
– Из-за чего же вы так расстроились, что стали искать утешения наедине с бутылкой?
– По-вашему, мало того, что я уже без средств, еще без работы и вот-вот лишусь крыши над головой? – и она опять хохотнула, но как-то гулко, будто звук вырвался из пустой бочки.
– Да, положение трудное. И именно в этом причина?
– Не совсем, – призналась она. – Этим вечером я вновь обнаружила в себе давно забытые пагубные чувства.
– Какие же?
Она смущенно заерзала в кресле.
– Я с детства не испытывала такой сильной ревности. И зависти. Не нравится мне это.
– Зависти? К кому?
– К Каролине, – тихо прошептала она.
– Вам не в чем завидовать ей. Вы во всем милы, как Каролина, и даже более.
– С чего вы предположили, что я хочу походить на Каролину? – спросила она озадаченно.
– Я разве ошибаюсь?
– Да. Не виду Каролины я завидую, а ее отношениям с Тристаном.
– Вам нужен Тристан?! – рявкнул Морган, взревновав сам.
Алиса отрицательно повела головой:
– Я не это имела в виду. Тристан, конечно, очаровательный мужчина, но его сердце явно занято. А мне бы хотелось, чтобы кто-то… кто-то смотрел на меня так, как Тристан на Каролину.
– А как это Тристан смотрит на Каролину?
– С восторгом… и радостью… и восхищением, даже когда она говорит глупости, – шептала Алиса все тише и тише, и Морган наклонился к ней, чтобы расслышать. – Он смотрит на нее… с любовью.
– С любовью? – переспросил Морган, не уверенный, что верно расслышал. – С вожделением, хотите вы сказать?
Алиса затрясла головой:
– О, нет! Когда перед обедом мы им помешали, я тоже было приняла это за вожделение, но это – большее. Потом я заметила, какие задушевные взгляды он бросает на нее. И за обедом, и когда леди Огден играла на фортепьяно, Тристан влюблен в Каролину.
Она говорила столь уверенно, что и Моргана убедила. Раньше он об этом не очень-то задумывался, но теперь счел, что это возможно. Но как циник усомнился, что это надолго.
– Вы как будто удивлены? А сами-то, ваша светлость, разве не любите свою жену? – спросила Алиса негромко.
– Что? Что вы сказали?
– Я спросила, любите ли вы свою жену, – повторила Алиса, действительно очень желая узнать.
– Моя жена умерла, – произнес Морган ровным голосом.
Вопрос заставил его вспомнить Валери. Какое-то время он верил, что сможет полюбить Валери. А она постоянно уверяла, что любит его без ума, по крайней мере, так говорила в начале их супружества. Нет, он никогда не любил по-настоящему свою жену. И вспоминались ему теперь лишь их обоюдные страдания.
– Я очень сожалею. Я не знала. Каролина говорила, что герцогиня ждет всех вас в Рэмзгейт-Касле, и я подумала, что она имеет в виду вашу жену. – Алиса, дотянувшись, бережно коснулась пальцами его руки. – Я не хотела причинить вам боль.
Морган посмотрел в ее ясные зеленые глаза и увидел в них сочувствие. «Она не пьяна, – заключил Морган, – немного заторможена, но в полном рассудке». Он поднял руку и нежно погладил Алису по щеке. С благодарностью восприняла она его прикосновение – закрыла глаза и прижалась лицом к его ладони. Ощущение было чудным.
– Ужели любовь – такая редкость? Я надеялась понять это получше, – сказала она и рукой прижала его руку к своему лицу.
Морган безмолвно смотрел на нее, не отрываясь. От желания у него сдавило горло, и он внезапно ощутил такую страсть, что любой нормальный человек на его месте потерял бы рассудок.
Судьба, бывавшая к нему не раз жестокой, вдруг улыбнулась ему. Это странное, случайное соприкосновение с откровенно любопытствующей Алисой предоставляло возможность вступить в физические отношения с женщиной, восхищавшей его. Он будет глупцом, если не воспользуется столь исключительной возможностью. Немыслимо противостоять такому искушению.
– Алиса, откройте глаза, – наконец пробормотал он осипшим голосом.
Она повиновалась. В молчании они взирали друг на друга, словно их души родственны и зачарованны чувствами, неведомыми им обоим. Морган порывисто притянул к себе Алису и крепко и властно прижался губами к ее мягким устам в неистовом поцелуе. Она инстинктивно откликнулась на его страсть, приоткрыв уста, позволив целовать ее проникновенней. Отзыв ее губ сотряс его мощным импульсом дрожи, и Морган, рывком подняв ее из кресла, посадил к себе на колени. Она обхватила его плечи и тесно прижалась. Его язык пытливо проникал глубоко в ее рот и выскальзывал, блаженно дурманя и бросая в трепет непредсказуемого наслаждения.
Губы его принялись блуждать по ее лицу, нежно касаясь щек, мягко лаская мочки ушей. Зарываясь лицом в ее волосы, Морган вдохнул их сладкий, свежий аромат. И Алиса ощутила яростный стук его сердца возле своей груди и твердость его нарастающего желания у ее бедра. Это было новое и будоражащее ощущение. И тело ее, и вся ее плоть как-то странно ожили.
– О, услада! – забормотал он пылко. – Какой в тебе огонь! Я уж и не мечтал об этом!
Сквозь наваждение страсти, как сквозь марево, до нее дошли его слова. Она отклонилась, тяжело и шумно дыша, и собрала все силы, чтобы успокоить расходившееся сердце.
– Неужто и вправду во мне огонь? – прошептала она, поразившись.
И это изумление, прозвучавшее так кротко, чуть не довело его до критической точки. Морган бросил пылкий взгляд на нее, на лице его вспыхнуло желание, а тело, как тетива, напряглось под действием уже почти неуправляемой страсти.
– О, Боже, да! – пробормотал он, притягивая ее вплотную к своей широкой груди.
Горячими, голодными губами он поцеловал ее с такой настойчивостью, что она застонала в экстазе.
И ощутила она уста его как благо, и приняла их право. Прикосновения его языка разослали по всей ее плоти клубящееся, влажное чувственное волнение, достигшее глубин ее чрева. И туже обвились руки Алисы вокруг его шеи, пылко поощряя его и дальше посылать такие волны.
– Дорогая, – услышала она его бормотание и ощутила, как прерывисто и горячо он дышит ей в шею. Она пыталась ответить, но не смогла ничего выговорить, будучи вне себя от неуемной потребности целовать, ласкать и чувствовать его.
Он поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза:
– Я хочу тебя.
Ее зеленые глаза потемнели от взрыва чувств, будто сорвавшихся с цепи от его слов. «Господи, – подумала она, – он хочет меня! Он желает меня; я нужна ему, нет, он жаждет меня! Меня! Такой красивый, дивный, блистательный мужчина, что может обладать любой женщиной, которую пожелает, хочет меня».
Какое пьянящее блаженство быть предметом страсти Моргана! Но ее влекло не только желание. Какая-то связь, невидимые узы возникли меж ними. Это и пугало, и завораживало ее.
Совершенно ошеломленная, не в силах вымолвить ни слова, Алиса просто еще теснее прижалась к нему и спряталась, уткнувшись лицом ему в шею. И рука Моргана стала опускаться по ее спине все ниже и ниже и заблуждала по ягодицам.
– Можно овладеть тобою, любимая? – зашептал он гипнотически ей в ухо. – Ляжем на ковре прямо здесь, у камина? – и он осторожно протиснул руку под ее рубашку.
Оголившимися ногами она ощутила тепло от потрескивающего очага, а пальцы Моргана медленно, очень медленно, поползли вверх по нагой плоти ее бедра. Его ладонь мягко закралась ей между ног, и он впился ей в губы в почти неудержимом стремлении. Она сладострастно раскинулась у него на коленях, предлагая себя, и выгнулась дугой, когда его рука ритмично заходила вперед-назад, поглаживая у нее меж ног.
«Что это он делает со мной?» – в панике подумала Алиса, ощутив теплую влагу на его руке и поняв, что это – из нее.
Морган прервал поцелуй и взглянул на ее смятенное лицо. Она шумно дышала, закусив нижнюю губу, глаза ее были полузакрыты. «Великолепна, – подумал он. – Такая жаркая, такая мягкая, такая податливая». Ее пылкая отзывчивость затронула сокровенные струны его души. В приливе нежности он еще крепче ее стиснул.
Алисе было тепло и надежно в кольце сильных рук Моргана. И она прильнула к нему всем телом, сжав его шею еще сильнее. Она ощутила пульсирующую твердость его мужского естества, упершегося в мягкую плоть ее лона, и вздрогнула. Озадаченная, она опустила руку и дотронулась. Пробежав пальцами по его туго натянувшемуся халату, ощупала сверху вниз жесткое вздутие. Морган резко втянул в себя воздух. Отдернув руку, Алиса застыла.
– Я тебя обидела? – спросила она обеспокоено.
Морган издал резкий смешок, прозвучавший как стон:
– Если ты еще раз так меня обидишь, любимая, то я опозорюсь.
Она улыбнулась, не поняв.
– Научи меня, – воззвала она, удивив и его, и себя этой просьбой.
Он взглянул на ее невинное, доверчивое лицо, и его сердце сжалось. Он жадно хотел ее, но колебался. Несмотря на ее чувственную готовность, Морган был уверен, что Алиса – девственница. И вполне понимал, что она вряд ли представляет себе то, о чем просит.
Он не был, вопреки его репутации среди женщин, совратителем девственниц. Мягко высвободившись из ее объятий, Морган сжал ее ладошки в своих больших руках и проникновенно заглянул ей в глаза:
– А знаешь ли ты, чего просишь? Она кивнула.
– Алиса, мы будем вместе только одну эту ночь, но я постараюсь, чтобы она показалась волшебной нам обоим. Понимаешь?
Она опять кивнула, не полагаясь на голос.
– Ты пойдешь со мной наверх, Алиса? Ко мне в постель? – произнес он торжественным тоном.
Она взглянула на прекрасное лицо, и чувства стеснили ей горло. «Не надо! – прозвучал ее внутренний голос. – И думать не смей над этим непристойным предложением». Оно шло вразрез со всеми усвоенными ею моральными принципами, но ей было все равно.
– Да., да, я пойду с тобой, – произнесла она еле слышно, но Морган заметил, какой решительностью сверкнули ее глаза.
– Ну, пошли, – выдохнул Морган, невольно сдерживавший дыхание.
Они одновременно встали из кресла. Зажав в одной руке почти догоревшую свечу, а в другой – руку Алисы, Морган повлек ее из библиотеки.
Поднимаясь по лестнице, Алиса клонилась к нему, прижимаясь головою к плечу. Пред дверью его спальни она слегка замешкалась, но он держал ее ладонь железной хваткой. И втянув ее внутрь, захлопнул дверь.
Отпустил Алису, поставил свечу на ночной столик и склонился к потухшему камину.
– Холодно, – пробормотал он, потирая руки, и подложил дров.
«Дает мне время одуматься», – поняла Алиса, но не двинулась с места, словно приросла. «Уходи! – возопил внутренний голос. – Быстро!» Но она и шевельнуться не могла. «Единственная ночь, – зазвучал уже второй внутренний голос. – Наконец-то тебе предоставляется возможность познать любовь, настоящую жизнь. Так ли уж дурно всего лишь ночь делить страсть с таким мужчиной? Воспоминание о ней потом будет согревать тебя холодными и одинокими ночами». Алиса, будто оказавшись вне собственной плоти, присматривалась к ней, наблюдала, не принимая никакого участия во внутреннем споре. Чтобы заставить умолкнуть эти голоса, она закрыла глаза и вздрогнула от неожиданности, когда Морган привлек ее к себе.
– Никакого раскаяния? – спросил он, как бы давая ей последнюю возможность.
Она было открыла рот, чтобы ответить, но вместо этого подставила губы для поцелуя, прильнув к нему всем телом. Он ринулся к ее устам, как умирающий от жажды – к роднику, и язык его стал напористо рваться внутрь. Умело расстегнув пуговки спереди ее рубашки, он положил горячую ладонь на голую грудь и, мягко и нежно пожимая, принялся водить легкими пальцами из стороны в сторону по набухающей округлости. Соски затвердели, и по телу Алисы пробежала дрожь. Она почувствовала, как увлажнилось у нее меж бедрами, как набрякли груди и соски взвились навстречу его взыскующим рукам.
Морган спустил рубашку с плеч Алисы, и она упала к ее ногам. Частыми, сладостными поцелуями он покрыл ее шею и зашептал что-то на ухо, и губы его двинулись вслед за руками по шелковистой ее коже вниз, к груди.
– Ты самая прекрасная, Алиса. Тело твое – совершенство: податливо, упруго, гладко. А ты преступно пряталась в уродстве тех одеяний, – и язык Моргана нежно гладил, водил по ее сладкой плоти и касался дерзких розовых бутонов сосков.
– Ляг на кровать, любимая, хочу видеть тебя всю. Хочу видеть твое лицо, когда тобою овладею. Хочу ощутить твои движения подо мной. Хочу услышать, как ты застонешь, когда станешь моею.
Лаская руками ее тело, Морган уже почти не мог сдерживаться. Он не помнил, чтобы когда-нибудь так сильно желал женщину, так нуждался бы в ней. Он оттеснил Алису на постель и навис над нею, исполненный соблазна. Язык его жадно закружил по ее соску, и Морган присосался к груди, как младенец.
Опустившись на колени, он опять стал целовать ее уста, глубоко, проникновенно. Целуя ее, он движением плеч освободился от своего халата. И чудное нагое тело Моргана опустилось на ее тело.
– Потрогай меня, – выдохнул он ей в шею. Она, осмелев, прошлась рукою по жестким мышцам его груди, и ее восхитили упругие завитки волос, курчавившиеся под ее пальцами. Соски его оказались совсем не такие, как у нее. Но когда сдавила их пальцами, они, как и ее, затвердели от желания.
– О, господи! – взмолился он хрипло и, опустив руку, ладонью слегка приподнял ее снизу. И приковался взглядом к ее потемневшим от страсти глазам, чтобы следить за каждым изменением их выражения, а его опытные пальцы стали поглаживать жаждущее нутро ее женского естества.
– О, любовь моя, я от тебя горю как в огне, – прошептал он ей на ухо.
Внезапно его палец проскользнул внутрь нее, и Алиса задохнулась от желания.
– Боже, – охнула она, и он почувствовал, как от его вторжения напряглось ее тело и ногти впились ему в руки.
– Поддайся своим чувствам, дорогая, – подбодрил ее Морган, проникая глубже во влажное тепло. Он хотел довести ее до завершения прежде, чем посягнет на нее, но ее страстная самоотдача приводила его в сильное возбуждение.
– Подвигай бедрами, Алиса. Почувствуй ритм своего тела.
Алиса выгнулась, и ее бедра устремились навстречу его пальцам. Задохнувшись, она издала стон и всхлипнула под напором нарастающего напряжения.
– Что ты со мной делаешь?! – закричала она, глядя ему в глаза.
Ее рассудок и тело оказались в плену у этого дивного мужчины, и она, как загипнотизированная, продолжала неотрывно смотреть в его серебристо-серые глаза, а его сильные, сладострастные пальцы творили свою магию. Она ощутила тяжесть и стала двигать бедрами быстрее и быстрее, полностью сосредоточившись на его завораживающих глазах, властных устах и прекрасном лице. На вершине возбуждения ощущение тяжести исчезло и наслаждение разлилось по всему ее существу.
Морган испытал безмерное удовольствие, увидев, как удивление и восторг отобразились на ее лице, когда ее плоть взорвалась в экстазе. А его собственное тело, жесткое, гудящее от перенапряжения, жаждало вызволения. Импульсы необузданных, вспенивающихся чувств пронизывали его, и он знал, что больше ждать не сможет.
– Раздвинь ноги, – сказал он сипло.
Алиса, не совсем понимая и продолжая радоваться пережитому, повиновалась без излишних сомнений. Устроившись поудобней, Морган протянул руку вниз и раздвинул ее мягкие складки. Приникнув к ней в проникновенном поцелуе, он ввел свою плоть в шелковистое тепло ее плоти. С нажимом продвинулся вглубь и ощутил, как она всем телом отпрянула от его напора, прорвавшего ее девственность. И осознал, что взял ее слишком грубо, ибо из-за ее неудержимой страстности утратил контроль над собой. От нежданной боли Алиса вскрикнула и неистово уперлась ему в грудь, отпихивая его. Ей казалось, что ее разорвали надвое. Морган слегка приподнялся, и она заизвивалась, пытаясь выбраться из-под него. И он мгновенно успокоился.
– Прости, любимая, – дыша прерывисто, пробормотал он, приподнявшись на локтях. – У тебя так сладостно, так туго, что я просто взбесился. Постарайся расслабиться, боль скоро пройдет.
Алиса с трудом расслабила тело. Морган начал медленно двигаться, но она сразу же напряглась опять.
– Больно, – прошептала она.
– О, черт! – выругался он вслух, понимая, что причиняет ей боль, но не имея сил остановиться. Обхватив ее ягодицы, он приподнял ее и вдвинулся глубже. От его натиска у нее обожгло все внутри и она застонала, но назад не рванулась.
Медленно, постепенно боль стала убывать, и Алиса начала подстраиваться к ритму соития. Притиснувшись вплотную к Моргану, неуверенно ответно задвигала бедрами. И ощутила изменение его органа, который напрягся еще больше, заходив еще настойчивей, жестче, глубже, чаще. Он внезапно разросся внутри нее. Морган вдруг замер и вскрикнул, исторгнув семя. Иссякнув, рухнул на нее.
Спустя несколько мгновений Морган приподнялся на локтях, стараясь выровнять дыхание. Ласково погладил ее по влажному лицу и волосам. Алиса подумала, что никогда не видела его таким красивым. Прическа его была в диком беспорядке, а лицо покрыто крупными каплями пота. Она потрогала испарину над бровью, и он игриво поймал губами ее палец.
– Прости меня, любимая!
Она слегка поморщилась от боли, когда он, соскользнув с нее, перекатился на спину. Повернувшись лицом к нему, Алиса впервые увидела его тело спереди и громко ахнула:
– Господи, у тебя кровь! – воскликнула она в тревоге. Не успел Морган объяснить, а Алиса уже выпрыгнула из постели. Быстро вернулась с чистой простыней и тазом воды. Кротко и непринужденно омыла его, смущаясь при исполнении столь интимного акта. Пока она священнодействовала над ним, он пристально наблюдал за ее милым лицом и начал чувствовать, что у него снова крепнет желание.
Когда она отполоскала простыню начисто, он сел, отобрал у нее простыню и усадил на постель.
– Я сожалею, что взял тебя столь грубо, – сказал он. – И эта кровь не моя, а твоей девственности, дорогая.
Проговорив это, Морган провел мокрой простыней ей между бедер и вытер кровь. И она почувствовала, как приятно прикосновение прохладной простыни к саднящей коже. Взяв у него простыню, положила ее в таз, а таз поставила на прикроватный столик.
Потом она ловко взбила для Моргана три подушки у изголовья. Устроив его поудобней, сама уютно улеглась, прильнув к его нагому телу и положив голову ему на плечо.
– Обними меня, – сказала она просто, и он обнял.
Приладившись получше ногою к ее ноге, Морган натянул одеяло. И удивительно естественным показалось ему их объятие. Он нежно поцеловал ее в висок, а она бездумно провела рукой по его груди, накручивая завитки его волос на пальцы.
– Было очень… интересно, – тихо сказала Алиса.
– Интересно! – возопил Морган, не в восторге от подобного отзыва о происшедшем. – Мужчина, моя дорогая, не испытывает большой признательности к возлюбленной, если она находит, что с ним всего лишь интересно.
Возлюбленной! Это прозвучало так восхитительно грешно, что Алиса улыбнулась и сказала:
– Я вместо этого должна воспеть хвалу вам, ваша светлость?
– О, озорница, – и он беззаботно улыбнулся. – По-моему, мы познакомились настолько хорошо, что ты могла бы обращаться ко мне по имени.
Согласна?
– Конечно, Морган. – Она покраснела. – Так странно – эта близость между мужчинами и женщинами.
– Тебе понравилась наша близость? Алиса поразмышляла над вопросом.
– Да, – и она спрятал лицо у него на груди. – Особенно в начале. Это всегда так… будто вот-вот разверзнется земля?
– Только если очень повезло, – ответил он и попытался припомнить, было ли у него когда-нибудь такое полное удовлетворение после соития с женщиной. – Мне очень жаль, что был так груб. Тебе все еще больно?
– Немного, – солгала она, на самом деле вовсе не обеспокоенная болью. Алисе все это представлялось дивным, и она ничуть не сожалела, до сих пор по крайней мере.
Морган приподнял ей голову, чтобы посмотреть прямо в глаза.
– В следующий раз будет лучше, дорогая, обещаю, – произнес он и погладил ее по волосам. – Ни девственности, ни боли, лишь необузданное, неистовое наслаждение. Тебя прельщает такое?
– М-м-м-м, – проворковала она, и перед ее внутренним взором пронеслись эротичные картины. – Но боюсь, что следующего раза и не будет, Морган. Мне надо возвращаться на свое место. Скоро рассветет, и Мейвис захочет узнать, что со мной.
Осознав, что близка заря, Морган резко сел. Понял, что чарующей ночи пришел конец, и на смену удовлетворению пришло уныние. Он говорил ей, что у них всего одна ночь, и теперь глубоко сожалел об этих словах. Он желал бы быть с нею дольше, намного дольше. Но подходить к этому надо осторожно.
– Ты действительно решила уехать в Корнуолл, Алиса? Я ничего не могу сделать, чтобы убедить тебя остаться?
Подумав, что он подшучивает над ней, Алиса слабо усмехнулась.
– Как же я могу остаться, если здесь для меня нет никакого места? Или ты знаешь какое-то?
– Возможно.
– Ты говоришь загадками, – произнесла она, холодно взглянув на него.
Морган оказался в трудном положении. Он понимал, что несмотря на проявленную ночью необузданную несдержанность, Алиса – не безнравственная женщина. И она горда, очень горда. И он не может рисковать: если он ее обидит, то потеряет. Еще не время. Пока он намерен сохранить ее.
– Тебе не надо искать работу, Алиса. Я счел бы честью для себя заботу о тебе. Если позволишь, – проговорил Морган самым приветливым тоном.
– А не староват ли ты для роли моей гувернантки? – спросила она.
Он улыбнулся и ответил:
– Под покровительством моего имени, Алиса, ты никогда и ни в чем не будешь нуждаться. Даю слово.
«Его имени! – у Алисы сердце будто перевернулось. – Он серьезен, не шутит. Он желает меня, и не на одну только ночь!» Пульс участился от одной лишь мысли, что она будет с ним, будет принадлежать ему.
– Ты уверен, что хочешь именно этого? – спросила она дрогнувшим голосом. – Хотя мне и двадцать четыре, у меня очень небольшой житейский опыт.
Морган засмеялся с облегчением, радуясь, что она не отказала ему сразу. Он искоса взглянул на нее с вожделением:
– Я научу тебя, любимая, всему, что надо.
– Нет, ты уверен? – переспросила она снова, все еще не веря в такую возможность.
– Уверен, как никогда. Нам вместе будет очень хорошо, и мне, и тебе. Скажи «да».
– Ну ладно – да, – согласилась она еле слышно.
И Морган, вне себя от радости, крепко обнял ее. Заметив первые лучи солнца, закравшиеся в окно, понял, что утро стремительно приближается и Алисе пора уходить.
– Давай, Алиса, – проговорил Морган, пытаясь глазами найти ее ночную сорочку, – возвращайся в свою постель, пока все не проснулись.
Алиса резко обернулась к окну и, увидев явные признаки утренней зари, заторопилась. Она быстро надела рубашку и задержалась только у двери, с удивлением обратив внимание на то, как странно они выглядят, – голый Морган во всей блистательности мужской наготы, и она, одетая.
– О наших планах на будущее поговорим после завтрака, – заверил он ее и, крепко чмокнув, ласково вытолкал Алису за дверь.
Оставшись один, он с удовольствием потянулся и бесшумно побрел к кровати, преисполненный намерения урвать немного весьма необходимого сна до наступления того, что именуют днем. Впервые за многие годы Морган ощущал покой и лад в своей душе. Какой дивный поворот судьбы! Очаровательная Алиса Каррингтон только что согласилась стать его любовницей!
Беззвучно пройдя по холлу, Алиса почувствовала, что у нее побаливает между ног, и покраснела, вспомнив причину. Однако это никак не могло испортить наступающего, такого замечательного, дня. Впервые за многие годы Алиса ликовала всем сердцем. Она только что согласилась стать женою Моргана.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сетях любви - Бэссо Адриенна



Хороший роман.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаАнна
10.02.2012, 22.18





замечательное произведение. перечитала несколько раз. оптимальное сочетание романтики и эротизма. но почему у автора всего два романа?
В сетях любви - Бэссо Адриеннаольга
27.08.2012, 13.01





Чудовий роман...один з небагатьох,який можна читати до кінця)
В сетях любви - Бэссо АдриеннаЕліза
24.01.2013, 0.24





Занимательно,хотя как-то не верится в быстрое превращение героя из негодяя в верного мужа.
В сетях любви - Бэссо Адриеннанадежда
6.11.2013, 20.33





Отвратительный Главный герой роман не понравился совершенно
В сетях любви - Бэссо АдриеннаOlga
24.05.2014, 17.42





Замечательный роман, гл. герои интересные личности, мне все понравилось.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаТаня Д
25.07.2014, 13.09





Супер.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаАда
23.01.2015, 15.38





класный роман. 10 балов.
В сетях любви - Бэссо Адриеннататьяна
18.04.2015, 20.25





Мне понравилась гг-я, хотя в свои 24 года могла бы быть более догадлива, когда ей предложили покровительство. 8б.
В сетях любви - Бэссо АдриеннаОльга
1.03.2016, 15.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100